Уголовная ответственность за разбой

0
4

Уголовная ответственность за разбой

Оглавление

Введение…………………………………………………….…стр.3-6

Глава I. Юридический анализ состава разбойного нападения

§ 1. Объект состава разбойного нападения на чужое имущество…………………………………………………….….…стр.7-12

§ 2. Объективная сторона состава разбойного нападения на чужое

имущество…………………………………………..…………. стр.13-22

§ 3. Субъективная сторона состава разбойного нападения на чужое

имущество…………………………………………………….… стр. 23-27

§ 4. Субъект состава разбойного нападения на чужое

имущество.. …………………………………………………….стр. 28-31

Глава II. Квалифицирующие признаки разбойного нападения на чужое

имущество.

§ 1. Разбойное нападение, совершенное при отягчающих

обстоятельствах……………………………………………………стр. 32-42

§ 2. Разбойное нападение при особо отягчающих обстоятельствах……………………………………..……………….стр.43-46

Заключение……………………………………………………….стр.47-53

Судебная практика………………………………………………стр. 54-55

Список использованной литературы………………………….стр. 56-57

Введение

Прежде чем приступить к освещению проблем разбойного нападения необходимо рассмотреть вопросы истории борьбы с названной категорией преступлений.

Осуществляя важнейшие мероприятия по переустройство общества, Республика Казахстан, с первых месяцев своего существования, как суверенное государство, вело беспощадную борьбу с преступлениями, нарушающими общественный порядок. Выполняя указания Президента Республики Казахстан, правоохранительные органы беспощадно боролись с грабителями, чтобы беречь и охранять народную собственность, наше государство сурово карало воров, расхитителей общественного добра и преступников, посягающих на имущественные интересы граждан, подрывающих основу общественного правопорядка.

Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев в своем посланий1

народу Казахстана о борьбе с коррупцией и преступностью отметил, что Казахстан не на худшем счету в нашем регионе, и не только. Но синдром переходной экономики имеет свои издержки.

Прошло время, изменилась, и законодательство требует тщательного анализа и совершенствования. Должны быть пересмотрены все подзаконные акты, вольно или невольно создающие для антиобщественных действий.

Наш Президент поставил конкретные задачи перед правоохранительным органом для предупреждений и пресечений преступлений.

Впервые законодательные акты и понятия разбоя дано было в ст. 184 УК 1922 г, которая определяла его как «открытое, с целью похищения имущества, нападение отдельного лица на кого-либо, соединенное с физическим или психическим насилием, грозящим смертью или увечьем.

Часть II этой статьи устанавливала, ответственность за разбой, совершенный группой лиц.

Учитывая повышенную опасность этого преступления, закон предусматривал за него судовое наказание в виде лишение свободы на срок не ниже трех лет со строгой изоляцией.

Ответственность за разбой по УК 1922 г. не дифференцировалась в зависимости от того, на какую собственность посягало это преступление – социалистическую или личную.

Определение разбоя, данное в УК РСФСР 1922 г. было воспроизведено в первоначальной редакции УК РСФСР 1926 г. Однако постановлением ВЦИК от 26 августа 1929 г. определение разбоя было существенно изменено. Согласно новой реакции ст. 167 УК разбой определялся как «открытое с целью завладению чужим имуществом нападение, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего».

К квалифицированным видам разбоя были отнесены повторный разбой, разбой, повлегший за собой смерть или тяжкое увечье потерпевшего, и вооруженный разбой.

В новой редакции ст. 167 УК имело место некоторое сужение состава разбоя за счет того, что законодатель, определяя его не упоминал о психическом насилии.

Изменения в санкциях выражались вы снижении размеров наказания. Если в УК 1922 г. наказания за разбой могло быть определено не ниже 3 лет лишения свободы, то в УК 1926 г. за разбой определен лишь максимальный предел лишения свободы – не свыше 5 лет.

За квалифицированный разбой хотя и предусматривалось лишение свободы до 10 лет, однако, как и в ч..1 ст. 167 УК, минимальным размеров лишения свободы оставался низший предел, установленный уголовным законодательством для данного вида наказания, т.е. один год лишения свободы. В плане понятно, что такое смягчение наказание за разбой не могло обеспечить успеха в борьбе с этим опасным преступлением.

Непоследовательность УК 1926 г. в определении наказания за разбой находила проявление в том, что, согласно ч. 2 ст. 167 УК разбой, совершенный повторно или появлений за собой смерть или тяжкое увечье потерпевшего, наказывался лишения свободы на срок до 10 лет.

Уголовный кодекс 1926 года, как и ранее действовавшие законодательство, объединял в одной статье ответственность за разбойные посягательства на личную собственность.

С изданием закона от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной собственности, предусматривающего ответственность за посягательства на собственность, независимо от способа преступных действий виновного, разбойные нападения с целью завладения чужим имуществом в крупных размерах должны квалифицироваться со ст. 167 УК РСФСР и по этому закону.

Существенные изменения в регулировании уголовной ответственности за хищения социалистического имущества и преступления, направленные против личной собственности граждан, были внесены указами президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищения государственного и общественного имущества» и «Об усилении охраны личной собственности граждан».

Указ «Об усилении охраны личной собственности граждан» определил разбой как нападение с целью завладения чужим имуществом, соединенное с насилием или угрозой применения насилия.

Квалифицированным признавался разбой, соединенный с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или с угрозой смертью или тяжкими телесным повреждением, а рано совершенный шайкой либо повторно.

Указ от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» не содержал непосредственного указания на разбой как на одну из форм хищения социалистического имущества. Этот пробел закона восполнялся в судебной практике расширенным толкованием.

Пленум Верховного суда СССР неоднократно разъяснил судам в руководящих постановлениях, что хищение государственного или общественного имущества путем разбойного нападения на лиц, в ведении которых находится это имущества, или лиц, его охраняющих, должно рассматриваться как хищение, совершенное при отягчающих обстоятельствах, и квалифицироваться соответственно по ст. 4 и 4 Указа.

Указ от 4 июня 1947 г. установил для всех союзных республик единое понятие разбоя, существенно отличающиеся от прежнего законодательного определения этого преступления.

Основное изменение состояло в расширении понятия разбоя за счет отнесения к нему насильственных посягательств, рассматривающихся ранее действующим законодательством как грабеж.

Разбоем признавались любые насильственные действия с целью завладения чужим имуществом, в результате чего в одном составе преступления оказались объединенные действия, существенно отличающиеся друг от друга по степени общественной опасности.

Если в УК 1926 г. имела место недооценка уголовной репрессии в борьбе с разбойными посягательствами, проявлявшаяся в установлении сравнительно мягких санкции, то Указ от 4 июня 1947 г. предусматривал за совершение этого преступления чрезмерно суровое наказание.

Несмотря на четкое законодательное определение разбоя, вы судебной практике по применению норм об ответственности за разбой до сих пор допускаются ошибки. Суды иногда поверхностно проверяют материалы предварительного следствия и не устанавливают все обстоятельства, имеющие значение для правильной квалификации действий виновного. Отдельные судебные ошибки являются следствием недостаточного понимания признаков разбоя, неумения ограничить его от грабежа, хулиганства, бандитизма и других смежных составов преступлений.

В целях устранения этих недостатков пленум Верховного Суда РСФСР в своем постановлении от 22 марта 1966 г. «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» дал судам важные разъяснения по вопросам борьбы с разбоями, обратил внимание судов на необходимость вести решительную борьбу с грабежами, разбоями, применяя предусмотренные законом строгие меры уголовного показания в отношении лиц совершивших эти преступление при отягчающих обстоятельствах, а также организаторов преступления и лиц, вовлекших в совершение этих преступлении несовершеннолетних.

Степень общественной опасности преступления определяется в уголовном праве прежде всего важностью объекта, т.е. важностью тех общественных отношений, против которых направлено преступное посягательство.

Уголовное законодательство в целях дифференциации уголовной ответственности наряду с простым разбоем рассматривает квалифицированные виды этого преступления.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 1.Юридический анализ состава разбойного нападения.

 

§ 1. Объект состава разбойного нападения на чужое имущество.

Важнейшие значения для уяснения хищения чужого имущества имеет правильное установление объекта этого преступления. Решение этого вопроса должно описываться на общих положениях относительно объекта преступления, весьма глубоко и обстоятельно разработанных в теории уголовного права.

В Советской уголовно-правовой теории объект преступления определялся на основе марксистского понимания сущности общественно-опасного посягательства на охраняемом уголовным законом общественные отношения. В одном из первых учебников уголовного права, изданном в 1924 года, А.А. Пионтковский писал, что объектом всякого преступного деяния следует считать общественные отношения, охраняемые всем аппаратом уголовно – правого принуждения. А.Г. Трайнин указывал, что объектом преступления в понимании Советского уголовного права являются социалистические отношения. После таких высказываний двух видных правоведов эта точка зрения не ставилась под сомнение и в последующее время получила всеобщее признание.

Родовым объектом разбойного нападения на чужое имущество является собственность. Под собственностью как объектом в уголовном праве понимается не совокупность вещей, а общественные отношения между людьми по поводу производства и распределения, материальных благ в государстве. Социальная сущность хищения состоит в посягательстве на отношение собственности, на форму присвоения и принципы распределения общественного продукта по трудовому вкладу членов общества в общественное производство. Расхититель посягает не просто на имущественные интересы отдельных граждан, предприятий, учреждений, организаций, а прежде всего на экономические и связанные с ними социальные устои общества по производству и распределению общественного продукта. Данные экономические отношения и составляют родовой объект преступлений против собственности.

В условиях государства отношение собственности не существуют вне правовой оболочки, они урегулированы нормами права. Поэтому, посягая на отношения собственности, виновный одновременно нарушает и право собственности как творческое выражение социально-экономических отношений.

Ученые правоведы едины в понимании сущности родового объекта круга его государственных или однородных общественных, охраняемых, по общему правилу, одним комплексом уголовно-правовых норм, тесно взаимосвязанных отношений и дополняющих друг-друга. Непосредственный объект – составная часть родового объекта. Он находится в одной плоскости с родовыми, между ними должно быть соотношение единичного и особенного. Поэтому нам представляется правильным считать непосредственным объектом разбою конкретную форму собственности ее экономических отношений и права собственности как их юридическое выражение.

Некоторые авторы при решении вопроса о родовом и непосредственном объекте при хищении утверждают, что при анализе общего понятия хищения как и всех других преступлений имеющих своим объектом собственность, нет необходимости подразделять объект преступного посягательства на родовой и непосредственный – в данном случае они совпадают . Эти суждения лишены – философской и логической основы, противоречат общему учению об объекте. Их неубедительность становится очевидным при обращении к анализу насильственных посягательств на отношения собственности. Если исходить из позиции сторонников данной концепции, то для этих преступлений исчезает основной непосредственный объект, остается лишь один непосредственный объект, дополнительный – жизнь и здоровье человека. А таких преступлений не бывает.

Другие авторы понимают под непосредственным объектом отношение собственности, а имущества. Методический недостаток данной точки зрения состоит в том, что сны отражает имущества как предмет отношений, абсолютизирует его, превращая в самостоятельное явление стоящее вне связи с содержанием выражением которого она является. Уголовный закон охраняет не имущество, но вещи сами по себе, а отношения между людьми по поводу вещей. Имущество не может быть непосредственным объектом хищения, а является только предметом хищения.

В разбойном нападении на чужое имущество можно выделить основной объект. В уголовном праве под основным объектом те общественные отношение, тот интерес, который законодатель, создавая данную норму, стремился поставить под охрану уголовного закона. В разбое основным объектом является государственная или частная собственность.

Под законодательным объектом в уголовном праве следует понимать такие общественные отношения, которая заслуживая в определенном аспекте самостоятельную охрану, применительно к целям и задачам издания данной нормы, защищаются уголовным правом лишь попутно, т.е. постольку, поскольку они неизбежно ставятся в опасность причинения вреда при совершении посягательства на основной непосредственный объект.

Одно и тоже общественное отношение может быть в одних случаях основным непосредственным объектом, а в других – иметь значение только дополнительного объекта. Так, жизнь и здоровье человека выполняют роль основного объекта, если речь идет о таких преступлениях, как убийство или причинение телесных повреждений, родовым объектом строго является личность человека. Однако эти же блата являются лишь дополнительными объектами в разбойном нападений на чужое имущество, так как основным объектом разбоя является собственность.

Ошибочным представляется встречающее в юридической литературе утверждение, будто дополнительным непосредственным объектом разбоя является жизнь и здоровье человека. Жизнь человека объектом этого преступления не является, и реальное причинение смерти выходит из рамки разбойного нападения на чужое имущество и требует дополнительной квалификации. Лишение жизни как последствия выходит за пределы состава разбоя.

Нам представляется, что признания объектом разбоя жизни не основательно ставится в зависимость от последствия – смерти потерпевшего. Действительно в законе говорится о том, что при разбое насилие является опасным для жизни или здоровье. Означает ли это, что жизнь человека объектом разбоя не является? Мы полагаем, что преступник посягает на жизнь уже тогда, когда он угрожает смертью: целится из пистолета, замахивается ножом и т.д.

Такие действия полностью охватываются составом разбоя, но в юридической норме о разбое ничего не сказано, т.е. о смерти потерпевшего как возможном последствии этого преступления. Поэтому разбойное нападение, появлений убийство, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 96 и 179 УК РК.

Непосредственным объектом разбоя является отношение собственности в двух ее формах, предусмотренных Конст. РК.

В РК признаются и равным образом защищаются государственная и частная собственность. Юридическим выражением экономических отношении является право собственности.

Право собственности – эта признаваемое и охраняемое законодательными актами право субъекта по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом. Право владения – юридически обеспеченная возможность извлекать из имущества его полезные естественнее свойства, а также получать от него выгоду. Выгода может выступать в виде дохода, приращения, плодов, приклада и в иных формах. Право распоряжения – юридическая обеспеченная возможность определять юридическую судьбу имущества. Пользования собственностью должно одновременно служить общественному блату.

Частная собственность должно одновременно служить общественному блату (выступает) в двух видах: 1) как собственность граждан и 2) собственность негосударственных юридических лиц и их объединение. В качестве особого вида частной собственности выступает собственность общественных, в том числе, религиозных объединений.

В частной собственности может находиться любое имущество за исключением отдельных видов имущества, которые в соответствии с законодательными актами не могут принадлежать гражданам или юридическим лицам количество и стоимость имущества, находящегося в частной собственности, не ограничивается.

Государственная собственность выступает в виде республиканской и коммунальной собственности.

Республиканская собственность состоит из республиканской казны имущества, закрепленного за государственными юридическими лицами в соответствии с законодательными актами. Средства республиканского бюджета, золото – валютный запас и алмазный фонд, объекты исключительно государственной собственности и иное государственное имущество, не закрепленное за государственными юридическими лицами, составляет государственную казну РК.

Коммунальную собственность состоит из местной казны и имущества, закрепленного за коммунальными актами. Средства местного бюджета и иное коммунальное имущество, не закрепленное за государственно-юридическими лицами, составляют местную казну.

Имущества, находящегося в государственной собственности, может закрепляться за государственно-юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

Непосредственным объектом разбоя является конкретная форма собственности, определяемая принадлежностью имущества, возникающего как предмет преступления: государственная, частная собственность, их виды.

Итак, объектом разбоя в соответствии со ст. 179 УК РК является конкретная форма собственности и личность (жизнь и здоровье лица, подвергающего нападению).

Определив объект разбоя, остановимся на характеристике предмета того преступления.

Объект и предмет преступления – понятия соотносительные, а не тождественные. Предметом являются те вещи, в связи с которыми или по поводу которых совершается разбой. В теории уголовного права под предметом посягательство понимаются такие предметы или вещи, которые служат материальным (вещественным) поводом, условием или свидетельством существования определенных общественных отношений и посредством изъятия, уничтожения, создания или видоизменение которых причиняется ущерб объекту преступлений. Определение предмета хищения дано в постановлении Пленума Верховного суда РК №9 ст. 25.07.96 г. «О некоторых вопросах квалификации хищений чужого имущества», предметом хищения является чужое, т.е. не находящиеся в собственности виновного имущества.

Единого определения понятия имущества в теории права нет. В Гражданском кодексе имущество определяется весьма различно: как совокупность имущественных прав и обязанностей, принадлежащих определенному гражданину или юридическому лицу: как совокупность одних только имущественных прав или одних только вещей, реальных ценностей, принадлежащих определенному лицу. Какое же из этих определений может быть положено в основу определения имущества как предмета посягательства при хищении?

Как справедливо отмечалось в правовой литературе, первые два из приведенных определений имущества не раскрывают реального экономического содержания этого понятия и по сути дело ничего не дают «кроме почетного движения в область юридических отношений». Если «попытаться определить понятия имущества, отправляясь от не правовых, экономических позиций, – пишет С.С. Алексеев, – то наиболее приемлемым окажется определение, характеризующее имущество как материальное благо».

Именно в таком случае должно пониматься имущество как предмет посягательства при хищении в уголовном праве.

Никифорев В.С., рассматривая этот вопрос правильно исключает из понятия имущества, как предмета посягательства, «имущественные права» и помогает, что «в интересах ограничения объекта преступления – общественного отношения – от его предмета, общественным отношением не являющегося, представляется целесообразным понимать под имуществом именно совокупность вещей, определенную совокупность материальных предметов внешнего мира… обладающих свойствами экономической, хозяйственной полезности .

Такими определениями мы пользовались постсоветское время. Т.О.., имуществом в смысле предмета хищения, посягающего на собственность, могут быть признаны вещи и предметы материального мира, способные удовлетворить определенные материальные или культурные потребности человека. Сюда относятся средства и орудия производства, а также продукты этого производства. Продовольствие, одежда, различного рода товары и иные предметы внешнего мира, имеющие объективно экономическую, хозяйственную или культурную ценность.

В уголовном праве, опирающемся на материальные понятие преступление, вопрос о минимальной стоимости имущества, явившегося предметом хищения, не вызывает больших трудностей. Имущество должен иметь объективно определенную хозяйственную ценность, а установление минимального размера последней является всецело вопросом факта, ибо имущество может менять свою ценность в зависимости от конкретных условий места, времени и других обстоятельств.

Следовательно, предметом разбоя смогут быть вещи и иные предметы материального мира, в создание которых вложен труд человека и которые обладают объективной материальной и духовной ценностью, а также деньги и ценные бумаги, служащие эквивалентом о вещественного человеческого труда.

В вышеуказанном постановлении отмечается также, что похищаемое имущество в момент совершения преступления сможет находиться как во владении самого собственника, так и во владении других лиц, которых это имущество было вверено. Как хищения чужого имущества подлежат квалификации действия виновных и в случаях к незаконном владении лица (похитившего его).

 

 

 

 

§ 2. Объективная сторона состава разбойного представляет собой нападение на чужое имущество.

 

По своей объективной стороне разбой представляет собой нападение с целью завладения чужим имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни или здоровье лица, подвергающегося нападению, или с угрозой непосредственного такого насилия.

Определяя состав разбоя, закон в качестве основных его признаков называет: а) нападение, б) применение физического насилия, опасного для жизни или здоровье лица, подвергшегося нападению, или в) угрозу применения такого насилия.

Понятие нападения как признака разбоя не находит единого подхода. Одни авторы вообще не дают его определения, другие ставят знак равенства между нападением и применением насилия, что, по меньшей мере, неточно, ибо такое отождествление не выражает самой сущности нападения, представляющего собой активное и неожиданное для потерпевшего агрессивного действия, создающее реальное опасность немедленного и непосредственного применения насилия над личностью, подвергшейся нападению. Таящаяся в нападении опасность насилия реализуется путем непосредственного физического воздействия на личность потерпевшего, т.е. оно должно сочетаться с таким насилием, которое осуществляется либо мускульными усилиями, непосредственно физической силой нападающего, либо путем использования орудия насилия, высказанной устно, совершением конклюдентных действий путем демонстрации оружия и др.

Обратим внимание и на такое характерное для нападения обстоятельство, как его возможная протяженность во времени, а иногда и в пространстве, когда между совершением нападения и его реализаций в форме физического и психического насилия лежат, определенный промежуток времени.

Нападения – это процесс, накалом которого является момент создания реальной опасности применения насилия, а совершением – полное овладение имуществом с получением возможности распорядиться им по своему усмотрению, в силу чего отпадает необходимость в примени насилия, Т.О., то того момента, когда пока преступник не изъял имущество и не получил возможности овладеть похищенным, видеть в нем свою собственность, не опасаясь более противодействия, либо не отказался от совершения преступления, его действия продолжают оставаться нападением, реально таят в себе опасность насилия. Хотя юридически разбой рассматривается как оконченный состав преступления уже в момент начала нападения, соединенного с опасным физическим или психическим насилием. Фактически он длится до того момента, когда преступник по его убеждению, окончательно приобрел господство над похищенным имуществом, или охраняющих его, а также посторонних лиц.

Можно, таким образом, сказать, что нападение в составе разбоя – это не одноактное действие, исчерпывающееся применением физического или психического насилия, а процессе воздействие на потерпевшего, содержащий в себе реальную опасность применения насилия в течение всего промежутка времени, пока длится нападение. Поэтому нападение и Неразрывно с насилием, не тождественное ему понятия. Именно по этой причине закон говорит о нападении, соединенном с насилием.

Кроме того, изучение практики показывает, что нападению может подвергнуться одно лицо, а насилию – другое. Если, например, нападающий требует от сторон склада какие-то материальные ценности, угрожая расправиться с его внуком, находящимся на месте нападения, такие действия, несомненно, образуют разбой.

В юридической литературе продолжительная время встречалось довольно часто, а потому было распространено мнение, что, разбой сможет быть совершен только открыто

Такой взгляд, которого придерживалась некоторые юристы, был основан на редакционной неточности определения разбоя в УК РСФСР 1926 года. В нем говорилось, что нападение при разбое должно быть открытым. В дальнейшем это неточность была исправлена указом от 04.06.47 г. «Об усилении охраны личной собственности граждан». Указ, в частности, отказался от характеристики разбойного нападения как открытого. Однако и после издания этого указа теоретики еще продолжали неправильно понимать разбой как открыться нападение, хотя судебная практика призвала разбойными деяния, совершенные «как открыть, так и тайно».

Так, И.И. Исаев писал: «Объективная сторона при разбое заключается в открытом нападении на личность в целях завладения имуществом». Об открытом характере нападения писали Н.М. Брайнин, Н.Д. Шаргародский, А.А. Трайнин и другие авторы. Но большинство исследователей все же правильно решили, что разбой может быть совершен как открыто, так и тайно.

Трактовка разбоя как только скрытого нападения сужает его понятия. Она составляет за собой этого состава те же деяния, то совершенное тайно.

При данном понимании разбоя такие случаи, как нападение квалифицироваться не как разбой, а по статьям УК, предусматривающим ответственность за другие преступления.

Действующие законодательство РК не содержит указания на открытый нападения при разбое.

Признание разбойным лишь открытого нападения неправильно выражает силу сущность разбоя. И может привести к ослаблению борьбы с этим опасным преступлением. Поэтому, как правильно указывают авторы курса Советского уголовного права, может быть признано разбойным и нападение, незаметное для потерпевшего.

Следует отметить, что судебная практика РК поэтому вопросу занимают правильную позицию. Разбойные действия, независимо от того, совершены ли они открыто или тайно, судебно-следственные органы квалифицирует как разбой.

Нападение, как признак разбоя неразрывно соединено с применением или реальной угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровье лица, подвергшегося нападению. Насилие при разбое может быть применено не только в отношении лиц, которым имуществом передано в ведение, распоряжение, или под охрану, но также и в отношении лиц, случайно отказавшихся на месте совершения преступления и пытающихся оказать сопротивление изъятию имущества, составляющего государственную или частную собственность.

Физическое насилие в составе разбоя может оказаться, прежде всего, опасным для жизни. Таковым признается насилие, которое направлено на лишение жизни потерпевшего и состоит в его убийстве или покушении на убийство. Однако опасность для жизни закон признает как насилие, объективно способное повлечь смерть человека, хотя по субъектному содержанию оно непосредственно и не направлено на убийство.

Таковым признается тяжкое телесное повреждение, опасное для жизни в момент его причинение, даже если по причине благоприятного стечение обстоятельств, экстренного оказания медицинской помощи оно не привело к читальному исходу.

Опасным для здоровья является насилия, причинившее потерпевшему тяжкие, средней тяжести или легкие телесные повреждения. Легкие телесные повреждения должны повлечь кратковременное расстройство здоровье или незначительную стойкую утрату трудоспособности.

При вытеснении опасности для жизни и здоровья жизненного необходимо исходить не только из тяжести фактически причиненного вреда здоровью потерпевшего, но и учитывать сам способ применения насилия, характер воздействия на человека. В ряде случаев даже опасное даже для жизни в момент его причинения насилие может и не вызвать причинения реального вреда здоровью либо повлечь причинение легкого телесного повреждения без расстройств здоровье.

Опасным для здоровья потерпевшего по способу их совершения могут явиться и насильственные действия, выражающиеся в причинении потерпевшему мучений истязаний, в сбрасывании с высоты или с движущегося транспортного средства, натравливаний крупной злой собаки, в удушении и т.п.

По ч. 1 ст. 179 УК РК ( при отсутствии отягчающих разбой обстоятельств) следует квалифицировать нападение с целью завладение чужим имуществом, которое причинило потерпевшему легкое телесное повреждение без расстройства здоровья либо вообще в момент применения насилия создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего. Следовательно, решающую роль для квалификации преступления как разбоя, играет характер насилия, а не его фактические последствия.

Правильно поэтому, как нам представляется, квалифицированы действия Рузенова и Зуева как разбой после совместного распития спиртных напитков. Вступив в смертный сговор, направленный на завладение имуществом К., они направились в квартиру К, взяв с собой строительный пистолет. Постучав в дверь и решив, что в квартире никакого нет, так как никто не ответил на стук, Рузенов и Зуев стали помогать двери квартиры. В это время вернулась К. Преступники вошли в квартиру с потерпевшей и стали требовать деньги, которая последняя отказалась дать. Тогда Зуев схватил К. за волосы и стал бить ее руками и ногами в различные части тела. Рузенов же нанес потерпевшей удар строительным ______ по голове. Действиями виновных потерпевшей были причины легкие телесные повреждения, не повлекшее расстройство здоровья. В данном случае в момент применения насилия создавалось реальная угроза опасности для жизни и здоровья потерпевшей .

Весьма спорным с теоретической точки зрения является вопрос о признании разбоем таких действий, когда потерпевшего спаивают спиртными напитками или одурманивающими средствами, приводя, таким образом, жертву в бессознательное состояние. Одни юристы здесь разбоя не усматривают. Другие же такого рода деяния предполагают квалифицировать как разбой только те случаи, когда преступники насильственно приводят потерпевшего в бессознательное состояние, чтобы устранить возможность его сопротивления.

На наш взгляд, правильной следует признать последнюю точку зрения, насильственное приведение потерпевшего в бессознательное состояние, по существу, ничем не отличается от других способов физического насилия. Поэтому такого рода действия следует считать разбоем в том, случае, если они представляли опасность для жизни или здоровье потерпевшего.

Рассмотренное положение верно и тогда когда преступники для облегчения своего замысла насильственного приводят свою жертву в состояние сильного и глубокого опьянения. Такие действия должны расцениваться как разбой. Не могут рассматриваться в качестве разбоя, как верно замечает Г.А.Кригер, случай когда в результате «угощения» спиртными напитками лицо проводится в бессознательное состояние, после чего, преступники совершают хищения. Применение же сильнодействующих или ядовитых отправляющих веществ, в тех же целях надлежит квалифицировать как разбой, т.к. данные вещества могут причинить расстройство здоровья или смерть.

От насилия следует отличить случаи применения преступниками хитрости или обмана, не связанных с применением, насилия, опасного для жизни ил здоровья потерпевшего, но при помощи которых им удалось лишить жертву возможности воспрепятствовать похищению у нее имущества. Например, преступник хитро заманил пассажира в тамбур вагона поезда, запер его, закрыв дверь на ключ, после чего похитил из купе чемодан с вещами. Такие действия должны квалифицироваться не как разбой, а как кража или грабеж, в зависимости от того, стал ли известен потерпевшему замысел преступника.

Признаком разбоя закон признает не только физическое насилие психическое, т.е. угрозу применить к потерпевшему насилие, опасное для жизни или здоровье. Угроза рассчитана на запугивание потерпевшего, на подавление его воли к сопротивлению, к отказу от сопротивления и передаче имущества виновному. Поэтому угроза при разбое также, как и физическое насилие является средством завладения чужим имуществом. Выступая как средство изъятия имущества. Угроза по своему характеру должна быть таковой, чтобы создать у потерпевшего убеждения в ее полной реальности и решимости нападающего немедленно ее реализовать, если он встретит какое-либо противодействия преступлению.

Разбой, соединенный с угрозой применения опасного для жизни или здоровья насилия, представляют меньшую общественную опасность, нежели разбой, соединенный с физическим насилием. В самом деле: если в первом случае речь идет только о запугивании, то во втором случае физическое насилие уже применено и нередко имеет своим последствием тяжкие, средней тяжести телесные повреждения или смерть потерпевшего угроза насилием, даже такими, как убийство, пишет.

Владимиров В.А, всегда рассматривается как простой вид разбоя .

Угроза при разбое должна быть действительной, а не мнимой, т.е. представляться потерпевшему вполне реальной и восприниматься им как равнозначная физическому насилию. Именно на этом и рассчитывает виновный, прибегая к угрозе, как средству, чтобы принудить потерпевшего отказаться от сопротивления под страхом насилия. Угроза должна быть непосредственной, т.е. предполагать возможность применения опасного физического насилия не в будущем, а в момент нападения личность.

Нападающий при разбое может угрожать только физическим насилием.

Угроза при которой исключается нападение на личность, состава преступления не образует.

При оценке характере насилия, особенно в тех случаях , когда имело место на физическое, а психическое насилие над личностью в форме угрозы, нередко допускаются ошибки. Физическое насилие имеет последствием причинение телесных повреждений, тяжесть которых определить сравнительно нетрудно, т.к. здесь существуют объективные критерий. К тому же органам следствия и суда в решении этого вопроса большую помощь оказывают медицинские эксперты. Труднее определить опасность угрозы. Она в частности, может быть направлена и выражена словами: «убью, задушу, изувечу» и т.д. А также действием, когда преступник угрожает орудием или предметом, которым можно причинить опасные для жизни и здоровье телесные повреждения или даже смерть.

Характер угрозы словесной или действий может быть двоякий: достаточно определенный, позволяющий сразу же судить о степени насилия, или неопределенный, когда преступник, например, делает жесты или произносит слова, которые свидетельствуют об угрозе применение насилия, но прямо не выражает об угрозе характер этого насилия. В тех случаях, когда завладения имуществом соединено с угрозой, применения насилия, носившей непосредственный характер, вопрос о признании в действиях виновного разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела, числа преступников, характера предметов, со старыми они угрожали потерпевшему. Таким образом, чтобы решить, была ли угроза опасна для жизни или здоровья, или не являлась таковой, необходимо учитывать не только проявленную виновным в той или иной форме угрозу, но и всю обстановку совершения преступления.

В юридической литературе было высказано мнение, что гласным материалом опасности, угрозы и прежде всего выраженной неопределенно, должно служить ее субъективное восприятия потерпевшим. Однако такое мнение представляется нам односторонним, а потому не всегда верным. Нельзя отвлекаться от того обстоятельства, что потерпевшие зачастую склонны переоценивать угрожающую им опасность. Поэтому вряд ли можно безоговорочно согласиться с утверждением, что содержание и характер угрозы следует оценивать «в пределах опасений, возникших у потерпевшего» – это утверждает Г. Кострова. Возможны ведь и такие случаи, когда потерпевший не испугался и занесенного над ним ножа, владея самозащиты и обладая мужеством и хладнокровием, но не составляют редкости и случаев, когда человек готов видеть опасность для своей жизни в довольно невинных ситуациях. Ведь народная мудрость гаснет: «У страха глаза велики».

А поэтому принципиально важно установить субъективное отношение к угрозе самого попадающего.

В его сознании продемонстрированная, им угроза должна играть роль такого средства устранения, которое реально способно парализовать противодействие лица, которому угроза адресована, завладению имуществом.

Угроза огнестрельным или холодным оружием, а также другими предметами, используемыми в качестве оружия, всегда дает основания квалифицировать содеянное как разбой. Угроза огнестрельным оружием (пистолет, самопал) или холодным (кинжал, кастет, фински нож) должна рассматриваться как угроза смертью или тяжким телесным поврежденьем, т.к. применение этого орудия создаст реальную опасность для жизни и здоровье потерпевшего.

Следует иметь в виду, что оружие у нападающего еще не является основанием для квалификации разбоя, если оружием никто из преступников не грозил.

Однако в тех случаях, когда имела место молчаливая угроза оружием, примененная в качестве средства принуждения к передаче имущества, все совершенное следует рассматривать как разбой.

Теоретический и практический интерес представляет для юриспруденции вопрос возможности перерастания кражи и грабежа в разбой.

Насилие при разбое служит средством для завладения чужим имуществом, и поэтому оно по времени обычно предшествует завладению. Преступник в этих случаях посредством насилия, опасного для жизни или здоровье, пытается лишить возможности или желания противодействовать ему в хищении любого лица, имеющего непосредственное отношение к имуществу, и даже гражданина, случайно оказавшегося на месте преступления, учитывая эту особенность разбоя преступления, учитывая эту особенность разбоя, законодатель признает это преступление оконченным с момента совершения нападения независимо от того, успел противник завладеть имуществом или нет.

Однако разбой, будучи формой хищения, включает и случаи, когда преступник достигает желаемой цели и завладевает чужим имуществом. Поэтому применения насилия в процессе начавшегося изъятия в целях его удержания образует состав разбоя, т.к. завладения имуществом здесь еще не закончено, и насилие применяется для достижения этой цели. Последнее не всегда в данной мере учитывается судами, в результате чего действия виновных подчас неправильно квалифицируется.

Большинство юристов – теоретиков считают, что кража и грабеж в процессе из осуществления могут прирасти в разбойное нападение. Такого взгляда придерживаются Я.М. Брайнин М.П., Михалков и другие ученые. Правильность такой позиции подтверждается и судебной практикой. Действие виновных, начатые как кража, при применение в дальнейшем насилие с целью завладение имуществом или для его удержания непосредственно после изъятия следует квалифицировать как разбой.

Сходная ситуация возникает и в случаях, когда лиц изъяло имущество на охраняемой территории, а при попытке вынести его, столкнувшись с противодействием, применило насилие в целях завершения преступного завладения чужим имуществом.

Содеянное представляет собой разбой.

Состав разбоя отсутствует тогда, когда виновный применяет насилие с единственной целью избежать задержания либо после неудавшейся попытки похитить чужое имущество, либо уже после завершения хищения, когда имущество спрятано, передано соучастникам и т.п.

В этом случае будет совокупность преступлений: хищения или покушения на него (в форме кражи, грабежа) и соответствующего преступления против личности.

При разбое обычно вслед за насилием осуществляется и преступное завладение чужим имуществом.

Однако состав разбоя и тогда, когда преступник, учинив насилие над лицом, в ведении или под охраной которого находиться имущество, не сразу вслед за этим, а лишь спустя некоторое время завладевает имуществом. Например, преступник может днем посредством насилия завладеть ключами от клада или магазина, а ночью при помощи этих ключей проникнуть в склад или магазин и изъять имущество.

Нападение, соединенное с опасением, опасным для жизни или здоровья потерпевшего или с угрозой применения такового насилия, в составе разбоя выступает, разумеется, не как самоцель, а как средство завладения имуществом, охраняемым потерпевшим или находившимися в его ведении.

Но исходя из особой опасности посягательств на личность, которыми всегда сопровождается разбойное нападение законодатель сформулировал состав разбоя по типу «усеченного»: разбой рассматривается как юридически законченный уже в момент совершения нападения с целью завладения чужим имуществом. Следовательно, уже в момент причинения ущерба личности как физическим насилием, так и угрозой таким насилием юридически разбой выполнен если даже по причинам, не зависимым от воли виновного, ему не удалось завладеть чужим имуществом.

Тот факт, что закон признает разбой оконченным преступлением уже с момента нападения.

С целью завладения чужим имуществом, некоторых авторов привел к суждению что похищенное имущество лежит за пределами состава этого преступления. Однако законодательная определение разбоя отнюдь не дает оснований для такого вывода, хотя диспозиция ст. 179 УК РК указывает не на завладение имуществом, а на нападение с такой целью, что вовсе не означает, что похищение имущества, если оно состоялось, лежит где-то вне состава разбоя. Такой вывод, если исходить из законов формальной логики, должен был бы привести к утверждению, что фактическое завладение имуществом, если оно не охватывается признаками разбоя, образует признак какого-то иного хищения – кражи или грабежа. Однако законодатель, как представляется, совершенно недвусмысленно исходит из того что в состав разбоя включается не только нападение и насилие как средство завладения чужим имуществом, но и само его завладение в результате этих насильственных действий. Иное толкование закона поставило бы под сомнение отнесение разбоя к системе законодательства к категории преступления против собственности.

Похищении чужого имущества, противоправное изъятие его составляет, по мнению В.А. Владимирова и Ю.И. Лягунова, непременный конституционный признак разбоя как формы хищения чужого имущества, но при этом необходимо уточнить следующее: если разбойное нападение реально привело к завладению имуществом, оно входит в состав разбоя как признак его объективной стороны: если же нападение оказалось «без результативным», завладение составит признак субъективной стороны разбоя, коль скоро, как формулирует закон, нападение и применение насилие совершаются именно с целью завладению чужим имуществом.

Само участие имущества, как и нападение, при хищении в форме разбоя может быть совершенно не только открыто – что и наиболее для него характерно, но и тайно: закон не считает способ хищение конституционным признаком разбоя. Важно лишь то, что изъятия имущества из владения лиц, ведающих имуществом и охраняющих его явилось результатом нападения и применения основного насилия.

Анализ объективной стороны разбоя предполагает характеристику приготовления и покушения.

Выше отмечалось, что разбой является оконченным преступлением с момента совершения нападения на личность с целью завладения чужого имущества. Но определение момента окончания состава разбоя, разумеется не исключает возможности признания в отдельных случаях приготовления или покушения на разбой.

Согласно ст. 24 УК РК приготовлен к преступлению признается приискание или приспособление средств и орудия, а также иное умышленное создание условий для совершения преступления.

Например злоумышленник приобретает огнестрельное или холодное оружие, выслеживает жертву на улице ночью, изучает пути и доступы к квартире, с целью совершения разбойного нападения. Приготовлением к разбою следует считать все действия преступника, имеющие отношение к подготовке преступления, совершенным до нападения на личность. Эти действия преступника еще непосредственно не направлены на достижение результата преступления – завладение чужим имуществом, и поэтому не могут считаться нападением, т.к. они не воздают непосредственной опасности нарушения правоохраняемых интересов. Хотя приготовительные к разбою действия являются наказуемыми, однако в судебной практике случаи привлечение к уголовной ответственности за приготовление к разбою встречаются крайне редко.

В отличие от приготовления, покушением на преступление законодатель признает умышленное действие преступника, непосредственно направленное на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного (ст. 24 УК РК).

Вопрос о признании возможности покушения на разбой в правой литературе является спорным. Одни правоведы допускают возможность покушения при разбое, другие считают, что покушение на разбой является невозможным, поскольку разбой является оконченным, преступлением с момента нападения на личность .

Действительно, граница между нападением и предшествовавшими нападению действиями виновного проходит очень близко. Приготовление и покушение на разбой, по существу, сливаются в приготовленные для совершения нападения действия виновного. Но это не вовсе не исключают возможности покушения на разбой, хотя оно представляется возможным лишь в исключительно редких случаях.

В.С. Никифоров, например, считает, что покушения на разбой возможны в случаях, если имеет место попытка применить к намеченной жертве насилие, опасное для жизни или здоровье. Но решение вопроса о том, образует ли попытка оконченное нападение или только покушение на него, зависит от того, знали ли об этом попытке сам потерпевший. Если попытка применить насилие и человеку предпринята заведомо для него, следует говорить об оконченном нападений. Если же потерпевший не знал о попытке применение к нему насилия – налицо будет только покушение на нападение.

«О покушении на нападение» – писал В.С. Никифоров, – речь идет о тех, например, случаях, когда заведомо для потерпевшего предпринимателя попытка сбросить на него с высоты тяжелый предмет, ударить его во сне или сзади в темноте и т.д. Если же речь идет об угрозе с насилием, то покушение на нападение по общему правилу не может иметь места».

С мнением В.С. Никифорова следует согласиться. О покушении на разбой можно говорить только лишь в тех исключительных случаях, когда действия виновного непосредственно угрожают жизни или здоровье потерпевшего, но по каким-либо причинам он этих действий некоторое время не осознает. Как только эти действия для него становятся очевидными, разбой считается оконченным преступлением.

§ 3. Субъективная сторона состава разбойного нападения на чужое имущество.

Вина при хищении, в какой бы то ни было форме оно ни было совершено, всегда предполагает наличие в действиях виновного прямого умысла, направленного на незаконное и безвозмездное изъятие чужого имущества с целью обращения его в свою собственность или для передачи с корыстной целью в собственность других. При совершении любого хищения виновный не только сознает общественную опасность своих действий и предвидит их общественные опасные последствия в виде причинения реального имущественного ущерба государству, организации или гражданину (интеллектуальный момент вины), но и желает путем совершение именно таких действий обратить в свою или других лиц собственность похищенный ценности (волевой момент вины).

С субъективной стороны нападение на чужое имущество может быть совершено только с прямым умыслом. Субъект сознает, что он совершает нападение с целью завладения чужим имуществом с применением психического или физического насилия, опасного для жизни или здоровье потерпевшего, направленное на насильственное изъятия чужого имущества, желает и добивается обращения этого имущества в свою собственность или в пользу другого лица.

Сознанием виновного охватывается прежде всего, представление о том, что похищенное или имущество принадлежит на праве собственности государству или другим лицам, что он не имеет ни действительного, ни, хотя бы, предполагаемое права на обращение в свою собственность определенных товарно-материальных ценностей.

Интеллектуальный момент прямого умысла включает в себя и сознание виновным общественно-опасного характера совершенных им действий. На практике этот вопрос не вызывает каких-либо сложностей, тем более что и сами виновные, как правило, не отрицают сознания им общественной опасности и даже противоправности и наказуемости деяния.

При совершении хищения в форме разбойного нападения возникает необходимость в установлении субъективной стороны содеянного в двух его аспектах, учитывая, что разбой относится к категории сложных преступлений, к факту нападения с целью завладения имуществом и к факту применения насилия, включая причинение телесные повреждении различной тяжести или даже смерти потерпевшего.Само нападение при разбое, как этот момент четко определен в законе, совершается с целью завладения чужим имуществом, то есть, исключительно с прямым умыслом. Однако при таком нападении виновный пробегает к применения насилия, опасного для жизни или здоровье лица, подвергшегося нападению. Совершая такое нападение, виновный естественно, действует умышленно не только в отношении факта завладения чужим имуществом, но и с намерением применить для этого насилия к потерпевшему как средство изъятия и завладения имуществом.

В содержание умысла виновного при совершении насильственного разбоя входит, во-первых, что это насилие есть средство изъятия и завладения чужим имуществом: во-вторых, сознание того, что он совершает посягательство на чужую собственность, соединенное с применением насилия над личностью потерпевшего; в-третьих, что это насилие опасно для жизни и здоровья потерпевшего. Но, поскольку носима, применяемое при разбое, наступает не как цель действий, а как средство к достижению основной цели – завладение чужим имуществом постольку в отношении тяжести возможных последствий примененного насилия умысел со стороны виновного возможен не только прямой, причем, как правило, неопределенный, но и косвенный.

Лицо, совершающее разбойное нападение сознает, что примененное им насилие есть средство изъятия чужого имущества и что оно направлено против личности потерпевшего, но оно может и не представлять себя конкретную опасность и тяжесть такого насилия. Более того, по отношению к последствиям примененного насилия вина может выразиться и в неосторожности.

Волевой момент прямого умысла при совершении разбойного нападения на чужое имущество предполагает желание виновного путем причинения имущественного ущерба чужому имуществу получить материальную выгоду для себя лично или другого лица.

Сознание и воля человека образуют, как известно, непрерывное единство, и отсутствие одного из этих компонентов нормального психического процесса исключает вину и вменяемость лица, а вместе с тем и уголовную его ответственность за любые, в том числе и общественно опасные поступки.

В сознательном волевом поступке человека реализуются те внутренние побуждения, мотивы, которые вызвали намерение совершить то или иное действие. Действия, как известно, совершается не ради самого, а для достижения определенной цели, постановленной цели виновным перед собой. Мотив общественно – опасного, противоправного действия, формируясь в сознании виновного, оказывает прямое воздействие на его волю, придавая определенную направленность преступным действием.

Прежде, чем совершить определенное действие, человек ощущает внутреннюю потребность, которая, будучи им сознана, приводит к возникновению мотива, на его основе в сознании человека формируется и определенная цель деятельности. Мотив, таким образом, представляет собой отраженную в сознании потребность, служащую побуждению к совершению целенаправленных действий.

Он предшествует возникновению умысла решению достичь, намеченные цели общественно-опасным способом, приводит к постановке цели и выбору средств к ее достижению. Мотив – это побуждение, предпочтенное сознание человека, окрашенное его личными, субъективными чувствами, эмоциями, переживаниями.

Существенной особенностью волевого сознательного действия человека является то, что он совершается как результат взаимодействия не какого-либо одного, а целого комплекса побуждений. Сложные виды человеческой деятельности, к числу которых относятся и преступления, есть результат реализации совокупности различных и разнообразных чувств, желаний, эмоций, которые окрашивают, видоизменяют, усиливают или ослабляют значение общей решимости совершить преступление или, напротив, воздержаться.

На совершение разбойного нападения, на чужое имущество человека толкнуть зависть, месть, злоба, хулиганские и другие низменные побуждения. Но вместе с тем, основным мотивом, вызывающим решимость совершить разбой является корысть, стремление путем преступления доставить себе или другим лицам незаконную материальную наживу, имущественную выгоду. Именно этот – корыстный мотив предопределяет характер и целевую направленность действий виновного придавая ему в качестве доминирующего мотива признаки имущественного посягательства. Под корыстным мотивом понимается внутреннее стремление лица к незаконному обогащению, к получению имущественной выгоды при заведомом отсутствии каких-либо правовых основании претендовать на получение желаемых материальных выгод.

Очень велика роль мотива не только в формирований умысла, но и в постановке преступной цели: каждому мотиву соответствует определенная цель. Без мотива не может, совершено ни одно умышленное преступление, именно мотив формирует и умысел и цель поведения, образуя ту основу, на которой зиждется преступная цель.

Сформировавшийся в сознании виновного корыстный мотив вызывает и постановку соответствующей цели: обратить чужое имущество в свою собственность.

Эта цель в общем определяется как корыстная. Следовательно, корыстная цель – конкретное воплощение корыстных мотивов.

Сущность волевого процесса, находящего свое объективное выражение в совершении преступного акта состоит в активном внутреннем стремлении к достижению намеченной цели. Когда закон, определяя понятие прямого умысла, подчеркивает, что виновный желает наступления предвиденных им общественно- опасных последствий, он тем самым указывает, что этот преступный результат есть не что иное, как цель умышленных действий виновного. Желание наступлений последствий есть, таким образом, внутреннее стремление к достижению осознанно постановленной преступной цели.

Для квалификации разбоя не имеют значение последующие действия виновного в отношении имущества, которым он завладел путем разбоя. Он может удержать его у себя. Передать другому или уничтожить. Судебным органам требуется лишь установить, что умысел виновного был направлен на изъятие имущества с целью распорядиться им как своим собственным. Отсутствие у виновного цели на завладение чужим имуществом исключает разбойное нападение на чужое имущество.

При разбое цель завладения чужим имуществом возникает у преступника до совершения нападения. Поэтому не будет состава разбоя, если такая цель возникла у виновного уже после применение к лицу по какому-либо другому поводу, например по мотивам мести, хулиганства, ревности и т.п.

Иначе обстоит дело со временем возникновения умысла на применения насилия. У лица, совершающего кражу или грабеж, натолкнувшегося на сопротивления, может возникнуть решимость применить насилие, опасное для жизни или здоровье потерпевшего, чтобы завершить изъятия чужого имущества. В этом случае состав разбоя будет налицо, хотя, возможно, что начиная преступления, виновный и не намеревался прибегать к насилию, опасному для жизни и здоровья.

Характер примененного физического или психического насилия должен охватываться умыслом виновного. Если нападение совершено с применением психического, насилия, то виновный должен создавать, как потерпевший воспринимает характер производимого в отношении его насилия. Это имеет решающее значение для оценки совершенного преступления. Вот почему использовался виновным угроза в расчете добиться завладения имуществом путем воздействия исключительно на его психику без действительного намерения причинить реальный вред (например, макет пистолета) дает основания для квалификации совершенного преступления как разбоя.

Глубокое знание субъективной стороны имеет важнее значение и при определении ответственности за его участие в разбойном нападений. Соучастие здесь имеет место только в тех случаях, когда виновный сознавал что он действовал вместе с другими лицами, совершившими разбой. Кроме того, соучастник должен знать, что он являлся либо организатором, либо исполнителем, либо подстрекателем, либо пособником преступления.

Для пособничества в форме укрывательства необходимо еще установить, что лицо заранее обещало скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно приобрести их или сбыть. Только за ранее обещанное укрывательство является соучастием в преступления.

В отношении умысла и его направленности можно судить по примерам из практики. Было рассмотрено десять уголовных дел по разборам чужого имущества. Из них три преступления были совершены при внезапно возникшем умысле. В шести из десяти случаев умысел был направлен именно на совершение разбоя. И только в одном из рассмотренных посягательств умысел на разбой возник после совершения подростками хулиганских действий .

 

§ 4. Субъект состава разбойного нападения на чужое имущества

Общественная опасность любого преступления, в том числе и хищения чужого имущества, определяется не только тем ущербом, который оно причиняет общественным отношениям, не только способом его совершения, формами финны, мотивами и целями, но и в значительной мере степенью опасности самого виновного преступления, совершаемые преступниками не в первый раз (рецидивистами) при прочих равных условиях много опаснее, чем деяние, совершенные субъектами, для которых преступления явилось лишь отдельным эпизодом, а не результатом глубоко укрепившихся в сознании антиобщественных, противоправных взглядов и представлений.

Говоря о корыстных преступлениях против общественности, и прежде всего о хищениях, нужно особо подчеркнуть что их, как правило, совершают люди, сознания которых заражено такими антибактериальными устремлениями, как стяжательство, эгоизм, корыстолюбие, неуважение к чужому труду, стремление к личной наживе за счет других людей или государства.

Социально-политическая характеристика субъекта хищения неразрывно связана с его юридическими признаками, являющимися необходимыми условиями, предпосылкой ответственности человека за его общественно – опасные деяния. Закон устанавливает, что уголовной ответственности и наказанию может подвергнуться только лицо, которое до совершения преступления достигло установленного возраста и было способно отдавать себе отчет в своих действиях и руководить их совершением. Следовательно основными юридическими признаками субъекта хищения, не вызывает по общему правилу каких-либо затруднений.

В соответствии со ст. 179 УК РК за разбойное нападение на чужое имущество подлежат ответственности лица достигшие 14-летнего возраста.

В истории уголовного законодательства возраст, по достижении которого наступает уголовная ответственность неоднократно изменялся и возраст уголовной ответственности за разбой. Так по УК РСФСР 1926 года уголовная ответственность за разбой наступала с 14-ти лет. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 07.04.35 г. «О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних» устанавливалось применение «всех мер наказания к несовершеннолетним, уличенным в совершении, краж, в причинении насилия, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству», начиная с 12-летнего возраста.

В перечне преступлений, предусмотренных постановлением ВЦК и СНК СССР от 07.04.35 г., разбой не был указан. Но то обстоятельство, что в нем говорилось о причинении насилия, телесных повреждений, увечий, совершении убийства или попыток к убийству, дают возможность отнести к числу преступлений, наказуемых с 12-летнего возраста, и такие деяния, которые как правило, совершаются с применением насилия в частности, разбойных нападений. Такие разъяснения дал 53-й Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении от 02.01.38 г.

«Основы Уголовного законодательства Союза ССР» союзных республик, утвержденные с 25.12.58 г., в ст. 10 устанавливали, что уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения некоторых тяжких преступлений исполнилось 16 лет. Только за совершение некоторых тяжких преступлений, в том числе за разбой, уголовная ответственность установлена с 14-ти лет УК Каз. ССР 1959 года.

Чтобы нести уголовную ответственность за совершенное общественно – опасное деяние, лицо должно достичь определенного возраста, т.е. уровня развития, приобрести известный жизненный опыт, дающий ему возможность правильно оценивать свое поведение, отдавать себе отчет в его общественной значимости и правовых последствиях. Такие качества человек приобретает лишь с возрастом в результате накопления жизненного опыта.

Устанавливая пониженный возраст уголовной ответственности в отношении лиц, совершающих разбойные нападения законодатель, по нашему мнению, прежде всего исходил из того, что общественная опасность этих действий вполне доступна пониманию подростков, к 14-ти годам достаточно хорошо разбирающихся в понятиях дозволенного и запретного.

Несовершеннолетние, не достигшие установленного законом возраста, ни при каких обстоятельствах не могут подлежать уголовной ответственности, ибо они не всегда и в полной мере способны, критически оценивать свое поведение.

Однако, как известно, уголовное законодательство и правоохранительная практика РК стремится, прежде всего, к перевоспитанию несовершеннолетних, даже приступивших закон.

Уголовное наказание к ним должно применяться лишь в случаях совершения опасных преступлений, когда из всего прошлого поведения подростка можно сделать вывод, что он действительно может быть исправлен и перевоспитан только путем уголовного наказания, отбываемого в воспитательно-трудовой колонии для несовершеннолетних. В менее опасных случаях совершение разбоя несовершеннолетними и при условии, что они не требует для их исправления применения уголовного воспитательного характера и общественного воздействия.

По изученным данным статистики установлено, что основное число лиц, совершивших разбойное нападение, составляют молодые люди до 30 лет. На долю лиц в возрасте 65% совершенных разбоев причем лишь 5% всех вовлеченных к уголовной ответственности за разбой составили подростки в возрасте от 14-ти до 15 лет.

Но вместе с тем никакое количество разбоев совершено лицами более зрелого возраста – старше 30 и даже 40 лет.

Известный интерес представляет исследование вопроса о половой принадлежности лиц, совершающих разбойных нападении. Как показывает изучение уголовных дел, большинство разбоев совершают мужчины – 87%.

Поведение человека, все его действия, в том числе и общественно – опасные, направляются и контролируются сознанием и волей. Т. Энгельс указывал, что невозможно рассуждать о морали и праве, не касаясь вопроса так называемой свободе воли, о вменяемости, об отношении между необходимостью и свободой .

Сознания и воля человека – основные важнейшие функции его психики как разумного существа. Они в конечном счете детерминируется общественной средой, условиями материальной жизни общества. Но признание обусловленности поведения человека общественным бытием вовсе не означает фатальной неопределенности его поступков и не исключает его ответственности за свои действия. Философия неопровержимо доказала, что человек, обладающий нормальными созданием и волей, способен активно воздействовать на окружающую действительность и принимать решения со знанием дела.

Способность человека сознавать общественную значимость своего поведения и понимать его фактическую сторону, руководить совершаемыми действиями, т.е. вменяемость, выступает как необходимое условие, непременная предпосылка его уголовной ответственности. Только характер поведения человека определяет его правовую и моральную ответственность перед обществом и государством. Лицо, которое в момент совершения опасных действий находилось в состоянии невменяемости или руководить ими, не может быть признано субъектом преступления и не подлежит уголовной ответственности и наказанию. Если лицо в установленном законом порядке будет признано невменяемым, к нему могут быть применены принудительные меры медицинского характера.

Следует отметить, что в судебной практике очень редко, но встречаются случаи, когда лица в состоянии невменяемости совершают действия, содержащие признаки разбойного нападения.

Необходимость в производстве судебно-психической экспертизы с целью определения психического состояния лиц совершивших разбойное нападение, иногда возникает и при совершении этих преступлений по под влиянием опьянения или следствии алкогольной деградации личности. В ст. 13 УК РК закреплено, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения суд может признать обстоятельством, отягчающим содеянное.

Изучение материалов следственной и судебной практики подтверждает тот факт, что состояния опьянения весьма часто обуславливает совершение преступлений.

Анализ изученных дел позволяет установить что в состоянии алкогольного так и наркотического опьянения было совершено 45% разбоя. Эти данные становятся еще более красноречивее, если учесть, что многие разбойные нападения совершаются хотя и в трезвом виде, но для того, чтобы добыть деньги на спиртные напитки и наркотические вещества.

Для правильного и всестороннего представления о личности субъекта существенное значение имеет выяснение таких данных, как образовательный выяснение таких данных, как образовательный уровень, род занятий, наличие или отсутствие в прошлом судимости и т.д.

Так, лица, привлеченные к уголовной ответственности за разбой в изученных делах имеют низкий уровень образования. Среди них половина – малограмотные люди, имеющие, в лучшем случае, образование в объеме 8 классов, если же в эту группу включить их лиц, имеющих образования 7 классов, то число преступников с недостаточным образованием возрастет до 68%.

Лица совершающие преступные действия, как правило, в том числе посягающие на чужое имущество – это люди не только с низким образовательным уровнем, но и культурно-этническим, примитивными интересами и мышлениями.

Среди лиц, совершающих разбой, довольно великие числа не имеющих определенных занятий, самый высокий уровень процентного содержания рецидивистов (63%), в том числе ранее судимых за аналогичные преступления (23%). Признаки, характеризующие субъект преступления, имеют существенное значение для решения вопросов о его ответственности, такие при определении виновному меры уголовного наказания.

Из сказанного выше можно сделать вывод, что субъектом разбойного нападения на чужое имущество могут быть вменяемые физические лица, достигшие 14-летнего возраста.

Простой разбой, предусмотренный ч. 1. ст. 179 УК РК, называется лишением свободы на срок от трех до семи лет с конфискацией имущества или без таковой.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава II

Квалифицированный состав разбойного нападения на чужое имущество

 

 

§ 1. Разбойное нападения совершенное при отягчающих обстоятельствах

Действующая реакция ст. 179 УК РК предусматривает дифференцированию ответственность нападение на чужое имущество также квалифицированный и особо квалифицированные составы.

Часть II ст. 179 УК РК предусматривает следующие виды квалифицированного разбойного нападения на чужое имущество:

а) группа лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) с незаконным проникновением в жилое, служебное, производственные помещение или хранилище;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Часть III

а) организованной группой;

б) с применением тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего;

в) с целью хищения имущества в крупном размере;

г) лицом ранее два или более судимым за хищение либо вымогательство.

а) Разбойное нападение на чужое имущество совершенное группой по предварительному сговору.

Одним из признаков, квалифицирующих любое, исключения хищение, чужого имущества закон называет – совершение группой лиц по предварительному сговору. Основанием для признания названного обстоятельства, квалифицирующим тот факт, что при совершении совместного хищения несколькими лицами происходят сложение усилий преступников, направляющих свои действие к достижению одного преступного результата. Количественный признак – участие в одном преступлений несколько лиц – придает хищению новое количество, существенно повышая его общественную опасность причинением более значительного ущерба, чем в результате действий «единоличного» преступника. Опасность совместных преступных действий увеличивается при совершении группой хищении связанных с применением или угрозой применения насилия, интенсивность физического насилия, интенсивность физического насилия, применяемого совместно несколькими лицами, возрастает пропорционально числу участников преступления, значительно большой силой воздействия на психику потерпевшего обладает и угроза с насилием, исходящая от группы совместно действующих лиц сопротивление которым становится маловероятным.

Пленум Верховного суда РК в постановлении №9 от 25.07.96 г. «О некоторых вопросах квалификаций хищении чужого имущества дал следующее единое для всех форм хищений определение этого квалифицирующего признака: «Под хищением совершенном группой лиц следует понимать такое хищение, которым участвовали двое или более лиц, заранее договорившиеся о совместном его совершении, т.е. при совершении нападения на чужое имущество, совершенное группой лиц, означает, что в нем, принимает участие два или более лица, предварительно, т.е совершении нападения на чужое имущество, совершенное группой лиц, означает, что в нем принимает участие два или более лица, предварительно, т.е. до начала преступления договорившиеся о совместном его совершении. Некоторые ученые полагают, что разбой должен квалифицироваться групповым в тех случаях, когда между участниками функций распределены одни играет роль исполнитель, другой – пособника. С этим вряд ли можно согласиться поскольку в законе говорится не о соучастии в предварительном сговоре, а о совершении нападения группой лиц, действующих по предварительному сговору, т.е. о непосредственном участии нападении не одного лица, что существенно повышает опасность преступления и служит объективным основанием для усиления ответственности всех непосредственных участников нападения.

Кудрявцев В.Н. признает совершение разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору, если в ней участвовали два или более лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления,

Сговор может касаться места, времени, способа совершения преступления. Важно, чтобы он состоялся до начала выполнения объективной стороны нападения, во время приготовления или непосредственно перед покушением. Сговор, имевший место во время совершения разбоя, не считается предварительным, ответственность в таких случаях наступает по ч. 1 ст. 179 УК РК. По признаку группы с предварительным сговором могут квалифицироваться действие только тех лиц, которые непосредственно участвовали в преступлении как исполнители. При этом не обязательно, чтобы все они выполняли одинаковые действия. Один из них могут обеспечить доступ к имуществу, другие – проводить изъятия или выполнять другие исполнительные функции.

Таким образом, со исполнительство не исключает распределение ролей между участниками разбоя, при этом действия со исполнителей квалифицируется без ссылки на ст. 29 УК. Лица, которые непосредственно не участвовали при совершении разбойного нападения, а ограничились подстрекательством или иным путем содействовать преступным действиям, должны нести ответственность по ст. 29 соответствующих частей, ст. 179 УК.

Лица, совершившие разбойное нападение по предварительному сговору несут ответственность в полную стоимость похищенного, независимо от роли каждого соучастника.

Предварительный сговор является, тем самым стержнем, который объединяет участников разбоя в единое целое.

Предварительная договоренность придает участников разбоя, организованный характер. В содержание предварительного сговора входит не только договоренность о фактической стороне в тех или иных действий, но обязательно входит и осведомленность всех участников об общественно-опасном характере намечаемых действий, т.е. общественно-опасном характере намечаемых действий, т.е. значение того, что они совершают хищение.

Возможны случаи, когда лицо, предварительно договорившиеся о своем участии, в тех или иных действиях, считало эти действия законными и не знало, что они способствует совершению преступления. В таких случаях эти действия не будут квалифицироваться как совершение преступления по предварительному сговору группой лиц.

Необходимо обратить внимание и на то, что одновременное разбойное нападение, совершенное несколькими лицами без предварительного сговора будут рассматриваться как простой разбой.

Повышенная общественно-опасная угроза хищении, совершаемых группой лиц обусловлена тем, что виновные, сговариваясь до начала разбоя тем, самым продумывает возможности более удачного его совершения и сокрытия. Этого не могут сделать, по общему правилу, преступники, когда один из них присоединяется к уже начавшемуся преступлению и когда преступная деятельность нескольких лиц, которую каждый из них начал самостоятельно, затем случайно совпадает и становится совместным преступлением. В подобных случаях можно говорить о совершении разбоя группой лиц без предварительного сговора, что квалифицирующим обстоятельством по закону не является.

Иначе должен решаться вопрос когда лицо предпринимает попытки совершить разбой, по убедившись, что довести преступление до конца в одиночку ему не под силу, временно прерывает преступную деятельность для подыскания соучастников и доведения преступления до конца. При достижении с кем либо соглашения и последующем совершении такого разбойного нападения, содеянное представляет собой хищение по предварительному сговору группой лиц, т.к. по отношению ко второй попытке совершить разбой сговор был предварительным. Очевидно, что в подобных случаях общественная опасность совместной деятельности значительно возрастает хотя бы потому, что при взаимной и заранее обусловленной помощи друг другу у преступников создаются большие возможности для реализации преступник намерений, а иногда только объединение усилий нескольких лиц дают возможность совершить разбой.

Если преступники договорились совершить кражу или грабеж, но в процессе исполнения этих намерений кто-либо из них, выходя за пределы договоренности, учинил опасное для жизни или здоровья потерпевшего насилие (эксцесс исполнителя), то лицо, применившие такое насилие должно отвечать за разбой, а остальные соучастники – за кражу или, грабеж, в зависимости от характера совершенного .

Пленум Верховного Суда РК постановление №9 от 25.07.96 г. «О некоторых вопросах квалификации хищении имущества» по поводу участия в хищении лиц, не достигших возраста уголовной ответственности и невменяемых лиц дает следующие разъяснения: не может расцениваться как хищение, совершенное группой лиц, если оно совершено совместно с лицом, не достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность за данный вид преступление либо с лицом, признанным невменяемым. В этих случаях лицо, признанное субъектом преступления, независимо от формы участия должно признаваться исполнителем преступления, независимо от формы участия должно признаваться исполнителем преступления и, кроме того, при наличии на то оснований его действия должны дополнительно квалифицироваться как вовлечение в преступную деятельность. Так, Афинина вместе с малолетними Туевой и Шнайдер, несовершеннолетней Борисовой, находясь в парке отдыха, с 19 час предложила последним завладеть вещами шедшей им навстречу девушки. С этой целью все четверо отправившись вслед за девушкой возле выхода из парка рядом с частными гаражанами Афимина обогнала девушку и остановила ее. Туева, Шнайдер и Борисова окружили их. Туева спросила, что находится в пакете у девушки, та ответила, что видеокассеты. Туева вырвала из рук девушки и стала доставать из него видеокассеты, а ответ на это девушка попыталась убежать, но не смогла, т.к. Шнайдер и Борисова схватили ее за руку и держали в таком положении. Афимина Туева стали бить руками потерпевшую и причинили тем самым последней повреждения в виде ран мягких тканей головы, лица ссадин лица, относящимися к легким телесным повреждением. Подавив таким образом сопротивление потерпевшей Афимина завладела кожаной курткой, принадлежащей потерпевшей, пуховой куртокофтой, Туева и Шнайдер и Борисова разделили между собой видеокассеты.

Действия Афимины были квалифицированы по ст. 179 г II п. а и ст 131ч. 1 УК РК .

б) разбойное нападение на чужое имущество, совершенное неоднократно.

Указом Президента РК, имеющем силу закона, от 12.05.95 г. были внесены изменения и дополнения в некоторое законодательные акты РК, в том числе и в Уголовный кодекс. Глава 2. УК была изложена в редакции вышеназванного Указа «Преступник против собственности» и в п «а» примечания к ст. 76-2 УК устанавливается понятие повторности хищении.

Признак неоднократности практически имеет тоже содержание, что признак повторности, содержавшийся в прежнем УК. Если по общему правилу неоднократность означает повторение тождественного преступления, то в виде исключение из него ст. 13 УК признает неоднократным повторение не только тождественного, но и однородного преступления именно в том случае признак неоднородности разбойной нападения признанного квалифицированным признаком, если ей предшествовало хищение чужого имущества в любой форме вымогательства, кража, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления, доверием, неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения, а также бандитизм, хищение или вымогательства радиоактивных материалов, оружия, боеприпасов, наркотических или психотропных веществ. При этом не имеет значения, был ли виновный осужден за первое преступление.

Признаком неоднократности имеет место при условии, что не истек срок давности уголовного преследования, если за первое преступление виновный был осужден.

При совершении разбойного нападения лицом, которое до этого совершило однородное преступление и торе до этого совершило однородное преступление и не было за него осуждено, имеет место совокупность преступлений, в котором последнее преступление квалифицируется как разбойное нападение совершенное неоднократно. А при совершении повторно именно разбоя, квалификация разбоя как совершенного неоднократно, охватывает оба преступления. Преступления считается продолжаемым, если оно складывается из нескольких эпизодов характеризующихся сходными и охватываемых единым умыслом.

Разбой признается неоднократным и в тех случаях, когда ему предшествовало неоконченное преступление, предусмотренное п «а» ч. II ст. 179 УК РК, либо когда виновный в первом преступлении выполняет роль исполнителя, а иного соучастника преступления.

Хочется подробно остановиться на разграничении продолжаемого преступления и его неоднократности. Продолжаемым хищением следует считать неоднократное безвозмездное изъятия чужого имущества, складывающееся из ряда тождественных преступных действий, имеющих общую цель незаконного завладения чужим имуществом, которое охватывается единым умыслом виновного составляя в своей совокупности одно преступление.

Продолжаемое хищение отличается внутренней органической связью между составляющими его отдельными преступными актами. Эта непрерывная их связь проявляется в том, что каждый из таких актов представляет собой всего лишь один из звеньев единой преступной цели. Взаимосвязь между отдельными эпизодами преступной деятельности, из которых слагается продолжаемое хищение их внутреннее единство, и проявляется не только в направленности каждого из них на один и тот же объект, но также в сходстве способов их совершения и в единстве наступивших общественно опасных последствий. Можно поэтому сказать, что объективная сторона продолжаемого преступления представляется как своеобразная система преступной деятельности виновного.

Отмечаемое существенное значение объективных признаков продолжаемого хищения, вместе с тем следует обратить внимание на то обстоятельство, что для ограничения его от повторного важное значение имеет также содержание и направленность умысла виновного его преступные намерения. Продолжаемое хищение, слагаемое из ряда последовательных преступных актов объединяется единством смысла, намерением достичь определенной, заранее намеченной цели. Эта единая преступная цель и соединяет совершаемые виновным в разные время действия в одну преступную цель и соединяет совершаемые виновным в разные время действия в одну преступную цель и соединяет совершаемые виновным в разные время действия в одну преступную цель, придавая им качество единого преступления. Для неоднородных же преступлений, напротив, специфично иное субъективное качество. На каждое вновь совершенное преступление у виновного возникает самостоятельный умысел, реализуемый вновь совершаемыми преступными действиями, никак не связанными с предыдущими кроме как личности самого субъекта. Однако об изности только одного элемента состава преступления – его субъекта – недостаточно чтобы создать такую систему признаков которая составила бы единое структурное образование характерное для продолжаемого преступления .

Разбойное нападение признается неоднократным и в тех случаях, когда ему, предшествовало неоконченное преступление либо когда виновный в первом преступлении выполняет роль не со исполнителя, а иного соучастника.

в) разбойное нападение на чужое имущества, совершенное с незаконным проникновением в жилое, служебное производственное помещение либо хранилище.

Отнесение разбойного нападения с проникновением в жилое, служебное, производственное помещение либо хранилище, определяется тем, что для проверки совершения преступления виновный прикатает определенные и значительные усилия, чтобы преодолеть преграды и получить доступ к имуществу: взлом замков и иных запоров дверей, потолочных перекрытий. Для проникновения могут быть использованы различные люки, разбитые витрины магазина или окна и др. При совершении разбоя виновные могут прибегнуть в насилию в отношении охраны или лиц сопровождающих грузы на транспорте. Иными словами, чтобы совершить разбой из мест, где хранится то или иное имущество, преступнику приходится затрачивать дополнительные усилия, проявлять своеобразные изобретательность, наворотливость или применять обман либо другие ухудшение в преступных целях, чтобы получить возможность проникнуть в помещение или хранилище.

Нельзя не учитывать, что разбой с проникновением совершается, как правило, с заранее обдуманным намерением и кроме того, может сопровождаться существенным повреждением или даже уничтожением чужого имущества.

Ранее признак «проникновение» имел квалифицирующее значение независимо от его правомерности. Сейчас же с введением нового УК РК, вступившим в силу с 01.01.98 г., этот признак формируется только как незаконное проникновением в жилище, помещение или хранилище.

Проникновение считается незаконным, если осуществляется виновным, не имеющим на это никакого права и вопреки установленного запрету.

Под проникновением следует понимать тайное или открытое вторжение в жилище потерпевшего, любое помещение или иное хранилище с целью хищения чужого имущества путем разбойного нападения. В любом случае цель хищения обязательно должно предшествовать вторжению.

Проникновение может совершаться с преодолением или разрушением запорных сопротивления людей либо без этих признаков.

Под помещением понимается постоянное или временное стационарное или передвижное строение, сооружение, предназначенное для размещения людей или материальных ценностей.

Иное хранилище то есть огороженный или неогороженный участок территории, отведенный для постоянного или временного хранения материальных ценностей и обеспеченных средствами охраны, а также социальный предмет, предназначенный для этой же цели.

Жилищем признается «помещение», предназначенное для постоянного или временного проживания людей, а также его составные части, которые используется для отдыха хранения имущества либо удовлетворения иных потребностей человека.

Проникновением в жилище или иное хранилище можно признаваться не только физическое вторжение виновного, но и извлечение из них имущества с помощью различных приспособлений и орудий.

Решая вопрос о наличии признаков проникновения, необходимо выяснить, с какой целью виновный оказался в жилище, либо хранилище и когда у него возник умысел на завладение чужим имуществом. Если лицо находилось там сначала без намерения совершить хищение, но затем совершило это преступление, то в его действиях отсутствует признак проникновения.

Так, приговором городского суда г. Караганды действия г. Кулич были квалифицированы с ч II – на часть 1 ст. 179 УК РК. Гр. Кулич зашел в магазин, купил две шапки, а затем угрожая стартовым пистолетом, совершил разбойное нападение на гр. Малькова с целью завладения его имуществом с только что купленными товарами прямо в торговом зале магазина, а затем изъяв сумму потерпевшего, скрылся. На лицо тот факт, что суд правильно переквалифицировал действия виновного на ч. 1 ст. 179 УК РК, т.к. умысел на совершение преступление у Кулич возник уже в магазине куда после виновного зашел потерпевший.

Проникновение будет иметь, если виновный использует дозволенные способы его осуществление, но при этом руководствуется целью совершить хищение чужого имущества. По своей направленности такое вторжение является преступным. Оно лишь внешне прикрыто правомерной формой. Если уже в процессе проникновения и для этого обеспечения виновный совершает физическое насилие над личностью или использует угрозу применения насилия к ней, то такие действия свидетельствует о наличии разбоя. Разбой признается оконченным в момент нападения, поэтому насилие, опасное для жизни и здоровья либо угроза такого насилия, проявленная во время вторжения в помещение или иное хранилище, свидетельствует о том, что нападение уже состоялось, такую ситуацию следует признавать не покушением, а оконченным разбоем.

Разбой вовсе не исключается, если само проникновение осуществлялось открыто или тайно, но без насилия, а насилие было применено при последующих действиях, входящих в объективную сторону этого преступления.

Проникновение при разбое охватывает различные варианты вторжения. Преступник может залезть, пролезть, совершить недозволенный вход в помещение или хранилище. Не имеет принципиального значения, полностью ли вошел в помещение или хранилище преступник или оказался в нем частью своего тела, воспользовался только ногами, руками. Не исключается проникновение в тех случаях, когда изъятие ценностей из хранилище происходит путем применения различных приспособлений инструментов, использования животных, а также людей, не сознающих преступного характера проникновения. При этом преступник может оставаться за пределами хранилище.

Степень, пределы, формы проникновения обуславливаются достижением преступника такой ситуации, когда у них появляется возможность лично или посредственно безвозмездно изъять и завладеть чужим имуществом, чтобы присвоить его.

В следственной, судебной практике возникает также вопрос, могут ли нести ответственность за разбой с проникновением участники группы, если непосредственно в помещение или иное хранилище проникает лишь один из них, а другой содействует ему в осуществлении проникновения, обеспечивают безопасность и т.п., оставаясь вне помещения. Ответ должен быть положительным: именно предварительным сговором участников совместного разбоя предусматривалось такое разделение преступных ролей. При таких условиях участники группы, непосредственно проникший в помещение или хранилище, своими действиями осуществляют общую волю всех соучастников, реализует совместную их договоренность о способах совершения разбоя из какого-либо хранилища ценностей.

г) разбойное нападение на чужое имущество, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, представляет наиболее опасный вид квалифицированного разбоя, поскольку при таких обстоятельствах опасность для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, становится намного реальнее, чем без этого признака. По справедливости замечанию Г.А. Кригера, этот признак в ряде случаев настолько повышает опасность содеянного и личность преступника, что отсутствие его в законе может ослабить борьбу с разбойными нападениями .

Агрессивность нападений и интенсивность насилия в существенной степени возрастают, если разбойные нападения на чужое имущество совершены вооруженными преступниками. Применение оружие способно причинить потерпевшему наиболее тяжкие виды насилия, вплоть до насилия. Использования оружия, как средства устранения, делает угрозу со стороны нападающего намного действенней, способной парализовать волю потерпевшего, его желания оказать сопротивление. Повышенная и при этом специфическая опасность вооруженного разбойного нападения состоит и в том, что наличие у нападающего оружия придает ему уверенность в своих силах и неуязвимость, а вместе с тем и особую дерзость.

Совершение разбойных вооруженных нападений представляет существенную опасность и для общественного порядка и общественной безопасности. Такой разбой может быть сопряжен с оказанием вооруженного сопротивления представителям власти и общественности, преступную деятельность.

Действия виновного, совершившего разбойное нападение на чужое имущество с применением любого оружия, должны квалифицироваться по п ч II ст. 179 УК РК, имея в виду что, в соответствии с законом РК «О государственном контроле отдельных видов оружия» от 27.10.93 г. Под оружием понимается устройство и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели (огнестрельное, холодное, газовое, электрическое, пневматическое).

Орудиями преступления могут быть: а) оружие в полном смысле слова; б) предметы, которые оружием не являются, но и используется в качестве оружия.

В собственном смысле слова оружие может быть огнестрельным, любого вида, владение которым требует специального разрешения органов внутренних дел (пистолет, нарезное, охотничье оружие и др.), оружие взрывного действия (граната, динамичный патрон и т.п.), а также гладкоствольные охотничье оружие, владение которым хотя и предполагает соблюдение соответствующих правил, но не запрещено законом, газовое оружие.

Оружием в собственном смысле слова может быть и холодное оружие: кинжалы, штыки, финские и охотничьи ножи, кастеты и др. при этом не имеет значения, изготовлена ли оружие кустарным способом или заводским.

Под оружием вообще понимаются предметы, предназначенные исключительно для поражения цели и не имеющие иного, например, хозяйственного или бытового назначения. К огнестрельному оружию относятся пистолеты, винтовки, автоматы, мины и другие взрывные устройства. Гладкоствольное охотничье ружье, газовые пистолеты и баллончики оружием не являются, но дают основание для признания разбоя квалифицированным, поскольку являются предметом, используемым в качестве оружия.

Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать любые предметы, с помощью которых потерпевшему могут быть причинены смерть или иные телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья: топоры, комики, дубинки, бритвы, ножи и т.д. Не имеет значения были ли эти предметы изготовлены заранее специально для разбойного нападения или случайно оказались под рукой виновного и были взяты им на месте преступления.

Под применением оружия или предметов должно пониматься как фактическое их использование для причинения вреда здоровье человека, так и их демонстрация с угрозой немедленного использования в процессе нападения.

Угроза заведомо негодным оружием или имитация оружия без намерения использовать эти предметы для нанесения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровье потерпевшего, не может рассматриваться как вооруженный разбой. Однако, учитывая, что потерпевший субъективно воспринимает нападение как реально угрожающее его жизни или здоровью, я думаю, такое нападение должно квалифицироваться как разбой, предусмотренный ч. 1 ст. 179 УК.

Применения оружия в собственном смысле слова при разбойном нападении должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных нормами УК о вооруженном разбое и о незаконном ношении холодного оружия, если виновный не имел на него соответствующего разрешения.

Разбойное нападение с применением оружия предметов, используемых как оружие, иногда совершаются группой лиц по предварительному сговору. Действия виновных могут быть квалифицированы по п. 2 «и», «г» ч. II ст. 179 УК РК, если хотя бы один из участников группового разбойного нападения был вооружен, при это непременном условии, что остальные участники группы были об этом осведомлены заранее обусловили возможность применения оружия или иных орудий насилия. В случая отсутствия такой осведомленности применение при групповом нападении оружия одним их нападающих должно для прочих участников группы рассматриваться как эксцесс исполнителя.

Групповой вооруженный разбой следует ограничивать от бандитизма. Последний характеризуется признаком устойчивости вооруженной группы и наличием специальной цели нападения на граждан или организации. При этом, как правило, ставится задача совершить непосредственное число таких нападений. А разбой совершается обычно однократно, после чего распадается.

 

 

§ 2 Разбойное нападение при особо отягчающих обстоятельствах.

а) Разбойное нападение, совершенное организованной группой.

Ст. 31 ч. 3 дает понятие преступление, совершившего организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Применительно к разбою устойчивость и организованный характер преступной группы означает, что ее участники объединяли свои усилия для совершения нескольких разбойных нападений на чужое имущество, либо одного, но крупного, сложного по исполнения и поэтому требующего организованной и, как правило, длительной подготовки. Такая группа есть уже качественно более опасная форма совместного совершения преступления, приближающийся по своим признакам и преступной организации.

Пленум Верховного суда РК в постановлении №9 25.07.96 г. «О некоторых вопросах квалификации хищении чужого имущества» указал также: Если разбойное нападение совершено организованной группой либо преступного сообщества, то действия организатора руководителя и членов организованной преступной группы либо преступного сообщества, участвовавших в разбойном нападении, необходимо квалифицировать по совокупности по ст. 76-2 ч. II п «б» и соответствующей части ст. 63-2 УК (в настоящее время – ст. 179 ч. III п. «а» и ст. 235 соответственно УК РК.).

Под организованной преступной группой следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, заранее объединенных умыслом на совершение ряда преступлений.

Под преступным сообществом следует понимать структурное объединение, созданное для занятие преступной деятельностью под единым руководством. В отличие от организованной преступной группы преступное общество имеет в своей структуре две или более преступные группы (подразделения).

Основными признаками организованной группы в преступлении и преступного сообщества, отличающимися их от группы лиц, совершивших разбой по предварительному сговору, являются их организованность и устойчивость, очень могут свидетельствовать такие признаки, как стабильность их отставка и организационных групп, сплоченность их членов, подчинение групповой дисциплине и указанием организатора и руководителя, постоянство форм и методов преступной деятельности, планирование и тщательная подготовка преступления, распределение полей между соучастниками, обеспечение заранее мер по сокрытию преступления и сбыта имущества добытого в результате преступной деятельности и т.п.

Под участием в организованной преступной группе либо преступном сообществе следует понимать не только непосредственное участие в совершаемых организованной преступной группой либо сообществом разбойных нападений, но и выполнению иных действий в интересах этих преступных организации: руководство, финансирование, подыскиванием объектов разбойного нападения, обеспечение транспортом и т.п.

б) разбойное нападение на чужое имущество, с причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

5 мая 2000 года был издан Закон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам борьбы с преступностью «в п б ч. 3 ст. 179 УК РК».

Специфическим признаком особо квалифицированного разбоя является его совершение с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Разбой,

Совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью означает, что собственнику, другому законному владельцу имущества или иным лицам для преодоления их сопротивления либо с целью удержания имущества непосредственно после завладения причиняется вред здоровью, обладающей признаками, предусмотренными ч. 1. ст. 103 УК РК. Дополнительной квалификации по этой статье не требуется, т.к. данная разновидность квалификационного разбоя охватывает факт причинения тяжкого вреда здоровью. Однако следует иметь в виду, что посягательства на жизнь выходит за рамки данного преступления. Поэтому причинение смерти потерпевшему в процессе разбойного нападения квалифицируется дополнительно по ст. 95 г. II п. «3» УК. А если умыслом виновного охватывается только тяжкий вред здоровью, но не смерть потерпевшего, то деяние квалифицируется по совокупности п. «б» ч. II с. 179 УК РК.

Хищение, начатое как кража или грабеж, может в процессе осуществления перерасти в разбой, если виновный с целью завладеть чужим имуществом или его удержания с целью его завладения, применяет насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угрожает применением такого насилия, но, если насилие, опасное, для жизни или здоровье, применено после окончание кражи или грабежа и не преследует цели удержать имущество, а применяется, например, чтобы избежать сопротивления задержание, оно не может свидетельствовать о разбое и должно квалифицироваться по статьям УК о преступлениях против личности или против порядка управления.

Если в процессе группового хищения, насилие, опасное для жизни или здоровья, либо оружие применяется одним из участников разбойного нападения без согласования с другими или один из них причиняет тяжкий вред здоровью, то это обстоятельства влияют на квалификацию действия того лица которое их совершило, поскольку они составляют эксцесс соучастника.

в) разбойное нападение на чужое имущества, с целью хищения имущества в крупных размерах.

Реализация уголовной ответственности за совершение хищений требует надлежащей юридической оценки каждого такого случая с учетом размеров ношении находится в зависимости от четкого уяснения предусмотренных законодательством признаков видов хищений.

Критерии определения размеров хищения, по аргументированному мнению Е.А. Фролова, должны быть едиными для всех случаев хищений, отличаться стабильностью, и, следовательно, не зависеть от случайных обстоятельств. Они должны быть объективными и находиться в плоскости объекта уголовно-правовой охраны .

В примечании 2 к ст. 175 (кража) крупным размером или крупным ущербом «признается стоимость имущества или размер ущерба, в пятьсот раз превышающие месячный расчетный показатель, установленный законодательством РК на момент совершения преступления.

В практике признак причинения потерпевшему значительного ущерба имеет большое значение. Поэтому хищение, не причинившее гражданину значительного ущерба, можно назвать простым. Она характеризуется тем, что стоимость похищенного имущества превышает один минимальный размер оплаты труда (что не относятся к грабежу и разбою), установленный законодательством Республики Казахстан на день совершения преступления, но не означает причинение гражданину значительного ущерба. Вторым видом является хищение, причинившие значительный ущерб гражданину. И третий вид хищения, который нас интересует, – это хищение, в крупном размере, при котором стоимость похищенного имущества в пятьсот раз превышает минимальный размер оплаты труда, который отражает специфику законодательной конструкции разбоя: если при прочных формах хищения размер характеризует количественную сторону причиненного имущественного ущерба (т.е. последствий), то применительно к разбою крупный размер хищения составляет цель (субъективный признак) преступления, поскольку последствия выходят за рамки объективной стороны разбоя.

При определении разбоя, размера хищения надлежит исходить из стоимости похищенного имущества в ее сопоставлении с минимальным размером оплаты труда на момент совершения преступления. Стоимость похищенного имущества должна определяться по государственным розничным ценам, а если установлено, что имущество было приобретено по комиссионной или рыночной цене, то по этим ценам. При отсутствии цены стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения эксперта.

Крупный размер при хищении может образоваться как результат одного преступного акта, так и вследствие нескольких преступных действий. Поэтому в практическом отношении признаков важен вопрос о соотношении признаков неоднократности и размера хищения.

Хищения, совершенные различными способами и причинившие в совокупности крупный ущерб, не могут объединяться единой квалификацией, т.к. в пределах некрупного размера форма хищения является тем признаком, которым определяется квалификация преступления.

Действия лица, совершившего несколько хищений, применившие в общей сложности крупный ущерб, должны квалифицироваться как хищение в крупных размерах только при условии, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить преступление в крупных размерах, т.е. если имело место единое провожаемое преступление. При отсутствии единого намерения на хищение в крупных размерах деяния квалифицироваться с учетом признака повторности как совершенные в некрупных размерах.

Участники группового хищения, совершенного в крупных размерах, подлежат ответственности за хищения в крупных размерах, если они складываются из ущерба по тем эпизодам, в которых принимал участие конкретный участник преступления. При этом не имеет значения размер наживы, извлеченный каждый участником преступления.

г) Разбойное нападение на чужое имущество совершенное лицом ранее два или более раз судимым за хищение либо вымогательство.

Совершение разбойного нападения на чужое имущество, совершенное лицом ранее два или более раз судимым за хищение либо вымогательство, как квалифицирующего признака, было введено с вступлением в силу УК РК, т.е. 01.01.98 г. Данный признак означает следующее. Во-первых, лицо имеет как минимум две непогашенные и не снятые судимости и моменту совершения последнего разбойного нападения на чужое имущество. Во-вторых, оно имеет судимости не только за хищение либо вымогательство имущества, на также за бандитизм, либо за хищение или вымогательство радиоактивных материалов, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывчатых устройств.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение

 

Одной из важнейших задач юридической науки является оказание содействия укреплению законности и право порядка, предупреждению и искоренению преступности, устранению причин ее порождения.

Разбойное нападение на чужое имущество- одно из наиболее опасных преступлений против собственности. Без правильного понимания вопросов, касающихся понятия разбоя его квалификации, индивидуализации ответственности и наказания за содеянное невозможна усиленная борьба с этим общественно опасным посягательством, ни предупреждение его.

Действующие законодательство довольно сложно по своей структуре и принципиально по новому решает ряд вопросов ответственности за хищение чужого имущества. Это приводит к серьезным трудностям на практике и требует глубоко всестороннего анализа норм закона, уяснения содержания правовых понятий и признаков.

В процессе написания данной работы мы проходим к следующим выводам:

1. Под хищением чужого имущества понимается незаконное безвозмездное изъятие с корыстной целью имущества собственника и обращение его в свою пользу или пользу других лиц.

По способу совершения наиболее опасным преступлением из числа посягательств на собственность является разбойное нападение на чужое имущество.

Под разбойным нападением следует понимать активные, внезапные, умышленные, противоправные действия, создающие опасность немедленного и непосредственного применения насилия над личностью потерпевшего, опасного для его жизни или здоровья, совершенное с целью завладеть чужим имуществом.

2. Разовым объектом разбоя является собственность. Под собственностью, как объектом, в уголовном праве понимается не совокупность вещей, а общественные отношения по поводу производства и распределения материальных благ в государстве.

В разбойном нападении на чужое имущество можно выделить основной и дополнительный непосредственные объекты.

Основным непосредственным объектом разбоя является конкретная форма собственности, определяемая принадлежностью имущества, выступающего как предмет преступления: негосударственная, частная собственность и виды.

Дополнительным непосредственным объектом является личность (жизнь и здоровье лица, подвергшегося нападению).

Предметом хищения является чужое, т.е. находящееся в собственности виновного имущество.

Имуществом в смысле предмета хищения посягающего на собственность, могут быть признаны вещи и предметы материального мира, способные и удовлетворять определенные материальные или культурные потребности человека, следовательно, предметом разбоя могут быть вещи и иные предметы материального мира, в создание которых вложен труд человека и которые обладают объективной материальной и духовной ценностью, а также деньги, ценные бумаги, служащие эквивалентом общественного человеческого труда.

3. По своей объективной стороне разбой представляет собой нападение, соединенное с насилием, опасным для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, или с угрозой применения такого насилия.

Нападение в составе разбоя – это процесс воздействия на потерпевшего, содержащий в себе реальную опасность применения насилия в течение всего промежутка времени, пока длится нападение.

Разбой может быть совершен как открыто, так и тайно.

Нападение, как признак разбоя, неразрывно соединено с применением или с реальной угрозой применения насилия, опасного для жизни здоровья лица, подвергшегося нападению.

Физическое насилие в составе разбоя может оказаться прежде всего опасным для жизни. Таковым признается насилие, которое направлено на лишение жизни потерпевшего и состоит в его убийстве или в покушении на убийство. Однако опасным для жизни закон признает и насилие, объективно способное повлечь смерть человека, хотя по субъективному содержанию оно непосредственно и не направлено. Таковым признается тяжкое телесное повреждение, опасное для жизни или здоровья в момент его причинения, даже если по причине благоприятного стечения обстоятельств, экстренного оказания медицинской помощи оно не привело и летальному исходу.

Опасным для здоровье является насилие, причинившие потерпевшему тяжелые, средней тяжести легкие телесные повреждения.

Легкие телесные повреждения должны привлечь кратковременные расстройство здоровья потерпевшего, но и учитывать сам способ применения насилия, характер воздействия на человека.

Признаком разбоя закон признает не только насилие, но и насилие психическое, т.е. угрозу применить и потерпевшему насилия, опасное для его жизни или здоровье. Угроза, также как и физическое насилие, является средством завладения чужим имуществом. Угроза должна быть действительной и непосредственной. Нападающий при разбое может угрожать только физическим насилием, угроза, при которой исключает нападение на личность, состава разбоя не образует.

Для решения вопроса о характере угрозы необходимо учитывать не только проявленную виновным в той или иной форме угрозу, но и всю обстановку совершения преступления.

Мерилом опасности угрозы должно служить ее субъективное восприятие потерпевшим. Но принципиально важно установить и субъективное отношение к угрозе самого нападающего. В его сознании продемонстрированная им угроза должна играть роль такого средства устранения, которая реально способна парализовать противодействия лица, которому угроза адресована, завладению имуществом.

Угроза огнестрельным или холодным оружием, а также другими предметами, используемыми в качестве оружия, всегда дает основание квалифицировать содеянное как разбой.

Действия виновных, начатые как кража или грабеж, при применении в дальнейшем насилия с целью завладения имуществом или для его удержания непосредственно после изъятия следует квалифицировать как разбой.

Разбой признается оконченным преступлением уже с момента нападения с целью завладения чужим имуществом. Но определение момента окончания состава разбоя не исключает возможности признания в отдельных случаях или покушения на разбой.

Приготовлением к разбою следует считать все действия преступника, имеющие отношения к подготовке преступления, совершенные до нападения на личность.

О покушении на разбои можно говорить в тех случаях, когда действиях виновного непосредственно угрожают жизни или здоровью потерпевшего, но по каким-либо причинам он этих действий некоторое время нас осознает. Как только эти действия для него становятся очевидными, разбой считается оконченным преступлением.

4. С субъективной стороны разбойное нападение на чужое имущество может быть совершено только с прямым умыслом.

В содержании умысла виновного при совершении насильственного разбоя входит, во-первых, сознание того, что он совершает посягательство на чужую собственность, соединенное с применением насилия над личностью потерпевшего; во-вторых, что это насилие опасно для жизни и здоровья потерпевшего. В отношении тяжести и возможных последствий примененного насилия прямой, причем, как правило, неопределенный, но и косвенный.

Основным мотивом, вызывающим личность совершить разбой, является корысть, стремление путем преступления доставить себе или другим лицам незаконную материальную наживу, имущественную выгоду. Сформировавшиеся в сознании виновного корыстный мотив вызывает и постановку соответствующей цели, обратить чужое имущество в свою собственность.

Отсутствие у виновного цели на завладение чужим имуществом исключает разбой.

5. Субъектом разбойного нападения на чужое имущество может быть вменяемое физическое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

6. Действующая редакция ст. 179 УК РК предусматривает дифференцированный и особо квалифицированный разбоя:

Разбой совершенный; а) группой лиц по предварительному сговору; б) неоднократно; в) с незаконным проникновением в жилое служебное, производственное помещение либо хранилище; г) с применением оружия или предметов в качестве оружия.

7. Действия виновного, совершившего разбойное нападение на чужое имущество с применением любого оружия должны квалифицироваться по п. «г» ч. II ст. 179 УК РК, имея в виду, что в соответствии с законом РК «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия» от 27.10.93 г.

Под оружием понимается устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели (огнестрельное, холодное, электрическое, пневматическое).

Если виновное лицо совершило лицо с применением оружия, которым оно владело незаконно, то его действия должны квалифицироваться по совокупности этих преступлений.

Признавая разбой квалифицированным следует учитывать, что оружие может быть применено в собственном смысле слова, но и иметь в виду случаи применения любых орудий насилия, посредством которых потерпевшему могут применены опасные для здоровья телесные повреждения или даже смерть: различного рода ножи, топоры, молотки, отвертки.

При этом не имеет в виду значения, были ли они приспособлены или подготовлены заранее или же были использованы как подвернувшиеся «под руку» уже на месте разбойного нападения.

Предметы, используемые в качестве оружия, могут быть применены не только для нанесения телесных повреждений, но и для психического действия.

Решение вопроса об отнесении имитации оружия и числу предметов оружия не может быть однозначным. Те имитации, которые имеют лишь внешние сходства с оружием, не могут быть использованы в качестве оружия. По иному должен решаться вопрос о случаях использования таких макетов оружия, которые могут быть применены не только как средство психологического воздействия, но и в качестве оружия физического насилия, например макет пистолета, изготовленный из свинцового слитка. Если виновный угрожал оружия, например, макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.д., и не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровье, его действия следует квалифицировать разбой, предусмотренный п. «г» ч. II ст. 179 УК РК.

Под применением оружия понимается использование последнего как средства физического или психологического воздействия, способного сломить или подавить волю потерпевшего и принудить его и отказу от сопротивления или иного противодействия нападающему либо заставить подвергшегося нападению выполнить имущественные требования.

8. Под разбоем, совершенным группой лиц по предварительному сговору, следует понимать такой разбой, в котором участвовали двое или более лиц, заранее договорившиеся о его совершения.

Под группой лиц, как квалифицирующим признаком, должно пониматься объединение двух или более лиц, совместно выполняющих действия, образующие объективную сторону разбоя. В данном случае речь идет о соучастии с предварительным сговором, когда все соучастники осведомлены о характере совершаемого преступления, а соглашение (сговор) о совместной деятельности был достигнут между соучастниками до начала совершения разбоя.

Не может расцениваться как разбой, совершенный группой лиц, если он совершен совместно с лицом, не достижим возраста, с которого наступает уголовная ответственность за данный вид преступления, либо с лицом, признанным невменяемым.

При квалификации разбоя следует отличать разбойные нападения, совершенные группой лиц по предварительному от разбойного нападения, совершенного организованной преступной группой.

Если разбойные нападение совершено организованной преступностей группой либо преступным сообществом, то действия организатора, руководителя и членов организационной преступной группы, участвовавших в разбойном, нападении, необходимо квалифицировать по совокупности по ст. 179 ч. III п. «а» и соответствующие части ст. 28 УК РК.

9. Разбойное нападение признается современным неоднократно, если ему предшествовало хищение чужого имущества в любой форме, вымогательство, причинение имущественного ущерба путем обмана, злоупотребление доверием, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения или вымогательство радиоактивных материалов, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, наркотических или психотропных веществ. При этом не имеет значения, был ли виновный осужден за первое преступление, признак неоднократности имеет место при условии, что не истек срок давности уголовного преступления. Если за первое преступление не был вынесен приговор либо не истек срок погашения судимости, если за первое преступление виновный был осужден. При совершении разбоя лицом, которое до этого совершило однократное преступление и не было за него осуждено, имеет место совокупность преступлений, второй последнее преступление квалифицируется как разбой, совершенный неоднократно. А при повторном совершении разбоя, квалифицируется как разбой, совершенный неоднократно. А при повторном совершении разбойного нападения на чужое имущество – квалификацией разбоя, как совершенного неоднократно, охватывается оба преступления.

Разбой, совершенный неоднократно, следует отличать от единого продолжаемого преступления. Разбой считается продолжаемым, если он складывается из нескольких эпизодов, характеризующихся сходными способами и охватываемых единым умыслом.

10. Разбойное нападение на чужое имущество, совершенное с проникновением в жилое, служебное, производственное помещение либо хранилище – следующий квалифицирующий признак разбоя.

Под «помещением» понимается строение, сооружение, постоянное или временное, стационарное или передвижное строение, сооружение, предназначенное для размещение людей или материальных ценностей. Иное хранилище – это огороженный или неогороженный участок территории, отведенный для постоянного или временного хранения материальных ценностей, обеспеченный средствами охраны, а также специальный пред. (вагон, контейнер), предназначенный для той же цели.

Жилищем признается помещение, «предназначенное для постоянного или временного проживания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице, даче садовый домик и т.п.), а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества, удовлетворения иных потребностей человека (балкон, застекленные веранды и т.п.). Проникновением в жилище, помещение или хранилище должно признаваться не только физическое вторжение виновного, но и извлечение из них имущества с помощью различных приспособлений и оружий. Проникновение есть незаконное, преднамеренное, совершаемое вопреки виновного в помещение или иное хранилище в процессе совершения разбоя, виды которых различаются различными способами осуществления.

11. Крупным размером или крупным ущербом считается стоимость имущества или размер ущерба в пятьсот раз превышающие месячный расчетный показатель, установленный законодательством РК на момент совершения преступления.

Размер ущерба определяется стоимостью похищенного, имущественного масса, изъятая из владения собственника, получает денежную оценку на основании государственных цен и ее сумма составляет размер хищения, влияющий на квалификацию преступление.

12 ч. III ст. 179 УК РК предусматривает следующие виды особо квалификационного разбоя. Разбой совершенный а) организованной группой; б) с причинением тяжкого вреда здоровью; в) с целью хищения имущества в крупном размере; г) лицом два или более раз судимым за хищение либо вымогательство.

Разбой, соединенный с причинением тяжкого вреда здоровью означает, что собственнику, другому законному владельцу имущества или иным лицам для преодоления их сопротивления либо с целью удержания имущества непосредственно после завладения причиняется вред здоровью, обладающий признаками, перечисленными в ч. 1 ст. 103 УК, дополнительной квалификации действий не выходящих за пределы выше названной статьи, не требуется поэтому причинение смерти потерпевшему требует дополнительной квалификации.

13. Совершение разбоя лицом, ранее два или более раз судимым за хищение либо вымогательство означает, что лицо имеет как минимум две непогашенные и не снятые судимости и моменту совершения последнего разбоя, оно имеет судимости не только за хищение либо вымогательство, но также бандитизм, либо вымогательство радиоактивных материалов, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывчатых устройств, а также наркотических средств или психотропных веществ.

 

 

 

 

 

 

Судебная практика

 

Практика показывает, что разбойные нападения, особенно совершаются лицами в нетрезвом состоянии. Однако, лица совершившего преступления в состоянии алкогольного опьянения, закон не освобождает его от ответственности.

Обычно этот вид преступления начинается с кражи (ст. 175 УК РК).

Пример:

Иванов А.А., своими злоумышленными намерениями хотел тайно похитить телевизор (LG).

С квартиры 78 д.7 по ул. Толе би, где Асанов А.Р.

По его мнению, в квартире никого не было.

Он 2310 ворвался через окно и собирался унести намечены телевизор. Однако в этот момент в квартиру вошла супруга гр. Асанова А.Р., она сильно испугалась и хотела позвать своих соседей. В этот момент, Иванов А.А., вынув из своего кармана пистолет (ТТ) угрожал, что выстрелит, если она будет кричать. После чего, Иванов выстрелил ей в ноги, и унес оттуда телевизор, и скрылся с места совершения преступления.

В этот момент подошли соседи увидев, что Серикова А.Р. ранена, вызвали скорую помощь, и позвонили в полицию (02). По горячим следам был задержан гр-н Иванов А.А., вещ. Доказательства изъяты.

Здесь действия гр-на Иванова А.А., квалифицируется как разбой (ст. 179 УК РК), но его умысел был направлен на кражу (ст. 175 УК РК).

В последние годы криминогенная ситуация в РК характеризуется значительным сокращением числа зарегистрированных преступлений и количества выявленных лиц их совершивших.

Если в начале 90-х годов в результате ослабления социально-правового контроля, преступность резко возросла, то в дальнейшем, за исключением отдельных лет, она постепенно снижалась и по состоянию на 1 января 2004 г. по сравнению, к примеру с 1995 годом сократилась почти на 35% .

Криминологическая тенденция сокращения преступности наблюдалась в последние четыре года. В 2001-2004 гг. было зарегистрировано соответственно 152168-135151-118485-107451 преступлений, т.е. число учтенных преступлений за это время сократилось на 23,1%.

В 2003 г. положительное влияние на оздоровление криминогенной ситуации в стране сыграло сокращение преступлений против собственности – 10,1%, против личности – 6,7%, против общественной безопасности и общественного порядка -17%, против здоровья населения и нравственности – 10,2%, против интересов государственной службы – 11,6%, наркотических преступлений – 48,8%.

Как показывает анализ, субъективный состав лиц, которыми совершаются преступления непосредственно корректируется с их социальным положением в обществе.

Абсолютное выявленных большинство преступлений уголовного преследования правонарушителей, совершивших запрещенные уголовным законом деяние, являлись безработными.

В то же время, около трети всех преступлений приходится на долю рабочих, учащихся, студентов и гос. служащих.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Cписок используемой литературы:

 

Нормативные акты:

1. Конституция РК., Алматы 1995 г.

2. Уголовный кодекс РК. Алматы 2004 г.

3. Статистика за 2003 г. Закон РК «О национальной безопасности» с изменениями и дополнением от 05.05.2002 г.

4. Уголовный кодекс казахской ССР с изменениями и дополнениями на 01.03.97 г. Учебное пособие А. -97 г.

5. Гражданский кодекс РК. Общая часть. Алматы 1995 г.

6. Постановления Пленума Верховного суда РК «О некоторых вопросах квалификации хищении чужого имущества» №9 от 25.07.96 г.

Казахстанская правда 1996 г.

7. Государственная программа правовой реформы в РК. Каз. правда №24.

24.03.94 г.

8. Закон РК «О государственном контроле за оборотом отдельных видов

оружия» Советы Каз-на 1993 г.

9. Послание Президента РК Нурсултана Назарбаева народу Казахстана «об

основных направлениях внутренней и внешней политики»

Казахстанская правда №39. 19 февраля 2005 г.

10. Уголовное право РК, Алматы 1997 г.

11. Уголовное право РФ. Особенная часть. Учебник для Юридических Вузов.

М. 1995 г.

12. Уголовное право РК. Особенная часть. Алматы «Жеті жарғы» 2003 г.

Специальная литература:

1. Аллабергенов А.П. Уголовно-правовая охрана социалистической собственности: некоторые вопросы общего понятия хищения и квалификации отдельных его форм. Ташкент – 1982 г.

2. Бабаев И.И. Кригер Г.А. На страже социалистической собственности Моска – 1981 г.

3. Булатов С.Я., Филимонова А.А. Ответственность за преступления против собственности по Уголовному кодексу Каз. ССР Алматы 1964 г.

4. Владимиров В.А. Квалификация похищений личного имущества. И. 1974 г.

5. Гагарин Н.С. Квалификация некоторых преступлений против личной собственности. Алматы 1973 г.

6. Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. М. 1974 г.

7. Литвинов В.И. Корыстные посягательства на личную собственность и их предупреждение. И. 1989 г.

8. Ткачевский Ю.М. Уголовная ответственность за хищение государственного или общественного имущества. И. 1962 г.

9. Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. И. 1974 г.

10. Владимиров В.А. Лягунов Ю.И. Ответственность з