Устав и статьи Лиги наций

0
2

ПЛАН

Введение

ГЛАВА 1. ЛИГА НАЦИЙ: ПРОГРАММЫ И ПОДХОДЫ.

1.1  Устав и статьи Лиги наций.

1.2  Послевоенное устройство мира по мнению членов Лиги наций.

Глава 2.  Отношение Лиги наций к военным конфликтам

2.1  Имперская Германия по вопросу образования Лиги наций.

2.2  Обсуждение восточного вопроса.

2.3  Отношение к национальному вопросу.

ГЛАВА 3. Принятие «14 пунктов» и дальнейшие

действия Лиги.

3.1  Первый судебный процесс над международными военными

преступниками.

3.2  Договор образования Лиги наций и структура Лиги .

3.3  Успехи и недостатки Лиги наций.

Заключение

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Введение

Актуальность темы данной работы связана  прежде всего с тем, что одной из отличительных черт в международных отношениях двадцатого столетия являются стремление современного мирового сообщества ликвидировать очаги напряженности, военные конфликты решить спорные вопросы путем переговоров, в которых посредниками выступают межправительственные международные организации. Тема создание Лиги наций после первой мировой войны безусловна актуально ещё потому, что многие проблемы которые решались почти 90 лет назад по сей день не решены приемниками этой организации.

Международные организации как феномен возникли недавно, хотя их фундамент был заложен в древние века. Однако сами организации не появлялись до ХIХ века, когда они начали формироваться среди политических структур власти. В этот период происходило становление и образование государств. Возрастала потребность международного общения, что привело к созданию постоянно действующих межгосударственных структур. Одними из первых примеров таких организаций являются Всемирный телеграфный союз (1865 г.), Всемирный почтовый союз, созданный в 1874 г., и еще раньше, в 1815 г., была образована Центральная комиссия навигации по Рейну.

Актуальность темы данной работы также обусловлена огромной важностью процессов происходящих в  странах Азии, Европы и Америки. Как подчеркивает президент нашей страны Н. А. Назарбаев: « Весь исторический опыт развития человеческой цивилизации свидетельствует, что изначальным из всех необходимых условий, в рамках которых осуществляется поступательный и устойчивый рост государства, является безопасность его нации и сохранение государственности. Мало завоевать свободу и независимость, их надо отстоять и закрепить, передать нашим потомкам. Это является первым стратегическим приоритетом развития Казахстана до 2030 года. Приоритетность безопасности очевидна: если страна не сохранит ее, у нас попросту не будет возможности говорить о планах устойчивого развития. Ретроспективный взгляд на зарождение и развитие государства наших предков наглядно подтверждает гот факт, что они вели исторически трудную и жестокую борьбу во имя потомков для сохранения своей государственности»1. Справедливость этих слов нашего президента очевидна. И это мы можем увидеть на примере независимого развития стран Азии и Африки.

Историография темы данной работы сравнительно обширная. Ценные исторические данные автор использовал из всевозможных учебных материалов по истории стран Европы, Азии и США, а так же по истории первой мировой войны. Однако большую ценность представляют материалы документов  межправительственных соглашений таких как, Версальский мирный договор. Хотелось бы отметить что в современное время возможность пользоваться мультимедийными технологиями, дает большую помощь в составлении представления о времени и о людях участвовавших в этих событиях. В частности, канал DISCOVERI создал документально-исторический многосерийный фильм «Война и цивилизация». В фильме рассматривается вопросы войны и мира в масштабах цивилизации. Показаны уникальные документальные кадры о первой мировой войне и образовании Лиги наций. Интернет технологии дают возможность рассматривать альтернативные точки зрения различных авторов не доступных в печатных вариантах, так как они не всегда издаются. Весьма интересным оказались новое издание истории стран Европы и Америки в новейшее время 1999 года. В данной работе коллектив авторов рассматривает процессы образования Лиги наций как организации международного масштаба и трудности, с которыми столкнулось мировое сообщество при решении проблем войны и мира. Конечно самыми важными библиографическими материалами являются книги изданные ещё в Советском Союзе это монография «Очерки истории США» автор Зубок Л.И., «Новейшая история США» Яковлева Н.Н., Иваняна Э.А. «Белый дом: президенты и политика»., а так же Водовозов В.В. «Версальский мир и Лига Наций», Трухановский В.Г. «Уинстон Черчилль. М., Международные отношения» и т.д. Недостаток этих работ заключается втом, что они печатались в то время когда доминирующей была идеология социализма, поэтому делается некоторая поправка на то, что эти работы выполняли в какой то мере социальный заказ и рассматривали некоторые проблемы однобоко. Из иностранных авторов переведенных на русский язык стоит выделить Стюарт К. «Тайны дома Крю. Английская пропаганда в мировую войну 1914-1918гг.», Ллойд Джордж Д. «Правда о мирных переговорах». В 2-х т. М., Иностранная литература, 1957, Никольсон Г. «Как делался мир в 1919г.» М., ОГИЗ, 1945, Хауз Э.М. Архив полковника Хауза. Т. 4. M., ОГИЗ – Госполитиздат, 1944.

Источниками при написании работы послужили документы опубликованные в монографиях по данной проблеме. В частности это выступления лидеров  воюющих стран «14 пунктов» Вудро Вильсона, документы принятия тех или иных решений. А так же некоторые документы на английском языке: British Documents, vol. 2, Societe des Nations A.VI/6 Geneve 18.09.1921, Miller D.H. «My Diary at the Conference of Paris, With Documents. 1924-1926».  

Методология.

Методологической основой для написания работы послужили труды Н. А. Назарбаева: «Казахстан 2030», «Казахстан на пороге 21 века», «В потоке истории». Токаев К.К. Под стягом независимости.

Также были применены общетеоретические и специфические методы научных исследований: институциональный, сравнительный и структурно-фунциональный.

Научная новизна работы состоит в том, что в данной курсовой работе на основе изученного материала, дается сравнительный анализ позиций различных государств к идее образования Лиги наций и мирным инициативам Вудро Вильсона.

Общей целью данной работы является анализ  первого опыта создания всемирной организации — Лиги Наций. Борьба за Лигу существенно повлияла на Восточное решение великих держав. Для В. Вильсона главной была новая организация, ради нее он постоянно уступал в османском территориальном вопросе. Политика никогда не была упрощенной, и наше дело – найти в ее клубке истинное место и возможности, которые были – или не были использованы. Для выполнения поставленной задачи автор сформулировал перед собой следующие задачи:

  1. Осветить предысторию образование Лиги наций.
  2. Разобрать Договор образования Лиги наций и структура Лиги.
  3. Понять успехи и недостатки Лиги наций.

Структура работы составлена в соответствии с поставленными задачами. Работа состоит введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

Во введении рассматриваются актуальность темы, задачи и цели исследования, методологические основы работы, источники и историография исследования, научная новизна исследования.

Первая глава посвящена процессам ведущих воющих государст к осознанию необходимости создания всемирной организации. Во второй главе рассмотрены процессы образования и трудности формирования Лиги наций её Устава и полемика вокруг структурных вопросов. Третья глава посвящена анализу успехов и недостатков деятельности Лиги наций.

В заключении дан анализ основных выводов по рассмотренной теме.          Список литературы состоит из 40 источников.

Общий подход к теме придется начинать с военно-морского флота, как рекомендовал советник В. Вильсона полковник Э. Хауз. Ведь США выходили на просторы мирового океана, где до войны господствовали флоты Германии или Англии. США не хотели догонять их усиленной гонкой вооружений и финансировать своих промышленников. К тому же после войны речь нужно было вести о реконверсии уже имевшегося военно-промышленного комплекса. Поэтому они сделали ставку на торговый капитал, отказались от раздела боевых судов Германии и предложили всемирное разоружение. Заметим, что 16 германских дредноутов, о которых говорилось на Парижской мирной конференции, были эквивалентны 350 тыс. сухопутных военнослужащих.

Чтобы преодолеть колониальные барьеры, В. Вильсон предложил новую систему контроля за подвластными регионами – систему Мандатной опеки со стороны новой международной организации. Лига Наций должна была обеспечить свободу морей и равные условия торговли для всех государств. Одновременно президент США использовал идею о мандате реформатора Британской империи Я. К. Сматса для подрыва всей ее системы управления. Но великие державы не хотели отказываться от секретных договоров и своей доли в военной добыче. США навязали им перемирие на своих условиях, включая Лигу и понятие мандата. При разделе трофеев речь шла об османских регионах, германских колониях в Африке и Тихом океане, а также китайском районе Шаньдун. Игра состояла в том, чтобы получить самое важное и передать партнеру второстепенную часть добычи.

В современном мире существует масса парадоксов. Одним из них является то, что государства настаивают на суверенитете и независимости во все более суживающемся и все более взаимозависимом мире. Каждое государство стремится провозгласить свой собственный курс независимо от действий других стран, но оно остается зависимым от них в области торговли, связи и так далее.

Другим парадоксом можно назвать то, когда суверенная сила государства во взаимосвязанном мире становится источником конфликтов между странами. Каждое государство может пытаться усилить свое положение, престиж, процветание за счет других государств или совместные соглашения. Слабые государства могут чувствовать угрозу со стороны более сильных стран, но через соглашения и договоры более сильные государства могут помочь слабым. Взаимозависимость и сближение стран ведут к совместным действиям как в рамках международных организаций, так и вне их. Но международные организации способствуют лучшему взаимопониманию и кооперации стран с различным уровнем экономического развития и политическим строем. С другой стороны, расхождения национальных интересов ведут к конфликтам и вооруженному противостоянию, которые охватывают многие страны. В этом случае агентства ООН ограничены в своей способности разрешить конфликт, так как не обладают силой сверхдержавы или силой правительства. Они могут обеспечить нейтральное место для проведения переговоров между конфликтующими сторонами. Международные организации создаются как полезные орудия для стран-членов и не могут угрожать суверенитету государств в силу своей специфической слабости.

Следующий парадокс лежит в разделении международных и национальных интересов. С интернационализацией хозяйственных связей национальные и международные проблемы переплетаются все теснее. Внутренние события страны отражаются на внешнем рынке. С одной стороны, в Статье 2 Устава ООН говорится, что ООН не может вмешиваться во внутреннюю юрисдикцию любой страны, но в Главе 1V Устава сказано, что ООН борется не только за мир, но и против угрозы миру. Таким образом, ООН, являясь громадной машиной, имеет не очень многие возможности воздействия на страны-члены, что ведет к дисбалансу между проблемами и средствами их разрешения.

Значительную помощь ООН в решении многих международных проблем оказывают неправительственные организации (НПО) или еще их называют международные неправительственные организации (МНПО). Это объединение национальных общественных организаций, союзов, групп и отдельных лиц из различных государств. Объединение создается в целях содействия международному сотрудничеству в политической, экономической, культурной, научно-технической и других сферах деятельности человека. Эти организации учреждаются не на основании межправительственного соглашения и не ставят своей целью извлечение коммерческой прибыли.

Они выполняют чрезвычайно широкий круг функций: действуют в таких различных областях, как право, оказание помощи беженцам, права человека и разоружение. Деятельность таких организаций может охватывать многие сферы – от влияния на политику и организации групп вокруг конкретных вопросов для оказания технической или медицинской помощи и до проведения различных исследований.

Первые такие организации стали появляться еще в ХIХ веке, но их численность существенно возросла во второй половине ХХ века и число их продолжает расти За последние годы количество неправительственных организаций увеличилось более чем вдвое. Этот рост отражает стремление граждан оказывать влияние на свою собственную жизнь и на окружающую среду. Возросла роль и влияние их на международные отношения. Благодаря своей гибкости, НПО представляют собой уникальную возможность для рядовых граждан принимать участие в решениях, влияющих, по их мнению, на их жизнь, а это может охватывать все – от жилищных проблем и до контроля над вооружением.

В 1945 г. на встрече в Сан-Франциско, где был разработан и подписан Устав Организации Объединенных Наций, правительство США пригласило 42 НПО участвовать в работе. Эти организации представили проекты текстов для Устава, часть которых была затем включена в него, в том числе следующее положение из Статьи 71: «Экономический и Социальный Совет уполномочивается проводить надлежащие мероприятия для консультации с неправительственными организациями…». Это заложило основу для сотрудничества между ООН и НПО.

 

 

глава 1.  ЛИГА НАЦИЙ: ПРОГРАММЫ И ПОДХОДЫ

 

Создание Лиги Наций преследовало три цели:

  • сократить вооружения,
  • предотвратить угрозу войны
  • создать новый порядок, при котором великие правят, исходя из

согласия управляемых.

Для борьбы с угрозой войны Устав формировал Лигу как коллективную систему обороны со своим органом управления и войсками, выделяемыми из стран-участниц пропорционально численности их населения. Совет Лиги имел право принимать решение о прекращении финансовых, экономических и личных контактов с агрессором, применяя к нему полную блокаду и военные санкции. Такое решение следовало принимать на Собрании единогласно всеми присутствующими и участвующими в голосовании членами, или оно становилось рекомендацией. При этом разницы между членом и не членом организации не делалось; даже если обе стороны конфликта не входили в ЛН, ее решения все равно могли им навязываться.[1]

Всякий конфликт предусматривал арбитраж или третейские суды. Суд международного арбитража был создан Гаагской мирной конференцией 1898г., созванной по инициативе Николая II. А II Гаагская конференция 1907г., которую предложили президент Т. Рузвельт и его госсекретарь Э. Рут, занялась повышением его эффективности. Причем Э. Рут стремился дополнить арбитраж постоянным международным трибуналом. Он впервые переводил войну из сферы гражданского в уголовное право, когда любой вооруженный конфликт становился делом всех, а не только участвующих сторон. Таким образом международное право ставилось выше суверенитета отдельных стран. Главную сложность при этом составлял вопрос — как отбирать судей.

 

  • Устав и статьи Лиги наций.

 

Ст.14 Устава Лиги Наций призывала создать подобный суд, что и было сделано в 1921г. в Гааге. 15 судей выбирались на 9 лет Советом и Собранием ЛН не как представители своих стран, а на личном основании. Поэтому хотя США не признали Положение о суде, 4 американцев, включая Ч.Э. Хьюза и Ф.Б. Келлога, были избраны в его состав. Положение о суде полностью отделялось от Устава: страны — члены ЛН могли не принимать его юрисдикции; другие же государства могли признавать его решения, не вступая в Лигу. Для 53 стран, признавших Положение, суд выносил приговоры не по политическим спорам, а по юридическим вопросам. Его решения базировались на толковании договоров, международном праве и международных обычаях. Совет и Собрание ЛН могли запросить консультативного мнения Суда по конкретным пунктам закона.

В эту инстанцию могли обращаться только страны, и дело слушалось с согласия обеих сторон. 39 стран согласились передавать туда все споры о толковании договоров, международного права и репарациях. Первое слушание произошло в 1922г., однако механизма по выполнению судебных решений разработано не было. В отличие от правовых аспектов, Лига Наций занималась по своему Уставу политическим регулированием конфликтов.[2]

При этом участники спора не имели права голоса при решении. Вопросы разоружения также становились функцией Совета. Каждые десять лет он имел право предлагать членам своей организации пересматривать численность и техническое оснащение своих армий и ВМС. В целом отмечалось, что численность войск зависит от нужд самообороны и принятых на себя международных обязательств, а военная промышленность должна быть национализирована и стать прерогативой развитых держав, которые станут обеспечивать потребности остальных государств.

Споры вокруг ст.10 Устава о защите территориального единства и политической независимости от внешней агрессии, а также по доктрине Монро были ключевыми. В Европе англичане хотели защиты только от внешней агрессии, французы же – и от внутренней. Эти разночтения сохранились в английском и французском тексте Устава при Версальском договоре, создавая заметные проблемы.[3] Ну а доктрина Монро была односторонним контролем США над Американским континентом. Европа такого подхода не имела и не могла иметь – на ее континенте и в остальном колониальном мире постоянно шла игра баланса сил. В свою очередь Сенат Соединенных Штатов обоснованно боялся распространения своей доктрины на весь мир – для этого у государства не хватало ни сил, ни опыта. Однако Сенат не хотел и фиксации результатов Первой мировой войны на вечные времена — ведь силы страны росли.

В. Вильсон же создавал всемирную власть, которую у США не хватало возможностей оставить за собой. В своей работе Лига больше опиралась на ст.11 о коллективной обороне, хотя ни на мирной конференции, ни в Сенате на нее не обратили особого внимания. Эта статья позволяла принимать любые меры для борьбы с войной или ее угрозой. Для Европы война всегда была одним из главных свойств суверенитета и не ставилась ст.15 Устава вне закона. Если Совет не мог достичь единогласного решения по конфликту, то применение силы разрешалось.

Чтобы противостоять угрозе глобальных войн, вводился запрет на тайную дипломатию. Договоры подлежали обязательной регистрации в Секретариате и публикации им. Секретариат получал право предлагать государствам пересматривать заключенные ими соглашения. Все противоречащие Уставу ЛН договоренности подлежали пересмотру.

Правда, все эти меры отнюдь не решали вопроса. Во-первых, они снимали понятие нейтралитета для 12 имевших этот статус государств. Такие страны, как Персия, Испания, Швеция, Голландия, Норвегия, Дания или Швейцария должны были бы участвовать вместе со всеми в военных действиях. Поэтому Швейцарии пришлось отдельно поднимать этот вопрос перед Верховным советом союзников. В свою очередь, Соединенные Штаты не смогли бы отложить свое участие в мировой войне до 6 апреля 1917г., им пришлось бы направить войска по первому же решению Лиги.

Показательно, что именно президент США выдвинул теорию, по которой при наличии ЛН в будущих войнах» не должно быть нейтралов». Между тем статус нейтралитета был зародышем мирного сосуществования, выдержавшим проверку двумя мировыми войнами. Он означает не полное разоружение страны, а то, что никакие иностранные войска не имеют права проходить через ее территорию. Интересы нейтралов выражали программные инициативы Ф. Нансена; к ним проявляли интерес и англичане. Хотя они тоже не стали развивать данной темы.

И когда 20-21 января 1920г. Швейцария поставит вопрос о вступлении в Лигу при сохранении своей нейтральности. Совет организации не сможет сразу дать ей согласия. Страна обратится к Верховному совету союзников, потому что Версальский трактат требовал уважать ее статус, а ст.21 Устава признавала силу любых соглашений о сохранении мира. Это означало, что страна получала право не участвовать в международных санкциях против нарушителей Устава. «Мы готовы нести все экономические последствия членства в Лиге Наций», – говорили Г. Адор и М. Хубер. – Но военное сотрудничество нашей страны исключается».[4]

И во-вторых – наличие международной Лиги не было защитой для малых стран при наличии мощных и враждебных геополитических блоков. В 1914г. Совету было бы по силам мобилизовать Антанту против Центральных держав, но при их стремлении к крупному столкновению он не имел возможности предотвратить нападение на Сербию. Уязвимость организации в этом аспекте отмечал на заседании имперского военного кабинета 24 декабря 1918г. премьер-министр Австралии В.М. Хьюз.

 

1.2  Послевоенное устройство мира,  мнение членов Лиги наций.

 

Лига регулировала и послевоенное устройство мира. Судьбы территорий трех прекративших существование империй – Австро-Венгрии, Германии и Османской Турции – решались на основе мандатов. Версальский договор предусматривал два типа передачи территории: прямая аннексия сразу после ратификации соглашения или плебисцит после определенного срока подмандатного правления (5 лет для Смирны, 15 для Саара, 25 для Галиции).[5]

Например, в Сааре все эти годы должна была управлять особая комиссия Лиги. Ее состав подлежал ежегодным изменениям. Сам плебисцит предусматривал 3 варианта: вернуться к прежнему владельцу, отойти к новому или навсегда остаться под управлением Лиги. Она же могла при необходимости разделить плебисцитную зону на 2-3 части. Минимальный возраст голосующих (для Польши, например) определяли в 20 лет. Причем Саар получал отдельные от Германии таможни, железные дороги и законодательство. В октябре 1921г. Лига Наций произвела на основе референдума раздел Верхней Силезии между Польшей и Германией. Плебисцит распространялся только на те регионы, по которым у держав не было согласия – кому они должны отойти.

Мандаты же предусматривались трех категорий. Первая – для «сообществ» с достаточно высоким развитием, чья политическая независимость могла быть предварительно признана. Хотя такая независимость понималась англичанами как развитие внешних связей новыми государствами исключительно с Великобританией, так, ст.1 мандата на Палестину оговаривала, что «мандатарию будет принадлежать вся законодательная и исполнительная власть».[6]

К таким «сообществам» относились регионы Османской империи, включая Армению, Палестину, Хиджаз (ныне северо-западная часть Саудовской Аравии) и Сирию. Сирия и Хиджаз стали членами Лиги и приняли участие в ее первом Собрании. Армении же было отказано. И если такой отказ можно было обосновывать в июне 1919г., то недопущение страны на Собрание ЛН решением Совета Лиги 15 января 1920г. уже давало достаточный повод для раздумий и время для адекватных шагов армянской дипломатии.

Мандатами второй категории становились колонии Германии в юго-западной Африке. Тут запрещалось строительство военных укреплений и баз, обучение местного населения военному делу. Отличием от колонии было то, что все члены Лиги получали свободный доступ к торговле с подмандатной территорией.

Третья категория — юго-восточная Африка практически оставалась колонией, и здесь мандатарий был обязан только посылать в Совет ежегодные отчеты о своей деятельности. Хотя в случае недовольства и жалоб местного населения Лига имела право вмешиваться вплоть до передачи мандата другой стране.

В отличие от колонии, мандатная территория должна была обеспечить равенство экономических условий для всех иностранных держав. До этого колония или зона влияния были преимущественным правом метрополии использовать ресурсы соответствующей территории. Новое понятие «открытых дверей» служило экономическому утверждению США в мире. Устав не распространял своих забот на Российскую империю. Новую Россию не приглашали в Лигу даже в 1920г., но создатели организации достаточно осторожно относились к возможности раздела ее наследия не только в 1920, но и в апреле – июне 1919г.

В том же 1920г. в организацию не вошли Германия, Австрия, Венгрия, Турция (до 1925г.), Афганистан, Египет, Абиссиния, Марокко, Мексика, США и вся Африка кроме Либерии и ЮАС. Вне ее осталось 54% суши и 32,5% населения. Первое собрание прошло в Женеве 15 ноября -18 декабря 1920г. Именно на нем Армения и страны Балтики получили отказ как еще не организовавшиеся. В 1921г. место Греции в Совете занял Китай.

При такой широте полномочий чрезвычайно важным было, как сконструированы органы управления организации. Она имела Совет, постоянный Секретариат и Собрание. Совет должен был включать девять стран: пять великих держав и четыре малых и средних – на основе конвертации. То, что организация планировалась в транснациональных целях, сказывалось во многих деталях. Так, финансовое и экономическое отделения Секретариата создали экономическую разведывательную службу Лиги Наций как важнейший мировой центр данных в этой области; а из 8 млн золотых франков на постройку штаб-квартиры ЛН в Женеве 2 млн были подарены Дж.Д. Рокфеллером.

Бюджет организации составлял 297 тыс. золотых франков в 1919г., 10 млн в 1920г. и 20 млн в 1921г. Она издавала ежегодные двуязычные World Economic Survey, Yearbook и Bulletin mensuel de statistique, а также издания официальных документов Journal Officiel. Первым Генеральным секретарем назначался по Уставу личный помощник британского министра иностранных дел сэр Дж.Э. Драммонд (1919-1933гг.).[7]

Лига Наций и ее Устав имеют достаточно богатую историю. Название организации появилось весной 1915г. У истоков ее стояли 27-й президент США В.Г. Тафт, бывший госсекретарь и военный министр Э. Рут; а в Великобритании — В. Дикинсон, Э. Грей, Р. Сесиль. В этих странах действовали Лига по осуществлению мира, Союз и Комитеты Лиги Наций. Так, в 1916г. председателем британского Союза стал ушедший в отставку с поста министра иностранных дел Э. Грей, в США же на президентских выборах идею защищали обе партии. Осенью 1916 г. А. Бальфур поручает Форин оффису подготовить меморандум о территориальном устройстве Европы. Дипломаты составили два варианта решения: на случай победы или ничьей. В их документе впервые говорилось в пользу учреждения Лиги и послевоенного сокращения вооружений.

С января 1917г. параллельно и активно начали работать в Великобритании и Франции. Форин оффис при активном участии помощника министра иностранных дел, Р. Сесиля и Д. Ллойд Джорджа создает комиссию лорда В. Филлимора. Член Верховного суда страны имел в своем распоряжении 3 сотрудников внешнего ведомства — сэров Э. Кроу, У. Тиррела и С. Херста; и 3 историков – А.Ф. Полларда, Дж. Корбетта и Дж.Г. Роуза. Во Франции руководителем аналогичной комиссии был назначен бывший премьер страны Л. Буржуа. 22 января 1917г. одно из первых своих заявлений в пользу новой организации сделал и В. Вильсон. Однако конкретных механизмов организации еще не существовало.

 

 

Глава 2.   Отношение Лиги наций к военным

конфликтам

 

20 марта 1917г. комиссия В. Филлимора представила первому заседанию Имперского кабинета свой доклад. В нем отрицалась наднациональная власть, говорилось об обязательном арбитраже до начала военных действии. Нарушителю Устава грозило состояние войны со всеми остальными членами союза. Простым большинством голосов против него могли применить военные, военно-морские, финансовые и экономические меры; разрыв торгово-финансовых и личных отношений; бойкот и блокаду. При этом оговаривалось, что решения Лиги не должны быть обязательными. Копию доклада Имперскому кабинету послали на отзыв президенту США и другим союзническим правительствам. В. Вильсон только выразил надежду, что доклад не будет опубликован, чтобы не вызвать нежелательной публичной дискуссии, особенно в Сенате, где его главным оппонентом был Г.К. Лодж.

 

2.1.Имперская Германия по вопросу образования Лиги наций.

 

Во французском докладе Л. Буржуа напоминал, что проект Лиги был поддержан и Центральными державами, в их ответе на ноту Бенедикта XV от 16 августа 1917г. Имперская Германия выдвигала ЛН в качестве одного из своих условий заключения мира. Л. Буржуа тоже писал, что не ставит задачи создать сверх государство. Он предлагал дипломатические, юридические, экономические и военные санкции. Первое – это приостановление или разрыв дипломатических связей и исключение из международных договоров. Второе – прекратить на время применение законов к гражданам страны-нарушительницы, включая конвенции по защите авторского права, промышленной и другой собственности. Не допускать их в суды и трибуналы других стран, не выполнять судебные приговоры в их пользу; применять конфискацию и секвестр имущества. В экономике — блокада и эмбарго грузов, лишение сырья, запрещение выпускать займы в других странах, изгнание с рынка ценных бумаг. По его мнению, Лига должна была контролировать сырьевые запасы, чтобы принудить все государства участвовать в ее работе. Эту идею вполне поддерживали английские разработчики темы В. Вайзмен, лорд Р.Рединг и Р. Сесиль.

Военные меры Л. Буржуа охватывали, по его ст. 16, создание международных войск со своим штабом; или же мандат Лиги одной или нескольким странам на проведение боевых действий. Возглавляемый Ф. Фошем штаб отвечал бы и за сокращение национальных вооружений. Войска должны «обеспечивать решения Лиги Наций и Международного трибунала; преодолевать сопротивление противника в случае вооруженного конфликта». Какие санкции применять – решает Международный совет. Лига является прежде всего системой коллективной обороны.[8] Франция боялась промышленного потенциала и конкурентоспособности Германии даже после мировой войны и не чувствовала себя в безопасности. Не случайно на конференции в Париже говорилось о германской тактике тотальной войны, предусматривавшей целенаправленное уничтожение экономики противника.

В имевшийся контекст мирных инициатив вписались и не могли игнорироваться советские Декрет о мире 8 ноября 1917г. и 6 пунктов о всеобщем мире, оглашенные 22 декабря на переговорах в Брест-Литовске. Они отрицали сепаратные таможенные соглашения и морскую блокаду, не преследующую непосредственных военных целей. Послание В. Вильсона к Конгрессу от 8 января 1918г. было своеобразным ответом на эти пункты, отмечал в своем «Архиве» Э.М. Хауз. Этому обращению предшествовала работа политической разведки США – ее Справочного бюро, созданного именно для нужд Американской комиссии по мирным переговорам. С самого начала оно взяло за основу панамериканский договор 1916г., предусматривавшийся для всего континента. Уже 27 октября 1917г. секретарь по созданию бюро У. Лип-пман отмечал необходимость радикального пропорционального сокращения вооружений до уровня хотя бы 1914г., поскольку «экономически нации не выдерживают этого груза». Больше «не существует разницы между обычной промышленностью и половинчатой подготовкой к войне». В меморандуме С. Мизеса от 10 ноября в пункте о Турции предлагалось поработать над всемирной организацией.

Чуть позже, 19 ноября, тот же С. Мизес запросил у Р. Лансинга Американский договор 1916г., особенно интересуясь его пунктами о взаимной гарантии суверенитета и территориальной целостности. «В Европе мы не скажем, что взяли за основу договоренность Западного полушария», — обещал он. Этот документ требовал, чтобы его участники были республиками и решали все возникающие конфликты только мирными средствами. К 15 декабря Справочное бюро располагало «14 лучшими из известных планов о международных организациях, извлеченных из американских, британских, бельгийских, германских и других источников». При этом изучались уставы международных законодательных, административных, судебных органов, международных коммерческих судов; органов посреднического примирения ; применяемые ими меры награждения и наказания».[9]

 

2.2. Обсуждение восточного вопроса.

 

По Восточному вопросу меморандум 10 ноября предлагал сделать Константинополь и всю Турцию зонами международного правления. В докладной записке от 22 декабря, названной «Нынешняя ситуация: Цели войны и условия мира», говорилось о нейтральном или международном статусе Проливов и османской столицы; о «по меньшей мере автономии для армян», свободе мировых магистралей и равном доступе к природным ресурсам планеты, а также о Лиге Наций, членом которой стала бы и демократическая Германия. 23 декабря разведка добавила тезисы о свободе морей и сокращении вооружений.[10]

Как видим, обращение В. Вильсона от 8 января 1918г. возникло не на пустом месте. Однако чуть ранее, 5 января, когда положение на фронтах было критическим, выступил с ключевой речью Д. Ллойд Джордж. Текст его речи подробно обсуждался военным кабинетом, и в нем говорилось, что «согласие управляемых должно быть основой всякого территориального урегулирования в этой войне». «В наших решениях предусмотрено признание особых национальных условий Аравии, Армении, Месопотамии, Сирии и Палестины… Восстановление прежнего суверенитета на территориях, о которых я упоминал, невозможно».[11]

В этом обращении Лига впервые была включена в условия перемирия, и США активно подключились к процессу ее создания. В своих 14 пунктах президент уменьшил силу заявления Д. Ллойд Джорджа, поскольку восстановление прежнего суверенитета им допускалось. По заявлению В. Вильсона, «национальностям, находящимся ныне под турецким владычеством, должны быть обеспечены безусловная охрана их жизни и абсолютно ничем не стесненная возможность автономного развития». 10 января союзники ответили обширной нотой, в которой оба вильсоновских принципа принимались к осуществлению. Причем подчеркивалось, что Лига Наций нужна как «гарантия политической независимости и территориальной целостности как больших, так и малых государств». Говорилось в нем и об «освобождении народов, подпавших под кровавую тиранию турок».

В докладе от 17 апреля 1918г. У. Липпман и С. Мизес предлагали Д. Миллеру добавить к полномочиям Лиги права на интервенцию и санкции; на умиротворение, посредничество и арбитраж; на обращение в международный трибунал и о недействительности секретных договоров. В развитие V (примирение колониальных претензий с интересами населения) и 14-го пунктов были написаны «Предложения по Уставу Лиги Наций» полковника Э. Хауза (16 июля), завершающий проект С. Харста – Д. Миллера (3 февраля 1919г.) и четыре редакции самого президента (июль 1918, 10 и 20 января 1919 и апрель того же года). Они отличались тем, что американский проект имел структуру и функции Лиги.

Так, например, проект Э. Хауза заявлял, что «любая война или угроза войны является объектом заботы Лиги Наций и стран, являющихся ее членами». Организация должна стать периодическими конференциями дипломатов – послов, полномочных представителей, министров иностранных дел. Они могут учреждать комитеты для расследований и докладов; сформируют секретариат. Международный суд сможет разрешать «любые различия между нациями, не урегулированные дипломатией, арбитражем или каким-либо иным образом». Судьи будут избираться делегатами ЛН. По ст.16 разницы между членом и не членом ЛН практически нет.

Будучи реалистом в политике, Э. Хауз записал в ст.20, что территориальная целостность подвержена «таким территориальным изменениям… которые могут стать необходимыми в будущем из-за изменений в нынешних расовых условиях и стремлениях, согласно принципу самоопределения». Эти изменения были названы необходимыми и целесообразными для благосостояния народов. Интересно, что и сам В. Вильсон сохранил это положение в ст.III первого проекта своего Устава, добавив к нему возможность материальной компенсации. Он записал, что изменения территории «могут стать необходимыми в будущем из-за изменений в нынешних расовых условиях и стремлениях». Страны «принимают без оговорок тот принцип, что мир на планете превосходит по важности все вопросы политической юрисдикции или граница. Тезис о целостности вызвал сомнение и у Р. Лансинга, поскольку не имел «достаточно гибкости для естественного роста».

Кроме этого шеф политической разведки, а за ним и президент предлагали максимально сократить национальные вооружения; не производить снаряжение на частных предприятиях, а также публиковать содержание военных (и военно-морских) программ и объемов оружия. «И кто будет определять приемлемый минимум?» – скептически вопрошал Р. Лансинг.[12]

Следует помнить, что в отличие от В. Вильсона идея Лиги имела для англичан и сугубо пропагандистский характер. Она помогала поднять подчиненные народы, должна была вывести из коалиции самого слабого противника – Австро-Венгрию и делала перемирие более приемлемым для Германии. О пропагандистском характере декларации о военных целях и призывов освободить угнетенные народы говорил и Д. Ллойд Джордж на заседании Верховного Военного Совета 2 февраля 1918г. «Никто не обязан выполнять свою речь», – добавлял он.[13]

24 февраля 1918г. директор Управления пропаганды на неприятельские страны лорд А. Нортклиф направил деловую записку об этом шефу Форин оффиса А. Бальфуру. Он предлагал тезис «правительство, соответствующее желаниям управляемых», хотя таких выражений, как самоуправление или автономия, следовало избегать. 26 февраля А. Бальфур дал свое добро, и в начале мая -июне «Лига свободных наций» активно использовалась, чтобы сделать условия мира приемлемыми для Германии.

При этом подчеркивалось, что ее колонии не станут полной собственностью союзных держав. Они будут управляться организацией, в которую войдет и Германия, на основе «открытых дверей» для всех ее членов. «В колониях будет безусловное равноправие всех наций Лиги в торговле». Оговаривалось также, что «малое государство… логически должно освобождаться от обязанности участвовать в осуществлении решений конгресса… Союз должен быть прямо или косвенно хранителем всех ненаселенных областей, должен поддерживать порядок и способствовать заселению таких бесхозных стран, как Армения и Месопотамия в настоящее время».[14]

 

2.3.Отношение к национальному вопросу.

 

27 сентября 1918г. в нью-йоркской речи из Метрополитен-опера президент США добавил, что внутри Лиги не допускаются «никакие особые или отдельные интересы любой отдельной нации или группы наций», если они не совпадают с интересами всех. Не может быть «никаких союзов, объединений, специальных обязательств или договоренностей» внутри ее семьи. Не разрешаются экономические группировки и запрещаются меры бойкота или изоляции. Только сама ЛН может применять «экономическое наказание отлучением от мировых рынков… в качестве дисциплинарного и контролирующего средства». Там же содержалось и требование отказа от секретной дипломатии.[15]

Имелись также план Р. Сесиля, составленный в декабре 1918г. по типу Священного союза; итальянский проект В. Орландо и швейцарский вариант. Летом этого года работа В. Вильсона базировалась на докладе В. Филлимора с его гарантиями арбитража и обязательной процедурой примирения, а также проекте Э. Хауза, отрицавшего применение вооруженных сил, но включавшего полную блокаду нарушителя. Президент США добавил использование армии.[16]

В конце октября 1918г. между союзниками развернулась упорная борьба из-за «14 пунктов», которые Европа не желала принимать. Наиболее горячими были 29-30 октября и 1-4 ноября, причем 29-го дело дошло до угрозы разрыва. И это еще до заключения перемирия. Разрыва удалось избежать, поскольку США сочетали уступки в вопросах ВМС с прямыми угрозами обнародовать истинные цели европейцев. Полковник проталкивал 14 пунктов с комментариями, одобренными президентом. Их разработали Э. Хауз, В. Липпман и Ф. Кобб, они значительно смягчили заявления В. Вильсона, но даже в этом виде документ встречал яростное сопротивление. Одновременно в центре дискуссии оказались проблемы раздела германских военно-морских сил, новой России, свободы морей и просьбы о перемирии со стороны Германии, Австро-Венгрии и Турции. Без флота великие державы, включая США, не могли проводить активную политику на Востоке. А последние при всем желании не могли игнорировать фактор России, даже переживающей революцию и развал государства.

Британцы жестко возражали против «абсолютной свободы плавания на морях». С 27 октября споры с Э. Хаузом на эту тему вели В. Вайзмен и лорд Р. Рединг; 29-го к ним подключились премьер и А. Бальфур. В этот день состоялось одно из первых неофициальных совещаний Верховного военного совета, к разговору подключились Ж. Клемансо, С. Пишон и С. Соннино. Их не устраивала открытая дипломатия, хотя Э. Хауз разъяснял, «что имеются в виду не открытые переговоры, а только гласность их результатов». Его поддерживал А. Бальфур, так как его страна менее других проигрывала от пересмотра тайных договоров, если США спишут ей военные долги. С. Соннино требовал отложить обсуждение принципов до мирной конференции, но этого Э. Хауз настоятельно хотел избежать. Пока союзники не были уверены в перемирии, «влияние США продолжало быть очень сильным». После капитуляции державам «легче было бы не считаться с американским влиянием и заключить какой им угодно мир». Договорись они о конкретных условиях заранее, и на конференции никто не захотел бы говорить о ЛН. Тактически этот расчет был безошибочным.

По вопросу о мировом океане Э. Хауз заявлял, что господству англичан над ним положен конец: США достаточно богаты, чтобы добиться преимущества. При необходимости решение будет только вопросом времени, поэтому лучше договориться миром. Полковник требовал неприкосновенности для американской частной собственности на море в военное время. Чуть позже, 4 ноября, он приводил письменное обращение В. Вильсона с угрозой «построить сильнейший флот, чего наш народ давно ждет». Д. Ллойд Джордж отвечал, что «Великобритания истратит все до последней гинеи, чтобы сохранить превосходство своего флота над флотом Соединенных Штатов или любой другой державы… Незачем говорить, будто я принимаю данный принцип. Это только приведет к тому, что через неделю здесь окажется новый премьер-министр, который повторит, что он не может принять этот принцип». «Мы не намерены допустить, — парировал полковник, — чтобы Великобритания регулировала нашу торговлю всякий раз, когда она воюет».

Помимо комментариев к «14 пунктам», Э. Хауз, Ж. Клемансо, Д. Ллойд Джордж, А. Бальфур и С. Соннино обсуждали 29 октября, как поступить с просьбами Германии, Австрии и Турции о перемирии и с германским флотом. По первой теме полковник представил документ, разработанный им, В. Липпманом и Ф. Коббом и получивший официальное одобрение В. Вильсона. Д. Ллойд Джордж сразу отклонил п.2 о свободе морей и их блокаде только международными силами: блокада была жизненно важным средством для его страны. Вместо этого, при поддержке Ф. Фоша, он предложил поделить 150 германских подлодок и 16 дредноутов, не исключая возможности их затопления. Эти дредноуты, без подлодок, были эквивалентом 350-500 тыс. сухопутных войск. Американская же сторона вела речь только об изъятии кораблей, так как раздел сохранял морское преимущество англичан над США, вынуждая их, как и французов, нести расходы по гонке вооружений. Но главный военный эксперт американцев, правая рука военного министра Дж. Дэниелса адмирал В. Бенсон сразу воспротивился идее наращивания морских сил.

Отказ принимать корабли означал, что США будут ставить на мировую интеграцию в рамках давно пропагандируемой Лиги Наций. Это означало, что финансы государства не пойдут в национальную промышленность, а роль торгового капитала усилится. Такая тенденция стимулирует продажу продовольствия и укрепит банки. Ведь за поставки нужно платить, а списывать европейские долги В. Вильсон не собирался. Более того, он покушался и на репарации, потому что за помощь следовало платить арестованными авуарами неприятеля. До 1917г. США усиливали свою гражданскую экономику за счет войн и гонки вооружения в Европе. После войны они хотели получить такой же результат и догнать вооруженные силы Европы, не делая дополнительных затрат.

Англичане заявили, что не могут отказаться от единоличных блокад. Их поддержали Ж. Клемансо и С. Соннино. Э. Хауз пригрозил сепаратными переговорами с Германией и Австро-Венгрией, что «сильно затронуло бы экономическое благосостояние союзников, полагавшихся на американскую помощь в период восстановления». Это было открытой угрозой разрыва, но Д. Ллойд Джордж отвечал, что, если нужно, Европа продолжит войну и без США. Ж. Клемансо добавил свое «да», и Э. Хаузу пришлось уступить. Хотя 30 октября полковник сделал еще одну попытку, предъявив ультиматум В. Вильсона о свободе морей и создании Лиги Наций. Иначе тот отказывался участвовать в работе. Президент грозил, что «выступит в Конгрессе и точно укажет, за что воюют Италия, Франция и Великобритания». Это подействовало отрезвляюще.

К проблеме вернулись 1-4 ноября. Э. Хауз старался отложить морскую тематику до конференции, но 3 ноября Британия оговорила, что и там оставит за собой полную свободу рук. В этот день полковник зачитал слова своего шефа с просьбой только изменить международные законы морской блокады. Теперь он предлагал отказаться от применения блокад только между собой. Со своей стороны Э. Хауз просил согласиться лишь с тем, «что вопрос подлежит обсуждению». На это премьер согласился, и США сочли это дипломатической победой. Главная причина спора крылась в борьбе за свободу торговли транснациональных поставщиков оружия, амуниции и зерна.

На последнем этапе морской дискуссии Д. Ллойд Джордж, не дожидаясь решения ВВС, выехал 4 ноября домой. Он понимал: если Э. Хауз отказывается от дредноутов, значит, В. Вильсон будет настаивать на Лиге Наций. При согласии американца на военные корабли следовало ожидать, что США предпочтут опеку над новыми территориями. (Позже, чтоб успокоить союзников, президенту пришлось организовать интервью в «Тайме». В нем он признавал, что «в силу географического положения и исторических традиций» за Британией «должны быть признаны особые интересы во всех морских проблемах». Вопрос океана не был решен в ходе всей конференции, и его отложили вплоть до 1927г.)

Наряду с другими, объяснения к п. 5 содержали принцип мандата, разработанный Я.К. Сматсом. А комментарий к п. 9 предусматривал международный контроль над Константинополем, предоставление Анатолии туркам и создание независимой Армении. Он безоговорочно признавал французский контроль над Сирией, обещанный ей тайными договорами, и устанавливал, что Великобритания «безусловно является лучшим мандатарием для Палестины, Месопотамии и Аравии». Общий кодекс гарантий был бы «обязательным для всех держав-мандатариев в Малой Азии… вписанным в мирный договор. Он должен включать условия, ограждающие меньшинства и принцип открытых дверей».

Относительно России говорилось об отмене Брест-Литовского договора и возможном признании де-факто правительств малых государств при условии созыва ими национальных собраний. Самой России предлагалось предложить всевозможную экономическую помощь. Комбинация проблем была симптоматичной: Восточная политика невозможна без учета и участия России, даже в условиях революции.

 

 

ГЛАВА 3. Принятие  «14 пунктов» и дальнейшие

действия Лиги.

 

После всей этой борьбы В. Вильсон наконец передал 5 ноября 1918г. меморандум союзных держав Германии. Антанта принимала «14 пунктов» как основу для мира, причем противнику не позволялось их интерпретировать. Заметим, что, когда 5 октября – 5 ноября 1918г. Германия в лице принца Макса фон Баденского принимала принципы США, в них содержалось только два территориальных требования: Эльзас -Лотарингия и Польша. Помимо упразднения монархии, предложения В. Вильсона выглядели достаточно мягкими.[17] Поэтому 7 мая 1919г., принимая условия Версальского договора, граф У. фон Брокдорф-Ранцау требовал для своей страны членства в Лиге. Он делал это, чтобы не потерять полностью контроля над колониальными владениями и торпедировать формирование стабильной военной коалиции.

 

3.1   Первый судебный процесс над международными военными преступниками.

 

В рамках новой международной организации был поднят вопрос и о беспрецедентном до тех пор международном судебном процессе над военными преступниками, 20 ноября 1918г. Дж. Керзон доложил британскому Имперскому кабинету об этой инициативе Ж. Клемансо, поставившего вопрос «Об ответственности за войну» в свой проект повестки дня мирной конференции. Дж. Керзон сообщил, что французский премьер видит трибунал, в который войдут союзнические и нейтральные страны; он предлагает Лиге организовать процесс от имени всего мира и просит англичан предоставить для этого все имеющиеся у них документы. Причем позже союзники выработали формулировку: о «преступлениях и судебно наказуемых деяниях против прав народов».

Запрос Дж. Керзона был неслучаен: к дню заседания комиссия из 11 человек во главе с Генеральным прокурором страны Ф.Е. Смитом (лордом Биркенхедом) уже выполняла поручение о подготовке процесса. Сам прокурор занимался преступлениями над пленными, а юридические советники короны составляли обвинительное заключение за разжигание войны как преступление против человечества и за нарушение норм международного права в военное время.

К 28 ноября английская комиссия дала единодушное заключение, рекомендуя судить правителей Центральной коалиции. Юристы не исключали судей из нейтральных стран, хотя сам Ф. Смит склонялся к суду союзников. Они советовали делать упор на ход военных действий, когда грубо нарушались нормы международного права и совершались тягчайшие преступления. Имперский кабинет единогласно принял эти предложения.[18]

На следующий день посол Франции в Вашингтоне передал Лансингу записку, в ней предлагалось, чтобы принципы Лиги разрабатывали все страны, включая врагов. В ней особо оговаривалось, что «метрополии и колониальные территории, которыми союзные державы владели на 1 августа 1914г., не будут затронуты» новшествами. Говорилось также о «торжественном осуждении всех нарушений международного права и принципов гуманизма и признании неправоспособности вражеских делегатов, подписавших нарушенные обязательства или персонально ответственных за нарушения национальных законов или за преступления против человечества».

Инициатива англичан проявилась в дальнейшем и в том, что в отношении Османской империи осуществлялось сразу два судебных расследования, одно из них силами исключительно Великобритании. Однако главным образом вопрос прорабатывался и был похоронен в ходе Парижской мирной конференции.

В эти дни Ж. Клемансо предлагал обсудить договор о Лиге в узком кругу 4-х лидеров, но В. Вильсона это не устраивало. Тот желал обширного собрания, чтобы проповедовать всему человечеству и устанавливать для него законы. Он хотел «обращаться к народам и парламентам через головы их правительств». По крайней мере, он хотел попытаться сделать это. В итоге ни президент, ни его госсекретарь не ответили на ноту французов и не откликнулись на предложение отбросить секретные договоры, чтобы реализовать на деле американскую идею открытой дипломатии.[19]

Со временем от открытости не останется и следа. И когда в январе 1920г. Совет министров иностранных дел рассмотрит вопрос о публикации протоколов конференции, именно американцы потребуют не делать этого. В ответ на заявление, что издание можно осуществить за 6-9 месяцев – остается только принять решение и определить тираж, X. Уоллейс сделает забавное признание: «Г-н В. Вильсон рассматривал беседы четырех… как абсолютно конфиденциальные, которые никогда не будут опубликованы». Дж. Керзон попробует возразить: документы бывают секретными и несекретными. «Пленарные заседания и заседания комиссий можно именно опубликовать». А вот обсуждения различных Советов оставим в секрете.

В скобках добавим, что к этому моменту англичане решением своего Военного кабинета уже издали часть протоколов Совета 10-ти и 5-ти для служебного пользования, а французы имели ряд этих экземпляров у себя на руках. В качестве компенсации X. Уоллейс сделал запрос, могут ли европейцы опубликовать материалы по Лиге. Но при ответе «мы можем сделать это за неделю» сразу пошел на попятный. «Для американского правительства было бы крайне стеснительным, если эти документы будут опубликованы до ратификации Договора Сенатом».[20]

Вслед за этим Ж. Клемансо, Ф. Фош и М. Вейган посещают 30 ноября – 3 декабря 1918г. Лондон, где встречаются с Г. Уилсоном, А. Бальфуром и Д. Ллойд Джорджем. 2-3 декабря они проводят трехстороннюю конференцию с участием Италии (В. Орландо, Ж. Клемансо и Д. Ллойд Джордж). Отчет о ней Э. Хаузу предоставили 5 декабря С, Соннино, лорд Э. Дерби и В. Орландо.

На первом же пленарном заседании лорд Ф. Биркенхед сделал доклад о суде над кайзером; п. 3 этого доклада предусматривал создать международный трибунал из союзников. Ж. Клемансо назвал такой суд самой актуальной задачей, а Д. Ллойд Джордж поднял вопрос о лагерях для военнопленных. Было решено передать командовавших ими офицеров в ведение военных судов. А. Бальфур вновь попытался подключить и нейтралов, но безуспешно. Резолюция от второго декабря гласила: «Британское, французское и итальянское правительства согласны, чтобы кайзер и главные соучастники были преданы суду международного трибунала». Еще одна резолюция оговаривала, что «нации, получившие независимосгь после воины, будут заслушаны» конференцией.

На следующий день обсудили вопрос размещения британских оккупационных частей. Было решено, что: «Британские войска, находящиеся в любой части Европейской Турции, остаются под командованием генерала Ф. д’Эспере. Остальная британская армия под командованием генерала Дж. Милна может быть переведена на Кавказ или же в иное место по заключению соглашения между заинтересованными странами». В этом случае британская армия выходит из-под французского командования. Решили, что в дальнейшем США должны одобрить принятые постановления. В результате премьеры Европы решили создать Международный суд союзников. Главы трех кабинетов известили об этом президента США по телеграфу и получили его согласие.[21] Однако если скептик в вопросах Лиги Ж. Клемансо сразу предложил в декабре 1918г. конкретный Международный суд, то величайший идеалист своего времени В. Вильсон совсем не испытывал энтузиазма по данному поводу. Трибунал активно поддерживали все три лидера Европы, но западный аналог интернационалиста В. Ленина – В. Вильсон не захотел этого суда ни для политики, ни для пропаганды справедливости и гуманизма.

Кроме того, В. Вильсон хотел быть председателем мирной конференции, что, в общем-то, было дипломатической заявкой на лидерство. Однако Э. Хауз тактично объяснил, что на конференции в Париже председателем может быть только француз. Добавим, что это намерение В. Вильсона выбивало из переговоров и Р. Пуанкаре. Один президент, будучи председателем, ставил бы другого в неравноправное положение. Тогда американец сказал, что будет делегатом конференции, хотя дома ему предлагали говорить с премьерами частным образом. Эту точку зрения разделяли также Ж. Клемансо, посол США в Великобритании Дж. Дэвис, сэры В. Вайзмен, Р. Рединг и многие другие.[22]

В конце месяца, 24 декабря 1918г., состоялось еще одно важное заседание британского Имперского кабинета. На нем следовало принять окончательное решение по Лиге. Для заседания раздали записки Я.-К. Сматса и В. Филлимора, мнения Форин оффиса и министерства военно-морских сил. Вел заседание Р. Сесиль, предложивший создать в какой-нибудь нейтральной столице постоянную организацию во главе с Э. Венизелосом. Р. Сесиль и Д. Ллойд Джордж говорили, что необходимо бороться за мир, а первые мероприятия следует опробовать на проигравших войну странах. Разоружение и отмену воинской повинности нужно начинать с Германии.

В ходе дискуссии В. Хьюз верно отметил, что, будь Германия членом Лиги в 1914г., она все равно начала бы воевать, потому что «действительные причины войны были национального и экономического характера». Премьер-министр в свою очередь подчеркивал, что «вопросы не должны приниматься большинством голосов. Если Англия не согласна, то другие государства не могут заставить ее согласиться большинством своих голосов».

26 декабря в Лондон прибыл и В. Вильсон. Он встречается с Д. Ллойд Джорджем и А. Бальфуром, получает от них копию доклада Я. Сматса. Президент сразу говорит, что намерен сделать Лигу первым вопросом в повестке мирной конференции. Тогда же он получает от А. Бальфура сообщение, что британский межведомственный Комитет по Восточным делам хочет передачи мандата на Константинополь и Армению США, однако президент отклонил это предложение.

На его встрече с премьерами Англии и Франции было решено сделать Лигу суперинструментом мировой политики. Лидеры согласились, что для контроля новых видов оружия необходим новый инструмент управления. Поэтому применение военно-воздушного и химического оружия резервировалось только за Лигой и международными органами власти. Каждый новый член ЛН должен был передавать в ее распоряжение определенное число авиаэскадрилий. Кроме этого лидеры политики оценили науку как новое и мощное средство поддержания мирового порядка.

Вето па национальные ВВС наложить не решились, но предложили перенести внимание великих держав на создание международных ВВС. Химическое оружие слишком трудно контролировалось при производстве, поэтому применение его решили запретить. Заметим, что У. Черчилль связывал этот запрет не с поражающей силой нового оружия, а с трудностью контроля за его производством.

Подводя итоги работы В.Вильсона над вторым проектом Устава в декабре 1918г. – 10 января 1919г., отметим, что она основывалась на проектах Я. Сматса о мандатах и Совете ЛН; проекте Р. Сесиля об узком Совете только для держав-лидсров; на предложениях Р. Лансинга от 23 декабря о международном суде и отказе от военных санкций с использованием бойкота; замечаниях генерала Т. Блисса от 26 декабря о Главном собрании, мировом управлении, по вооружениям и национальным интересам; а также разработке Дж.Б. Скотта – Д.Х. Миллера от 7 января. Сам президент добавил к ним предложения о мандатах Лиги для всех колоний и гарантии меньшинствам.[23]

«Мы, – говорил Ж. Клемансо, – создаем нечто вроде ордена тамплиеров или мальтийского ордена, чтобы защищать цивилизацию от варварства». Между тем по законам управления вслед за этим потребовался бы еще один мощный орган, чтобы контролировать и ограничивать сами органы контроля. Ведь по разработанным основателями США принципам взаимоконтроля и равновесия властей вопрос «кто сторожит самих сторожей?» очень важен. Даже в сегодняшних реалиях для человечества вполне обоснован вопрос: а кто будет защищать «варваров» от сторожей цивилизации? Да, заметил В. Вильсон, «чтобы основать орден, у нас, конечно, нет недостатка в рыцарях». (Хотя с рыцарями всегда недостаток.) «Пусть это будет новая знать». «В любом случае, – добавил Д. Ллойд Джордж, -они лучше гоняющихся за прибылью, которые ежедневно обивают мой порог».[24]

И это был еще один смертельно опасный симптом. С того момента, когда приоритетом государства становится не эффективность и конкурентоспособность производства, а что угодно иное – собственная аристократия, ее альянс с финансовым капиталом и т.п., – страна начинает слабеть.

 

3.2. Договор образования Лиги наций и структура Лиги.

 

Членами Лиги наций стали 45 стран из 48, принявших участие в обсуждении Договора образования Лиги и его ратификации.

Некоторые вопросы и сложности стали появляться, когда Великобритания получила 6 голосов на Ассамблее благодаря своим колониям. Страна могла стать членом Лиги, если за нее проголосует 2/3 членов Ассамблеи. Для выхода из Лиги наций требовалось подавать заявление о выходе за два года и требовалось единогласное голосование. Соединенные Штаты Америки не стали членами Лиги наций, так как сенат проголосовал против вступления в нее.

Самое большое число членов Лиги наций достигло 63, но с выходом их нее некоторых стран число членов сократилось до 60. Первые исключения из Лиги произошли в 1927 и 1928 годах, когда Коста-Рика вышла из-за финансовых трудностей, а Бразилии было отказано в получении постоянного членства. Единственным принудительным исключением стало исключение СССР в 1939 году за развязывание войны против Финляндии.

Наиболее важными целями Лиги наций были обеспечение мира и предотвращение войн и укрепление международного сотрудничества. В Договоре образования Лиги 10 статей из 26 были посвящены достижению мира и безопасности в мире. Для поддержки мира существовало два основных принципа: 1) страны-члены Лиги соглашались уважать и оберегать территориальную неприкосновенность и политическую независимость других стран; 2) война или ее угроза должна быть делом всех членов Лиги наций.

В том случае, когда страны не могли найти взаимоприемлемый вариант, они должны были подавать свои требования на рассмотрение в арбитраж или в Совет Лиги наций. После принятия решения Советом, воюющие стороны не должны были воевать в течение трех месяцев после принятия соответствующего решения. Статья 14 Договора устанавливала международный суд, а статья 16 – обеспечивала Договор “зубами” в виде экономических и политических санкций против стран-членов, которые не желали выполнять решения Совета или суда. Программа действий Лиги предусматривала разоружение как “наинизшую точку безопасности” в мире. В договоре также предусматривалось экономическое и социальное сотрудничество в форме различных международных организаций. Так, хорошо известная Международная организация труда (International Labor Organization) первоначально была образована как часть Версальского договора, и было высказано мнение, чтобы все последующие международные организации работали под эгидой Лиги наций.

Достижением Лиги наций явилось отмена всех секретных договоров, которые должны были быть переданы в Секретариат Лиги для последующей публикации.

Организационно в Лиге наций существовало три органа:

– Ассамблея;

– Совет Лиги;

– Секретариат.

Все члены Лиги были членами Ассамблеи, делегации стран-членов состояли из 6 человек и одного советника или секретаря. При голосовании одна страна имела один голос. Сессии Ассамблеи проводились ежегодно и продолжались 1 месяц. При Ассамблее работало 6 комиссий: – по правовым вопросам; – по технической организации работы; – по сокращению вооружений; – по бюджету и финансам; – по социальным и гуманитарным проблемам; – по политическим проблемам.

Решение комиссий принималось большинством голосов стран-членов, но оно должно было быть одобрено на Ассамблее единогласно. Однако часть вопросов, выносимых на Ассамблею, требовала лишь большинства голосов (принятие новых членов в Лигу, выборы в Совет Лиги).

Совет Лиги должен был состоять из 5 постоянных и 4 выборных членов, но поскольку США не участвовали в работе Лиги, формула членства составила 4 + 4 – наименьший состав в истории международных организаций. Договор разрешал иметь Совет из 8 – 15 членов, в том числе от 3 до 6 постоянных членов и от 6 до 11 выборных членов. Основной упор в разрешении спорных вопросов в Договоре был сделан на Совет Лиги, а не на Ассамблею, так как в Совет входили супердержавы, которые могли доминировать в мире.

Генеральный секретарь и его штат не подчинялись стране, откуда они были выбраны. Генеральный секретарь управлял организацией и работой секретариата, помогал в работе Совета и Ассамблеи. Первый генеральный секретарь проработал с 1919 года по 1933 год, второй – до 1940 года, третий – до 1946 года.

Вокруг Лиги наций работало около 20 различных вспомогательных организаций, которые были объединены в 3 группы: 1/ экономические и финансовые организации; 2/ организации для связи; 3/ организации здравоохранения и советники. Бюджет Лиги составлял от 2,5 до 7,0 млн. долларов США.

Первая мировая война еще раз подтвердила, что кризис империй всегда проявляется в несоответствии между территориальными приобретениями государства и ростом его финансовых проблем, включая внешние долги. С того момента, когда милитаризм обходится стране дороже, чем его отсутствие, империя начинает распадаться. Она не успевает рационально использовать новые территории и получить от них экономическую выгоду, превышающую содержание армии и государственного аппарата. Более того, кризисное состояние империи всегда проявляется и в том, что она не обеспечивает эффективного использования даже своих внутренних территорий. Отсутствие эффективной промышленной переработки своего сырья, продовольственные проблемы при невозделанных или плохо обрабатываемых землях — все это признаки серьезного кризиса.

Британский внешний долг за 1914-1920 гг. вырос с 711 млн ф. ст. до 8 млрд 79 млн (во Франции он увеличился на 270 млрд франков). Репарации же давали только чуть более 1/5 военных расходов Англии и 1/4 расходов Франции.[25]

Заметим, что в отличие от США англичане подходили к вопросу Лиги всегда и исключительно с точки зрения своих национально-имперских интересов. Показательным в этом плане был первый проект генерал-лейтенанта Я.-К. Сматса о реформировании империи от 15 марта 1917г. Так, после беседы с А. Милнером 12 марта, Я.-К. Сматс предложил Имперской военной конференции (комитету) в Лондоне 15-16 марта 1917г. свою резолюцию о реорганизации Великобритании до окончания Первой мировой войны. Она предполагала независимость для ЮАС, Канады, Австралии и Новой Зеландии. Аналогичный подход был и у ведущих американских экспертов, разрабатывавших Устав ЛН, правда, они судили о чужой империи.

«Все доминионы, колонии, протектораты, зависимые территории или владения, имеющие ныне тарифную систему, в какой-либо степени отличающуюся от системы, применяемой в стране, с которой они связаны политически, будут рассматриваться как государства», -писали Д.Х. Миллер и Дж.Б. Скотт. Им возражал госсекретарь Р. Лансинг, утверждавший, что «следует признавать разницу между «экономическими единицами» и «суверенными единицами». Англичане же попытались послать самостоятельного политика из ЮАС, генерал-лейтенанта Я. Сматса, командовать войсками на палестинском направлении, однако он от предложения отказался.

Далее генерал составляет меморандум «Лига Наций: Практические предложения». Он создает структуру из общего Собрания, Совета как небольшого совещательного органа и постоянного Секретариата. Пользуясь материалами В. Филлимора, Я. Сматс добавил отмену воинской повинности, ограничение вооружений и систему мандатов для территорий России, Австро-Венгрии и Турции. Генерал предложил, чтобы Лига заменила освободившимся народам этих империй прежние метрополии и стала защищать их от могущественных соседей. Мысль была ясной и точной: ведь откалываются обычно окраины – а их прежние хозяева становятся довольно ревнивыми соседями. Таким образом, ЛН помогла бы войти в бывшие австрийские или российские зоны влияния и стать дополнительной гарантией, что они не вернутся в прежнее состояние.

По его мысли, закавказские и каспийские области России, Месопотамия, Сирия, Ливан «потребуют руководящей помощи… внешней власти, могущей обеспечить им устойчивое управление». При этом Палестина и Армения выделялись в отдельную категорию. Здесь «ввиду разнородности в управлении автономия в полном смысле слова… исключается, и управление в очень большой мере должно будет осуществляться какой-либо внешней властью». Он оговаривал, что запрет воинской повинности не распространяется на страны, чьи колониальные владения требуют длительной и обязательной службы. Однако отдельной армии для ЛН не предусматривалось.

Идеи и предложения Я.-К. Сматса о структуре всемирной организации оказали сильное влияние на президента США. Познакомившись с этим планом, британский министр иностранных дел А. Бальфур поручил в начале марта 1918г. барону В. Филлимору разработать проект объединения народов. 29 марта доклад В. Филлимора был готов, а в мае его направили Военному совету, премьер-министрам доминионов и президенту США. Этот документ имел 18 статей и лег в основу будущего Устава. Проект поддержала палата лордов, где его защищал своей речью Дж. Керзон; а Э. Грей издал соответствующую брошюру.

Заметим, что, в отличие от центробежных сил доминионов в лице Я. Сматса, силы метрополии в лице В. Филлимора и МИДа хотели, чтобы новая постоянная организация дипломатов охраняла морское лидерство их страны. Поэтому ЛН должна была заняться ограничением гонки вооружений, что совсем не означало их сокращения, которого так добивался президент США. Ограничение консервировало уже имеющееся соотношение сил и позволяло избегать новых расходов. А сокращение привело бы к паритету английских и американских ВМС. Добавим, что В. Филлимор требовал обязательного третейского суда до возникновения конфликта и карательных военных действий против стран, уклоняющихся от примирения.

Весной и летом 1918г., пока шла война с неясными для союзников результатами, разработки Я. Сматса имели только внутреннее применение. К осени же, накануне и после перемирия, идея мандата стала приобретать международно-политический оттенок. На заседании 20 ноября 1918г. Имперский кабинет уже обсуждает вопрос об ЛН в сочетании с дележом германских колоний между доминионами. На нем Д. Ллойд Джордж предложил выделить что-нибудь и США. В ответ Дж. Керзон напомнил, что Штаты скорее предпочтут Константинополь или Армению. Тут Сматс впервые вводит понятие мандатной опеки, включая одинаковые тарифы и равные возможности концессий для всех стран.

На заседании особо подчеркивалась неприемлемость кондоминиума или международного правления: править будет одна держава, исходя из принципов Лиги о единой экономической политике, одинаковых тарифах и концессиях для всех членов организации, а также при демилитаризации мандатных зон. Дж. Керзон вновь делает акцент, что США не получат доступа в Палестину или Месопотамию – вместо этого им отдадут Армению. Д. Ллойд Джордж резонно заметил, что их еще нужно спросить, захотят ли они брать такой мандат. Одновременно Дж. Керзон доложил об инициативе французов провести суд над кайзером.

Замечание премьера немедленно породило зондаж, сделанный сотрудниками Форин оффиса. И уже 3 декабря Д.Х. Миллер извещал о беседе с Ю. Перси, прошедшей в присутствии сэра В. Вайзмена. Речь шла о международном контроле Лиги над Проливами и османской столицей по мандату ЛН. Роль мандатария отводилась США. Английский дипломат предлагал, «чтобы США приняли мандат и не занимались выработкой общих принципов Лиги. Иначе может встать вопрос о контроле и за Панамским каналом». Учитывая, что англичане не собирались допускать кого бы то ни было в Гибралтар, американец уверенно ответил, что «такая параллель с Босфором вряд ли возможна».[26]

Руководители королевства и доминионов не проявили интереса к мировому правительству — они и без этого занимались управлением огромной его части. Правда, имперская система давала сбои, но для этого предлагалась совершенно иная система Британского Содружества. Поэтому Лига Наций была для них постоянной дипломатической конференцией, на которой конфликты будут разрешать державы – лидеры мировой политики.

В силу того, что планы стали приобретать конкретный характер, 16 декабря 1918г. доклад Я. Сматса был опубликован, а 24-го числа генерал детально представил идею о мандате заседанию Имперского кабинета. Здесь предстояло принять окончательное решение Британии по Лиге Наций. Вместе с брошюрой Я. Сматса и докладом В. Филлимора членам кабинета раздали разработки Форин оффиса и Адмиралтейства.

Против мандатов сразу восстали премьеры Австралии и Новой Зеландии В.М. Хьюз и В.Ф. Массей. Поддерживаемый Л. Ботой, Я. Сматс тоже не хотел применять мандаты у своих границ – в германской Юго-Западной Африке. В. Хьюз сразу отметил несовместимость структуры Лиги с задуманной им системой подимперий, объединенных в Британское Содружество Наций. Маленькие империи в рамках большой империи В. Хьюза и В. Массея создавали двухуровневую систему, что облегчало управление огромной империей. Но одновременно они служили и признаком, что та «становится слишком тяжелым бременем для такого маленького острова». Лига же была централизованной структурой пирамидального типа.

В этом месяце уже имелся и план Р. Сесиля, правда, его коллеги предупреждали, что защищаемый им принцип самоопределения может разрушить Британскую империю. В то же время сэр Роберт предлагал составить совещательный орган ЛН только из представителей великих держав, только они должны были вести всю работу Лиги. Однако на это президент США не шел.

В контексте этой работы был составлен и меморандум Армянской национальной делегации в Париже о путях решения Армянского вопроса. Опубликованный брошюрой на английском языке, он содержал в себе целый ряд сильных сторон: это право на самоопределение, требование правосудия и репараций, места за общим столом переговоров. Документ напоминал о задуманном державами Великом трибунале; о том, что нечеловеческие страдания «преднамеренно и предумышленно причинялись с целью разрушения расы… ее собственным правительством».

С другой стороны, судьба народа и государства сразу отдавалась на решение международного дипломатического конгресса. И тут уже говорилось об автономной Армении под опекой одной или всех великих держав. Отводя Республике Армения подчиненное место, делегация хотела строить администрацию в разоренном и обезлюдевшем регионе, а затем уже присоединять и подчинять новому образованию имеющуюся РА. Формулировки были двусмысленными – и автономия, и требование полного освобождения от османского ига. И это понятно. Крайняя слабость, отсутствие материальной основы или управленческой структуры вынуждали соглашаться на любое внешнее решение. Но даже при этом было недопустимо игнорировать уже имеющуюся республику с парламентом и армией, кабинетом и всеми атрибутами государства, представители которого могли и обязаны были претендовать на полноправные представительские функции.

31 декабря Имперский кабинет решил обсудить вопрос об интервенции в Россию. Д. Ллойд Джордж выступил против, ведь войск не хватает даже для гарнизонов в Германии, Палестине, Месопотамии и на Кавказе. Его поддержал Р. Сесиль, а Дж. Керзон добавил, что войска можно посылать только в Грузию. Он же отметил, что ни Франция, ни Италия не выделят солдат.

В эти последние дни декабря 1918г. Д. Ллойд Джордж прорабатывает также возможность увязать мандаты на Армению и Константинополь со списанием английских долгов США. Он без успеха предлагает это президенту В. Вильсону. Тем не менее, 30-31 января премьер проводит в Париже заседание Имперского военного кабинета и заставляет доминионы принять резолюцию о применении мандатов. А затем делает в марте 1919г. еще одну безуспешную попытку реализовать комбинацию с мандатами и долгами на Парижской мирной конференции.

Заметим, что на заседаниях 30-31 января 1919г. детально обсуждался и вопрос Константинополя. В них участвовали сотрудники военного министерства, Адмиралтейства, министерства торговли и по делам Индии. Военные протестовали против передачи Константинополя любой первоклассной державе. Они хотели оставить его за Турцией, но под международным контролем. Против этого выступал Э. Кроу. В конечном счете решили, что «турки должны уйти, а на их место должна быть поставлена какая-либо международная администрация».[27]

После всех перипетий Парижа, содержащихся в третьей главе, не получивший никакого решения и опасно затянувшийся вопрос об армянах перешел в ведение I Лондонской (12 февраля — 10 апреля) и Сан-Ремской (18-27 апреля 1920г.) конференции.

Европейским союзникам было попятно, что американцы больше не участвуют в Восточном вопросе и теперь его решают только Англия и Франция. Хотя о Париже мы будем говорить в следующей главе, необходимо отметить, как была поставлена информационная работа в Британии. Именно это позволяло ее политикам раньше и точнее других ориентироваться в изменчивой обстановке. Такая система не только отражала, но и усиливала разнообразие возможностей британской системы управления.

Начиная с 28 июля 1919г. Дж. Керзон настойчиво запрашивал посольство в Вашингтоне, готовится ли правительство США посылать войска в Западную Армению, если американцы решат принять мандат. К какой дате возможна ратификация Версальского договора и каковы перспективы принятия мандата «на какую-нибудь часть бывшей Османской империи».(8) Спустя месяц, 11-26 августа, он сообщает о своих беседах с послом США в Лондоне Дж. Дэвисом. 11-го он спросил посла: «Считает ли тот… вероятным, что американское правительство примет… запрос, если он будет ему сделан? Есть ли у него в наличии войска… которые можно было бы использовать с этой целью? Вероятно ли, что Конгресс пожелает принять мандат на Армению или любую другую часть Османской империи, большую или меньшую? Если да, то каковы самые ранние сроки, когда подобное решение могло бы быть принято? Если Американское Правительство решит принять ответственность за Армению, является ли вероятным, что оно распространит свои интересы и на Кавказ?» Набор вопросов, как видим, не отличался политической скромностью.

Тем не менее, посол исчерпывающе ответил от своего имени, что основная часть стотысячной армии США «уже получила приказ вернуться в свою страну, и было бы невозможно в имеющихся условиях перевести кого-либо из них на Кавказ… Невозможно пытаться направить какие-либо американские войска в этот регион без уведомления и согласия Конгресса».

Что касается мандата, то страна не откажется от изоляционизма, а филантропия не выдержит состязания с целесообразностью. «Мандат на Константинополь или другую часть Османской империи… может привлечь американскую нацию», но даже этому он не верит. Далее предлагалось откровенно тянуть время, поскольку посол заявил, «что хотя он не видит причин, почему предлагаемой г. А. Бальфуром просьбы не следует направлять американскому правительству, если мы хотим поступить таким образом, однако он не ожидает, что за ней последуют какие-либо практические результаты». Он «не считал вероятным, что американское решение по вопросу о мандате будет принято скорее, чем через 3 последующих месяца».[28]

16 августа он получил ответ, что жестко противостоящие Версалю сенаторы-республиканцы называют начало октября, а Госдепартамент вообще не стал выражать своего мнения. Что же касается мандата, то «общее впечатление рассматривает принятие крайне невероятным. Президент пока что вообще не делал никаких заявлении и, вероятно, оставит дело целиком Конгрессу. Госдепартамент решительно против. Пресса… еще не приняла главной линии. На самом деле, общественное мнение по данному вопросу еще не сформировалось, но я лично ожидаю, что оно будет враждебным. Единственными благожелательными элементами до сих пор являются некоторые незначительные торговые интересы и миссионеры. Последние могущественны, хорошо организованы и оказывают давление на сенаторов, а также, как говорят, на самого президента. Не думаю, что они достаточно сильны, чтобы решить исход дела».

Сотрудник ФО сэр Р. Грэхем приписал к документу сообщение, сделанное 15-го числа в Париже Ф. Полком: «Если президент В. Вильсон начнет сразу же соответствующую пропаганду, то он легко сможет убедить страну и Конгресс принять мандат. Однако и президент, и министры были напуганы этой идеей… и отсрочивали любую пропаганду на эту тему». 18 августа Ф. Полк повторит во французской столице эту намеренную утечку информации А. Бальфуру. «Президент не делает никаких усилий, чтобы получить согласие Сената и Конгресса на мандат», – прокомментировал ее Р. Грэхем. «Потому что сначала он хочет свой договор», – добавил Дж. Керзон.

Так, 9-11 сентября Д. Ллойд Джордж провел встречи с лордом-хранителем печати и лидером палаты общин Э. Бонаром Лоу, фельдмаршалом Э. Алленби, генерал-майором Дж. Ши, полковником Генштаба В. Гриббоном, с экспертом по железным дорогам полковником А. Хенникером и с назначенным правительством директором-распорядителем Англо-персидской нефтяной компании сэром Ф. Блэком. Целью их бесед была подготовка обзора парижских переговоров относительно военной оккупации Сирии, Киликии, Палестины и Месопотамии. 12-15 сентября полуготовый текст меморандума был показан им в Париже сначала Ф. Полку, не высказавшему никаких замечаний, потом Ж. Клемансо; и наконец поднят на заседании Верховного совета. Этот орган постановил к 15 сентября, что британские войска уходят из Сирии и Киликии, где их сменят французы.

В эти дни британский премьер писал Ж. Клемансо из Девиля, что «вопрос о мандате над Турцией затянется из-за отсрочки американского решения», а 400 тыс. британских солдат нужно уходить.

В отчете о миссии Дж. Харборда он извещал, что генерал-майор «вероятно, предложит мандат на всю Турцию и Закавказье совместно. Он утверждает, что это потребует использования значительно меньшей военной силы. Как почти все остальные, он признает, что у американцев нет необходимой подготовки, чтобы управлять восточными народами, и предлагает, чтобы персонал для выполнения мандата был британским. С трудом могу предположить, что столь большая группа могла бы работать согласованно, поскольку в ней имелась бы конкуренция экономических интересов». Он добавлял, что генерал не включил в американский мандат две другие закавказские республики; да и сама Грузия в лице Е. Гегечкори отнюдь не просила об этом.

24 декабря нота ФО о Закавказье завершила дипломатическую трилогию по России, распространенную среди членов кабинета. Она предлагала уже явно нереальный мандат Британии или США на весь регион после оформления ЛН, а признание республик ставила в зависимость от их согласия создать федерацию. Мандатарий должен был заявить «о готовности распространить свой мандат на какую-либо автономную часть бывшей Российской империи, если ее правящий орган сформирован на демократических основах». Для большевизма в такой демократии, конечно, «не будет места». Как одна из альтернатив предлагалось условное признание Грузии и Азербайджана, с тем чтобы через 5 лет Лига Наций пересмотрела это решение. «Пять лет – время достаточное для их включения в качесгве автономных государств в Россию, созданную заново на федеральных основах».[29]

Лишь 12 декабря Ф. Вертело представил Дж. Керзону французский проект мирного договора. В нем учреждался международный контроль над нейтральными Проливами; армяне и арабы освобождались от власти турок; тех удаляли из Европы, а султана — из Константинополя. Сфер влияния или мандатов в Малой Азии не планировалось, а собственно турецкое государство ставилось под международный финансовый и судейский контроль.

Армения описывалась от бассейна о. Ван, равнин Битлиса и Муша до Борчалу и Нагорного Карабаха – однако без крепости Эрзерум. Шеф Форин оффиса поручил поработать над проектом Р. Ванситарту и Э.Ф. Адамсу. Те включили Эрзерум в Армению, а Батум обозначили как международный порт и свободное государство под контролем Лиги Наций, в котором РА получит свободу транзита. Однако 6 января 1920г. британский кабинет отклонил советы своего премьера и двух министров иностранных дел. Он проголосовал за то, чтобы оставить международный гарнизон в Проливах, а также «обеспечить защиту армян и других подданных рас» империи.

8 января 1920г. глава Форин оффиса Дж. Керзон выезжает вместе с Д. Ллойд Джорджем в Париж на заседание Верховного совета. Там принимают решение провести первое заседание Совета Лиги Наций 16 января, а 11-го Ф. Вертело представляет Дж. Керзону новый меморандум по Османской империи. В нем Армянское государство компоновалось из Российской Армении, к которой добавлялись Эрзерум, Муш, Битлис и Ван. Необходимые для этого союзнические войска в 5-20 тыс. чел. предлагалось набрать добровольцами и поставить под покровительство Лиги».

Контрпроект Р. Ванситарта и Э.Ф. Адамса, подготовленный для их министра, усиливал контроль союзников, а не Лиги. Заметим, что там, где англичане проявляли заинтересованность, сразу отпадала необходимость в международной организации, а функции надзора передавались конкретным странам. Это касалось и интернационализации Проливов, и надзора за оттоманским долгом, контроля за реформами в Турции, защиты в ней меньшинств, наказания военных преступников.

Хотя контрпроект говорил о возмещении убытков и репарациях в пользу христианского населения, мандат предусматривался только в Киликии, для французов. Эрзерум же работники Форин оффиса оставляли за Турцией, правда, требуя демонтировать все его укрепления. Кабинет попросил пересмотреть эту программу после консультаций с Э. Монтегю и его штатом. Однако последняя редакция ослабляла механизмы контроля союзников и возвращалась к французскому варианту.

В ходе I Лондонской конференции Д.Ллойд Джордж в первый же день ее работы – 12 февраля – сразу говорит, что «не следует больше ждать американского решения по вопросу о мандате».[30] Затем Керзон предлагает 16 февраля отдать Армении Трапезунд, а Батум сделать свободным портом Лиги Наций, чтобы тот обслуживал все закавказские республики на равных.

По этому решению, принятому 27-го числа, в опекаемом Лигой государстве Батум планировалось расквартировать по одному батальону британских, французских и итальянских войск.

Удивленный Совет навел справки о ее границах, и Лондонская конференция уведомила его о желательных временных границах, включая Эрзерум. По получении информации Генеральный секретарь Лиги Наций Э. Драммонд написал 15 марта письмо в Форин оффис. Он очень сомневался, что Лига согласится опекать Армению, но собирать деньги согласился. Сэр Эрик предлагал искать опекуна для республики среди средних, а не крупных держав, называя Канаду или Норвегию. (Последнюю называл и Нитти, хотя он сам же дезавуировал собственную идею.) Эксперт Форин оффиса по Ближнему Востоку Д. Осборн внес в этот список и Голландию.(21) Тут, в Лондоне, начинается откровенное перебрасывание проблемы из Верховного совета союзников в Совет Лиги и затягивание времени. Как Дж. Керзон, так и Ф. Бертело прекрасно знали, что у Лиги средств нет, а США только на Армению не согласятся. Они также хорошо понимали, что Совет Лиги будет обращаться за инструкциями и средствами именно к ним. И именно их правительства, являвшиеся инициаторами подключения Лиги, отказались в Совете ЛН принимать опеку над армянами, отказав затем и в деньгах.

17 марта Секретариат Лиги ответил, что в телеграмме Дж. Керзона недостаточно сведений. Не ясно, кто будет отвечать за дефицит будущего государства. Если ЛН – то расходы нужно согласовывать с Собранием. Секретариат напоминал, что у организации нет международных войск и «все обязательства, которые могут привести в конечном итоге к применению вооруженных сил, должны стать объектом очень тщательного исследования».

Делегация ходатайствовала о встрече с председателем Совета Л. Буржуа, чтобы представить вторую редакцию «Проекта о помощи». Ему, Генеральному секретарю Лиги, Форин оффису и Ф. Бертело б апреля был направлен также «Оценочный проект доходов и расходов» за подписью А. Агароняна и Погоса Нубара. Они запрашивали финансовой помощи на следующие 10 лет. Их оценки, писали авторы, «естественно, являются приблизительными, поскольку мы все еще не знаем границ будущего государства». Данный недостаток отражал общую слабость европейской политики, когда границы формировались не изнутри, исходя из собственных возможностей, а ожидались извне. С лета 1919 по март 1920г. функции Верховного комиссара и советников Лиги сокращались.

Для сравнения напомним, мандаты на Месопотамию или Палестину опирались на Севрский договор. Первый из них предполагал создание независимого государства через три года. Правда, все внешние контакты двух стран резервировались за Британией. За это опекун гарантировал их территориальную целостность и защиту от внешнего вторжения. Что касается интеграции, то правительство Месопотамии могло «заключать под надзором мандатария специальные таможенные соглашения со всеми странами, входившими в 1914г. в Азиатскую Турцию или Аравию». В случае с Палестиной Британия обязывалась помогать еврейской иммиграции и признавать ее орган самоуправления, «сотрудничая с ним по всем экономическим, социальным и иным вопросам».

Создаваемая там администрация получала «все полномочия, чтобы решать вопросы собственности или общественного контроля за всеми природными богатствами страны; включая уже осуществляемые или организуемые общественные работы и услуги… Она введет сельскохозяйственный режим, приспособленный к нуждам страны, с тем чтобы тот поощрял интенсивную колонизацию и эффективное землепользование». В Палестине гарантировалась также свобода транзита через подмандатную территорию. Как и в первом случае, страна могла «заключать после консультации с мандатарием специальное таможенное соглашение с любым государством», территория которого входила в Азиатскую Турцию или Аравию. Все споры, связанные с трактовкой мандатов, подлежали юрисдикции Международного суда. Армянский проект уже 18 июля 1919г. предусматривал куда большую степень государственной самостоятельности, хотя значительно удлинял сами сроки опеки. Второй нашей слабостью было то, что в жизненно важном вопросе о границах самостоятельной линии по-прежнему не было.

9-11 апреля закрытое заседание Совета Лиги в Париже заслушало предложения ВС союзников и выступления представителей Греции, Бельгии, Англии. Э. Венизелос говорил о моральном и гуманитарном долге, и необходимости принести мир и порядок, чему он «не видит возражений с точки зрения закона». Для организации нужны вооруженная сила и деньги. По первому пункту Э. Венизелос предлагал запросить у 4 великих держав направить туда по бригаде сроком на 1 год, не исключая из этого проекта и США. От своей страны он добавил, что Греция представит «контингент, равный по численности тому, который направят великие державы».

После речи бельгийца Г. д’Эструа о защите меньшинств в Турции Г. Фишер говорил о будущем статусе Армении. Британец переадресовал вопрос о финансовых гарантиях Собранию ЛИ и отпасовал его верховному органу союзников. После этого Совет ЛН постановил 11 апреля в присутствии Э. Драммонда, что «не может брать на себя ответственности до тех пор, пока не сможет оценить ее размеров; невозможно заниматься практическим решением, пока не установлены точно пункты мирного договора, который будет заключаться с Турцией». Совет не хотел заниматься военными вопросами и брать на себя обеспечение мира в данном регионе. Поэтому лучшим решением назывался поиск конкретного мандатария. В тот же день ВС был извещен, что Совет Лиги, председателем которого стал Р. Сесиль, отказывается принимать на себя ответственность.

В Сан-Ремо Д. Ллойд Джордж и Р. Пуанкаре принимают по отношению к Турции тактику свершившегося факта. Конференция реализует Лондонский договор 1915г. о сферах влияния и экономических интересах на Среднем Востоке. Согласован и проект договора с Турцией. При этом было решено, чти Британия примет мандат Лиги на Ирак. Проект мандата был предоставлен ЛН в декабре 1920 г., но никогда не получал одобрения.

В ходе конференции Дж. Керзон вернулся 20 апреля 1920г. к отказу Лиги и сказал, что в сложившейся ситуации державы, конечно, не смогут «немедленно» гарантировать границы; однако они включат пограничное размежевание в текст договора. Возможно, Верховный совет обеспечит амуницию и офицеров, которые потребуются, чтоб обеспечить реализацию документа. Но в любом случае конференция должна поощрять усилия Лиги по сбору финансовых средств среди ее членов.

Д. Ллойд Джордж поддержал коллегу и предложил, пока США смогут изменить внутриполитические настроения, отдать Армению на один-два года под эгиду Лиги. После этого, сказал он, республика сама сможет выбрать державу-мандатария, а тем временем союзники выяснят, «способна ли Армения существовать как государство и оборонять свои границы без посторонней помощи». Это предложение вновь перекладывало всю ответственность на Лигу Наций, причем уже после ее отказа участвовать в ситуации. Тем не менее, оно было принято.

Возник характерный спор между А. Мильераном и Дж. Керзоном. Первый напоминал, что армянам требуется 10 MJIH ф. ст., и говорил, что Лига должна обратиться к США. Он вообще предлагал организации проявлять больше активности. Но его английский коллега уже открыто признал, что Верховный совет каждый раз перекладывает все свои трудности на Лигу.

22-23 апреля в Сан-Ремо слушают представителей Армении и посылают Вудро Вильсону ответ на присланную из США ноту от 26 марта. В ответе указывалось, что «в самом начале дискуссии… происходившей в Лондоне, а затем в Париже, союзническая конференция обратилась с запросом к Совету Лиги Наций… какую помощь может предложить Лига для обеспечения независимости и безопасности проектируемого Армянского государства.

При этом не имелось в виду предлагать Лиге Наций самой взять мандат на Армению по той простой причине, что эта организация… не имеет ни армии, ни необходимых финансовых средств для выполнения таких обязательств». Далее шел пересказ дискуссии между Советами ЛН и союзников, причем второй однозначно отмечал, что единственным возможным опекуном армян являются США. Совет же Лиги решил рекомендовать своему Собранию гарантировать заем для Армении, выделяемый всеми членами организации. Итак, Лига могла помочь только деньгами, да и то в лучшем случае.

К 15 мая 1920г. перепасовка между англичанами и ЛН закончилась тем, что ее Совет «с глубоким удовлетворением» отметил из Рима призыв держав к Соединенным Штатам и обещал тесно сотрудничать с верховным органом союзников. Лига Наций тоже считала, что лучшим мандатарием будут США.

Сравним, как шли мандатные дела в Армении и Ираке. Первая не вызывала прямого интереса англичан — и ее отпасовывали к Лиге Наций. Второй же считался сферой геополитического интереса Британии. Поэтому она старалась получить личные права мандатария. В октябре 1921г. империя получила от Лиги нечто вроде временных полномочий в виде письма председателя ее Совета. В нем предлагалось управлять Ираком в духе представленного Лигой проекта, пока не будут урегулированы все пункты положения. Но Ирак не принимал термина «мандат» и не соглашался на подобный род верховенства. В итоге 10 октября 1922г. в Багдаде пришлось заключать договор с королем Ирака как с равным. Британия не стала мандатарием, но одновременно она освобождалась от необходимости иметь дело с Лигой и утрясать все мандатные положения. В результате этого провала английской политики коалиционный кабинет вскоре ушел в отставку, а У. Черчилль потерял пост министра по делам колоний.

Такой же отставкой коалиционного кабинета Д. Ллойд Джорджа закончилась и потеря англичанами в октябре 1922г. Константинополя.  Имперские чиновники знали, как платят за проигранные комбинации.

 

3.3.Успехи и недостатки Лиги наций.

 

В первые годы деятельности Лиги наций существовала надежда, что она ослабит международную напряженность. Так, до 30-х годов возникло около 30 межгосударственных споров, конфликтов и диспутов, которые были благополучно разрешены, например, конфликт на Греко-Болгарской границе в 1925 году.

Большое испытание на Лигу выпало в 1931 году, когда Япония в сентябре напала на Китайскую Манжурию. В этот ответственный момент Совет Лиги не предпринял эффективных мер, так как Великобритания и Франция не пожелали применять экономические или военные санкции к агрессору.

Следующим серьезным испытанием для Лиги стала война Италии против Эфиопии в 1935 году. И в этот раз Лига показала свое бездействие и неэффективность. В это раз Великобритания и Франция боялись Гитлера и практически разрешили его саттелитам вести завоевания. Однако 50 стран из 54 стран-членов Лиги применили против Италии санкции в соответствии со статьей 16 Договора. Они не поставляли Италии оружие, не выдавали кредиты, запретили импорт товаров из Италии, запретили экспорт стратегических материалов в Италию (резина, олово, алюминий). Эти меры повлияли на экономику страны, но не остановили захват Эфиопии. В результате золотой запас Италии значительно истощился, а лира девальвировала. Предпринятые меры были половинчатыми, эмбарго не включало продукты питания, уголь, сталь и нефть, страна не была блокирована со стороны моря. В итоге (и не без усилий Великобритании и Франции) в июле 1936 года санкции были отменены.

В результате после этих двух больших событий страны мирового сообщества потеряли уверенность в эффективности Лиги наций и старались не вмешиваться в агрессии одних стран против других. Позднее эта позиция позволила Гитлеру безболезненно захватить Австрию и Чехословакию.

В то же время, несмотря на нехватку средств, Лигой проводилась экономическая и социальная работа, которая в последствии была продолжена в ООН. Кроме Совета по экономической и социальной работе существовала дюжина разных организаций (агентств), которые собирали и распространяли информацию и знания. К концу 30-х годов значимость экономической и социальной работы Лиги возросла. Это привело к реорганизации агентств с целью расширения их связей со странами и расширению полномочий Совета по экономической и социальной работе. Однако начавшаяся Вторая мировая война положила конец всей этой деятельности.

Таким образом, Лига наций представляла интересы как радикалов, так и консерваторов и имела опыт более чем 20 лет работы. Это была радикальная идея создать международную организацию с соответствующими агентствами, но она осталась консервативной в своей основе, так как опиралась на существующий порядок.

Внутри Лиги существовала слабая кооперация между странами, в ее работе не принимали участия такие важные страны как США, а такие страны как СССР и Германия участвовали в работе непродолжительное время. Лига наций была слабо вооружена для своих целей, то есть она основывалась на неадекватного обеспечения мира и сотрудничества, а международные организации оказались несовместимыми с государственным суверенитетом. В итоге все это привело к тому, что Лига наций прекратила свое существование, но ее опыт был использован при создании другой международной организации – Организации Объединенных Наций.

Заключение

Президент США сразу ясно дал понять, что для него приоритетна Лига Наций; затем шли китайский полуостров Шаньдун, выплата союзниками их долгов и вполне возможный мандат на Армению. Он начал не слишком удачные дипломатические маневры против англичан и французов. Великобритания же стремилась оградить своего давнего османского партнера от полного развала и делала все, чтобы дать ему время для восстановления. В этом регионе речь шла о Константинополе, Палестине, Сирии, Мосуле, Киликии, отдельном мандате на Армению или объединенном мандате на всю империю; плюс сферы оккупации и влияния в Закавказье и на Кавказе; плюс проблема определения армянских границ.

После всех переговоров В. Вильсон привез домой мало выгодные для национальных интересов условия, и Сенат не пошел за лидером страны. Там заблокировали Версальский договор, не допустили страну в систему Лиги Наций и сняли тем самым возможность армянского мандата. Сама же организация так и не решила двух официальных основных задач: она не устранила угрозу новой мировой войны и не уменьшила объемы гонки вооружений. Горы оружия продолжают расти весь XX век, и под все разговоры о гуманизме и прогрессе они не уменьшились за это время ни на гран.

ЛИГА НАЦИЙ, первая всемирная организация, в цели которой входило сохранение мира и развитие международного сотрудничества. Формально была основана 10 января 1920 и прекратила существование 18 апреля 1946 с образованием ООН. В Лиге наций нашли свое практическое выражение идеи и проекты, предлагавшиеся начиная с 17 в. вплоть до Первой мировой войны. Из 65 крупных государств, существовавших на планете в 1920, все, за исключением США и Саудовской Аравии (образованной в 1932), в тот или иной период состояли членами Лиги.

Структура. Лига наций включала в себя государства – члены Лиги, Ассамблею, Совет, Секретариат, различные технические комиссии и вспомогательные службы. Структура, функции и полномочия Лиги были определены в Уставе. Годовой бюджет Лиги составлял ок. 6 млн. долларов. Местопребыванием главных органов Лиги была Женева (Швейцария).

В Ассамблею входили представители всех государств, являвшихся членами Лиги наций. Сессии Ассамблеи проходили ежегодно в сентябре, кроме того, время от времени созывались специальные сессии. Каждый член Ассамблеи обладал одним голосом. Ассамблея обладала широкими полномочиями, которые охватывали всю сферу деятельности Лиги. Параграф 3 Устава гласил, что Ассамблея вправе рассматривать «любой вопрос, находящийся в сфере полномочий Лиги либо затрагивающий вопросы мира во всем мире». Внутренняя структура Ассамблеи отвечала принципам построения законодательного органа, она включала 7 постоянных комиссий, которые обычно действовали параллельно техническим службам Лиги.

Совет был изначально предназначен для представителей 9 государств. Неучастие США сократило число членов Совета до 8. В течение последующих 20 лет эта цифра колебалась, и 1 января 1940 число членов Совета достигло 14. Членство в Совете могло быть постоянным, непостоянным и временным. Цель такого деления заключалась в том, чтобы предоставить право постоянного членства в Совете; представительство малых держав осуществлялось на основе принципа ротации. В соответствии с Уставом сессии Совета проводились 4 раза в год, не считая специальных сессий. Функции Совета, определенные Уставом, были столь же широкими, как и функции Ассамблеи, однако Совет имел исключительные права в решении проблем меньшинств, вопросов, связанных с системой мандатов, проблемы Данцига (Гданьска), Саара, в разрешении конфликтов и применении статей Устава, посвященных вопросам коллективной безопасности.

Секретариат был административным органом Лиги. Секретариат действовал на постоянной основе и оказывал сильное воздействие на политику Лиги. Возглавлял Секретариат генеральный секретарь, административный руководитель Лиги. В 1940 в штат Секретариата входили сотрудники из 50 стран мира.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Работы общетеоретического характера
  1. Назарбаев Н. А. Казахстан 2030, Алматы, 1997.
  2. Назарбаев Н.А. Казахстан на пороге 21 века, Алматы, 1998.
  3. Назарбаев Н. А. В потоке истории, Алматы, 2000 .
  4. Источники
  5. Хрестоматия по новейшей истории стран Азии и Африки, М., 1998.
  6. Материалы конференции по проблемам развития развивающихся стран, Москва, 1999.
  7. Развивающиеся страны и Европейский Союз, Сборник документов и статей, М., 1997
  8. Всемирная история / Гл. ред. : Е. М. Жуков (гл. ред.) и др. Т. XI / Под ред. А. О. Чубарьяна (отв. ред.) и др. – М.: Мысль, 1977.
  9. Всемирная история / АН СССР. Ин-т всеобщей истории. Ин-т исто­рии СССР. Ин-т славяноведения и балканистики. Ин-т востоковеде­ния; Гл. ред.: Е. М. Жуков (гл. ред.) и др. Т. XII / Под ред. Р. Ф. Ива­нова (отв. ред.) и др. – М.: Мысль, 1979
  10. Центральный государственный архив документов общественных и политических организаций РА (далее ЦГАДОПО РА).
  11. Documents on British Foreign Policy 1919-1939. Ed. by E.L.Woodward, R.Butler, 1st Series. Lnd, HMSO, 1948.
  12. US National Archives, RG 256, 182/6; Papers Relating to the Foreign Relations of the United States. 1919. The Paris Peace Conference. Vol. 1. Wash., US GPO, 1942.

III. Монографии

  1. Андреасян Р. Н. Арабо-израильский конфликт 1947-1970 годы: хро­ника событий., М., 1972.
  2. Бурнашов И.Л. История международных отношений и внешней политики. -Алматы, 1998.
  3. 3агладин Н.В. Военная политика СССР 60-х гг.История успехов и неудач советской дипломатии. М.: Международные отношения, 1990.
  4. Гура В. К. Социально-политическое развитие Египта в 80-е гг, канд. дис.,М., 1991.
  5. Коршунов В. Г.. Израильское государство : 50 лет независимости

Азия и Африка, 1996, №7.

  1. Назаров М. А. Исламский фактор в Ближневосточном конфликте Международные отношения, 1998, № З.-57с.
  2. Назаров М. А. Египет в современном мире, М., 1992
  3. Новиков М. Египет-50 лет независимости // Международная жизнь, 1996,№5.
  4. Примаков Е. М. Анатомия ближневосточного конфликта, М., 1993.
  5. Попов И. А. Ливан-50 лет независимости // Международные отношения,

1999, № 6.

  1. Рети Э. Смерть на трибуне, М., 1982.
  2. Самойлов В. А. Право народов на самоопределение в 20 в. // Азия и Африка, 1997,№7.
  3. Стоклицкий С. Л. Роль США в ближневосточном конфликте, М., 1987.
  4. Сафаров Р. С. Россия и Иран на пороге XXI века // Независимая газе­та», 20 марта, 1997.
  5. Скляров Л.Е. Иран: от политике экспорта «исламской революции» к региональному сотрудничеству (значение перемен для Центральной Азии) // boctok.-n 5, 1996.
  6. Широков Г. К. Исламские страны в современном мире, М., 1987.
  7. Ята А. Основные задачи национально-освободительного движения Египта. В книге: Современный восток, М., 1991.
  8. Яккар В. И. Алжир- хроники гражданской войны // Эхо планеты.Журнал №3 М.,1997.
  • Архив полковника Хауза. Т. 4. M., ОГИЗ – Госполитиздат, 1944.
  • Ллойд Джордж Д. Правда о мирных переговорах. В 2-х т. М., Иностранная литература, 1957
  • Водовозов В.В. Версальский мир и Лига Нации. Птг., Мысль, 1922
  • Стюарт К. Тайны дома Крю. Английская пропаганда в мировую войну 1914-1918гг. М.-Л., Госиздат, 1928

1 Назарбаев Н. А. Казахстан 2030, Алматы, 1997. С. 342.

[1] Центральный государственный архив документов общественных и политических организаций РА (далее ЦГАДОПО РА), ф.4033, oп.4, д.436, л.1-141

[2] Архив полковника Хауза. Т. 4. M., ОГИЗ – Госполитиздат, 1944, с. 33-37.

[3] Documents on British Foreign Policy 1919-1939. Ed. by E.L.Woodward, R.Butler, 1st Series. Lnd, HMSO, 1948. Vol. 1, p. 582-583 (далее British Documents).

[4] Водовозов В.В. Версальский мир и Лига Нации. Птг., Мысль, 1922, с.43; Никольсон Г. Как делался мир в 1919г. М., ОГИЗ, 1945, с.32.

[5] British Documents, vol. 2, р. 24-26.

[6] Ллойд Джордж Д. Правда о мирных переговорах. В 2-х т. М., Иностранная литература, 1957, т. 2, с. 344.

[7] Водовозов В.В. Ук. соч., с. 49-52

[8] Ллойд Джордж Д. Ук. соч., т. 1, с. 38,

[9] US National Archives, RG 256, 182/6; Papers Relating to the Foreign Relations of the United States. 1919. The Paris Peace Conference. Vol. 1. Wash., US GPO, 1942, p. 12-13

[10] US NA, Inq. Doc. N 887 в: Papers Relating, vol. 1, p. 41-53; 17.

[11] Ллойд Джордж Д. Ук. соч., т. 2, с. 9-11.

[12] US NA, RG 256, 763.72119/5234 1/2; Inq. Doc. N 890 в: Papers Relating, vol. 1, p. 72-76; 497-509

[13] Nasibian A. Britain and the Armenian Question. 1915-1923. Lnd., Croom Helm, 1984, p. 116.

[14] Стюарт К. Тайны дома Крю. Английская пропаганда в мировую войну 1914-1918гг. М.-Л., Госиздат, 1928, с.120-122.

[15] Wilson W. The Idea of a League of Nations в: Selections For Today, p. 174.

[16] US Congress, Senate. Congressional Record, 64th Congress, 2nd Session, vol. 54, p. 1743

[17] US NA, RG 84, 600.001/591: Telegram; Churchill W.S. The Aftermath. (The World Crisis, 1918-1928.) NY, Scribner’s Sons, 1929, p. 99-100, 103-109

[18] British Documents, vol. 2, р. 26

[19] Churchill W.S. Op.cit., p. 110-113.

[20] British Documents, vol. 2, p.841-844

[21] Churchill W.S. Op.cit., p. 113-114, 133

[22] Telegram; Papers Relating, vol. 1, p. 130-137

[23] US NA, RG 256, 185.1/13; 185.111/29; Baker, R.S. Op.cit., vol. 111, p. 94-99.

[24] Churchill W.S. Op.cit., p. 8-12.

[25] Водовозов В.В. Ук. соч., с. 76.

[26] Miller D.H. My Diary, vol. 1, p. 25.

[27] Никольсон Г. Ук. соч., с. 201; Ллойд Джордж Д. Ук. соч., т. 1, с. 284-286.

[28] British Documents, vol. 4, р. 729.

[29] British Documents, vol. 3, р. 700-732.

[30] Ллойд Джордж Д. Ук. соч., т. 2, с. 398.