Реферат на тему: Понятие и виды стадий совершения преступления

0
7

Тема: Понятие и виды стадий совершения преступления

Содержание

  1. Понятие и виды стадий совершения преступления. Умысел в уголовно-правовом аспекте.

Общее описание стадий.

  1. Неоконченное преступление.
  2. Приготовление к преступлению.
  3. Покушение на преступление и его виды.
  4. Оконченное преступление.
  5. Понятие и виды стадий совершения преступления. Умысел в уголовно-правовом аспекте. Общее описание стадий.

Статья 3 ныне действующего Уголовного кодекса РК говорит, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного в Кодексе.

Пункт 1 статьи 9 кодекса преступлением признает виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное кодексом под угрозой наказания.

Преступление как разновидность поведения человека содержит все признаки такого поведения. Оно протяженно во времени и пространстве, обладает всеми психофизиологическими и психическими признаками поведения личности. Физическому действию либо воздержанию от него (бездействию) предшествует психологический процесс, связанный с мотивацией, установлением цели и принятием решения. Он побуждает лицо к физическому действию (бездействию), выступает причиной деяния. Принятие решения – совершать или не совершать определенное деяние – является конечным итогом механизма мотивации и установления цели.

Антиобщественные потребности, интересы и направленность личности определяют низменную, в том числе криминогенную, то есть побуждающую субъекта к преступлению, мотивацию. Преступное поведение следует отличать от непреступного не по структуре его установления, а по его содержанию. Мотивы, цели, принятие решения направлены на совершение общественно-опасного деяния. Они формируют вину – умысел либо неосторожность.

В умышленных преступлениях формирование намерения совершить преступление именуется формированием умысла. В преступлениях, совершенных по неосторожности, намерение совершить преступление отсутствует.

Если обратиться к истории, то признание замышления преступления преступлением применялось на практике очень часто и в древности, и в средние века. Так в Уложении о наказаниях 1845 года ст. 241 устанавливала уголовную ответственность за замышление преступления.

Современная наука уголовного права отвергла такой принцип и установила, что сформирование умысла, как не объективированный вовне психологический процесс, не может быть предметом уголовно-правовых отношений.

Общепризнанный принцип уголовного права гласит: «cogitationis poenam nemo patitur» («мысли ненаказуемы»). Безнаказанность формирование умысла проистекает из конституционного установления свободы мыслей и убеждений.

Равно как и обнаружение умысла вовне не имеет практического значения (в словах, письменно, конклюдентными действиями). Обнаружение умысла не общественно опасно потому, что от него до практического действия – слишком большая дистанция. Если лицо высказало кому-то намерение совершить преступление, то это не значит, что оно его совершит. Часто обнаружение умысла мешает исполнению преступления, так как намерение становится достоянием третьих лиц.

Главное состоит в том, что умысел это не есть еще действие, выраженное вовне, а ведь только с внешне объективированными поступками борется уголовное право. Поэтому отечественная правовая уголовная школа пошла дальше в своем развитии, отказавшись от утверждения о том, что обнаружение умысла является первой стадией совершения преступления, бытовавшим в 50-х годах. Поэтому неприемлемо уголовно-правовое преследование обнаружения умысла.

Угроза же представляет общественную опасность и преследуется по закону. Угроза опасна психическим травмированием потерпевшего и поэтому в ряде случаев  уголовно наказуема (угроза убийством, телесным повреждением, уничтожением имущества и др.). Для состава угрозы совсем не требуется действительного умысла убить или учинить другое насилие против потерпевшего. Его цель – добиться нужного для угрожающего лица поведения потерпевшего под влиянием психического насилия. В данном случае принимается во внимание не то, какие намерения имел угрожавший, а в какие объективированные условия был поставлен потерпевший.

Обнаружение умысла в равной мере нельзя отождествлять со «словесными» преступлениями типа «призывов», «пропаганды», клеветы, оскорбления и т.п. Каждое из преступлений посягает на свой объект – мир и безопасность человечества (глава4 УК), конституционный строй (глава5 УК), и т.д. Если  обнаружение умысла никакого ущерба не причиняет правоохраняемым интересам, то приведенные преступления такой ущерб причиняют.

Криминализация «словесных» преступлений и преследование за них являются очень значимыми факторами, так как несут в себе потенциальную возможность ущемления конституционных прав и свобод, а с частности свободу слова.  Выражение вовне своих мыслей и убеждений носит объективный характер, а поэтому имеет смысл включать его в уголовно-правовые рамки. Печально известная норма о контрреволюционной, а позже антисоветской агитации и пропаганде весьма часто использовалась в период сталинских репрессий, в 70-е и даже 80-е годы.

Изложенное выше позволяет сделать некоторый промежуточный итог.

Сформирование умысла на совершение преступления находится вне пределов уголовно-правовых отношений;

обнаружение умысла не есть стадия совершения преступления, ибо не создает каких-либо благоприятных условий для достижения преступного результата;

обнаружение умысла нельзя смешивать с угрозой совершения преступлений, призывами и иными «словесными» преступлениями, предусмотренными в уголовном законе.

При анализе проблемы стадий совершения преступления необходимо обратить внимание на то, что Уголовный кодекс РК объявляет преступным и наказуемым не только уже совершенное преступление, но и общественно опасные действия, не доведенные до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.

Статьи 24-25 УК РК дают основания выделять три стадии совершения преступления:

  • приготовление к преступлению,
  • покушение на преступление,
  • оконченное преступление.

Под стадиями преступления следует понимать этапы, которые проходит преступление в своем развитии от начала (подготовительных действий) до конца (наступление общественно опасных последствий). Они отличаются друг от друга по характеру и содержанию виновных действий, а также по степени завершенности криминального деяния. Можно сказать иначе, стадии эти различаются между собой по объективному признаку — моменту прекращения преступной деятельности.

Науке уголовного права известны и другие позиции относительно наименования и количества стадий преступления. Отдельные правоведы признавали стадиями преступления исполнение состава преступления и наступление преступных последствий. Но такая точка зрения подверглась жесткой критике. По существу, «исполнение преступления» есть ничто иное как покушение, частичное выполнение объективной стороны. Наступление последствий не составляют признака состава преступления, а потому оно не может признаваться стадией.

Уголовно-правовое значение имеют лишь стадии умышленного преступления. Конечно, неосторожные преступления также имеют протяженность во времени. Однако ввиду того, что неосторожные поступки до наступления последствий в уголовно-правовом отношении нейтральны, о стадиях их совершения говорить не приходится.

Первой стадией совершения преступления являются приготовительные действия, которые создают условия совершения преступления. Это приобретение орудий и средств преступления, создание группы, разработка плана, изучение обстановки последующего совершения преступления, слежка за потерпевшим и другие действия. Чем тяжелее и сложнее преступления, тем основательнее, как правило, приготовительные к нему действия.

Создав необходимые условия, субъект переходит ко второй стадии совершения преступления — к исполнению состава преступления. Он приступает к тем действиям (бездействиям), которые входят в объективную сторону соответствующих составов преступлений. Они указаны в диспозициях соответствующих норм Уголовного кодекса. Так, субъект скупает и перепродает товары при спекуляции, изымает имущество при хищении, наносит телесные повреждения при убийстве. Именно эти действия составляют причину преступных последствий, они порождают их с неизбежностью в силу их социально правовой сущности. Эта стадия исполнения состава преступления является решающей для достижения преступного результата, достижения цели мотивированной и умышленной преступной деятельности. 

  1. Неоконченное преступление.

Первые две стадии (приготовление и покушение) составляют так называемое неоконченное преступление; их называют еще предварительной преступной деятельностью. Приготовление и покушение совершаются до окончания преступления и для его осуществления. Выделять данные стадии необходимо для правильной правовой оценки совершенного преступления, его квалификации, а также для индивидуализации уголовной ответственности.

Существуют два вида неоконченных преступлений — прерванное по независящих от лица обстоятельствам и  добровольно не оконченное (оставленное). Приготовление к преступлению и покушение на преступление суть разновидности прерванных по не зависящим от лица обстоятельствам преступлений. От них отличается добровольно не оконченное преступление, в котором общественно опасные последствия не наступили по зависящим от лица обстоятельствам, а именно в силу его добровольного отказа от завершения преступления. При этом мотивы незавершенного преступления могут быть самыми различными, лишь бы отказ был действительно добровольным.

Необязательно, чтобы любое умышленное преступление проходило все указанные этапы. Нередко умысел лица реализуется непосредственно совершением конкретного оконченного преступления, минуя предварительную преступную деятельность.

О приготовлении и покушении можно вести речь лишь применительно к целенаправленной преступной деятельности. Эти стадии возможны только в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом. Что же касается криминальных деяний, совершаемых с косвенным умыслом, то в них стадии приготовления и покушения невозможны. Не желая наступления общественно опасных последствий, виновный, естественно не может ни готовиться  к преступлению, ни покушаться на него. В данном случае общественно опасные последствия  преступления не составляют цели его криминальной деятельности.

Уголовный кодекс РК в ст. 25 определяет понятие оконченного преступления. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного конкретной нормой Особенной части Уголовного кодекса.

Важно отметить, что при этом момент юридической законченности криминального деяния может не совпадать с представлением самого субъекта о завершении преступления.

Наиболее существенным признаком, отличающим оконченное преступление от иных стадий, является полная реализация объективной и субъективной стороны, предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния. Объект же и субъект деяния одинаковы как для оконченного, так и неоконченного преступления.

Момент окончания преступления зависит от того, как в конкретной норме особенной части УК сконструирован данный состав преступления.

В т.н. материальных составах, при которых необходимо наступление конкретного преступного последствия, оно должно наступить фактически, чтобы преступление было признанным оконченным.

В т.н. формальных составах, при которых достаточно совершить деяния, указанные в диспозиции закона и необязательно наличие последствия как необходимого признака, преступление считается оконченным с момента совершения предусмотренного в данной норме действия или с момента бездействия.

Различная конструкция составов преступлений  в УК предопределяет и различия в моменте окончания того или иного криминального деяния. В случаях, когда для оконченного состава требуется фактическое наступление последствия, его отсутствие означает, что речь может идти только о неоконченном преступлении.

Стадии возможны практически во всех умышленных преступлениях с материальным составом.

Приготовление и покушение невозможны, когда закон связывает уголовную ответственность только с наступлением определенных последствий, указанных в диспозиции Особенной части УК.

Следует отметить, что как правило, приготовление и покушение исключены в совершаемых путем бездействия преступлениях с формальным составом, а покушение — также в формальных составах, выполняемых путем действия, в которых уже первый акт деятельности представляет собой оконченное преступление (например, разбой         – ст.179).
3. Приготовление к преступлению.

Часть 1 ст. 24 УК РК определяет приготовление к преступлению как, «приискание, изготовление или приспособление средств или орудий преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от воли лица обстоятельствам». С точки зрения анализа юридической нормы это определение специфично — оно начинается с конкретизации приготовительных действий в виде приискания, изготовления или приспособления средств или орудий совершения преступления. Следовательно, любые приготовительные действия — это всегда умышленное создание условий для совершения преступления.

В уголовно-правовой доктрине относительно содержания приготовления к преступлению существовало множество точек зрения. Оно то признавалось «отдаленным покушением», то включалось в обнаружение умысла. В частности, в дореволюционном уголовном праве ( ст.7 Уложения 1845 г.) приготовлением признавалось лишь приискание и приспособление средств для совершения преступления. Остальные виды приготовительных действий, не связанные с орудиями и средствами совершения преступления, относились к обнаружению умысла. В этом есть рациональное зерно. Ведь покушение, независимо от степени его отдаленности от преступления, отличается от самого близкого к совершению преступления подготовительного действия тем, что все приготовительные действия совершаются до начала исполнения состава преступления, его объективной стороны. Они лишь предваряют, создают условия для совершения преступления. Что касается обнаружения умысла, то, как уже отмечалось, оно стадией преступления не является.

Практический аспект приготовления к преступлению сводится к следующему:

объем криминализации приготовления к преступлению;

пределы наказуемости приготовления;

отличие его от покушения.

Основные начала уголовного Казахстана и союзных республик вообще отказались от терминов «приготовление к преступлению» и «покушение на преступление»; в них говорилось о «начатом преступлении». Такое обобщение привело к тому, что на практике законодатели союзных республик толковали это понятие по-разному: одни как покушение, а другие как приготовление и покушение.

В большинстве зарубежных уголовных кодексов приготовление к преступлению не криминализируется. Но следует учитывать объем криминализации приготовлений как оконченных преступлений. Если заговор, сговор, приобретение яда, подстрекательство к любому преступлению объявляются оконченными преступлениями, тогда ненаказуемость приготовления оказывается декларативной. Более того, она означает усиление репрессии за неоконченное деяние, ибо не позволяет от него добровольно отказаться.

Наказание приготовления к преступлению в мировой законодательной практике осуществляется по двум вариантам: в пределах санкции за оконченное преступление, приготовление к которому осуществлялось, или по правилам обязательного снижения наказания. Казахстанские законодатели избрали второй путь.

Современная наука казахстанского уголовного права устанавливает, что приготовление к преступлению совершается исключительно с прямым умыслом. С такой формой вины кореллирует обязательный объективный признак приготовления — прерванность до начала исполнения состава по независящим от лица обстоятельствам. Именно желая наступления общественно  опасных последствий, субъект создает все необходимые условия, и только непредвиденные обстоятельства срывают его планы.

В отличие от обнаружения умысла на совершение преступления, когда лицо еще не выполняет каких-либо общественно опасных действий, приготовление характеризуется определенными конкретными действиями, создающими условия для совершения преступления (например, когда лицо изготовляет станок для производства фальшивых денежных купюр).

Приготовительные действия весьма разнообразны. С объективной стороны они возможны в следующих формах:

приискание средств или орудий совершения преступления;

изготовление средств или орудий совершения преступления;

приспособление средств или орудий совершения преступления;

приискание соучастников преступления;

сговор на совершение преступления;

иное умышленное создание условий для совершения преступления.

Каждый из этих объективных признаков имеет самостоятельное значение. В деянии иногда можно выделить два или более этих признаков.

Под приисканием законодателем понимается любой способ добычи средств или орудий преступления: поиск, покупка, заказ изготовления, обмен, получение на время, похищение и другие способы. Например,  покупка топора для совершения убийства, поиск транспортных средств для перевозки намеченного к  похищению имущества, похищение взрывчатых веществ для совершения террористического акта и прочее. Любопытно заметить, что способ приискания может быть любой, законный или незаконный, главное чтобы цель была преступной. К приисканию относится также находка и присвоение какого-либо предмета в преступных целях. Приисканием также является и подготовка к такому использованию вещей, находящихся в собственности преступника.

Необходимо отметить, что ни один из вышеуказанных способов не должен признаваться приготовлением, если не доказано, что замысел на их использование в конкретно-определенных преступных целях возник до указанных действий  (например, если субъект приобрел охотничий нож, послуживший впоследствии орудием совершения преступления,  то, чтобы квалифицировать приобретение ножа субъектом как приискание средств для совершения преступления, следствию предстоит доказать, что замысел на совершение преступление при помощи охотничьего ножа у данного субъекта появился до приобретения этого ножа).

На практике возникают определенные сложности в понимании средств и орудий преступления.

Законодатель под средствами подразумевает предметы материального мира, применяемые для совершения задуманного преступления, а также приспособления, облегчающие его реализацию (транспортные средства, чтобы скрыться от преследования, снотворное, чтобы усыпить жертву, поддельные документы, чтобы совершить хищение).

Под орудиями понимаются любые предметы, которыми исполняется задуманное преступление и с помощью которых непосредственно причиняются общественно опасные последствия ( огнестрельное и холодное оружие, взрывчатые вещества, взрывные устройства, простые бытовые предметы).

Отличие средств от орудий заключается в том, что орудие используется в процессе непосредственного осуществления преступления, тогда как средство — на стадии создания условий для совершения преступления с тем, чтобы облегчить его реализацию.

Некоторые правоведы отождествляют средства и орудия совершения преступления. В конкретной ситуации одна и та же вещь может быть либо орудием, либо средством совершения преступления. Например, субъект использовало лом в качестве средства, чтобы открыть гараж. Открыв гараж, субъект обнаружил в  нем его хозяина и убил его ломом, использовав его как орудие преступления.

Под изготовлением  понимается технологический процесс создания средств и орудий преступления. Причем, изготовление может производиться как промышленным, так и кустарным способом (поддельные документы, оружие и др.). В отличие от приспособления, в данном случае указанные средства и орудия создаются заново. Разумеется, замысел виновного на их использование в конкретных преступных целях должен возникнуть заранее — только в этом случае изготовление средств и орудий можно рассматривать в качестве стадии преступления.

К приспособлению относятся разнообразные действия, связанные с обработкой средств и орудий, в результате которой они становятся пригодными для реализации задуманного преступления. Например, обработка ключа с целью проникнуть в квартиру, затачивание металлической пластины под нож, приспособление газового оружия для стрельбы боевыми патронами и др.

Приискание, изготовление и приспособление средств и орудий для исполнения преступлений могут фигурировать одновременно.

Под приисканием участников понимается вербовка исполнителей и пособников  для последующего криминального деяния. Лицо непосредственно подбирает соучастников для совершения преступления. В данном случае имеет смысл говорить о том, что преступление по тем или иным причинам не было доведено до конца, прерываясь на стадии разработки условий для совершения. При этом способами приискания могут быть уговор, угрозы, обещания совместного обогащения, шантаж и др. Лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления, несет уголовную ответственность за приготовление (неудавшееся подстрекательство).

Под сговором законодатель понимает организация группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении конкретного преступления. Сговор является как бы логическим продолжением предыдущей формы — приискания участников. Они образуют, скорее всего, два этапа одной и той же формы.  Сговор уголовно наказуем, и если преступление по тем или иным причинам не было доведено до конца, то содеянное расценивается как приготовление к соответствующему преступлению.

Более того, многие разновидности приготовительных действий могут образовывать самостоятельный и оконченный состав преступления. (например, ст. 237 – создание устойчивой вооруженной группы (банды), разработка плана преступных действий и др.).

Под иным умышленным созданием условий понимаются все остальные действия, которые не охватываются вышеописанными действиями, но которые тоже делают это преступление реально возможным. Например, установление времени прихода намеченной жертвы домой, обычного маршрута его движения и др. Установить полный перечень этих форм просто  не представляется возможным.

Специфической разновидностью приготовления к преступлению является направление преступника к месту совершения преступления при доказанности цели совершения преступления.

Уголовные кодексы союзных республик (в том числе Каз.ССР) исходили из принципа наказуемости приготовительных действий к любому преступлению. В судебной практике случаи осуждения за приготовление к преступлению встречались редко, что вполне объяснимо отдаленностью приготовительных  действий от окончания преступного посягательства и в связи с этим незначительной степенью их общественной опасности. Кроме того, на практике приготовление обычно трудно доказать, так как совершение приготовительных действий  само по себе не всегда еще свидетельствует о преступном намерении лица, их совершившего. В связи с этим законодатель вполне обосновано отказался от общей наказуемости приготовления к преступлению. По УК РК уголовная ответственность за приготовление к преступлению ограничена кругом тяжких или особо тяжких преступлений (ч.2 ст. 24 УК РК).

Важно отметить, что отнесение готовящегося преступления к тяжкому или особо тяжкому еще не предрешает вопроса об уголовной ответственности за приготовление к преступлению. Так как объективно приготовление и к этим преступлениям вполне может подпадать под ч. 2 ст. 9 УК РК, устанавливающую, что не  является   преступлением  действие  или бездействие,   хотя  формально и содержащее признаки какого-либо деяния,  предусмотренного Особенной частью  настоящего Кодекса,  но в  силу малозначительности  не представляющее  общественной опасности, то есть  не причинившее вреда и  не создавшее  угрозы причинения вреда личности, обществу или государству. Такая малозначительность применительно к приготовлению к преступлению может выразиться либо в малозначительности самих приготовительных действий, либо их значительной отдаленности во времени от последующего покушения на преступление или доведения преступления до конца. Например, жена  покупает утюг, в будущем когда-нибудь предполагая что он ей может понадобиться не только по назначению, но и как орудие для убийства нерадивого мужа-пьяницы. Формально эти действия вполне могут быть отнесены к разновидности умышленного создания условий для совершения убийства в виде приобретения орудия совершения преступления. Однако трудности исполнения такого намерения и отдаленность этих действий от непосредственного исполнения задуманного преступления, отсутствие непосредственной опасности для потерпевшего дает основание рассматривать эти действия как малозначительные, не представляющие общественной опасности. Существуют трудности доказывания криминализационности этого действия ( т.к. приобретение утюга еще не свидетельствует об умысле лица на убийство).

Состав приготовления к преступлению имеет самостоятельную уголовно-правовую оценку и особенности по сравнению как с составом оконченного преступления, так и с составом покушения на преступление. Эта специфика относится к объективным признакам и субъективной стороне приготовительных действий.

при приготовлении к преступлению отсутствует непосредственное воздействие на объект задуманного преступления. Например, вор приобрел отмычки для того, чтобы совершать кражи из квартир. Объектом будущей кражи является собственность, однако приобретение орудия преступления еще не означает непосредственного воздействия на такой охраняемый уголовным законом объект, как собственность.

любые приготовительные к преступлению действия образуют объективную сторону приготовления к преступлению, однако они не входят в объективную сторону готовящегося преступления. Например, лицо в целях совершения грабежей приобретает огнестрельное оружие. Объективную сторону грабежа будет составлять насильственное лишение собственности другого человека. Приобретение огнестрельного оружия не образует объективной стороны грабежа. Таким образом, состав приготовления к преступлению характеризуется собственной  самостоятельной объективной стороной.

С объективной стороны приготовление к преступлению характеризуется также тем, что оно может быть совершено только путем действия. Т.к. Уголовный кодекс перечисляет лишь активные формы данной стадии совершения преступления. (ч. 1 ст. 24 УК РК). Ни одна из этих форм преступного поведения не может быть осуществлена путем бездействия.

Специфика объективной стороны состоит в том, что преступление при этом не было доведено до конца по независящим от лица обстоятельствам. В этом случае нужно обратить внимание на 2 момента:

приготовительные действия не должны образовывать самостоятельное оконченное преступление ;

необходимо, чтобы преступная деятельность  лица по подготовке задуманного лицом преступления не была доведена до конца именно по независящим от лица обстоятельствам. То есть преступная деятельность была прервана не по воле виновного.

С субъективной стороны приготовление к преступлению, как уже отмечалось, характеризуется умышленной виной, причем в виде прямого умысла.

Приготовление к преступлению квалифицируется по статьям Особенной части УК, предусматривающим ответственность за готовящееся преступление, и ст. 24 УК РК. В случаях, если приготовительные действия образуют самостоятельный состав преступления, требуется их дополнительная квалификация по ст. Особенной части, предусматривающей ответственность за это преступление ( например, в случае хищения оружия, боеприпасов для совершения убийства уголовная ответственность будет наступать за кражу (ст. 175 УК РК

) с присовокуплением срока за приготовление к убийству).

При назначении наказания за приготовление к преступлению суд исходит из общих начал назначения наказания и учитывает особенности назначения наказания за неоконченное преступление. При этом учитываются обстоятельства, в вису которых преступление не было доведено до конца.

С учетом того, что приготовление является первым этапом к совершению преступления и считается менее опасным действием по отношению к покушению на преступление, закон предусматривает и более мягкое наказание по сравнению с наказанием за покушение на преступление или оконченное преступление.

Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части за оконченное преступление.

При этом, как уже отмечалось, уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому или особо тяжкому преступлению.

Подведем некоторый итог:

приготовление к преступлению — это умышленное создание условия для совершения умышленного преступления, но не доведенного до конца по не зависящим от лица обстоятельствам;

приготовление к преступлению квалифицируется по статье Особенной части, предусматривающей ответственность за то, преступление, к которому готовился виновный;

если в процессе совершения приготовительных действий субъект выполнит состав другого (а не того, к которому готовился) преступления, он отвечает и за это оконченное преступление, и за приготовление к соответствующему преступлению;

наказание за приготовление к преступлению обязательно снижается.

В значительном числе случаев приготовительные к преступлению действия выявляются  правоприменительными органами и пресекаются на этом этапе.

В иных ситуациях лицо убеждается в нереальности, в невозможности перейти непосредственно к совершению преступления (например, при отказе соучастников, при непригодности средств или орудий совершения преступления). В этом случае действия субъекта рассматриваются как приготовление к преступлению.

Список литературы,

использованной при написании работы:

Наумов А.В. «Введение в уголовное право».

«Государство и право»    1993 г. №11

Уголовный кодекс рк

«Комментарий к Уголовному кодексу РК

«Российское уголовное право» Общая часть  под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова, издательство «СПАРК», Москва 1997

1$, 5$, 10$ ... Тәуелсіз KzNews жобасына қолдау көрсету