Значение и цели возбуждения уголовного дела

0
4

Содержание

Введение……………………………………………………………………………………………. 3

ГЛАВА 1. Значение и цели возбуждения уголовного дела………………….. 5

1.1 Понятие, значение и цели стадии возбуждения уголовного дела……. 5

1.2 . Органы и лица, имеющие право возбуждать уголовное дело……….. 8

ГЛАВА 2.  Основания и процессуальный порядок возбуждения уголовного дела…………………………………………………………………………………………………. 12

2.1 Поводы и основания к возбуждению уголовного дела………………… 12

2.2 Поводы и обстоятельства, исключающие возбуждение

уголовного дела…………………………………………………………………………….. 18

2.3 Процессуальный порядок возбуждения или отказа возбуждении уголовного дела…………………………………………………………………………….. 27

2.4  Действия органа уголовного преследования после возбуждения уголовного дела…………………………………………………………………………….. 30

Заключение………………………………………………………………………………………. 33

Список использованной литературы…………………………………………………… 34

Введение

Уголовно-процессуальный закон не содержит специаль­ной нормы, определяющей сущность возбуждения уголовного дела, но вместе с тем процедуре реализации этой стадии отво­дит самостоятельную главу 23 «Возбуждение уголовного дела», которая является составной частью раздела 6 «Досудебное про­изводство по уголовному делу». Данное обстоятельство важно по следующим соображениям.

– с регламентации досудебного производства начинается Особенная часть УПК, которая иначе называется инструмен­тальной частью (или операциональной)[1]. То есть законодатель определил значение стадии возбуждения уголовного дела как акта, с которого начинается официальная уголовно-процес-суальная деятельность;

– отнесение возбуждения уголовного дела к досудебному производству ориентируется на качественный состав субъектов данных правоотношений, а последнее позволяет определить сам характер правоотношений исходя из суммы статусов соот­ветствующих фигур, вовлекаемых в уголовный процесс на ана­лизируемой стадии;

– сущность и содержание стадии возбуждения уголовного дела, его правовое осмысление возможны только и исключи­тельно на основе анализа предписаний, регламентирующих са­му процедуру возбуждения уголовного дела, а также из сущно­сти иных норм, в той или иной степени имеющих отношение к данной стадии.

Отсутствие законодательного определения возбуждения уголовного дела значительно осложняет соблюдение требова­ния единообразия в понимании, толковании и применении норм права. Вместе с тем последнее требование вполне выпол­нимо при условии точного соблюдения процедур,, предписы­ваемых в данной части УТЖ.

В соответствии с п. 27 ст. 7 УПК, «производство по де­лу» – совокупность процессуальных действий и решений, осу­ществляемых по конкретному уголовному делу в ходе его воз­буждения, досудебной подготовки, судебного разбирательства и исполнения приговора (постановления) суда. Далее, п. 28 этой же статьи гласит, что «досудебное производство по уго­ловному делу» – производство по уголовному делу с момента возбуждения уголовного дела до направления его в суд для рас­смотрения по существу. Приведенные положения подтвержда­ют ранее высказанную мысль о том, что:

– возбуждение уголовного дела и досудебная подготовка соотносятся между собой как часть и целое;

  • досудебная подготовка не может иметь места без на­чального (отправного) момента в форме возбуждения уголов­ного дел

ГЛАВА 1. Значение и цели возбуждения уголовного дела

1.1 Понятие, значение и цели стадии возбуждения уголовного дела

Факт возбуждения уголов­ного дела неравнозначен уголовному преследованию Как из­вестно, уголовное преследование начинается с момента при­влечения лица к уголовной ответственности, т.е. отстает по времени и по иерархии процессуальных решений от возбужде­ния уголовного дела. Очевидно, что функция уголовного пре­следования находится в процессуальной связи с возбуждением уголовного дела в том смысле, что без последнего данная функция не может быть реализована. Главное отличие возбуж­дения уголовного дела от уголовного преследования заключа­ется в том, что последнее всегда направлено против конкретно­го лица, причастность которого к совершению преступления доказана в процессе досудебной деятельности уполномоченных органов, и это лицо обладает всеми признаками субъекта права в пределах corpus delicti, т.е. в материально-правовом смысле, в противном случае преследовать в уголовном порядке просто некого. Иное дело стадия возбуждения уголовного дела, когда решение может приниматься в условиях полного отсутствия каких-либо сведений о лице, возможно совершившем преступ­ление. Более того, результаты действий уполномоченных лиц, совершаемых после возбуждения уголовного дела, могут дать основания для утверждения об отсутствии признаков уголовно­го характера содеянного или, как принято называть подобную ситуацию, об отсутствии состава преступления. Принятие ре­шения о возбуждении уголовного дела в условиях отсутствия данных о лице, совершившем деяние, но при наличии призна­ков, указывающих на возможно уголовный характер деяния, на практике называется «возбуждением уголовного дела по факту»[2] Если лицо, возможно совершившее преступле­ние, устанавливается на стадии возбуждения уголовного дела, то в отношении данного лица принимается решение о возбуж­дении уголовного дела.

Должностные лица, уполномоченные возбуждать уголов­ные дела, с момента принятия данного решения произ­водить любые процессуальные действия, предусмотренные УТЖ для достижения таких целей, как установление обстоя­тельств совершения преступления, лица, его совершившего, оснований для уголовного преследования виновного.

Ранее, давая определение возбуждению уголовного дела, мы назвали эту часть уголовного процесса самостоятельной стадией. Это означает, что на данном этапе возникшие право­отношения обладают такими специфическими признаками, ко­торые обособляют их от иных процессуальных стадий и этапов, во-первых, содержанием целей и задач, во-вторых, характером и структурой процессуальных средств, при помощи которых цели данной стадии достигаются.

Таким образом, значение стадии возбуждения уголовного дела заключается в следующем:

– деяние, вызывающее уголовно-процессуальный интерес, уполномоченным органом (лицом) оценивается с точки зрения наличия признаков, свидетельствующих о его уголовной нака­зуемости;

– принятие решения о возбуждении уголовного дела на­правлено на создание процессуальных условий для быстрого выявления преступления, полного и объективного расследова­ния обстоятельств совершения преступления, доказывания ви­новности лица, совершившего преступление;

– решение о возбуждении уголовного дела, оформленное в соответствии с требованиями У ПК, является отправной про­цессуально-правовой точкой для реализации всех иных право­отношений, возникающих в ходе досудебной деятельности;

– процессуально верно оформленное решение о возбужде­нии уголовного дела уполномоченным органом является специ­фической гарантией законности начала досудебной деятельности.

Цели стадии возбуждения уголовного дела:

– обеспечение своевременного начала расследования пре­ступления;

– определение органа, которому подследственно данное преступление;

– во взаимосвязи со второй целью определение круга уполномоченных органов и иных лиц, вовлекаемых в досудебную деятельность на данной стадии, а также круга их полномочий.[3]

Закон предусматривает обязательное реагирование госу­дарственных органов и должностных лиц для принятия мер к предотвращению или пресечению преступления, а равно к за­креплению следов преступления.

Задачи стадии возбуждения уголовного дела вытекают непосредственно из общих задач уголовного процесса, преду­смотренных в ст. 8 УПК, направленных на своевременное реагирование на совершенное преступление, быстрое и полное его раскрытие, установление виновного лица, для последующего справедливого судебного разбирательства.

Правильное решение задач данной стадии позволит ус­пешно осуществить дальнейшее предварительное расследова­ние. Несвоевременное возбуждение уголовного дела приводит к утрате доказательств, укрытию преступлений, в результате чего невозможно установление истины по уголовному делу -основной цели уголовного процесса.

Вместе с тем, по определению А.П. Рыжакова, у рассмат­риваемой стадии двуединая задача. С одной стороны, реагиро­вание на каждый факт совершения преступления, т.е. немлеменная регистрация любого заявления (сообщения), содержа­щего признаки объективной стороны состава преступлен ля. С другой – ограждение последующих этапов уголовного процес­са, в частности стадии предварительного расследования, от рассмотрения фактов:

а) которых в реальности не было;

б) безусловно не являющихся преступными, т.е. в кото­рых нет хотя бы одного из обязательных признаков объектив­ной стороны состава преступления, в том числе малозначи­тельных (административных, дисциплинарных и иных про­ступков)2. Данное определение не бесспорно.

Данная позиция согласуется с мнением Д. Терентьева, ко­торый, оценивая значение и задачи стадии возбуждения уголов­ного дела, писал: «Что касается степени убежденности в совер­шенном преступлении, то при возбуждении уголовного дела не обязательно исходить из достоверного вывода о совершенном или готовящемся преступлении, как указывается в литературе».

Более глубокое понимание сущности вопроса дано М.С. Строговичем, который писал: «Для возбуждения уголов­ного дела достаточно обоснованного предположения о факте совершенного или подготовляемого преступления. Производ­ство по уголовному делу начинается с более или менее высо­кой степени вероятности того, что совершено преступление» .

Изложенные выше положения дают основания опреде­лить, что решение установленных законом задач в стадии про­цессуальных отношений между лицами, являющимися участ­никами этой стадии возбуждения уголовного дела, достигается путем совершения определенных процессуальных действий, сопровождающихся возникновением и развитием уголовного судопроизводства.

В конце 70-х начале 80-х гг. XX в. споры о сущности возбуждения уголовного дела проходили в основном в двух направлениях:

– возбуждение уголовного дела – это то же. что и уго­ловное преследование (основным противником такой ин­терпретации выступил М.С. Строгович);

– уголовное дело возбуждается только в отношении факта или события преступления, но не в отношении лица.

Современное состояние права в рассматриваемой части представляется достаточно дискуссионным и требующим самостоятельного изучения и выработки конструктивных предложений, направленных на усиление процессуальных гарантий законности и соблюдения прав лиц, чьи интересы ущемляются в результате неправомерных действий тех, кто может быть привлечен к уголовной ответственности только и исключительно в частном либо частно-публичном ппрддке.

 

1.2 . Органы и лица, имеющие право возбуждать уголовное дело

Существенным является вопрос об органах и лицах, наде­ленных правом возбуждать уголовные дела. УГЖ Республики Казахстан устанавливает перечень органов и должностных лиц, наделенных правом начинать уголовный процесс и возбуждать уголовное дело. К ним относятся: дознаватель, орган дознания, начальник следственного отдела, следователь, прокурор (ст 185, 186 УГЖ). Все указанные органы и должностные лица решают вопрос о возбуждении уголовного дела в пределах сво­ей компетенции.

Таким образом, под следователем, наделенным правом осуществлять уголовное преследование, необходимо также по­нимать начальника следственного отдела, который в процессе расследования может пользоваться полномочиями следователя.

Учет этих особенностей важен, так как, если следовать общей логике уголовно-процессуального права, метаморфоза субъектов, наделенных правом возбуждать уголовные дела, в субъектов, осуществляющих уголовное преследование, при­звана обеспечивать целостность восприятия и последующей оценки доказательств по делу.

Как указывает Г.В. Дроздов, в содержание стадии возбу­ждения уголовного дела входят также действия правомочных органов и должностных лиц, как: а) прием ими информации о преступлении, ее надлежащее оформление и регистрация; б) рассмотрение этой информации и, в случае необходимости, проведение проверки для уточнения фактических данных о на­личии преступления; в) принятие в соответствии с законом ре­шения о начале производства по делу, об отказе в возбуждении уголовного дела либо о направлении заявления (сообщения) о преступлении по подследственности или по подсудности. Экстраполятивный подход позволяет утверждать, что названные действия – это своего рода этапы, из которых состоит целост­ная деятельность дознавателя, органа дознания, начальника следственного отдела, следователя, прокурора, реализующих свое право возбуждать уголовное дело[4].

Субъекты отношений, наделенные правом возбуждать уголовные дела, обладают различным статусом (правовым по­ложением, суммой прав и обязательств). Это означает, что раз­личия в их компетенции требуют самостоятельных процессу­альных условий, в которых принимается решение о возбуждении уголовного дела. Иными словами, наличие признаков, сви­детельствующих о совершении преступления, не является ос­нованием для возбуждения уголовного дела любым из этих субъектов, впервые обнаруживших или усмотревших соответ­ствующие основания. Если в компетенцию конкретного органа или уполномоченного лица, имеющего право возбуждать уголов­ные дела, не входит возбуждение уголовных дел вне установлен­ной подследственности, то заявление или сообщение о преступ­лении передается в компетентный орган по подследственности для принятия решения о возбуждении уголовного дела.

Таким образом, право возбуждать уголовные дела и объ­ем компетенции соответствующих уполномоченных органов и лиц совпадают не в полном объеме.

Самыми широкими полномочиями в рассматриваемой стадии наделен прокурор. Из смысла ч. 6, 7 ст. 62, 190, 192 УПК вытекает, что прокурор вправе сам возбудить уголовное дело вне зависимости от его подследственности. Широта пол­номочий прокурора охватывает дела не только публичного, но и частного и частно-публичного обвинения. При этом прокурор вправе возбуждать уголовные дела:

– по любым публичным обвинениям (ст. 62, 190 УПК);

– по частным обвинениям при отсутствии жалобы потер­певшего, если деяние затрагивает интересы лица, находящегося в беспомощном или зависимом состоянии либо по другим при­чинам не способного самостоятельно воспользоваться принад­лежащими ему правами (ст. 33 УПК);

– по частно-публичным обвинениям при отсутствии жа­лобы потерпевшего, если деяние затрагивает интересы лица, находящегося в беспомощном или зависимом состоянии либо по другим причинам не способного самостоятельно воспользо­ваться принадлежащими ему правами, либо затрагивает суще­ственные интересы других лиц, общества или государства (ст. 34 УПК);

– по деяниям против интересов службы в коммерческих и иных организациях (ст. 228-232 УК РК), причинившим вред исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным предприятием, и не причинившим вреда интересам других организаций, а также интересам граж­дан, общества или государства, – по согласию руководителя этой организации или уполномоченного органа (ст. 35 УПК).

В связи с тем, что прокурор принимает лишь фрагментар­ное участие в досудебной деятельности, а возбуждение уголов­ного дела – это средство реализации прокурором возлагаемой на него функции надзора за законностью, право возбуждения уголовного дела в данном случае влечет единственное процес­суальное последствие, заключающееся в передаче возбужден­ного им уголовного дела по подследственности в компетент­ный орган. При этом функция надзора за законностью даль­нейшей досудебной деятельности за прокурором сохраняется в полном объеме. Необходимо помнить, что право прокурора осуществлять уголовное преследование может быть реализова­но только с момента привлечения лица к уголовной ответст­венности. Однако и в этом случае участие прокурора в уголов­ном преследовании имеет фрагментарный характер.

Следующим по объему своей компетентности лицом, на­деленным правом возбуждать уголовное дело, является следо­ватель. К данной категории уполномоченных лиц относятся: следователь органов внутренних дел, следователь органов на­циональной безопасности и следователь органов налоговой по­лиции (ч. 1 ст. 64 УПК). Круг уголовных дел, по которым сле­дователь вправе возбуждать производство, законодателем дифференцирован в зависимости от ведомственной принад­лежности следователя и во взаимосвязи с отведенной органам уголовного преследования подследственностью (за исключени­ем прокурора и органов прокуратуры).

По объему подследственности уполномоченные органы располагаются следующим образом (ст. 192 УПК):

Необходимо иметь в виду, что при истечении предельных сроков рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях в связи с тем, что орган первичной регистрации проводил про­верочные действия, тот орган, в который материалы направле­ны без возбуждения уголовного дела, основываясь на материа­лах ранее проведенной проверки, принимает произвольное ре­шение в течение двадцати четырех часов. При этом закон пре­дусматривает только два случая, когда заявление или сообще­ние передается по подследственности: 1) преступление совер­шено за пределами данного района и для принятия решения о возбуждении дела требуются проверочные действия по месту совершения преступления; 2) названные проверочные действия могут быть проведены только тем органом, к подследственности которого преступление отнесено. Это положение формально исключает возможность производства проверочных действий органом первичной регистрации, принявшим решение о пере­даче заявления или сообщения по подследственности. Вместе с тем принятие данного решения, во-первых, осуществляется в те же сроки, что и иные решения, во-вторых, решение о пере­даче заявления или сообщения по подследственности объек­тивно может быть протянуто во времени, так как основания для этого могут обнаружиться уже в процессе проверочных дейст­вий, предпринятых органом первичной регистрации.

Таким образом, сроки, установленные в ст. 184 УПК, яв­ляются едиными независимо от характера принятого решения и исчисляются с момента первичной регистрации заявления или сообщения и оканчиваются в момент принятия решения о воз­буждении уголовного дела либо об отказе в этом. Между этими моментами – первичной регистрацией и принятием одного из двух названных выше решений – может находиться решение о передаче дела по подследственности[5].

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 2.  Основания и процессуальный порядок возбуждения уголовного дела

2.1 Поводы и основания к возбуждению уголовного дела

 

Всестороннее и объективное рассмотрение, а также раз­решение заявлений и сообщений о преступлениях – важная процессуальная обязанность органов предварительного рассле­дования на стадии возбуждения уголовного дела.

Законом установлено, что для принятия решения о воз­буждении уголовного дела требуется наличие определенных условий, каковыми являются: 1) повод к возбуждению уголов­ного дела; 2) основание к возбуждению уголовного дела; 3) отсутствие обстоятельств, исключающих производство по уго­ловному делу.

Повод к возбуждению уголовного дела – это строго уста­новленный законом источник информирования следователя, дознавателя, прокурора о готовящемся либо совершенном пре­ступлении, при наличии которых эти органы обязаны рассмот­реть вопрос о возбуждении уголовного дела.

В соответствии со ст. 177 УПК Республики Казахстан по­водами к возбуждению уголовного дела служат:

1) заявление граждан;

2) явка с повинной;

3) сообщение должностного лица государственного орга­на или лица, выполняющего управленческие функции в орга­низации;

4) сообщение в средствах массовой информации;

5) непосредственное обнаружение сведений о преступле­нии должностными лицами и органами, правомочными возбу­дить уголовное дело.

Заявления граждан о преступлениях могут носить как письменный, так и устный характер. Письменное заявление должно быть подписано лицом, от которого оно поступило. Устное заявление заносится в протокол, который подписывает­ся заявителем и должностным лицом, принявшим заявление. В протоколе устного заявления должно быть указано где и когда составлен протокол, кем принято заявление (должностное лицо органа уголовного преследования), подробные сведения о зая­вителе (фамилия, имя, отчество, место и время tiv рождения, место его жительства и работы, какой документ, удостоверяю­щий личность, предъявлен, кем и когда он выдан).

Заявителю в обязательном порядке разъясняется ответст­венность за заведомо ложный донос, после чего он предупреж­дается об уголовной ответственности за заведомо ложный до­нос по ст. 351 УК РК, о чем делается отметка в протоколе, ко­торая удостоверяется подписью заявителя.

Выполнение этой обязательной процедуры, установленной законом, впоследствии служит гарантией получения достоверных законно полученных фактических данных, на основе кото­рых будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела.

Сообщение о преступлении устного характера может быть передано по телефону. Такое заявление фиксируется в -журнале заявлений и сообщений о преступлениях дежурным по органу внутренних дел, после чего, если оно находит свое подтверждение в ходе проверочных мероприятий, подлежит обязательному письменному оформлению. Не всегда граждане име­ют возможность непосредственно обратиться с устным либо Письменным заявлением, в подобных случаях они могут сооб­щить другим приемлемым им способом, т.е. путем направления его письмом по почте.

Под термином «письмо» в литературе иногда понимается лишь технический способ пересылки заявлений или других ви­дов обращения.

А.Р. Михайленко определяет, что «»письмо» – это прежде всего фиксация речи, позволяющая не только передавать речь на расстояния, но и закреплять ее, сохранять во времени. Кро­ме того, заявление о преступлении можно переслать не только в письме, но и при помощи бандероли, посылки и т.п.»[6]

Следует согласиться, что такого рода способы передачи заявлений или сообщений о преступлении, после их надлежа­щего процессуального оформления следует рассматривать как поводы к возбуждению уголовного дела.

В качестве заявления как повода необходимо рассматри­вать и жалобы граждан по делам частного и частно-публичного обвинения, перечень которых определен в ст. 33, 34 УПК.

Практике известны случаи, когда в органы предваритель­ного расследования поступают заявления анонимного характе­ра, авторы которых в силу различного рода обстоятельств (страх, боязнь угрозы расправы, низменные побуждения, кле­вета, месть) желают остаться неизвестными.

К анонимным заявлениям всегда было крайне отрицатель­ное отношение. Вместе с тем законодатель определил правовую природу и процессуальные последствия подобных заявлений. Анонимные заявления могут служить поводом к возбуждению уголовного дела только после их предварительной, тщательной и всесторонней проверки в случае если они содержат достаточ­ные данные, указывающие на признаки преступления. В данном случае поводом будет непосредственное обнаружение признаков преступления органом предварительного расследования.

Явка с повинной представляет собой добровольное устное или письменное заявление лица о совершенном им преступле­нии, переданное органу, ведущему уголовный процесс. Явка с повинной оформляется протоколом, в котором подробно описы­вается сделанное заявление. Протокол явки с повинной подпи­сывается явившимся с повинной и должностным лицом, при­нявшим заявление. Характерной особенностью явки с повинной является временной отрезок, в течение которого она должна быть сделана, когда в отношении этого лица еще не выдвинуто подозрение или не предъявлено обвинение в совершении данно­го преступления. Эта оговорка является весьма существенной, так как явка с повинной отнесена уголовным законом к числу обстоятельств, смягчающих ответственность виновного.

Явка с повинной должна способствовать раскрытию пре­ступлений, но ни в коем случае не должна использоваться в спекулятивных целях при расследовании преступлений. Она, как и любой повод, должна подвергаться проверке, так как при этом-возможен самооговор либо написание ее под давлением. Заявитель при явке с повинной обязательно должен быть уве­домлен и предупрежден об уголовной ответственности за заве­домо ложный донос, если в его заявлении указываются соуча­стники преступления.

Сообщение должностного лица государственного органа или лица, выполняющего управленческие функции в организа­ции о совершенном или готовящемся преступлении должно быть сделано в письменной форме и официально оформлено. Данное сообщение должно быть представлено в виде официального документа, подготовленного на бланке организации и заверенного подписью должностного ответственного лица, скреплено печатью, а также подкреплено материалами, под­тверждающими данное сообщение о преступлении. Также к делу могут быть приложены акты ревизии, инвентаризации, ма­териалы служебных проверок, объяснения ответственных лиц.

В определенных случаях отдельные государственные ор­ганы управомочены и обязаны сообщать о готовящихся или совершенных преступлениях. Это относится к органам здраво­охранения, противопожарной безопасности, руководителям предприятий и организаций в случаях доставления лиц с телес­ными повреждениями в медицинские учреждения, при пожарах и возгораниях, при несчастных случаях на производстве и др. В подобных ситуациях должностные лица органов уголовного преследования должны принять такие сообщения и подверг­нуть их проверке. В целях контроля правоохранительные орга­ны проводят сверки фактов реагирования на эти сообщения по итогам квартала, полугодия и года.

Нововведением является статья 35 УПК РК, предусмат­ривающая привлечение к уголовной ответственности по заяв­лению руководителей коммерческой или частной организации или уполномоченного органа или с их согласия, если деяние причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным предпри­ятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства. Это обу­словлено необходимостью обеспечить самостоятельность хо­зяйствующих субъектов, ограничить возможности государства на осуществление необоснованного вмешательства в хозяйст­венную деятельность предприятий.

Сообщение в средствах массовой информации может служить поводом к возбуждению уголовного дела, если оно содержит конкретные факты о готовящемся или совершенном преступлении, и было опубликовано в газете или журнале либо распространено по радио или телевидению. Данный повод пре­дусматривает широкое значение, так как охватывает более обширную категорию печатных изданий, независимо от масшта­бов распространения газеты или журнала (районный, област­ной, республиканский, учредительный орган), а также средства массового вещания.

Одной из особенностей является обязанность лиц, выпол­няющих управленческие функции в средствах массовой инфор­мации, в которых опубликовано или распространено сообщение о преступлении, по требованию лица, правомочного возбудить уголовное дело, передать находящиеся в их распоряжении до­кументы и иные материалы, подтверждающие сделанное сооб­щение, а также назвать лицо, предоставившее эти сведения. Кроме того, закон оговаривает конфиденциальность источника.

Непосредственное обнаружение сведений о преступлении должностными лицами и органами, правомочными возбудить уголовное дело, рассматривается как повод к возбуждению уго­ловного дела в случаях, когда сотрудник органа дознания, сле­дователь, прокурор, находясь при исполнении должностных обязанностей, являются очевидцами готовящегося или совер­шенного преступления либо обнаруживают следы или послед­ствия преступления непосредственно после его совершения. В этом случае они должны принять меры к задержанию подозре­ваемого и производству неотложных следственных действий. Таким образом, они имеют право возбудить уголовное дело и приступить к его расследованию.

Орган дознания и дознаватель, следователь в процессе ис­полнения своих служебных обязанностей или при производстве дознания или предварительного следствия по делу о другом пре­ступлении могут получить сведения о преступлении. Рассматри­ваемый повод вытекает из активной деятельности органов рас­следования, при которой вне зависимости от чьего-либо заявле­ния, сообщения, они сами обнаруживают признаки преступле­ния и решают вопрос о возбуждении уголовного дела.

Прокурор, осуществляя свою деятельность по надзору за законностью деятельности следствия, дознания, оперативно-розыскных служб, в ходе судебного разбирательства по уго­ловным и гражданским делам может обнаружить или получить

сведения о преступлении. Рассматриваемый повод к возбужде­нию уголовного дела относится и к деятельности прокурора по делам частного и частно-публичного обвинения (ст. 33, 34 УПК). Правовым основанием для этого являются положения ч. 2 Ст. 33 и 34 УПК, где прокурору предоставляется право возбу­дить производство по делам частного и частно-публичного об­винения при отсутствии жалобы потерпевшего.

Приведенный перечень поводов к возбуждению уголов­ного дела является исчерпывающим, вместе с тем можно отме­тить, что, обособив суд от органов уголовного преследования, закон в ч. 4 ст. 183 УПК оговаривает, что суд, обнаружив признаки преступления при разбирательстве уголовного, граждан­ского или административного дела, обязан частным постанов­лением довести это до сведения прокурора[7].

Таким образом, решение по этому частному постановле­нию будет принимать прокурор, так как суд не вправе возбуждать уголовное дело. Решение прокурора о возбуждении уголов­ного дела по этому материалу будет иметь только уголовно-процессуальное значение, а предпосылкой фактически будет яв­ляться деятельность суда, выявившего признаки преступления.

Наличия повода к возбуждению уголовного дела недоста­точно для принятия окончательного решения о возбуждении уголовного дела. В законе сказано, что основанием к возбуж­дению уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, при отсутствии об­стоятельств, исключающих производство по уголовному делу (ч. 2 ст. 177 УПК).

В данном случае речь идет о наличии фактических дан­ных и о признаках преступления, необходимых для обоснован­ного решения вопроса о возбуждении уголовного дела. В ст. 177 УПК не говорится о том, что для возбуждения уголов­ного дела необходимо наличие состава преступления, а лишь о признаках преступления.

Таким образом, для возбуждения уголовного дела доста­точно одного или нескольких признаков преступления, но не

всех. Как правило, в ходе доследственной проверки сразу выявляется два элемента состава преступления – объективная сторона и объект. Они дают ответ на вопрос: имело ли место преступление, так как именно они охватывают большинство обстоятельств совершенного преступления. Исходя из точки зрения достаточности данных при решении вопроса о возбуж­дении уголовного дела органы расследования не всегда знают, кто совершил преступление и какова форма вины. Установле­ние остальных элементов состава преступления – субъекта и субъективной стороны преступления – входит в задачу стадии предварительного расследования.

Говоря об основаниях к возбуждению уголовного дела, необходимо уточнить, что под достаточным наличием данных следует понимать минимум фактических данных, содержащих признаки преступления.

Таким образом, если в том или ином событии (факте), о котором стало известно органу уголовного преследования, нет признаков преступления, то нет и оснований к возбуждению уголовного дела.

Проводя доследственную проверку, направленную на достоверность повода и основания к возбуждению уголовного дела, необходимо на стадии возбуждения уголовного дела ус­тановить наличие или отсутствие обстоятельств, исключающих производство по нему.

 

2.2 Поводы и обстоятельства, исключающие возбуждение уголовного дела

Содержание стадии возбуждения уголовного дела выра­жается не только в решении данного вопроса путем вынесения постановления и принятия дела к производству, более того, при наличии соответствующих обстоятельств может быть принято альтернативное решение об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 1 ст. 185 УПК). В предмет доследственной проверки кроме повода и основания к возбуждению уголовного дела входит установление обстоятельств, исключающих возбужде­ние уголовного дела (ч. 2 ст. 177 УПК). Наличие обстоятельств, перечисленных в ст. 37 УПК, предусматривает, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению независимо от стадии, на которой основание ус­тановлено. Все эти основания имеют одинаковую процессуаль­ную силу с точки зрения однозначности правовых последствий, наступивших в результате установления хотя бы одного из пе­речисленных обстоятельств, исключающих производство по делу. Это значит, что ни одно из этих обстоятельств не имеет большую или меньшую значимость по сравнению с другими.

Под этими обстоятельствами мы понимаем отсутствие за­конного повода и достаточных оснований для возбуждения уголовного Дела. Рассматривая два основных процессуальных решения (о возбуждении уголовного дела или отказе в его воз­буждении), принимаемых на стадии возбуждения уголовного дела, следует заметить, что они взаимно исключают друг друга.

Отказ в возбуждении уголовного дела – это окончатель­ное решение по материалу, предусматривающее полное соот­ветствие обстоятельств, исключающих уголовное преследова­ние. Установление данных обстоятельств, подлежащих обяза­тельному выяснению в стадии возбуждения уголовного дела, обеспечивает четкое и быстрое выявление оснований, необхо­димых для принятия своевременного законного и обоснованно­го решения о возбуждении или отказе в возбуждении уголов­ного дела.

Рассмотрим обстоятельства, исключающие возбуждение уголовного дела, предусмотренные в ст. 37 УПК.

Отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 3 7 УПК) предполагает, что преступного деяния и преступного поведе­ния конкретного лица в действительности не было. Согласно закону, суть события преступления заключается в совершении общественно опасного деяния, запрещенного законом под угрозой наказания. Отсутствие такого события – бесспорное об­стоятельство к отказу в возбуждении уголовного дела.

В практической деятельности может иметь место возбуж­дение уголовного дела по факту, когда отсутствие события преступления устанавливается в ходе расследования. Напри­мер, совершение самоубийства может быть установлено на ос­новании заключения судебной экспертизы, из содержания по­смертной записки или иных источников, наступление смерти возможно в результате непредвиденных случайных обстоя­тельств, стихийного бедствия и т.д. Во всех подобных случаях возбужденное уголовное дело полежит прекращению.

Прекращение уголовного дела в связи с отсутствием собы-дая преступления признается реабилитирующим основанием, не влекущим для обвиняемого каких-либо негативных последствий.

Отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 37 УПК) предусматривает отсутствие совокупности при­знаков преступления, характеризующих виновное общественно опасное деяние, именуемое преступлением. Состав преступле­ния – это правовая характеристика общественно опасного дея­ния, включающая в себя 4 элемента:

– объект преступления;

– объективную сторону;

– субъект преступления;

– субъективную сторону.

Для признания деяния преступлением необходимо нали­чие всех элементов состава преступления. Отсутствие состава преступления будет и в том случае, когда действие или бездей­ствие, хотя формально и содержит признаки какого-либо дея­ния, предусмотренного Особенной частью УК, но в силу мало­значительности не представляет общественной опасности, т.е. не причинило вреда и не создало угрозы причинения вреда личности, обществу или государству.

Для полноты понимая сущности данного основания, от­носящегося к реабилитирующим, целесообразно сослаться на официальный комментарий, в соответствии с которым отсутст­вие состава преступления признается основанием для прекра­щения дела в тех случаях, когда сам факт деяния, совершенно­го конкретным лицом, установлен, но не является преступле­нием вследствие того, что: а) данное деяние не предусмотрено уголовным законом в качестве преступления; б) деяние преду­смотрено уголовным законом и имело место, но нет признаков, указывающих на умысел или неосторожность лица, его совер­шившего; в) деяние предусмотрено уголовным законом как преступление, однако налицо обстоятельства лишающие это деяние общественно опасного и противоправного характера (например, обвиняемый действовал в состоянии необходимой обороны).

Вышеизложенное достаточно глубоко разъяснялось в свое время М.С. Строговичем, который писал: «… Если в самом событии, о котором стало известно следователю, прокурору или суду, нет состава преступления, дело не подлежит возбуж­дению… Но возможно, что само это событие, деяние, содержит признаки преступления, а поэтому дело возбуждено основа­тельно. Однако, после того как дело возбуждено и решается вопрос о привлечении определенного лица в качестве обвиняе­мого, иногда выясняется, что это деяние не может быть вмене­но в вину данному лицу, так как отсутствуют основания уго­ловной ответственности (например, нет ни умысла, ни осто­рожности). Тогда уголовное дело будет прекращено за отсутст­вием состава преступления…»[8]

Вследствие акта амнистии, если он устраняет примене­ние наказания за совершенные деяния (п. 3. ч. /. ст. 37 У ПК). Акт амнистии считается актом высшего органа государствен­ной власти, который одновременно выполняет и несет в себе две функции: а) предусмотрение освобождения от уголовной ответственности; б) назначение наказания. Акт амнистии пре­дусматривает отказ в возбуждении уголовного дела в отношении конкретных установленных лиц, совершивших преступление.

Для понимания глубины содержания данного основания необходимо помнить, что ранее действовавшее уголовно-процессуальное законодательство предусматривало в качестве обстоятельства, исключающего производство по делу, наряду с амнистией также и помилование. Исключение помилования из  нормы в современном УПК РК несет определенную умысловую нагрузку.

Так, энциклопедическое толкование амнистии в уголов-|^>-процессуальном смысле заключается в следующем. В соответствии с амнистией прекращаются производством дела, находящиеся в стадии расследования, или дела, хотя и законченное расследованием, но еще не рассмотренные судом, а лица, пребывающие наказание, освобождаются от дальнейшего отбывания или им сокращается срок наказания. По материалам о преступлениях, по которым еще не возбуждено уголовное производство, выносится решение об отказе в таковом. Если обвиняемый, дело которого подлежит амнистии, считает себя неви­новным, возражает против прекращения дела по амнистии, де­ла не может быть прекращено и по нему продолжаются рассле­дование и судебное разбирательство. Однако, если судом будет установлена виновность обвиняемого, дело прекращается по основаниям, установленным актом об амнистии.

Действующий УПК (ч. 4 ст. 37) также разъясняет, что прекращение дела вследствие акта амнистии не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В этом случае про­изводство по делу продолжается и завершается при наличии к тому оснований постановлением обвинительного приговора с освобождением осужденного от наказания. При этом исключа­ется возможность предъявления обвиняемым возражений по мотивам его невиновности.

Помилование отличается от амнистии тем, что оно носит индивидуальный характер и издается Президентом РК в отно­шении определенного лица, по делу которого обвинительный приговор вступил в законную силу (ст. 76 УК РК). Невключе­ние помилования в перечень  обстоятельств, исключающих воз­буждение уголовного дела, связано с тем, что акт помилования применяется в отношении только и исключительно тех лиц, по делу которых уголовное преследование состоялось, а приговор суда обращен к исполнению. При этом законность и справед­ливость приговора признаются бесспорными.

Условием отказа в возбуждении уголовного дела и пре­кращения производства по делу является совершение преступ­ления до издания акта об амнистии. Прекращение может иметь место при условии возбуждения уголовного дела также до из­дания акта об амнистии. Применение данного основания имеет свои пределы. Они связаны с ограничениями, установленными в самом акте об амнистии, о чем конкретное указание дается в п. 3 ч. 1. ст. 37 УПК. В данной норме, в частности, постулиру­ется, что отказ в возбуждении уголовного дела вследствие акта амнистии возможен, «если он устраняет применение наказания за совершенные деяния». Это означает следующее:

– если актом об амнистии полностью исключается наказа­ние, то по преступлениям, совершенным до издания акта об амнистии, уголовное дело не возбуждается;

– если актом об амнистии наказание смягчается, то дело прекращению производством не подлежит в силу того, что ви­новность лица за совершенное преступление в этих случаях не исключается.

Последнее обстоятельство необходимо понимать как по­ложение, не имеющее прямого отношения к отказу в возбуж­дении уголовного дела. Факт законности возбуждения уголов­ного дела, проведения по нему расследования, рассмотрения дела судом и вынесения приговора с последующим его обра­щением к исполнению считается установленным и признанным самим актом об амнистии, в котором рассмотренные выше ог­раничения конкретно указываются.

Истечение сроков давности (п. 4ч. 1 ст. 37 УПК) означает, что законодатель устанавливает временные пределы привлечения лица к уголовной ответственности за действительно совершенное в прошлом преступление. Как известно, эти сроки дифференци­руются в зависимости от тяжести совершенного преступления и исчисляются с момента совершения преступления.

Законодатель предусматривает освобождение лица от уголовной ответственности, если со дня совершения преступ­ления истекли следующие сроки (ст. 69 УК):

– по преступлениям небольшой тяжести – два года;

– по преступления средней тяжести – пять лет;

– по тяжким преступлениям – десять лет;

– по особо тяжким преступлениям – пятнадцать лет[9].

Лицо не привлекается к уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло двадцать пять лет при условии, -гго давность не была прервана.

Исключение составляют преступления против мира и безопасности человечества, по которым сроки давности не пре­дусмотрены.

Исчисление сроков давности в отношении несовершенно­летних, совершивших уголовно наказуемые деяния и подле­жащих привлечению к уголовной ответственности, осуществ­ляется в соотношении один к двум. Иными словами, если по общему правилу срок давности установлен три года, то по от­ношению к несовершеннолетнему – полтора года. Данное за-коноустановление соответствует целям гуманизации уголовной политики государства.

Для решения вопроса о возбуждении уголовного дела важно установление времени совершения преступления, с ко­торого исчисляется срок давности. Сложность заключается в том, что для этого возникает необходимость производства следственных действий, что требует возбуждения уголовного дела. Поэтому в практической деятельности отказ в возбужде­нии уголовного дела по основанию истечения срока давности применяется довольно редко.

Отсутствие жалобы потерпевшего (п. 5 ч. I ст. 37 УПК).

Сущность данного основания может быть осмыслена путем анализа ст. 33, 34 УПК, регламентирующих процедурные вопросы, связанные с возбуждением производства по делам частного и частно-публичного обвинения. По общему правилу дела этих категорий возбуждаются не иначе как по жалобе потер­певшего. Лишь в исключительных случаях, согласно закону, прокурор вправе возбудить производство по делу частного и ча­стно-публичного обвинения и при отсутствии жалобы потерпев­шего, если деяние затрагивает интересы лица, находящегося в беспомощном состоянии, либо по другим причинам, свидетельст­вующим о неспособности лица самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, либо если затрагиваются сущест­венные интересы других лиц, общества или государства.

В этих случаях уголовное дело прекращению за примире­нием сторон не подлежит и производство по делу ведется в общем порядке, установленном для дел публичного обвинения. Примирение потерпевшего с подозреваемым в случаях, предусмотренных ст. 67 УК РК, а также по делам частного обвинения допускается не иначе как по делам частного обвине­ния и только лишь при отказе потерпевшего от принесенной им жалобы. Судья принимает меры к примирению сторон. Кроме того, необходимо обоюдное согласие потерпевшего и подозре­ваемого (обвиняемого) на примирение. Этот акт должен быть процессуально оформлен путем вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела за примирением сторон. Закон также допускает освобождение от уголовной ответствен­ности лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если оно примирилось с потерпевшим (ст. 67 УК РК). Данное обстоятельство, исключающее произ­водство по уголовному делу, расширительному толкованию не подлежит, так как законодатель строго ограничил категории преступлений, при совершении которых возможен отказ в воз­буждении уголовного дела.

Отказ в возбуждении уголовного дела в отношении лица, о котором имеется вступивший в законную силу приговор суда по тому же обвинению либо иное неотмененное судебное по­становление, установившее невозможность уголовного пре­следования (п. 7 ч. I ст. 37 У ПК). Закон в данном случае исхо­дит из принципа, что за одно и то же деяние лицо не может дважды привлекаться к уголовной ответственности: поп bis idem («нельзя дважды за одно и то же»).

В данном случае уголовное дело не может быть возбужде­но, если в отношении лица по тому же обвинению имеется всту­пивший в законную силу приговор либо определение или поста­новление суда о прекращении дела по тому же обвинению.

В исключительных случаях возбуждение уголовного дела возможно, если приговор, либо определение или постановле­ние суда о прекращении дела будут отменены в порядке надзо­ра или по вновь открывшимся обстоятельствам.

Отказ в возбуждении уголовного дела в отношении лица, об отказе от уголовного преследования которого по тому же обвинению имеется неотмененное постановление органа уго­ловного преследования В этом случае дело не может быть воз­буждено пока в установленном законом порядке не будет отме­нено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

В данном случае в п. 8 ч. 1 ст. 37 УПК гарантирована ста­бильность принимаемых на стадии возбуждения уголовного дела решений органов уголовного преследования. Кроме того, это положение закона создает определенную последователь­ность принятия и отмены решений.

В отношении лица, совершившего запрещенное уголов­ным законом деяние в состоянии невменяемости, кроме случа­ев, когда возбуждение уголовного дела необходимо для приме­нения к нему принудительной меры медицинского характера (п. 9ч.] ст. 37 УПК). В данном случае речь идет о преступле­ниях, которые были совершены лицами, страдающими психи­ческими недостатками, и в результате судебно-психиатрической экспертизы были признаны невменяемыми. Закон (ст. 184 УПК) позволяет в необходимых случаях для получения допол­нительных сведений истребовать документы или иные мате­риалы до возбуждения уголовного дела, произвести осмотр места происшествия, а также назначить и провести экспертизу Однако трудно согласиться с тем, что состояние невменяемо­сти может являться основанием для отказа в возбуждении уго­ловного дела, оно может быть лишь основанием для прекращения, так как в соответствии с ч. 1 ст. 506 УПК по делам в отно­шении лиц, совершивших запрещенные уголовным законом деяния в состоянии невменяемости, обязательно производство предварительного следствия. При этом Закон (ст.514 УПК) предусматривает только два вида решений по окончании пред­варительного следствия:

а) прекращение дела производством в случаях, преду­смотренных ст. 37 и ч. 3 ст. 269 УПК;

б) направление дела в суд для применения принудитель­ных мер медицинского характера.

Каких-либо упоминаний об отказе в возбуждении уголов­ного дела по данному основанию в Законе нет. Вместе с тем это основание вполне оправданно помещено в данной норме во взаимосвязи с отказом от уголовного преследования. Оговорка о том, что до возбуждения уголовного дела разрешено назна­чение экспертизы не является конечным аргументом в пользу того, что при этом возможно на этом этапе определить вменяе­мость либо невменяемость, так как положение ч. 2 ст. 191 УПК также предусматривает обязательное производство предвари­тельного следствия по всем уголовным делам о преступлениях, совершенных лицами, которые в силу своих психических не­достатков не могут сами осуществлять свое право на защиту.

Таким образом, нельзя согласиться с законодателем, предлагающим включить в число обстоятельств, устраняющих возможность возбуждения уголовного дела, невменяемость ли­ца, так как без производства предварительного следствия нель­зя точно решить вопрос о психическом состоянии и степени опасности его для общества.

Отказ в возбуждении уголовного дела в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния возраста, по достижении которого, согласно закону, возможно возложение уголовной ответственности (п. 10 ч. 1 cm . 37 УПК). По уго­ловному законодательству Республики Казахстан (ст. 15 УК) уголовная ответственность наступает с 16 лет, а за некоторые преступления – с 14 лет. Законодатель внес уточнение: в слу­чае, если несовершеннолетний достиг требуемого 14-, 16-летнего возраста, но вследствие отставания в психическом разви­тии, не связанном с психическим расстройством, во время со­вершения преступления небольшой или средней тяжести не мог в полной мере осознать фактический характер и общест­венную опасность своих действий либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности. Обстоятельный анализ существа данного основания говорит о том, что его самостоя­тельное обозначение в УПК может быть оспорено. Совершенно справедливо по этому поводу замечает Н.А. Громов, что это практически «частный случай отсутствия в деянии состава пре­ступления»[10].

Наряду с этим для объективизации принятого решения необходимо выяснение вопроса о возможном наличии взрос­лых подстрекателей, влекущего возбуждение уголовного дела уже по их действиям.

Возраст несовершеннолетнего должен быть точно уста­новлен по документу о рождении или же на основании заклю­чения медицинской экспертизы.

Отказ в возбуждении уголовного дела в отношении умершего, за исключением случаев, когда производство по делу необходимо для реабилитации умершего или расследования де­ла в отношении других лиц (п. Пч./ ст. 37 УПК). Отсутствие в живых лица, подлежащего привлечению к уголовной ответ­ственности, делает производство по уголовному делу беспред­метным. Закон из этого правила делает исключение, когда та­кое производство по делу необходимо для реабилитации умер­шего, либо по делу имеются соучастники преступления, не­смотря на то, что данные о смерти лица, совершившего престу­пление, подтверждаются официальными документами.

Вместе с тем, чтобы исключить злоупотребление этим об­стоятельством, что вообще возможно, когда на умерших «спи­сывают» фактически несовершенные ими преступления, необ­ходимо исключить возможность отказа в возбуждении уголовного дела

– разъяснять заявителю о возможной уголовной ответст­венности за заведомо ложный донос (за исключением несовер­шеннолетних, не достигших 16-летнего возраста),

– обязательно протоколировать устные заявления;

– заявления заносить в протокол от имени заявителя;

– протокол подписывать лицом, принявшим заявление, а также заявителем после прочтения или зачтения уполномочен­ным лицом.

Если заявитель не владеет языком, на котором ведется судопроизводство, то он вправе делать заявление на родном языке или ином, которым владеет, и пользоваться услугами пе­реводчика. Проблематичным является вопрос о предупрежде­нии переводчика об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод (ч. 5 ст. 85 УПК). Дело в том, что по смыслу ст. 85 УПК, переводчик приглашается для участия в производстве следственных и судебных действий, что не имеет отношения к приему, регистрации и рассмотрению заявления или сообщения о преступлении. Вместе с тем, на основании ч. 3 ст. 30 УПК, участвующие в деле лица вправе делать заявления и т.д. на родном или другом языке, которым они владеют, пользоваться услугами переводчика. Данное предписание, не­смотря на оговорку об участниках дела, носит общиу характер. В связи с изложенным было бы логично предположить, что на этапе приема заявления с приглашением переводчика последний об уголовной ответственности за заведомо ложный перевод не предупреждается.

Требование о предупреждении заявителя об уголовной ответственности за заведомо ложный донос распространяется также на лиц без гражданства и иностранных граждан.

Анонимные заявления, содержащие сведения о совер­шенных или готовящихся преступлениях, после соответст­вующей проверки могут повлечь возбуждение уголовного дела в порядке реализации ч. 4 ст. 178 УПК.

 

2.3 Процессуальный порядок возбуждения или отказа возбуждении уголовного дела

 

Формируя принимаемое решение в каждом конкретном случае, следует строго руководствоваться уголовно-процес-суальным законом (ст. 185 УПК), в котором сказано, что в каж­дом случае получения заявления или сообщения о преступлении или непосредственном обнаружении преступления дознаватель, орган дознания, начальник следственного отдела, следователь или прокурор принимают одно из следующих решений:

1) о возбуждении уголовного дела;

2) об отказе в возбуждении уголовного дела;

3) о передаче заявления, сообщения по подследственности, а по делам частного обвинения – по подсудности.

При наличии повода и достаточного основания к возбуж­дению уголовного дела дознаватель, орган дознания, начальник следственного отдела, следователь, прокурор выносят поста­новление о возбуждении уголовного дела (ст. 186 УПК).

Постановление состоит из вводной, описательной и резо­лютивной частей. Во вводной части указывается время и место его вынесения, кем оно составлено. В описательной части –повод и основание к возбуждению уголовного дела, в отноше­нии кого оно возбуждается. В резолютивной – статья уголовно­го закона, по признакам которой оно возбуждается, а также дальнейшее направление дела. Одновременно принимаются меры к закреплению следов преступления путем производства неотложных следственных действий.

Вынесению постановления о возбуждении уголовного де­ла придается особое значение, так как оно является итоговым процессуальным решением на этой стадии и от правильности его составления зависит переход к следующей стадии уголов­ного процесса – предварительному расследованию, знаменую­щему собой начало уголовного дела и правовую основу для производства всех необходимых следственных действий. Про­цедура возбуждения уголовного дела требует определенного согласия на это прокурора, так как после вынесения постанов­ления о возбуждении уголовного дела орган уголовного пре­следования обязан зарегистрировать данное преступление в органе правовой статистики и информации, после чего уголов­ному делу будет присвоен индивидуальный номер. Данная ре­гистрация обеспечивает строгий учет преступлений и направ­лена на недопущение фактов сокрытия преступлений от учета. После вынесения постановления о возбуждении уголовного дела орган уголовного преследования заполняет статистиче­скую карточку формы 1.0. на выявленное преступление, кото­рая заверяется подписью прокурора с последующей регистра­цией в Центре правовой статистики и информации при проку­ратуре (ЦПСиИ).

Уголовные дела возбуждаются как в отношении конкрет­ных лиц, так и по фактам преступлений, так как они могут совершаться в условиях очевидности или неочевидности, те. из­вестно лицо, совершившее преступление либо оно неизвестно.

Копия постановления о возбуждении уголовного дела в течение двадцати четырех часов направляется прокурору. О принятом решении сообщается заявителю и лицу, в отношении которого возбуждено уголовное дело, с разъяснением ему прав и обязанностей в связи с началом уголовного преследования.

После вынесения постановления о возбуждении уголов­ного дела прокурором оно направляется по подследственности органу предварительного следствия или дознания, которые приступают к производству предварительного следствия или дознания, при этом они выносят отдельное постановление о принятии дела к своему производству. Копию данного поста­новления направляют прокурору в срок не позднее двадцати четырех часов с момента вынесения постановления о принятии дела к своему производству (ст. 194 УПК).

В случае, когда уголовное дело возбуждается следователем или дознавателем, который сам далее будет проводить следствие или дознание, выносится одно единое постановление о возбужде­нии уголовного дела и принятии его к своему производству.

Орган дознания об обнаруженном преступлении и возбу­ждении уголовного дела немедленно уведомляет прокурора (ч. 1 ст. 200 УПК).

При отсутствии оснований к возбуждению уголовного дела орган уголовного преследования выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (ст. 187 УПК).

Данное постановление выносится при наличии опреде­ленных условий, к которым кроме оснований относятся поводы и обстоятельства, исключающие производство по делу.

Обстоятельства, исключающие производство по уголов­ному делу, к моменту принятия решения должны быть уста­новлены достоверно. Убедившись в их достоверности, орган уголовного преследования вправе вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Постановление состоит из трех частей: вводной, описа­тельной и резолютивной.

Во вводной части указывается место и время составления, кем вынесено постановление, по какому поводу выносится.

В описательной части указываются обстоятельства, т.е. фактические данные, вытекающие из рассматриваемого пово­да, а затем в логической последовательности приводятся дока­зательства, подтверждающие обоснованный вывод о наличии тех или иных обстоятельств, исключающих производство по делу. Приводимое обоснование должно быть мотивированным и аргументированным, позволяющим заинтересованным лицам уяснить причины отказа в возбуждении уголовного дела и при необходимости обжаловать в установленном порядке.

В описательной части должна быть обязательная ссылка на норму закона, предусматривающую основание для отказа в возбуждении уголовного дела, и конкретное обстоятельство, исключающее производство по уголовному делу.

В резолютивной части постановления формируется окончательное решение, которое должно полностью соответст­вовать данным, указанным в описательной части.

Копия постановления об отказе в возбуждении уголовно­го дела в течение двадцати четырех часов направляется проку­рору и заявителю. Должностное лицо, принявшее решение, обязано разъяснить заявителю права и порядок обжалования постановления.

Отказ следователя, дознавателя может быть обжалован начальнику следственного отдела, начальнику органа дознания, а также прокурору или в суд. Постановление суда об отказе в принятии заявления о частном обвинении может быть обжало­вано в вышестоящий суд.

При отказе в возбуждении уголовного дела, если усматри­ваются нарушения политических, трудовых, жилищных, семей­ных и иных прав граждан, а также нарушение законных интере­сов организаций, защищаемых в порядке гражданского судопро­изводства, заинтересованным лицам должны быть разъяснены права и порядок обращения в суд для восстановления нарушен­ных прав и интересов в порядке гражданского судопроизводства.

Наряду с общим порядком возбуждения уголовных дел в законодательстве определены особенности возбуждения уго­ловных дел в отношении отдельных категорий лиц, например, депутатов Парламента (ст. 496 УПК), Председателя или члена Конституционного Совета (ст. 497 УПК), судьи (ст. 498 УПК), Генерального Прокурора (ст. 499 УПК) и лиц, обладающих ди­пломатическим иммунитетом от уголовного преследования (ст. 501 УПК).

 

2.4  Действия органа уголовного преследования после возбуждения уголовного дела

После принятия решения о возбуждении уголовного дела орган уголовного преследования, в производстве которого на­ходится уголовное дело, приступает к производству следствен­ных действий. При возбуждении уголовного дела прокурором он действует в рамках полномочий как при досудебном произ­водстве, определенных ст. 190, 192, 197, 289 УПК. Являясь должностным лицом органа уголовного преследования, а также надзирающим за законностью, прокурор после возбуждения уголовного дела вправе направить его следователю или органу дознания для производства предварительного следствия или дознания. Он вправе участвовать в осмотре места происшест­вия, назначать экспертизы, а также осуществлять другие дейст­вия, необходимые для решения вопроса о возбуждении уголов­ного дела. Наряду с возбуждением уголовного дела прокурор может отказать в его возбуждении, дать письменные указания о производстве отдельных следственных действий.

Следователь, возбудив уголовное дело, приступает к про­изводству предварительного следствия, руководствуясь ст. 191 УПК, предусматривающей обязательность предварительного следствия по всем уголовным делам за исключением дел о пре­ступлениях, носящих характер частного обвинения (ч. 1 ст. 33 УПК), и о преступлениях, по которым предварительное следст­вие не обязательно (ст. 285 УПК).

При принятии решения о возбуждении уголовного дела следователем выносится постановление о возбуждении и при­нятии его к своему производству. При принятии дела к произ­водству от прокурора или начальника следственного отдела следователь выносит постановление о принятии дела к своему-производству и незамедлительно приступает к следствию. Ко­пии указанных постановлений следователь не позднее двадца­ти четырех часов направляет прокурору.

Орган дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно (ст. 200 УПК), после возбуждения уголовного дела обязан произвести неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления: осмотр, обыск, выемка, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей. О принятом решении орган дознания уведомляет прокурора. После производства неотложных следственных дей­ствий не позднее пяти суток со дня возбуждения уголовного де­ла орган дознания обязан передать дело следователю, письменно уведомив прокурора в течение двадцати четырех часов.

По делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно (ст. 285 УПК), орган дознания после возбуждения уголовного дела обязан приступить к производст­ву дознания, и в установленный законом десятидневный срок с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела должен передать его в суд. Этот срок начальником органа дознания может быть продлен до тридцати суток.

Сущность регламентации деятельности органа уголовно­го преследования после возбуждения уголовного дела заключа­ется в том, что с этого момента следователь или орган дознания официально приступает к производству предварительного следствия и вправе осуществлять любые процессуальные (следственные) действия, предусмотренные законом для реше­ния задач быстрого и полного раскрытия преступлений, изо­бличения и привлечения к уголовной ответственности винов­ных. Стадия возбуждения уголовного дела завершается и начи­нается новая стадия – предварительного расследования.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение

 

Подводя итог курсовой работе мы поняли, что возбуждение уголовного дела – это пер­вая и обязательная стадия уголовного процесса, в которой го­сударственные органы и должностные лица, осуществляющие функции уголовного преследования, получив сведения о со­вершенном или готовящемся преступлении, устанавливают на­личие предпосылок для принятия решения о возбуждении уго­ловною дела.

Уголовные дела возбуждаются как в отношении конкрет­ных лиц, так и по фактам преступлений, так как они могут совершаться в условиях очевидности или неочевидности, те. из­вестно лицо, совершившее преступление либо оно неизвестно.

Копия постановления о возбуждении уголовного дела в течение двадцати четырех часов направляется прокурору. О принятом решении сообщается заявителю и лицу, в отношении которого возбуждено уголовное дело, с разъяснением ему прав и обязанностей в связи с началом уголовного преследования.

После вынесения постановления о возбуждении уголов­ного дела прокурором оно направляется по подследственности органу предварительного следствия или дознания, которые приступают к производству предварительного следствия или дознания, при этом они выносят отдельное постановление о принятии дела к своему производству. Копию данного поста­новления направляют прокурору в срок не позднее двадцати четырех часов с момента вынесения постановления о принятии дела к своему производству

Список использованной литературы 

  • Уголовно-процессуальный кодекс РК А., 2000
  • Гражданский процессуальный кодекс РК, Алматы, 2001.
  • Баймолдина З. Х. «Гражданское процессуальное право Республики Казахстан» (Том 1), Алматы, КазГЮА, 2001.
  • Рассахатская Н. А. Гражданская процессуальная форма: Уч. пособие. – Саратов, 1998.
  • Нерсесянц «Общая теория права и государства», М., 1999.
  • Толеубаева Б.Х., Капсалямов К.Ж. Шнарбаев Б.К., Бекишев Д.К. Уголовно-процессуальное право РК. А., 2000
  • Фархтдинов Я. Ф. Источники гражданского процессуального права. – Казань, 1986.
  • Чечина Н. А. Нормы гражданского процессуального права и их применение: Автореф. дис. … д-ра юрид. Наук. – Л., 1995.
  • Шерстюк В. М. Система советского гражданского процессуального права: Вопросы теории. – М., 1989

[1] Толеубекова Б.Х. Уголовно-процессуальное право Респуб­лики Казахстан. Часть Общая: Учебник. Алматы. 1998. С. 9-13.

[2] Рассахатская Н. А. Гражданская процессуальная форма: Уч. пособие. – Саратов, 1998. –с. 56

[3] Баймолдина З. Х. «Гражданское процессуальное право Республики Казахстан» (Том 1), Алматы, КазГЮА, 2001. –с. 36

[4] Фархтдинов Я. Ф. Источники гражданского процессуального права. – Казань, 1986. –с. 85

[5] Шерстюк В. М. Система советского гражданского процессуального права: Вопросы теории. – М., 1989. –с. 145

[6] Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов, 1975. С. 30.

[7] Толеубаева Б.Х., Капсалямов К.Ж. Шнарбаев Б.К., Бекишев Д.К. Уголовно-процессуальное право РК. А., 2000 –с. 42

[8] Чечина Н. А. Нормы гражданского процессуального права и их применение: Автореф. дис. … д-ра юрид. Наук. – Л., 1965 –с. 84

[9]Нерсесянц «Общая теория права и государства», М., 1999. –с. 70

[10]Чечина Н. А. Нормы гражданского процессуального права и их применение: Автореф. дис. … д-ра юрид. Наук. – Л., 1995. –с. 55