«Неизвестно точно как был убит Туркменбаши»: Вот так окончательно завершился транзит власти в Туркменистане

0
155

В конце декабря 2006 в года, около 3 часов ночи в моей лондонской квартире раздался звонок на городской телефон. Я тогда работал нефтетрейдером и мой мобильный Blackberry автоматически отключался на ночь, чтобы не беспокоили звонки со всех частей света.

Звонил Володя С., вице-президент Moscow Narodnyi Bank, дочернего банка Внешэкономбанка, муж Ирины Ниязовой.

— У Иры умер папа, мы срочно вылетаем в Ашхабад, пусть Руана сообщит учительнице, что Катя пропустит школу до Рождественских каникул. «Моя дочь их дочь учились в одном классе на севере Лондона. По работе я часто летал в Туркмению  и дружил с Мурадом Ниязовым, сыном Туркменбаши, который и познакомил нас с  семьей сестры, когда они перебрались в Лондон из Москвы. Я же давал рекомендацию в школу для их дочери Кати.

Нужно сказать, что в тот год у Володи с Ирой родился сын, которого решили назвать Сердаром в честь деда. Деду не терпелось увидеть внука и он просил приехать пораньше в Ашгабад, но Ирина настояла, что прилетят 24 декабря с началом каникул, о чем не раз потом жалела. 21 декабря скоропостижно скончался Сапармурад Ниязов, он же глава всех туркмен Туркменбаши и Великий Сердар — Вождь.

После их возвращения с похорон мы пошли выразить соболезнования нашим друзьям и соседям. Ирина была подавлена горем, но еще больше похоронами и отношению к семье покойного. Лишне напоминать, что Туркменбаши был для туркменов царь и бог, соответственное отношение было к членам его семьи. Приехав на похороны в Ашгабат, члены семьи Туркменбаши сразу почувствовали изменение в их статусе. Их отец, которого считали самым богатым президентом в постсоветском пространстве оказался бессребренником. Ирине передали пакет с личными вещами в которых оказались лишь ношенные рубашки и перстень, который настоятельно рекомендовали  отдать мулле, который отпевал покойного. В резиденцию Фируза, где семья обычно останавливалась их не пустили, так как она была в госсобственности. Весь знаменитый парк автомобилей тоже был государственным как и все остальное. Миллиардные счета в Дойче банке, которые считались личными счетами Туркменбаши,  принадлежали Фонду Развития Туркменистана и Фонду Развития Нефтегазовой отрасли. Ниязов только подписывал их от имени государства.

После возвращения в Лондон  жены Музы Алексеевны Ниязовой  и детей обнаружилось, что дипломатические паспорта аннулированы. Чтобы получить английские паспорта нужно было ждать еще несколько лет, после которых семья начала судебные иски против Туркменистана, но безуспешно. Все деньги либо  конфискованы в пользу страны, либо остались у бизнесменов как турок Ахмед Чалык, которые управляли деньгами Туркменбаши. Один из них, Мурад Агаев, контролировавший монопольно рынок спиртного и сигарет,  успел покинуть страну. Уже новый президент лично позвонит ему и пригласит на должность министра торговли. Тот, поддавшись уговорам,  вернется из Турции, но будет арестован и посажен в тюрьму, вернув все деньги. Также будут посажены практически все министры, с которыми я имел дело по бизнесу. Министр нефти Ильяс Чарыев, у которого еще отец был министром в советское время, так же как и нефтяной вице-премьер, влиятельный Еллы Гурбангулыев будут посажены в тюрьму, откуда обычно не выходил никто. Чтобы не мешались транзиту власти.

Нужно отметить, что Ниязов периодически сажал министров, либо лишал должности и отправлял в отдаленный велаят сажать хлопок. Никто не был от этого застрахован, даже самые близкие соратники. Ближайший из которых был глава его личной охраны и всех спецслужб, всесильный Акмурад Реджепов. Я дружил с его сыном Нурмурадом, консулом Туркменистана в Англии. Получить визу туда сложно и дается она максимум на 3 месяца. Я периодически приглашал консула на ужин в ресторан, обсудить и  решить свои вопросы. Хотя впоследствии друзья из МИДа сделали мне служебный паспорт, который давал право без визы ездить не только в Туркмению, но и Иран и Китай, куда я также часто летал по работе.

Акмурад Реджепов был и охранник и постельничий, самый доверенный человек, который выполнял любые, самые деликатные и  жестокие приказы патрона. Неформально он был вторым человеком в стране, но и до него дошли слухи, что до Нового года его либо снимут, либо отправят в тюрьму, либо скорее то и другое. Тогда он принял решение опередить события и поменять ход истории…

Неизвестно точно как был убит Туркменбаши, от яда или просто задушен подушкой во сне, но личный охранник сделал свое дело. На роль преемника был выбран наименее влиятельный  и безамбициозный вице-премьер Гурбангулы Бердымухамедов, личный стоматолог Туркменбаши, который следил за здоровьем Сердара между визитами лучших немецких врачей. Сам Реджепов становился Председателем Меджлиса, который в случае смерти нового президента автоматически сам становился президентом. Вся власть в Туркмении, включая силовиков была в руках Реджепова, а Бердымухамедов был формальным президентом. Был до очередного саммита глав прикаспийских государств. Дальше рассказываю со слов одного туркменского друга, который до сих пор находится на высокой должности в Ашхабаде…

Приехав на очередной саммит прикаспийских стран в Ашгабат глава большой соседней страны поинтересовался у Бердымухамедова, с кем ему вести дела. Тот ответил, что все решает Реджепов, но его эта ситуация тяготит.

— Хочешь стать реальным хозяином, или нам дальше решать вопросы с Реджеповым? Если хочешь, мне нужно чтобы аэропорт Ашгабада принял пару военно-транспортых самолетов…

Глубокой ночью два самолета со спецназовцами большой соседней страны приземлились и вошли в город. В течении пары часов были арестованы Акмурад Реджепов, и все министры,  кто его поддерживал. Был также арестован его сын Нурмурад, который уже работал в МИДе. Вот так окончательно  завершился транзит власти в Туркменистане, которая благодаря духовитому начальнику охраны Туркменбаши Акмураду Реджепову, возвела на престол выпускника мединститута из простой семьи, который в самых смелых мечтах и не думал, что станет новым Аркадагом всех туркмен…

Серікжан Есенғосұлы