Тайвань

0
2

ТЕМА: ТАЙВАНЬ В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ В 70-80 ГОДЫ ХХ ВЕКА

ПЛАН

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТАЙВАНЬСКОЙ ПРОБЛЕМЫ

1.1. Тайвань в истории Китая

1.2. Гражданская война и эмиграция Чан Кайши на Тайвань

1.3. Политические и экономические реформы Чан Кайши

1.4. Позиция США и СССР по отношению к Тайваню в 50-60 годах

ГЛАВА 2. ТАЙВАНЬ В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ В 70-80 ГОДЫ ХХ ВЕКА

2.1. Китайско-тайваньские отношения в 70-80 годах

2.2. Изменение политической позиции США в семидесятые годы, отзыв своих дипломатических представителей

2.3. Современное состояние тайваньского вопроса

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность тайваньской проблемы безусловно связана с событиями в современном мире. Можно провести аналогию с международными проблемами. 20 мая 2002 года на планете появилось 192-е независимое государство – после 24-летней оккупации Восточный Тимор (столица – Дили) получил независимость, стал субъектом международного права. Кто станет 193-м счастливцем? 20 мая Нагорно-Карабахская Республика приветствовала провозглашение государства Восточный Тимор. В заявлении МИД НКР выражается надежда на то, что подобный же трезвый подход – с учетом всех объективных факторов – будет проявлен и к урегулированию карабахского конфликта.Более трех десятков независимых государств, не признанных ни одной страной, не являющихся субъектами международного права, теоретически могут стать независимыми. Реальные шансы на провозглашение независимости и признание мировым сообществом имеют, прежде всего, Палестина, Черногория, Гибралтар, Косово. Среди непризнанных государств особое место занимает Тибет, в свое время являвшийся самостоятельным государством – со своими границами, правительством, армией и другими атрибутами государственности. Во время Синхайской революции в Китае (1911-1913 гг.) 13-й далай-лама (духовный лидер Тибета) разорвал связи с Пекином. В 1949 году Тибет стал полностью независимым. Через год правительство Китая охарактеризовало этот шаг как сепаратистский и направило в Тибет войска. 23 мая 1951 года правительства Китая и Тибета подписали в Пекине «Соглашение о мероприятиях по мирному освобождению Тибета», согласно которому в составе Китая была образована Тибетская национальная автономия. В правовом аспекте очень интересен пример Тайваня. В 1624 году остров завоевали голландцы, которых в 1662 году изгнали китайцы. В 1895 году по Симоносекскому договору Тайвань перешел к Японии, а после поражения Японии во Второй мировой войне – к Китаю. Китай считает Тайвань неотделимой частью страны и при установлении дипломатических отношений с каким-либо государством выдвигает условия – признать Тайвань неоделимой частью КНР, разорвать дипломатические и политические (но отнюдь не торговые) отношения с ним.

Признание того или иного самопровозглашенного государства субъектом международного права должно рассматриваться с учетом глобальных процессов, интересов мощных мировых держав. Наверное, в свое время мало кто из политологов мог предположить, что в течение более чем 50 лет Палестина не будет признана независимым, самостоятельным государством.

Диалог культур Запада и Востока является на сегодняшний день актуальной проблемой социально-философского и культурно-исторического познания. Опыт культурного диалога, его исторический возраст соотносится с возрастом человека и первых форм его социального бытия. Каждая историческая эпоха по-своему определяла характер и степень социальной значимости культурного взаимодействия. Чем же интересен век двадцатый в связи с постановкой проблемы Запад-Восток? Прежде всего, тем, что и сегодня, на рубеже веков и тысячелетий актуальность данной проблемы возросла и настолько, что ее решение напрямую связано с ответом на вопрос о перспективах культурного развития человечества в целом.

Количество факторов, приводящих к все большей унификации и универсализации социо-культурного опыта, все возрастает. Тем не менее, противопоставление двух ярких культурных традиций, двух мировоззренческих систем, столь отличных друг от друга в решении ключевых вопросов бытия человека, остается реальностью, приобретает новые оттенки. Уровень социально-философского осмысления предполагает определенную степень типизации и обобщения. Следствием выполнения данного требования является традиция представлять Запад и Восток в контексте проблемы диалога культур в качестве своеобразных “идеальных типов”.

Благодаря процедуре идеальной типизации становится возможным преодоление многообразнейшей культурно-этнической и хронологически-исторической дифференциации как Запада так Востока. Кроме того, опыт культурного обобщения обусловлен реальностью исторического развития данных регионов, позволяющей определить доминанты развития социо-культурного процесса. Известно, что последние глубоко различны. Западный мир представляется рационалистическим, сциентистски-позитивистским, техногенным, секулярным, разобщающим человека и мир, превращающим их в субъект и объект познавательного процесса, разобщающим человека и человека посредством глубоко индивидуалистической морали. Восток духовен, сакрален, интуитивно-мистичен, здесь иррационально-поэтическое доминирует над сциентистским, а принцип гармонического “включения” человека в “мир” – верховный закон социального бытия. Моральные основы являются коллективистскими и патерналистскими по духу.

Поскольку диалог возможен между различным, нет ничего удивительного в том, что еще во времена Аристотеля происходило осмысление инокультурной традиции. О том, что сам Аристотель с интересом обращался к Востоку, свидетельствует Диоген Лаэртский, который сам уделял внимание вопросу взаимовлияния египетской и греческой культур. Августин Блаженный и Фома Аквинский пытались понять специфику восточных мировоззрений, а Аквинат даже вступал в открытую полемику с последователями Аверроэса. Упоминания об Аверроэсе и Авиценне находим и у Лейбница. Значительный интерес к Востоку нашел отражение в творчестве таких европейских мыслителей как Гегель, Шеллинг, Шопенгауэр, Ницше, Хайдеггер, Ясперс, Фромм, Тойнби, Юнг, Швейцер.

Не была обойдена ориентальная тематика и русской философией девятнадцатого века: Чернышевский, Соловьев В.С., Чаадаев, Данилевский, Леонтьев, Карсавин. Причем, интерес русской философии к дихотомии Запад-Восток носит весьма специфический характер, так как всегда был связан с вопросом о культурной идентификации русского национального сознания, о самоопределении культуры. Имеет место и “встречное движение”: интерес восточных мыслителей к традициям западной культуры, к истокам и закономерностям развития европейского научного и философского знания, социально-политическому устройству, моделям образования. Это направление представлено целым рядом имен: Дев Атма, Свами Вивекананда, Ауробиндо Гхож, Ху Ши, Фэнь Юлань, Радхакришнан Сарвепали, Икеда Дайсаку, Дайсэцу Судзуки, Нисида Китаро.

Абсолютизация противопоставления культур Запада и Востока, признание однозначного приоритета ценностей одной культуры над другой привели к складыванию европоцентристской и востокоцентристской моделей развития культуры. Европоцентризм исходит из противопоставления Европы и Азии как цивилизованного и варварского миров. Востокоцентризм сформировался как направление, противостоящее не только прямой экспансии Запада, но и как протест против самого европейского стиля мышления, ценностей жизни, основанных на материальных интересах, идеалах демократизм.

Этноцентристский настрой приводит не к общению, а к разобщению. Перед соблазном европоцентризма не смогли устоять в своем осмыслении человеческой истории такие умы как Гегель и Гердер. И, все же, и в их работах, как и во множестве других исследований, где они сами выступают, прежде всего, как носители западной традиции, уже наличествует то, что, по сути, и есть уже диалог. Это ценное, говоря современным языком, называется сравнительным культуроведением. Назначению сравнительного, или компаративистского подхода в современном гуманитарном знании уделяется большое внимание. Компаративистский подход выступает в роли общенаучного сравнительно-исторического метода, выходящего и за пределы компетенции гуманитарного знания. Он может быть представлен в виде самостоятельного раздела в структуре методологии историко-философской науки.

При рассмотрении проблемы диалога культур Запада и Востока, компаративистский подход приводит к идее синтеза западных и восточных идеалов, к идее создания единой вселенской мировоззренческой модели. Для создания синтетической модели культуры, которая и призвана стать основой развития человечества, Восток должен перенять у Запада концептуальность и научность методов познания. Запад же должен, благодаря существующей восточной традиции углубить и развить идею самопознания, усвоить ценности восточного художественного восприятия мира. Нужно признать, что существуют реальные основания для проведения идеи такого синтеза: развитие западной культуры и культур стран Востока изобилует примерами их взаимопроникновения, взаимной ассимиляции и аккультурации тех или иных ценностей.

Целью работы является понять- откуда возникла тайваньская проблема? Тайвань, расположенный вблизи юго-восточного побережья континентальной части Китая, является самым большим островом Китая, испокон веков принадлежит Китаю. Тайваньские соотечественники имеют те же корни и те же истоки, что и народ родного материка. Начиная с середины ХШ-го столетия сменявшие друг друга правительства Китая учреждали на Тайване административные органы, осуществляя там свою юрисдикцию. В 1895 году Япония оккупировала Тайвань в результате захватнической войны против Китая.

Библиография и источники 16 марта в “Правде” была опубликована статья под заголовком: “Китайская революция и Гоминдан”. В ней заявлялось, что “сейчас основным вопросом в Китайской революции является военный вопрос”. Дальше ее автор рассказывал о том, как “разные правые элементы в Гоминдане пытаются сторговаться с империализмом”, но, с другой стороны, “у нас в Гоминдане есть мощный левый союзник, он отражает интересы масс… Поэтому империалистические газеты всячески пытаются пускать людям пыль в глаза, разглагольствуя о том, что якобы правые гоминдановцы уже заставили революцию перейти на “умеренный” курс, и что они уже концентрируют власть в своих руках; империалисты даже предсказывают окончательный переход Гоминдана на сторону реакции, раскол и разгром китайской революции”. Дальше статья резко осудила требования Левой оппозиции о выходе КПК из Гоминдана: “Оппозиция видит правых Гоминдана, но она не понимает их суть, она также не понимает силу масс… Все, будь то самые отъявленные правые гоминдановцы, будь то их умеренные сторонники, будь то отдельные военачальники НРА – все они вынуждены отступать перед давлением революционных масс… В связи с этим заявление Чан Кайши представляет собой важнейший документ, Чан Кайши вынужден лавировать, клясться в верности руководству. Планы предательства, на осуществление которых рассчитывали крайне правые гоминдановцы потерпели фиаско. Сейчас даже американская буржуазная пресса вынуждена признать поражение правых гоминдановцев…”.

Мартынов, в прошлом виднейший теоретик крайне правого толка меньшевизма, во время описываемых событий официальный теоретик Коминтерна, в своей статье “Перегруппировка сил китайской революции”, опубликованной в коминтерновской прессе 15 марта, написал много утешительных слов. Он заявил, что “левые представляют большинство в Гоминдане… 9 из 10 местных организаций Гоминдана находятся под руководством левых или коммунистов” .

Наиболее ловким из всех оказался сам “великий стратег” Иосиф Сталин. 5 апреля на конференции, в которой принимало участие около 3 тысяч партийных кадров, (она проходил в Колонном зале Дворца Советов) он ответил на предупреждение Троцкого и Левой оппозиции: “Чан Кайши подчиняется дисциплине… Гоминдан есть блок разных сил, и представляет собой разновидность революционного парламента, в котором есть правые, левые и коммунисты… У нас есть большинство, и правые подчиняются нам, зачем же в этом случае выгонять правых? Крестьяне не выгоняют даже старую клячу. И мы также поступаем. Когда нам больше не будут нужны правые, мы их выгоним. Но сейчас нам нужны правые гоминдановцы. У них есть много умелых кадров, и именно они руководят революционной армией против империалистов. Наверное, в душе Чан Кайши не сочувствует революции, но он командует армией, и не может делать ничего, кроме как сражаться против империализма. Правые гоминдановцы поддерживают контакты с северными генералами. Они умело перетягивают многих из реакционных генералов на сторону революции и, таким образом, облегчают продвижение революционной армии на Север. С богатыми предпринимателями у правых тоже прекрасные отношения, и они могут достать у предпринимателей средства на революцию. Поэтому правые для нас как лимон: прежде чем выбросить его, мы должны выжать их него весь сок” . Текст этой уникальной речи Сталина впоследствии был спрятан от публики. Его не стали публиковать и не включили в сборники сочинений Сталина.

В эту судьбоносную неделю в ЦК КПК была направлена еще одна “замечательная” директива Коминтерна. В своей статье “Почему КПК не смогла выполнить свою задачу?”, опубликованной в ЦО Коминтерна 23 и 30 июля, один из работников Коминтерна в Китае Мандальян свидетельствовал, что “31 марта, когда всем было известно о готовившемся буржуазией перевороте, из Исполкома Коминтерна поступило следующее указание: “Необходимо мобилизовать массы против возможного переворота и провести пропагандистскую кампанию против правых Гоминдановцев. Но сейчас нельзя вести открытую борьбу (расклад сил изменился не в нашу пользу). Рабочим не следует бросать оружие, а если ситуация обострится, надо его спрятать”” .

Рассказ о жизни и деятельности Цзян Чжунчжэна, более известного как Чан Кайши – одного из лидеров Китая в XX веке, преемника отца-основателя Китайской Республики Сунь Ятсена. Чан Кайши возглавлял Китай во время Второй мировой войны, был председателем партии Гоминьдан Китая. После победы армий Мао Цзедуна и провозглашения Китайской Народной Республики в 1948 году в течение четверти века оставался руководителем на Тайване. Рассказано о происхождении и биографии героя, его повседневной жизни, родственниках и т.д. Автор, профессор Юрий Михайлович Галенович – видный китаист, знаток современной истории Китая и участник советско-китайских и нынешних российско-китайских переговоров. Недавно вышла его книжка «Прав ли Дэн Сяопин, или Китайские инакомыслящие на пороге XXI века» .

Методологической основой дипломного исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых (историков, политологов, экономистов и юристов-международников), внесших вклад в разработку новых представлений о концептуальных моделях общественного развития. В.Г. Буров – Модернизация тайваньского общества. В монографии рассматривается процесс экономической и политической модернизации тайваньского общества, начиная с 1950 года. В этой связи подробно анализируется идейно-политическая доктрина Гоминьдана, изложенная в работах Сунь Ятсена и Чан Кайши, выступлениях Цзян Цзинго и Ли Дэнхуэя. Большое место уделено демократическим преобразованиям, происходящим на острове в течение последних десяти лет, дается изложение программных документов Демократической прогрессивной партии и Новой партии. Особое внимание уделено показу роли культурных традиций, прежде всего конфуцианства в процессе модернизации.

В работе Бурова Г. «Модернизация тайваньского общества». В монографии рассматривается процесс экономической и политической модернизации тайваньского общества, начиная с 1950 года. В этой связи подробно анализируется идейно-политическая доктрина Гоминьдана, изложенная в работах Сунь Ятсена и Чан Кайши, выступлениях Цзян Цзинго и Ли Дэнхуэя. Большое место уделено демократическим преобразованиям, происходящим на острове в течение последних десяти лет, дается изложение программных документов Демократической прогрессивной партии и Новой партии. Особое внимание уделено показу роли культурных традиций, прежде всего конфуцианства в процессе модернизации.

Ряд вопросов социально-экономического развития Тайваня является предметом обсуждения в книге И.А.Шин . В девяностые годы появилось несколько брошюр ознакомительного характера о Тайване . Единственное исключение представляет опубликованная в 1994 году книга “Современный Тайвань”12 , в ней рассматриваются различные стороны экономической, политической и культурной жизни современного тайваньского общества, однако и в ней, в сущности, мало затрагивается опыт его модернизации. В 1997 г. появилась работа Л.М.Гудошникова и К.А.Кокарева “Политическая система Тайваня”, в которой содержится структурно-функциональный анализ основных институтов политической системы Тайваня и их эволюции с конца 40-х гг. до настоящего времени.

Методы исследования проблемы. Наряду с междисциплинарной базой в качестве методологических основ автор исходил из необходимости применения методов интегративного исторического, политического и правового анализа с элементами компаративистики и системного подходов. Автор работы опирался также на известные методы научных исследований: анализ ситуаций (наблюдение, изучение документов, формирование банка данных), контент- и инвент-анализы, а так же компартивистский подход.

Насколько глубоки возможности компаративистского подхода в достижении такого глубокого понимания? Всякое сравнение характеризуется с самого начала осуществлением тонких диалектических отношений между “своим” и “чужим”, “сущим” и “иным”. Именно эта диалектика позволяет определить границы “своего”, то есть себя, благодаря наличному бытию другого, иного. Так “чужое” определенным образом входит в воспринимающее сознание как “свое-сущее”. Но это вхождение не есть полная ассимиляция, превращение “иного” в однозначное “свое”. “Иное” остается иным и существует не только как “свое иное”. Компаративистский подход в рассмотрении диалога культур позволяет увидеть “свое сущее”, утверждающее “свое”, как “сущее”, в общении с “иным”. Процессы осмысления “своего” и осознания “иного” слиты воедино, но не сводимы друг к другу.

Компаративистика ценна уже тем, что изначально признается событие “своего” и “иного”, как событие различного, несмотря на обозначение тождественного. В более содержательном и глубоком выявлении тождественного и различного компаративистский подход, по всей видимости, и видит существо диалога, надеясь оптимизировать его с помощью применения герменевтических методов. В связи с этим, компаративизм представляется не только обоснованным, но и необходимым элементом в исследовании отношения между “своим” и “чужим”. Однако, увлеченная исследованием тождественного и различного, к примеру, в западных и восточных традициях философствования, компаративистика зачастую нивелирует тот факт, на который сама указывает изначально, факт онтологической ускоренности различного, его реальное бытие, как основу осуществления диалога. Диалог и возможен только между различным. Феномен диалога между различными культурными традициями – это не только способность, внешняя функция, но основа существования и развития культуры. Особенно актуален анализ диалога культур сегодня, когда ориентирами человеческого бытия стали такие понятия, как мировая история, глобальные экономические и политические процессы, общечеловеческие ценности. В этом смысле век двадцатый – действительно, век встречи различных культур и цивилизаций, так как, несмотря на культурный плюрализм, тенденциям глобализации подвержен весь культурный мир. Исчерпывается ли феномен диалога подобной “встречей”, или он есть нечто большее?

Законы общения таковы, что мало признать “событие с иным”, необходимо осознать, в чем эта инаковость состоит, чем она мотивирована, обусловлена. Аналогично тому, как разворачивается диалог-общение между незнакомыми ранее людьми: как правило, непонятное “иное” становится понятным, проясненным при дальнейшем, более детальном, близком знакомстве. Усмотрение сущности “иного” вдобавок к признанию его событийности и является диалогом, который возможен только в качестве осознанного взаимодействия. Сам диалог и есть осуществление такого осознанного взаимодействия. Но подлинный диалог всегда есть нечто большее, чем одно взаимодействие. Именно сознание и самосознание сущего позволяет понять качественную определенность как своего, так и чужого опыта. Взаимодействия, в том числе и взаимодействия культур по большей части не осознанны. Диалогом же является то, что пробилось через неосознанность, стихийность и хаотичность взаимодействия.

Представление диалога-взаимодействия через призму сознания позволяет более полно раскрыть сущность и смысл диалога, его аксиологическую значимость и глубокие эвристические возможности. Здесь необходимо выделить три момента.

Во-первых, диалог – это процесс осознанного взаимодействия между двумя рефлексирующими субъектами, которые являются совершенно равноправными с точки зрения их онтологической представленности.

Во-вторых, в диалоге сознании происходит актуализация смыслового содержания, Только в диалоге утверждается необходимый смысл и значимость исторически- конкретного содержания.

В третьих, диалог, приводящий к осознанному взаимодействию, через конституирование смыслов, сам имеет смысл и значение только тогда, когда он есть осуществление события сознания, как факта всеобщего и целостного характера. Диалог, осуществляющийся в настоящем, как и диалог, разворачивающийся в исторической ретроспективе – всегда есть событие сознания через событие сознаний.

Новизна. По мнению многих авторов, модернизация носит цивилизационный, социокультурный характер, другими словами она обнимает собой все сферы общественных отношений, хотя ее влияние на них далеко неравномерно. По словам Б.С.Старостина, “цель и смысл модернизации – не только экономический рост, но и достижение определенного уровня развития социальной культуры”, которая включает в себя технологическую, управленческую, политическую и цивилизационную культуры” .

Модернизация в значительной степени представляет собой ответ на вызов развитых страх, поиск форм цивилизационного существования в условиях новых мировых реалий. Когда говорят о модернизации, то “большинство предпочитает судить о современности той или иной страны по степени ее приближения или вхождения в мир западной цивилизации, причем последняя выступает как общая мера цивилизованности вообще. Быть современным – значит быть Западом, считаться страной западного типа” . В российской научной литературе высказывается мнение, что “модернизация в современном мире есть движение к утверждению в обществе культуры, социальных отношений, типа воспроизводства либерального общества” .

Практическая значимость. Возрождение, обновление казахстанского общества немыслимы без использования опыта других стран и регионов. В период “перестройки”, а также после августовских событий 1991 г. внимание советских, а затем и российских политиков и ученых было обращено всецело на изучение и использование опыта США и в какой-то степени стран Западной Европы. Оказался совершенно невостребованным опыт модернизации стран и районов дальневосточного региона, достигших к середине восьмидесятых годов очевидных успехов в социально-экономической области. Мы имеем в виду Японию, Южную Корею, КНР, Сингапур, а также Тайвань. Все они в той или иной степени в своей политической истории прошли тот этап социального развития, на котором находился Советский Союз к началу 1985 г., – независимо от существования принципиальных различий в идеологических основах. За исключением КНР во всех остальных странах и районах господствовал антикоммунизм. Модернизация российского общества возможна только в случае отказа от американской модели развития и использования опыта стран и районов дальневосточного региона, в частности Тайваня. Прежде всего, в самое ближайшее время необходима выработка идеологических основ модернизации, вместо набивших оскомину призывов к отказу от коммунистической идеологии следует определить основные идеологические ориентиры развития российского общества, граждане России должны, наконец, узнать-таки будущее их страны, точнее говоря, на каких основах – политических, идеологических, экономических должно строиться российское государство. Кроме того, необходимо скорейшее формирование стратегии модернизации на ближайшие годы и перспективу. Только в таком случае может появиться возможность выхода России из нынешнего кризиса. Возрождение России, обновление российского общества немыслимы без использования опыта других стран и регионов. В период “перестройки”, а также после августовских событий 1991 г. внимание советских, а затем и российских политиков и ученых было обращено всецело на изучение и использование опыта США и в какой-то степени стран Западной Европы. Оказался совершенно невостребованным опыт модернизации стран и районов дальневосточного региона, достигших к середине восьмидесятых годов очевидных успехов в социально-экономической области. Мы имеем в виду Японию, Южную Корею, КНР, Сингапур, а также Тайвань. Все они в той или иной степени в своей политической истории прошли тот этап социального развития, на котором находился Советский Союз к началу 1985 г., – независимо от существования принципиальных различий в идеологических основах. За исключением КНР во всех остальных странах и районах господствовал антикоммунизм. В настоящее время существует двоякий подход к опыту стран и районов азиатско-тихоокеанского региона. Одни ученые и политики утверждают, что хотя сам по себе их опыт развития и представляет интерес, он совершенно неприемлем для российских условий (достаточно назвать высказывания Г.Явлинского о китайском опыте). Другие, выражая сожаление по поводу невостребованности опыта азиатских стран, в то же время полагают, что поскольку Россия в последние годы избрала западную (точнее американскую) модель развития, путь этих стран для нее уже исключен.

Безотносительно от того, справедливы или нет подобного рода утверждения, изучение опыта модернизации азиатских стран имеет немаловажное практическое значение для развития России, прежде всего в методологическом плане. Теория модернизации начала разрабатываться в 50-60-ые годы XX в. на примере или опыте западных обществ. Концептуальный арсенал этой теории, а также конкурирующей с ней теории “зависимого развития” используется для изучения социальных и культурных изменений в обществах “третьего мира” .

Чтобы расколотая изнутри страна смогла заново обрести свою культурную идентичность, должны быть соблюдены три условия. Во-первых, необходимо, чтобы политическая и экономическая элита этой страны в целом поддерживала и приветствовала такой шаг. Во-вторых, ее народ должен быть согласен, пусть неохотно, на принятие новой идентичности. В-третьих, господствующие группы той цивилизации, в которую расколотая страна пытается влиться, должны быть готовы принять «новообращенного». В случае Мексики соблюдены все три условия. В случае Турции — первые два. И совсем неясно, как же обстоит дело с Россией, желающей присоединиться к Западу. Конфликт между либеральной демократией и марксизмом-ленинизмом был конфликтом идеологий, которые, невзирая на все различия, хотя бы внешне ставили одни и те же основные цели: свободу, равенство и процветание. Но Россия традиционалистская, авторитарная, националистическая будет стремиться к совершенно иным целям. Западный демократ вполне мог вести интеллектуальный спор с советским марксистом. Но это будет немыслимо с русским традиционалистом. И если русские, перестав быть марксистами, не примут либеральную демократию и начнут вести себя как россияне, а не как западные люди, отношения между Россией и Западом опять могут стать отдаленными и враждебными.

Содержание курсовой работы соответствует последовательности исторических событий. В 1945 г., одержав окончательную победу в антияпонской войне, китайский народ одновременно вернул себе и Тайвань. 25 октября того же года уполномоченный стран антифашистской коалиции по приему капитуляции на церемонии принятия капитуляции Японии на Тайване от имени китайского правительства торжественно провозгласил, что отныне Тайвань официально возвращается в состав территории Китая. Вся территория, все население и все административные дела с того дня и поныне поставлены под суверенитет Китая. Возвращение Тайваня в лоно Родины было признано международным сообществом. Знаменитые Каирская и Потсдамская декларации ясно провозгласили, что Тайвань как отторгнутая Японией китайская территория, должен быть возвращен Китаю.

После Второй мировой войны Тайвань был уже возвращен Китаю как де-юре, так и де-факто. Возникновение же тайваньского вопроса является как наследием гражданской войны в Китае, так и результатом вооруженного вмешательства США. 1 октября 1949 года было провозглашено создание Центрального народного правительства Китайской Народной Республики, которое вместо правительства Китайской Республики стало единственным законным правительством и единственным законным представителем всего Китая на международной арене. В условиях неизменности тождественного субъекта международного права новый режим пришел на смену старому режиму, но суверенитет Китая и принадлежащая ему территория от этого отнюдь не изменились. Бегство на Тайвань части военного-политического персонала гоминьдановской группировки объективно создало ситуацию оторванности между двумя берегами Тайваньского пролива.

Структура работы. В первой главе рассматривается история возникновения тайваньской проблемы. Чтобы рассмотреть этот вопрос необходимо проанализировать вопросы Тайвань в истории Китая, Симоненский договор, возвращение островов Китаю, губернатор, генерал Чен и восстание 1947 г., участие Чан Кайши в партии гомидана и избрание Цзунь цзаем. А так же проанализировать вопрос о гражданской войне и эмиграции Чан Кайши на Тайвань, президентство Чан Кайши, гражданская война в Китае, ход военных действий, политические и экономические реформы Чан Кайши, президентство Чан Кайши на Тайване, раскол партии, война против коммунистов, образование коалиционного правительства. А также, позиция США и СССР по отношению к Тайваню в 50-60 годах, договор о взаимной безопасности с США, корейская война, американская помощь Тайваню, политика США по отношению к Тайваню, позиция СССР по отношению к Тайваню и отношения с Китаем. Во главе второй раскрывается вопрос Тайвань в системе Международных отношений в 70-80 годы ХХ века. Чтобы раскрыть этот вопрос необходимо сделать анализ исторических вопросов китайско-тайваньских отношений в 70-80 годах, отношений стран мира к Тайваню после принятия КНР в ООН в 1971 году, президентство Цзянь Цзиньго, президентство Ли Денхуя, политическое кредо «двух Китаев», политика «одного Китая и одного Тайваня», изменение политической позиции США после 1979 года, отзыв своих дипломатических представителей. В главе третьей разбирается вопрос, современное состояние тайваньского вопроса. При разборе этого вопроса необходимо рассмотреть проблемы позиции Китая к Тайваню на современном этапе, участие международных организаций в тайваньской проблеме, а так же позиция США и России по тайваньскому вопросу.

 

 

 

 

 

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТАЙВАНЬСКОЙ ПРОБЛЕМЫ.

 

1.1. Тайвань в истории Китая.

 

Китайцы знали о существовании острова Тайвань уже в 3 веке нашей эры, но первые их поселения появились только в первой четверти 17 в., когда в ближайшей к острову провинции континентального Китая возник голод, и правители стали поощрять переселение голодающих на Тайвань. До этого Тайвань являлся прибежещем для китайских и японских пиратов.

В 1590 г. португальцы, первые из европейцев, посетили остров и назвали его Ильха Формоза (Красивый остров), тогда же они предприняли попытку обосноваться здесь, но неудачно. В 1624г. голландцы захватили южную, а в 1626г. испанцы северную часть острова. Португальцы, давшие острову в 1590 название Формоза (португальск. ilha formosa – прекрасный остров), были не столь удачливы. В 1661 бежавший из континентального Китая Чжэн Чэнгун, также известный под именем Косинга, отвоевал остров у голландцев. Спустя 20 лет после того, как около 200 тыс. китайцев нашли себе убежище на Тайване, остров был оккупирован Китаем и включен в провинцию Фуцзянь. Приток населения с материка продолжался и в 18–19 вв В 1842г. число жителей составляло уже около 2,5 млн. человек. В 1646г. голландцы овладели уже всем островом, но в 1661 г. были изгнаны укрывшимися здесь сторонниками китайской династии Мин. В 1683 г. Тайвань стал частью империи Цин. К тому времени население острова достигло уже 200 тыс. чел. На остров переселялись китайцы в основном из юго-восточной части страны. До 17 в. Тайвань лишь эпизодически упоминается в истории Китая. В начале 17 в. голландские и испанские исследователи основали поселения на западном побережье острова. В 1858г. было достигнуто согласие о допуске испанских и голландских судов в порты страны. После заключения Пекинских конвенций 1860 отношения Китая с зарубежными странами улучшились. Присутствие иностранных посольств в столице и учреждение в 1861 министерства иностранных дел (Цзунли ямэнь) свидетельствовали о совместных усилиях Китая и Запада для разрешения межгосударственных противоречий. Учреждение императорской таможенной инспекции символизировало совершенствование административной системы в духе т.н. политики взаимного сотрудничества. Созданное в 1854 в Шанхае, это совместное китайско-иностранное предприятие в 1860-е годы распространило сферу своей деятельности на другие открытые порты. Инспекция подчинялась централизованному управлению во главе с британским генерал-инспектором Робертом Хартом. Система существующих договоров обеспечила благоприятные условия для иностранного влияния в самых различных сферах. Публикации миссионерских общин и переводы на китайский язык западной литературы дали возможность китайскому обществу, по меньшей мере его просвещенным слоям, ознакомиться с новыми областями знаний. Китайцы, поддерживавшие тесные профессиональные связи с представителями Запада (дипломаты, военные, служащие таможенных учреждений), неизбежно попадали под влияние западных идей и образа жизни. В 1874г. Япония предприняла карательную экспедицию на Тайвань, для защиты рыбаков островов Рюкю. В 1884 – 1885гг. в ходе франко-китайской войны остров был оккупирован на короткое время французскими войсками. В 1886г. Тайвань стал отдельной областью Китая. С 1894г. Тайпей стал официальным центром провинции. В 1895г. после японско-китайской войны Тайвань и Пескадорские острова были переданы под суверенитет Японии. Местное население оказало ожесточенное сопротивление оккупантам, но было подавлено. За годы правления японских властей на острове было налажено на промышленной основе производство риса, развита ирригационная и транспортная системы. В 1873 послы иностранных держав добились освобождения от обязанности совершать низкий поклон императору во время аудиенций. В 1874 японцы вторглись на территорию восточной части о.Формоза (Тайвань); соглашение об их эвакуации было достигнуто с помощью английских посредников, но Формоза была включена в число территорий, открытых для иностранной торговли. В 1875 после т.н. инцидента с Маргари в Юньнани (убийство местными жителями англичанина Огастеса Маргари) Англии была передана Верхняя Бирма, которую Китай считал своим протекторатом.

В 1879 Япония аннексировала острова Рюкю – бывшее вассальное государство, выплачивавшее дань Китаю. В 1880 конфронтация между Китаем и Россией на реке Или привела к более четкой демаркации границ в ущерб Китаю. После китайско-французской войны 1884-1885 Китай был вынужден признать протекторат Франции над Вьетнамом, еще одним вассалом Китая. Кульминацией всех этих кризисных явлений явилось поражение Китая в китайско-японской войне 1894-1895. По Симоносекскому договору 1895, завершившему войну, Китай был вынужден признать независимость Кореи и передать Японии провинцию Тайвань. Ко времени проведения первой переписи населения в 1905, осуществленной японцами, численность китайского населения острова достигла почти 3 млн. человек. Маньчжурская династия, правившая в Китае, была всегда слишком озабочена внутренними проблемами, чтобы обращать пристальное внимание на Тайвань. В 1886 острову был придан статус провинции, однако 9 лет спустя Тайвань вместе с Пескадорскими островами (о-ва Пэнху) и островом Рюкю был передан Японии по условиям Симоносекского договора, завершившим китайско-японскую войну 1894–1895.

В 1911 г. монархия пала. Страну возглавил Сунь Ятсен, интеллигент, философ, демократ, революционер мирового масштаба, – и сразу назначает своего ученика Чан Кайши (которому всего 30 с небольшим) главнокомандующим революционной армией Китая.

После Парижской мирной конференции Сунь предложил западным державам грандиозный план. Его идея состояла в том, что модернизация Китая могла бы стать важным фактором процветания капиталистического мира, а политическая стабилизация в Китае в форме демократической республики внесла бы свой вклад в укрепление конституционного строя во всех странах. Призывы Суня, изложенные в книге «Международное развитие Китая», остались, однако, неуслышанными, и это заставило его заключить соглашение с 3-м Интернационалом. Следствием этого соглашения стала поддержка Гоминьдана со стороны коммунистической России. Русские направили в Китай своих офицеров, агентов, инструкторов, подготовивших в Гоминьдане кадры профессиональных революционеров. Многие китайцы выезжали на учебу в Россию. Кроме того, Коминтерн снабжал Гоминьдан деньгами и оружием.

Благодаря такой помощи Гоминьдан за время с 1923 по 1926 превратился из традиционного китайского политического общества в авторитарную партию западного типа. В данном случае была скопирована европейская модель партийной организации (коммунистического типа). Чан Кайши, самый многообещающий молодой офицер из окружения Сунь Ятсена, был направлен в Москву. По возвращении он стал начальником офицерской школы и командиром малочисленной, но жизнеспособной армии. Со свежими военными кадрами и боевыми первичными организациями, способными привлечь в свои ряды студентов, рабочих и крестьян, Гоминьдан через два года после смерти Сунь Ятсена (1925) стал контролировать южный и центральный Китай.

Пока Сунь Ятсен был жив, он удерживал вместе различные фракции Гоминьдана. После его смерти два основных крыла партии размежевались. В 1927 националистическое большинство под предводительством Чан Кайши, старейшие члены партии и делающие карьеру партийные функционеры начали борьбу против китайских коммунистов.

После смерти Сунь Ятсена всекитайский съезд Гоминьдана, партии, созданной китайским революционером № 1, избрал Чан Кайши членом своего Центрального исполнительного комитета. Сотрудничество с компартией продолжило лишь левое меньшинство. Разрыв коммунистов и Гоминьдана привел к десятилетней гражданской войне (1927–1937); за ней, перед лицом японской агрессии, последовало нелегкое восьмилетнее перемирие, после чего в 1945 была возобновлена гражданская война, завершившаяся в 1949 победой коммунистов на территории всего материкового Китая.

В октябре состоялась церемония его инаугурации. В ноябре 1943 Чан принял участие в Каирской конференции, где он, президент США Ф.Д.Рузвельт и премьер-министр Великобритании У.Черчилль подписали Каирскую декларацию, сформулировавшую военную доктрину союзников на Дальнем Востоке. 17 мая 1945 Чан Кайши был избран цзун-цзаем (генеральным директором) Гоминьдана. К 1950 на материке действовали лишь партизанские силы Гоминьдана. Вслед за уходом Чана с поста главы правительства в январе 1949 и передачей полномочий временно исполняющего обязанности президента Ли Цзунцзяню партия стала все больше утрачивать роль официального правящего органа. Во время отступления националистов на юг, сопровождавшегося крупными победами коммунистов, значительная часть партийных учреждений Гоминьдана была реорганизована или распущена. В годы второй Мировой войны Тайвань стал базой вторжения японских войск в страны Юго-Восточной Азии. 25 октября 1945г. после капитуляции Японии остров был передан китайскому национальному правительству Чан-Кайши.

 

1.2. Гражданская война и эмиграция Чан Кайши на Тайвань.

 

21 апреля в газете “Правда” в Москве были опубликованы тезисы Сталина о вопросах китайской революции. Иосиф Виссарионович превозносил “победу” политики Коминтерна. Он писал: “Это была линия на дальнейшее развёртывание революции, на тесное сотрудничество левых и коммунистов внутри Гоминдана и в составе национального правительства, на укрепление единства Гоминдана и одновременно — на разоблачение и изоляцию правых гоминдановцев, на подчинение правых дисциплине Гоминдана, на использование правых, их связей и их опыта, поскольку они подчиняются дисциплине Гоминдана, или на изгнание правых из Гоминдана, поскольку они ломают эту дисциплину и изменяют интересам революции.Последующие события целиком подтвердили правильность этой линии” . По мнению Сталина, вся надежда теперь оставалась только на Левый Гоминдан. Под руководством левого крыла Гоминдана китайские рабочие и крестьяне должны довести войну с империалистами до победного конца. Сталин считал, что “переворот Чан Кайши знаменует собой отход национальной буржуазии от революции, нарождение центра национальной контрреволюции и сделку правых гоминдановцев с империализмом против китайской революции. Переворот Чан Кайши означает, что в южном Китае отныне будут два лагеря, два правительства, две армии, два центра — центр революции в Ухане и центр контрреволюции в Нанкине… Но из этого следует, что политика сохранения единства Гоминдана, политика изоляции правых внутри Гоминдана и использования их для целей революции уже не отвечает новым задачам революции. Эта политика должна быть заменена политикой решительного изгнания правых из Гоминдана, политикой решительной борьбы с правыми, вплоть до полной их политической ликвидации, политикой сосредоточения всей власти в стране в руках революционного Гоминдана, Гоминдана без правых его элементов. Гоминдана, как блока между левыми гоминдановцами и коммунистами. “Из этого следует, дальше, что основным источником силы революционного Гоминдана является дальнейшее развёртывание революционного движения рабочих и крестьян и укрепление их массовых организаций революционных крестьянских комитетов, профсоюзов рабочих и других массовых революционных организаций, как подготовительных элементов Советов в будущем…” .Бухарин в своей статье, опубликованной сразу после шанхайского переворота пророчил: “После того как массы поймут, что именно Компартия давно ведет кампанию против правых реакционеров в Гоминдане, авторитет КПК наверняка повысится”. Слегка осудив КПК за то, что она “зря спрятала оружие”, Бухарин добавил: “Нам надо признать тот факт, что, даже если китайские коммунисты сделали бы все, что от них зависело, на данном этапе они все равно не победили бы… За один день империалисты потопили бы рабочее выступление в крови” . Уханьское правительство, по мнению лидеров Коминтерна, “не только ведет борьбу с империализмом и его китайскими марионетками – генералами, но и с пережитками феодализма… В его намерения входит демократизация Китая и создание власти трудящихся масс… Оно уже поставило в повестку дня аграрный вопрос” . Одним словом, Гоминдан почти стал “коммунистическим Гоминданом”. 27 мая Троцкий в своей статье “Пора понять, пора пересмотреть, пора изменить” отметил, что “…после того, как национальная буржуазия, использовав Гоминдан и нашу политику в Гоминдане, разгромила рабочих, так называемый левый Гоминдан, которому по-прежнему подчинена компартия, обращается с воззваниями, в которых провозглашает, что “крестьяне, рабочие, предприниматели, купцы – все являются союзниками национальной революции… Гоминдан ставит перед собой задачу не только освободить рабочих и крестьян, но и промышленников и купцов от угнетения” . Именно поэтому левый Гоминдан требует от рабочих соблюдения “революционной дисциплины” – по отношению к промышленникам и купцам. Левый Гоминдан запрещает профессиональным союзам арестовывать контрреволюционера, – как он запрещает крестьянам захватывать помещичью землю. Сбитая нами с толку китайская компартия помогает в этом Гоминдану.

 

1.3 Политические и экономические реформы Чан Кайши.

 

Шанхайский переворот нанес революции жестокий, но не смертельный удар. Режим Чан Кайши был хрупок, ему не до конца доверяли международный капитал и его китайские партнеры. “Решил ли наш генерал окончательно порвать с коммунистами? Не обыгрывает ли нас этот авантюрист?” , – так ставили вопрос в шанхайской прессе западные и китайские банкиры. Ведущая газета деловых кругов Шанхая в своей передовице от 26 апреля предостерегающе, но любя наставляла Чан Кайши: “Мы отнюдь не недооцениваем далеко идущий замысел в действиях генерала. Но по нашему глубокому убеждению, генерал и его соратники непременно должны сделать главное – окончательно раздавить красную гадину! У Чана, надеемся, хватит твердости и решимости выполнить эту миссию. Нам, конечно, хорошо известна пословица “Рим построился не за один день”. Генералу, без сомнения, предстоит совершить титаническую работу, чтобы доказать себя как человека дела” . Положение армии Чана в это время было очень тяжелым. Ряды НРА раскололись, значительная часть осталась верна национальному правительству в Ухане. Новое контрнаступление северных противников вытесняло его войска из ряда крупных городов, а г. Нанкин, где находилась резиденция Чан Кайши, постоянно обстреливался. Оставшись без поддержки массового движения, “непобедимая” Национально-революционная армия начала терпеть поражение за поражением. Нарастало явное недовольство среди солдат. В этот момент было достаточно одного крепкого ответного удара, чтобы свалить режим Чана.Переворот Чан Кайши означает, что в южном Китае отныне будут два лагеря, два правительства, две армии, два центра — центр революции в Ухане и центр контрреволюции в Нанкине… Но из этого следует, что политика сохранения единства Гоминдана, политика изоляции правых внутри Гоминдана и использования их для целей революции уже не отвечает новым задачам революции. Эта политика должна быть заменена политикой решительного изгнания правых из Гоминдана, политикой решительной борьбы с правыми, вплоть до полной их политической ликвидации, политикой сосредоточения всей власти в стране в руках революционного Гоминдана, Гоминдана без правых его элементов. Гоминдана, как блока между левыми гоминдановцами и коммунистами.

Из этого следует, далее, что политика тесного сотрудничества левых и коммунистов внутри Гоминдана приобретает на данном этапе особую силу и особое значение, что это сотрудничество отражает складывающийся союз рабочих и крестьян вне Гоминдана, что без такого сотрудничества невозможна победа революции.“Из этого следует, дальше, что основным источником силы революционного Гоминдана является дальнейшее развёртывание революционного движения рабочих и крестьян и укрепление их массовых организаций революционных крестьянских комитетов, профсоюзов рабочих и других массовых революционных организаций, как подготовительных элементов Советов в будущем…” . Идея о Советах неактуальна на данном этапе Китайской революции, и Сталин объясняет почему: “Оппозиция требует немедленного создания Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов в Китае. Но что значит создать Советы теперь? Во-первых, их нельзя создать в любой момент, — они создаются лишь в период особого подъёма революционных волн. Во-вторых, Советы создаются не для болтовни,— они создаются прежде всего как органы борьбы против существующей власти, как органы борьбы за власть. Это значит, далее, смешивать задачу создания и укрепления массовых организаций рабочих и крестьян в виде стачечных комитетов, крестьянских союзов и комитетов, советов профсоюзов, фабрично-заводских комитетов и т.д., на которые уже теперь опирается революционный Гоминдан, с задачей создания советской системы, как нового типа государственной власти, взамен власти революционного Гоминдана” . Компартия Китая вела под диктовку Кремля политику простую, как репа: делать все поперек тому, что считает правильным Чан Кайши. Нашим большевикам оказалось мало Гражданской войны в 18-м в России – они начали ее в середине 40-х и в Китае. Сделали это до изумления легко. Вот слова свидетеля и участника тех событий, ветерана советской дипломатии Ледовского, с 1942 по 1952 г. в должности первого секретаря советского посольства работавшего в Китае: «Наиболее сложный узел противоречий образовался в Маньчжурии. Здесь возникла острая напряженность в отношениях между Москвой и Гоминьданом в связи с такими проблемами, как задержка вывода советских войск, отказ Москвы разрешить пропуск гоминьдановских войск в Маньчжурию. Отношения между Москвой и Нанкином резко осложнились в результате вступления на территорию Маньчжурии китайских коммунистических войск и развернувшейся борьбы между КПК и Гоминьданом за овладение Маньчжурией. В этой борьбе, вылившейся в гражданскую войну, КПК опиралась на материально-техническую помощь СССР» . Речь о 45-м годе. Маньчжурию в 1931 г. оккупировала Япония. С того же 31-го г. с Японией за Маньчжурию как за неотъемлемую часть Китая дрался Гоминьдан. Войска КПК с Японией не воевали, отсиживались в горных норах, поскольку в начале 40-х Мао Цзэдун считал, что ось Токио–Берлин–Рим войну выиграет, а СССР будет разбит Гитлером. Но теперь Москва не пускает в Маньчжурию (там стоит Советская Армия после капитуляции Японии) войска представителей законного правительства Чан Кайши, а отдает Маньчжурию коммунистам, провоцируя гражданскую войну. Мао Цзэдун ликует: все получил даром! Наставил нос этому солдафону Чан Кайши, возомнившему себя великим полководцем. Ну, великий или не великий, а военачальников Мао, будущих маршалов КНР, Чан Кайши бил. Бил, но не добивал. Считал, что если воюет с китайцами, то имеет дело на поле брани с братьями.

Действия Советского Союза в Китае наш матерый дипломат Ледовский в своих воспоминаниях называет «не вполне корректной политикой СССР» . Оставим этот эвфемизм на совести красного дипслужаки. Москва потому так методично мешала чем, как и сколько могла Гоминьдану и Чан Кайши, что Кремлю было важно, чтобы ни у кого ничего не вышло иначе, чем в СССР. В Кремле понимали – в Китае может получиться, ибо знали о традициях и национальном характере китайцев, знали силу идей Сунь Ятсена, знали о мощной воле Чан Кайши. Понимал ли Чан Кайши свою обреченность в соперничестве с КПК, с Мао? К концу Второй мировой войны он публично обещал, что по мере достижения побед над врагами он обеспечит переход власти во всем Китае от военных к гражданским политикам. Идеи его выборной кампании за президентское кресло в 1948 г.: великий Китай в окружении великих друзей, Китай – мост между миром социализма и миром капитала. Но к 49-му г. стало ясно: Китай будет маоцзэдуновским. Чан Кайши не эмигрировал. Не бросил на произвол госбезопасности Мао своих соратников и последователей, убежденных демократов. Он забрал их с собой на Тайвань. Он спас этим для них свободу и альтернативу. Он предоставил им исторический горизонт.

 

1.4 Позиция США и СССР по отношению к Тайваню в 50-60 годах.

 

Позднее под давлением США Чан Кайши заявил, что возвращение континентального Китая под его власть будет происходить «на 70% политическими и на 30% военными средствами», включая превращение Тайваня в «образцовую провинцию». Опираясь на широкомасштабную американскую помощь, Чан Кайши провел на Тайване аграрную реформу, восстановил железные дороги, принял меры по развитию промышленности и повышению уровня образования. На Тайване одновременно функционируют правительственные структуры двух уровней. Когда в 1949 националистическое правительство эвакуировалось на Тайвань, большинство стран продолжало признавать его в качестве законного правительства Китая и оно сохраняло за собой места в ООН, включая место постоянного представителя Китая в Совете Безопасности. Конституция, принятая националистами в 1946, продолжала действовать, хотя единственной частью территории Китая, где националисты могли обеспечить ее применение, была провинция Тайвань и два небольших острова провинции Фуцзянь напротив г.Амой (Сямэнь). Сейчас, по прошествию пятидесяти лет, многие проблемы, сомнения и споры, которые охватили в 50-е годы тайваньскую элиту, кажутся нам во многом наивными. Ошеломительный результат, полученный в результате реформ, заретушировал эти метания и борьбу идей. Но нельзя не отметить, что в свое время Тайбэем были приняты действительно судьбоносные решения. В частности, благодаря мощному мозговому штурму с привлечением лучших экономистов мира и скрупулезному анализу действующих экономических моделей, включая социалистическую, аналитики Гоминдана пришли к выводу, что у экономики молодого и экономически слабого государства есть два смертельных врага – бюрократический капитал и соблазн введения централизованного планового руководства в духе сталинских пятилеток.

В результате того, что на острове бюрократию, которая была, в общем-то, сродни героям романа М. Булгакова «Бег», изначально отделили от капитала, а советское планирование в стандартах «задания партии» или «заданий президента» не зародилось вовсе, на Тайване не возникли тайваньские «чеболя» , а также не появились олигархи в российском понимании этого термина. Буквально через пять лет после описываемых событий 50-х годов из послевоенной разрухи в свободный рынок стартовала Южная Корея. Но корейцы упорно шли своим путем, который закончился экономическим кризисом 1998-1999 годов. С самого начала на экспорт пошли товары повседневного спроса. Качество определялось тем, что товары изначально шли на развитые, жестко конкурентные рынки. Тайвань начал с игрушек, обуви, трикотажа, спортинвентаря, т.е. товара высокой трудоемкости, а именно: того товара, что мы видим сейчас на наших рынках и который, в свое время, везли из Польши, а сейчас из России. Полученная прибыль реинвестировалась на совершенствование основного капитала. В результате остров через определенное время стал вывозить все более сложные товары, например, полупроводники или компьютеры. Занимая все больше ниш в мировом разделении труда, получая все более высокие инвестиционные рейтинги, страна оказалась открыта прямым и портфельным инвестициям, включилась в мировой фондовый рынок. Остров не населен лауреатами Нобелевской премии по экономике.

К концу 50-х годов в стране появилась интеллектуальная критическая масса для смены экономической стратегии. Проводниками ее были банкиры, государственный директорат наиболее продвинутых предприятий, государственный бизнес, развивающийся частный капитал. Это была уже новая элита – элита молодого независимого государства. Это критически важный момент, вопрос вопросов – элита страны. Именно в ней создается запрос на изменения. Без элиты нет страны. В свое время в рамках сложного механизма взаимных консультаций, учета мнений и интересов правящая элита Тайваня смогла совершить самый крутой в экономической истории государства поворот практически «на марше», не вызвав сколько-нибудь острых социальных недовольств или тем более волнений. Власть могла себе это позволить. С годами ее рейтинг рос, население ощущало, что успех близок. К началу 60-х годов мировые рынки уже хорошо знали тайваньский товар. Итак, тайваньская экономическая модель: экспорт – реинвестиции – экспорт – т.д. Для функционирования данной саморазворачивающейся, подобно китайскому вееру, стратегии развития был необходим регулирующий механизм. Философия этого механизма заключена в сочетании на первый взгляд несовместимого – планирования и рыночной стихии. В итоге была сформирована модель «свободной плановой экономики». «Свободная плановая экономика» – концепция взаимосвязанных и дополняющих друг друга административных мер и рыночных приемов. Для начала Тайбэй провел жесткую рыночную земельную реформу, которая вывела в города огромные массы экономически активного населения. Эти люди составили основу тайваньского индустриального рабочего класса и массовую базу малого бизнеса. Но не сразу, так как на первом этапе, словно в белорусском сценарии, выходцы из деревень концентрировались на государственных флагманах. Но крутая структурная перестройка экономики, совпавшая с отходом от политики «импортозамещения» и ориентацией на экспорт, привела к буму мелкого предпринимательства. На этих предприятиях потребовались квалифицированные рабочие руки и специалисты. Всю страну посадили «за парты», тем более что предпринимателей стимулировали на переобучение сотрудников налоговыми послаблениями. Для этого потребовалось буквально изменить мышление частного владельца. Их смогли убедить, что даже если обученный за счет фирмы работник поменяет место работы, то его деятельность на новом месте все равно косвенно будет способствовать росту рынка, заказа, увеличению спроса и т.д., то есть это выгодно всем… С другой стороны, рост квалификации ускорил смену приоритетов в индустриальной политике – от пищевой и текстильной промышленности к доминированию таких отраслей, как производство электроаппаратуры и электроники, которые стремительно развивались на протяжении 70-90-ых гг. Постепенно стал возможен переход национальной экономики от трудоемких к наукоемким технологиям. На первом этапе индустриализация оказалась столь интенсивна, что в 60-е годы в стране сложился дефицит рабочих рук (напомним, что Тайвань – часть Китая!). Параллельно нехватка квалифицированных рук косвенно способствовала более равномерному распределению доходов.

Экспортные доходы позволили рывком решить насущные проблемы народа: поднять его благосостояние, перестроить инфраструктуру острова, заложить базу для экономического процветания. Все социальные проблемы – жилье, продовольствие и т.д. – можно было уже решать на совершенно иной финансовой и технологической базе. С ростом благосостояния был заложен и расширен средний класс на острове (предприниматели, менеджеры, квалифицированные рабочие, новые землевладельцы – фермеры). Это были люди, которые уже были приучены принимать решения, обладающие прекрасным образованием, среднего активного возраста, основные налогоплательщики. Они и стали социальной опорой власти.

Прорыв в новый технологический век не усыпан розами. Тайбэй десятилетиями работал в режиме стратегического штаба, убеждая и доказывая национальному бизнесу, что держаться за закопченные цеха – путь в никуда. В 60-е годы развивали легкую, текстильную и обувную промышленность. Строили по всему острову корпуса новых предприятий, чтобы в 70-е годы вполне новое по нашим меркам оборудование вышвырнуть на свалки и запустить конвейеры под электронику, радиоаппаратуру. Фактически Гоминдан своей многолетней политикой сам создал себе оппозицию в лице нового класса собственников и части созданного своими руками среднего класса. Они и составили основу Демократической прогрессивной партии.

Советский Союз не был безучастным наблюдателем происходящего. Москва стремилась создать в Китае политическую базу для расширения своего влияние на эту страну в послевоенные годы. Советский Союз хотел видеть Китай дружественным и умеренно сильным, чтобы он мог противостоять Японии. Однако этот новый Китай должен был оставаться открытым для советского влияния. Идеологические догмы времен 20-х годов уже во многом утратили для советского руководства характер непогрешимых. Москве было важно иметь в Китае покладистое, но не обязательно коммунистическое руководство. И.В.Сталина настораживали национализм и антииностранные тенденции Мао Цзедуна, которые так резко контрастировали с интернационализмом и просоветскими настроениями коминтерновца Ван Мина. Москва не могла не понимать, что от слабеющего, зависимого и боящегося коммунистов Чан Кайши Советскому Союзу будет легче добиться уступок, чем от молодого, националистического и более популярного режима коммунистов.

А поскольку Чан Кайши в первую очередь ориентировался на США, в Москве находили целесообразным в умеренных пределах поддерживать китайских коммунистов. Речь прежде всего шла о давлении на Чунцин. Но вместе с тем, советское руководство учитывало и перспективу возможного установления в Китае идеологически близкого коммунистического режима.

В годы японо-китайской войны СССР, как и США, оказывал военно-техническую, экономическую (вооружения, горюче-смазочные материалы) и иную помощь правительству Чан Кайши. Попадала советская помощь и в контролируемые коммунистами районы. Советские наблюдатели и советники постоянно находились при резиденции Мао Цзедуна в Яньани. СССР не возражал против единства действий КПК с Гоминьданом против Японии и в этом смысле действовал на параллельных курсах с США. Поддерживая коммунистов, СССР вплоть до конца войны полагал возможным объединение сил КПК и Гоминьдана при сохранении верховного руководства за Чан Кайши.

США так и не снабдили Тайвань вооружением и боевой техникой, необходимыми для наступления на материк, а в 1969 прекратили морское патрулирование в Тайваньском проливе, введенное в 1950 в связи с началом Корейской войны. Тем не менее оставался в силе договор о взаимной безопасности, подписанный в 1954.

 

 

 

 

ГЛАВА 2. ТАЙВАНЬ В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ В 70-80 ГОДЫ ХХ ВЕКА.

 

2.1. Китайско-тайваньские отношения в 70-80 годах.

 

Факт прихода Китайской Народной Республики на смену «Китайской Республики» получил общее признание международного сообщества. На второй день после образования Китайской Народной Республики Советский Союз первым установил с ней дипломатические отношения, вслед за ним растущее число стран одна за другой устанавливали дипломатические отношения с КНР. В октябре 1971 года 26-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла резолюцию об изгнании из своих рядов “представителей” тайваньских властей и о восстановлении места и всех законных прав Китайской Народной Республики в ООН. К сегодняшнему дню с Китаем установили дипломатические отношения государство, которые ясно заявили о признании того факта, что в мире существует лишь один Китай, что Тайвань является его частью и что правительство Китайской Народной Республики -это единственное законное правительство Китая. После создания Китайской Народной Республики администрация США в январском заявлении 1950 года признала осуществление Китаем суверенитета над островом Тайвань. В июне 1950 года после того, как разразилась корейская война, президент США Трумэн опубликовал заявление, в котором объявил о том, что США воспрепятствуют «любому нападению на Тайвань» и что он отдал приказ 7-му флоту США войти в Тайваньский пролив, а 13-му авиаотряду — передислоцироваться на Тайвань. В декабре 1954 года Соединенные Штаты Америки заключили с тайваньскими властями так называемый «договор о взаимной обороне», и китайская провинция Тайвань оказалась под «протекцией» США. В китайско-американском совместном коммюнике (февраль 1972 года), в коммюнике об установлении дипломатических отношений между КНР и США (декабрь 1978 года) и в совместном китайско-американском коммюнике от 17 августа 1982 года Соединенные Штаты Америки недвусмысленно признали, что в мире существует лишь один Китай, что правительство Китайской Народной Республики является единственным законным правительством Китая, что США поддерживают с Тайванем лишь неофициальные связи и что они обязуются постепенно сокращать поставки вооружений на Тайвань.

Вообще говоря, в течение 30-40 лет после образования Китайской Народной Республики тайваньские власти также неуклонно придерживались позиции, что Тайвань является частью Китая и что имеется лишь один Китай, выступая против создания «двух Китаев» и «независимого Тайваня» . Это ясно изложено в обращениях тайваньских лидеров. Однако с начала 90-х годов раскольнические силы Тайваня, представляемые Ли Дэнхуэйем, шаг за шагом стали отступать от принципа одного Китая, раздувая положения о «двух правительствах», о «двух равноправных политических субстанциях» , о том, что Тайвань уже является суверенным, независимым государством, что «отношения между двумя берегами Тайваньского пролива есть отношения между государствами, по крайней мере специфическими межгосударственными отношениями» . На международной арене они безоглядно занимаются деятельностью по «расширению пространства для существования государства» с целью создания «двух Китаев». С 1993 года на протяжении 7 лет они подвизаются в деятельности для так называемого «участия в ООН». С приходом к власти Чэнь Шуйбяня продолжается осуществление политики по расколу Родины, что влечет за собой дальнейший откат в отношениях между двумя берегами Тайваньского пролив.

На внешней арене до 1970-х годов молодые государства Азии и Африки при твердой позиции США признавали именно Тайвань как законное правительство Китая. Между тем именно США, как основной союзник Тайваня, с 1969г. были предприняты шаги по либерализации отношений с материковым Китаем – КНР. Были разрешены туристические поездки, деловые контакты, и в 1971г., при согласии Вашингтона, Тайвань был выведен из состава ООН, его место занял представитель КНР. В 1971 КНР была принята в ООН, а Китайская Республика (Тайвань) покинула свои места в этой международной организации. К началу 1970-х годов большинство стран мира стало рассматривать свои торговые связи с Тайванем отдельно от вопроса о дипломатическом признании этой страны. В 1972 США заявили, что вопрос о будущем Тайваня должны решать сами китайцы. В 1979 США установили дипломатические отношения с КНР, отозвав своих дипломатических представителей с Тайваня. Действие договора о взаимной безопасности было прекращено. В 1975 Чан Кайши умер, и пост главы Китайской Республики занял его сын, Цзян Цзинго, который до 1978 выполнял обязанности премьера, а затем президента. Под руководством Цзян Цзинго Тайвань завершил процесс превращения небольшой, бедной и отсталой островной провинции в современную, промышленно развитую страну.

 

2.2. Изменение политической позиции США в семидесятые годы, отзыв своих дипломатических представителей.

 

Развитие внешней политики США в XX веке оказалось очень успешным. Будучи не самой влиятельной державой начала столетия, Америка к концу его добилась статуса единственной супердержавы с самой мощной и быстроразвивающейся экономикой, глобальными политическими и экономическими интересами. Взлет Соединенных Штатов оказал определяющее влияние на возникновение нового мирового порядка, в котором ода занимают главенствующее положение. В настоящее время США считают, что «будущее Америки во многом связано с будущим Азии». Поэтому на сегодняшний день сохраняется приоритетность этого направления во внешней политике Соединенных Штатов Америки. Белый дом придает большое значение работе в рамках форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. Внимание уделяется продвижению торгово-экономических интересов США в АТР: сохранению военного присутствия в регионе, поддержке союзников, поощрению усилий стран региона по урегулированию территориальных и других спорных проблем. Особый акцент делается на налаживание диалога с Китаем для приумножения точек соприкосновения и достижения взаимопонимания.

Отношения между США и Китаем никогда не обличались особой стабильностью. С окончания второй мировой войны связи между двумя странами характеризовались то периодами потепления, то кризисами. Последний из кризисов произошел в начале президентства Джорджа Буша-младшего в результате перехвата китайскими ВВС американского разведывательного самолета над Южно-китайским морем в районе военной базы КНР. Разногласия между Пекином и Вашингтоном касаются также вопросов прав человека, нераспространения вооружений, дисбаланса в торговле. Однако, несмотря на определенную нестабильность в отношениях между КНР и США, последние остро Нуждаются в Китае если не в качестве союзника, то в качестве партнера в своих делах на Дальнем и Среднем Востоке. В частности, КНР, помимо Северной Кореи, оказывает большое влияние на Пакистан, который в разные времена в большей или меньшей степени считался союзником США. Кроме того, американские компании крайне привлекает огромный и пока мало освоенный китайский рынок. Ежегодно объем американских инвестиций в Китай составляет в среднем более 40 млрд. долл. США. Таким образом, США не могут оставаться безучастными по отношению к ситуации, складывающейся между двумя берегами Тайваньского пролива. По окончании второй мировой войны США удалась их вторая попытка установить выгодный им мировой порядок, главным образом в Западной Европе, а также отчасти на Дальнем Востоке, в частности в Японии. Однако на Корейском полуострове данная попытка оказалась менее удачной, т. к. после неудавшейся войны в Корее в 50-е годы полуостров оказался разделен на две зоны – коммунистический север и проамериканский юг. Начиная с 1949 года, США стали оказывать значительную моральную и военную поддержку Тайвани, признавая правительство Чан Кайши единственным законным правительством Китая. В те годы КНР неоднократно предпринимались попытки захватить Тайвань военной силой, т.к. остров представлялся для Китая главным очагом возможной военной агрессии. В начале 50-х годов Мао Цзедун намеревался объявить полномасштабную войну с целью покорения острова, но Сталин убедил его отказаться от такой попытки.

В середине 50-х годов позиция США по отношению к Тайваню претерпела некоторые изменения, что породило высказывания о том, что «каждый новый американский президент готов пересмотреть гарантии, предоставленные его предшественником Тайвани, ради того чтобы заручиться в своей избирательной кампании поддержкой избирателей, традиционно голосующих за невмешательство США в мировые дела» . В эти годы Тайвань играл наряду с Японией и Южной Кореей одну из ключевых ролей в политике США по сдерживанию Китая. В дальнейшем, после прихода к власти в середине 1950-х годов советского лидера Хрущева, произошло обострение отношений между КНР и СССР, который стремился к полной гегемонии над КНР. В ухудшении отношений между СССР и КНР США усмотрели возможность привлечь КНР на свою сторону в политике, проводимой Америкой по сдерживанию СССР, и пошли на некоторое ослабление антагонизма. Это, в частности, выразилось в том, что КНР была принята в ООН вместо Тайваня, который до того представлял там Китай. Что же касается Тайваня, то при генералиссимусе Чан Кайши там установился военно-тоталитарный режим, и проводилась пропаганда ненависти к Китаю как к -смертельному врагу, а всякие разговоры о провозглашении независимости считались государственным преступлением. Мировое сообщество тогда с подозрением относилось к Тайвани и осуждало чрезмерно жесткий режим, сопровождающийся нарушением прав человека и отсутствием элементарных свобод. Однако, начиная с 1964 года, строгость режима начала постепенно ослабевать, и остров стал привлекательным для международных инвесторов. Это привело к быстрому развитию на Тайвани высоких технологий. Как известно, остров беден природными ресурсами, но его население традиционно отличается высокой культурой труда и трудолюбием. В результате этого на острове вскоре началось производство высокотехнологичных товаров, не уступавших японским, но за меньшую цену, благодаря дешевизне рабочей силы на Тайване. Все это в скором времени превратило Тайвань в витрину западного мира для КНР, что сыграло не последнюю роль в принятии программы реформ прогрессивными членами коммунистического правительства КНР, в том числе Дэн Сяопином. Что касается США, то в этот период они делали неоднократные попытки усиления своего влияния в Китае, применяя при этом поочередно политику «кнута и пряника». В середине шестидесятых годов развалился антиамериканский военный союз СССР-Китай, а внешнеполитический курс КНР стал решительно антисоветским. США воспользовались тем, что Китай крайне нуждался в новом источнике инвестиций и новейших технологий, и предприняли попытки к сближению с Пекином. В 1972 году антисоветский китайско-американский альянс был закреплен визитом в КНР президента США Никсона, а китайско-советский конфликт был признан одной из величайших побед американской дипломатии. Именно данный конфликт вынудил США пойти на стадийные и существенные уступки Пекину в 1970-х и 80-х годах, что было закреплено в трех «базовых» коммюнике 1972, 1978, 1982 г. Данные коммюнике фиксировали признание американцами принципа «Один Китай», разрыв официальных дипломатических связей США с Тайванем и обязательство «постепенно» сокращать поставки вооружения США Тайбэю, но без четкого определения сроков и дат. 1 января 1979 года США и КНР установили между собой дипломатические отношения. При этом США заявили о разрыве дипломатических отношений с Китайской Республикой на Тайвани и о прекращении действия договора между США и Тайванем о взаимной обороне. Правительство США также заявило о выводе своих войск с острова Тайвань в четырехмесячный срок. Вскоре после этого Конгресс США одобрил Акт «Об отношениях с Тайванем», главная мысль которого заключалась в том, что позиция США в отношении Тайвани сводится к признанию острова как независимой политической реальности и оказании поддержки в осуществлении внешних сношений. Официальная позиция США складывалась из нескольких тезисов:

1. Правительство США признает позицию Китая, которая провозглашает существование одного Китая, а Тайвань при этом является частью Китая.

2. Правительство КНР является законным правительством Китая, что не мешает развитию культурных, торговых и других связей с Тайванем.

3. Правительство США «не стремится к проведению долговременной политики продажи оружия Тайвани». Продаваемое и оружие, как по качеству, так и по количеству, не будет превышать уровня, достигнутого в последние годы после установления дипломатических отношений между США и КНР.

В 1979г. США в полном объеме восстановили дипломатические отношения с материковым Китаем, разорвав их с Тайванем. Однако с прекращением дипломатических отношений, не прекратилась военная и экономическая поддержка островного государства со стороны США. В 1987-1988 гг. в политической жизни острова начались перемены: было отменено военное положение, длившееся с 1949г., проведены свободные выборы президента, в небольших объемах начались контакты с КНР.

 

2.3.Современное состояние тайваньского вопроса

 

В 1988 президентские полномочия перешли к Ли Дэнхую, родившемуся в 1923 на Тайване. Он же был избран и председателем Гоминьдана. Вплоть до 1986 существование каких-либо оппозиционных партий было запрещено, и на острове сохранялось военное положение. С отменой в1987 военного положения была легализована крупная оппозиционная партия – Демократическая прогрессивная партия (ДПП), члены которой прежде в политическом плане выступали как т.н. «независимые». Хотя агитация за независимость Тайваня или признание правительства материкового Китая оставались под запретом, ДПП выступала за развитие прямой торговли, туризма и установление почтовых связей с Китаем, а также ратовала за право населения Тайваня на самоопределение. В 1996 были проведены первые демократические президентские выборы, в результате которых 54% голосов получил Ли Дэнхуй. Кандидат от ДПП Пэн Минминь получил 21% голосов. Два других кандидата – Линь Янкан от Новой партии и независимый кандидат Чэнь Лиань – получили соответственно 15% и 10% голосов. Ничто так ясно не иллюстрирует трудности, испытываемые Китаем в отношениях с США, как их реакция на провокационное заявление бывшего президента Тайваня Ли Дэнхуэя, сделанное им 9 июля 1999 г. в интервью немецкой радиокомпании. Тогда Ли сказал, что отношения между КНР и Тайванем должны рассматриваться как «особый вид межгосударственных отношений». Пекин интерпретировал это заявление как отказ от формулы «одного Китая» и ответил потоком угроз и враждебных заявлений.

Поскольку ключ к военному балансу в Тайваньском проливе находится у США, обе стороны добиваются внимания Вашингтона. Заявление Ли Дэнхуэя было неожиданным для Америки, там были недовольны таким внезапным вмешательством в их деликатные отношения с Китаем. Заявление было явно сделано под влиянием приближающихся президентских выборов 18 марта 2000 г., но возможно, это была также реакция на то, что Тайвань рассматривает как сдвиг расположения США в направлении КНР. Там были недовольны таким внезапным вмешательством в их деликатные отношения с Китаем. Заявление было явно сделано под влиянием приближающихся президентских выборов 18 марта 2000 г., но возможно, это была также реакция на то, что Тайвань рассматривает как сдвиг расположения США в направлении КНР.

Динамичное экономическое развитие Тайваня в течение длительного времени сопровождалось почти полным застоем в политической области. Парламент состоял из пожилых людей, которые лишь номинально представляли различные регионы материкового Китая. Таким образом, отсутствовала сама возможность проведения выборов даже для замены умерших или совершенно одряхлевших депутатов. Сохранялся запрет на любые контакты с материковым Китаем или с представителями КНР. Правительство КНР не признаёт существование Китайской Республики на Тайване и считает Тайвань и остальные острова неотъемлемой частью территории Китая. В марте 2000 г. на Тайване состоялись вторые президентские выборы на основе всеобщего голосования. Партия Гоминьдан, правившая более 50 лет, потерпела поражение, и к власти пришла оппозиционная Демократическая прогрессивная партия, ДПП. Президент Тайваня – Чэнь Шуйбянь, вице-президент – Люй Сюлянь, премьер-министр – Чжан Цзюньсюн. Похоже, что каждые десять лет Китайская Республика на Тайване переживает важный поворотный момент в своем развитии. Тридцать лет назад, следуя политике сдерживания Советского Союза, США начали процесс нормализации отношений с материковым Китаем, тем самым нанеся жестокий удар по международному статусу Китайской Республики. Главной причиной того, что избиратели отдали свои голоса за Чэнь Шуй-бяня, стали его способность и решимость к осуществлению реформ. После того, как он вступил в должность год назад, многие коррумпированные политики предстали перед судом. К ответственности были привлечены и те, кто занимался покупкой голосов. Хотя эти усилия и не смогли полностью искоренить коррупцию во всех уголках Тайваня, народ высоко оценил усилия Чэнь Шуй-бяня. Проблема Пекина состоит в том, что менее 2% тайваньцев поддерживают формулу «одна страна, две системы», которая послужила основой возвращения под юрисдикцию Китая Гонконга и Макао. Единственная альтернатива Пекина – угроза применения военной силы – вряд ли возможна, учитывая решимость Вашингтона продать Тайваню достаточно оружия для защиты и твердую позицию США, что Тайвань не должен быть силой присоединен к Китаю.

Поэтому основным оружием КНР является применение дипломатических методов для изоляции Тайваня. Пекин надеется использовать свой растущий международный вес для усиления давления на Вашингтон с целью заставить его сократить поддержку Тайваня и в результате – заставить тайваньских лидеров принять условия Пекина. Обеим сторонам показалось, что Китай добился определенного прогресса в этом направлении, когда во время визита в Пекин 25 июня – 3 июля 1999 г. президент Клинтон открыто подтвердил, что США не будут поддерживать независимость Тайваня, политику двух Китаев и вступление Тайваня в международные организации, в которых суверенитет является обязательным условием членства. Искусственные границы и суверенитет должны быть подчинены общим идеалам мира и стабильности. Китайская Республика поддерживает тесное сотрудничество со странами, установившими с ней дипломатические отношения. Играя активную роль в гуманитарной дипломатии, наша страна способствует утверждению универсальных ценностей свободы и прав человека, при этом опираясь на собственный опыт демократизации. Самым выдающимся достижением администрации Чэнь Шуй-бяня и Демократической прогрессивной партии стал начавшийся процесс нормализации отношений с материковым Китаем. С момента произнесения своей инаугурационной речи в отношениях с КНР Чэнь поставил во главу угла принципы мира и взаимного процветания. Ослабив ограничения на контакты с материковым Китаем и открыв «Три вида малого сообщения», Китайская Республика также рассчитывает нормализовать отношения с Пекином через такие представительные международные организации, как ВТО и АТЭС.

В своей речи «Мост в грядущее столетие» президент Чэнь заявил: «Интеграция наших экономик, развитие торговых и культурных связей могут стать отправной точкой для укрепления взаимного доверия. В свою очередь, это может послужить основой для долгосрочного мира и политической интеграции».

Основной курс китайского правительства на разрешение тайваньского вопроса Скорейшее разрешение тайваньской проблемы, достижение полного объединения страны – это великая и священная миссия всего китайского народа, в том числе и тайваньских соотечественников. За более чем 50 лет китайское правительство прилагало к этому неустанные усилия. Основным курсом правительства КНР на разрешение тайваньского вопроса является «мирное объединение и одно государство, два стороя». «Мирное объединение». Общим чаянием всего китайского народа является достижение единства страны путем контактов и переговоров и с помощью мирных средств. На обоих берегах Тайваньского пролива проживают китайцы. И для соотечественников на обоих берегах было бы сущим бедствием, если бы из-за раскола суверенитета и территориальной целостности Китая произошли вооруженные столкновения и брат пошел войной на брата. Мирное объединение отвечает интересам великого сплочения всей нации, благоприятствует социально-экономической стабильности и развитию Тайваня, благоприятствует расцвету, обретению богатства и мощи всем Китаем. Однако предпосылкой мирного решения тайваньской проблемы должно быть отстаивание положения, что в мире есть лишь один Китай и Тайвань является его неотъемлемой частью. Мирное объединение – это принятый правительством КНР курс. Однако каждое суверенное государство имеет право предпринимать все меры, которые оно считает необходимыми, включая военный способ, для защиты суверенитета и территориальной целостности своей страны. Китайское правительство в вопросе об использовании тех или иных методов с целью решения внутренних дел в стране не обязало давать каких-либо обещаний любому другому государству или силам, покушающимся на раскол Китая. Если бы произошло серьезное событие, когда Тайвань под тем или иным предлогам был отторгнут от Китая, если бы произошло иностранное вторжение на Тайвань, если бы тайваньские власти постоянно отказывались путем переговоров мирно разрешить вопрос об объединении двух берегов Тайваньского пролива, то китайскому правительству не осталось бы ничего другого, как прибегнуть к любым возможным решительным мерам, в том числе и к использованию вооруженных сил для защиты суверенитета и территориальной целостности Китая и завершению великого дела объединения страны. «Одно государство, два строя». В случае достижения единства страны социализм на континентальной части и капитализм на Тайване будут сосуществовать и совместно развиваться в течение длительного времени. После объединения существующая ныне на Тайване социально-экономическая система останется неизменной, не изменится образ жизни, не изменятся экономические и культурные связи Тайваня с зарубежными странами. К примеру, правовую защиту будет иметь частная собственность, дома, земля, право собственности на предприятия, законные права наследования, инвестиции китайских эмигрантов и иностранцев и т.п. Тайвань станет Особым административным районом Китая и будет обладать высокой степенью автономии. Он будет пользоваться правом на административ-ное управление, законодательным правом, правом на независимое правосудие и окончательный вердикт; будет самостоятельно вершить партийные, правительственные, военные, экономические, финансовые и другие дела. Тайвань будет также иметь право подписывать с иностранными государствами торговые, культурные соглашения и другие права внешних сношений.

Тайвань будет иметь собственную армию. Континентальная часть не будет посылать на Тайвань ни военный, ни административный персонал. Правительство Особого административного района и деятели различных кругов Тайваня могут занимать руководящие должности в центральных государствен -ных органах власти, а также участвовать в управлении общегосударственными делами. Подобные соображения, касающиеся сосуществования двух строев, базируются главным образом на учете нынешнего положения Тайваня и практических интересов тайваньских соотечественников

Со времени своего образования Китайская Республика (Тайвань) испытывала как времена славы, так и трудностей. Однако все вызовы были преодолены, и нам удалось обеспечить целостность и развитие нашей страны. Президентские выборы в марте 2000 г. повлекли за собой первую смену правящей партии в истории КР и выполнили обещания демократической революции на Тайване. Таким образом, страна укрепила демократию и обеспечила новое будущее для народа. Что касается отношений между Тайванем и Китаем, Тайвань активно проявляет заботу о мире в Тайваньском проливе. После вступления в должность президент Чэнь Шуй-бянь объявил свою позицию: пока КНР (Китай) не будет намереваться применить силу против Тайваня, Тайвань не будет инициировать шаги по изменению статус-кво в Тайваньском проливе. Президент Чэнь считает, что Китай и Тайвань должны уважать свободу выбора людей. Обе стороны также должны развивать разносторонние связи, основанные на принципах добровольного примирения, активного сотрудничества и продолжительного мира. Как видно из наблюдений, США стремятся разрешать стоящие перед ними региональные конфликты путем посредничества, прибегнуть к которому считается необходимым до того как перейти к военному вмешательству. При этом, как в Боснии и Герцеговине, так и в Северной Ирландии и на Среднем Востоке – повсюду методы США в урегулировании региональных кризисов совпадают с таковыми, используемыми ЕС. Поэтому в данной работе мы считаем необходимым проанализировать и выделить сходства и различия внешнеполитических подходов ЕС и США к взаимоотношениям между Китаем и Тайванем. Начиная с 90-х годов. Европейский Союз принял на себя активную роль в урегулировании международных конфликтов и в настоящее время создал механизм их предотвращения (Policy Planning and Warning Unit -PPEWU, Conflict Prevention Network – CPN).

Как уже было отмечено ранее, ЕС не имеет с Тайванем дипломатических отношений, а лишь торгово-экономичес-кие. Однако Союз придает большое значение торговле с островом и одобряет политический диалог между Китаем и Тайванем. Такая позиция способствует тому, что ЕС в споре между Китаем и Тайванем играет роль миротворца. Таким образом, в официальных документах в настоящее время обсуждаются конкретные сценарии участия ЕС в разрешении тайваньской проблемы, а именно:

1. поддержка существующего подхода, т.е. выступление против силового решения проблемы;

2. при невозможности играть решающую роль в решении проблемы поддержание ЕС политики США, что чревато некоторым обострением ситуации;

3. поручение решения проблемы Совету Безопасности ООН;

4. в обход резолюции Совета Безопасности ООН поддержание НАТО порядка в решении тайваньской проблемы (Косовский сценарий);

5. применение США сценария Desert Fox при поддержке нескольких членов ЕС в обход официальной позиции ЕС, и участие США в одностороннем порядке в решении проблемы двух берегов пролива.

Развитие событий по первым двум сценариям неприемлемо для ЕС, поскольку он признает право Китая на суверенитет и территориальную целостность и считает, что, если на Китай будет оказано давление извне, его внешняя политика будет ориентирована на конфронтацию. Вероятность решения тайваньской проблемы по третьему сценарию несколько выше. Это видно по реакции ООН на нападение НАТО на Югославию, при том, что ООН сыграла решающую роль в установлении мира в Европе. Если обратиться к четвертому и пятому сценариям, предполагающим «косовский» вариант и Desert Fox, то при таковых, учитывая экономические связи Китая с большинством стран Европы и стратегическое сотрудни¬чество США с Европой, ЕС будет трудно влиять на развитие событий. Аналитики полагают, что при любом сценарии развития событий ЕС столкнется с мощным противодействием Китая. Однако при этом они высказывают мнение, что если Китай применит против Тайваня силу, то тем самым бросит вызов мировому сообществу. Как показывает опыт прошлых лет, представители ЕС в ходе встреч на высшем уровне и взаимных обменов обычно затрагивают вопрос безопасности Восточной Азии и выражают озабоченность по поводу возможности силового решения тайваньской проблемы. Так, премьер-министр Англии Блэйр в ходе своей встречи с Цзянь Цземинем отметил, что к взаимоотношениям двух берегов Тайваньского пролива следует подходить с предельной осторожностью. В целом опыт взаимоотношений за последние десять лет свидетельствует о том, что ЕС признает территориальную целостность и суверенитет Китая и в то же время Тайвань пользуется поддержкой и признанием Европы. После натовских бомбардировок Югославии ЕС, пытаясь привлечь на свою сторону Китай, начал проводить в отношении его более дружественную внешнюю политику, чтобы поддержать стабильность в Восточной Азии. Несмотря на исторические предпосылки и свое геополитическое и стратегическое значение, ЕС не имеет ни возможности, ни желания вмешиваться в проблему взаимоотношений между Китаем и Тайванем и не поддерживает также идею военного вмешательства НАТО в ее решение. Что касается политической активности ЕС и его роли в международных делах, то после 2005 года его влияние за пределами Европы будет неуклонно расти.

По части проблем безопасности и мира во всем мире США и ЕС неизбежно сойдутся в своей озабоченности тайваньской проблемой. По сути, в настоящее время ЕС не вмешивается в отношения между КНР и Тайванем или же его участие ограничено из-за противодействия со стороны Китая, да и экономические интересы играют здесь определенную роль. В случае непосредственного вмешательства ЕС в тайваньскую проблему у Пекина будет возможность спровоцировать в международном масштабе нападки на проводимый США диктат супердержавы. Следующим его шагом будет расширение связей с третьим миром, что сузит число возможных подходов, а это в свою очередь упростит тайваньскую проблему и снизит роль ЕС в ее решении.

В настоящее время главная проблема заключается в малой вероятности оказания Европейским Союзом поддержки США в его роли мирового жандарма, особенно после того, как недавние силовые действия США на Балканах и Среднем Востоке породили антиамериканские настроения. Хотя США и не нуждаются в поддержке ЕС и способны действовать в тайваньском конфликте самостоятельно, позиция ЕС способна повлиять на стратегические глобальные ориентации НАТО. Что касается взаимоотно¬шений между США, Китаем и ЕС, то теоретически ЕС не может поколебать США в их решимости поддерживать мирное решение тайваньской проблемы. Китай же опасается, что ЕС способен поддержать США в их акциях в поддержку демократии, прав человека и правопорядка и других общечеловеческих ценностей во всем мире. Если США и не решится на войну, то, возможно, станет катализатором темпов эволюции внутри Китая и вследствие перемен в международной обстановке пошатнет основы власти в самом Китае. В начале нападения НАТО на Югославию британский Премьер-министр Блэйр заявил, что права человека важнее суверенитета страны, тем самым, объявив всему миру, какой системы ценностей придерживается ЕС в своем подходе к обеспечению безопасности Запада. Подход ЕС к Китаю должен быть конструктивным и в политическом диалоге упор следует делать на торгово-экономическое сотрудничество, предотвращение конфлик¬тов, демократизацию, поддержание законности и уважение прав человека и национальных меньшинств. Участие ЕС в решении тайваньской проблемы повлияет на взаимоотношения между США, Китаем и Тайванем и на соотношение сил во всем мире. 21 век будет столетием углубления процессов глобализации, и вопросы транснациональных взаимоотношений станут еще сложнее и разнообразнее. Эти тенденции делают необходимым конкретное воплощение идеи глобального управления. Другими словами, разрешение транснациональных вопросов (будь то вопросы торговли, защиты окружающей среды, здравоохранения, борьбы с преступностью или населения) требует участие всех членов международного сообщества, включая международные организации, суверенные государства, транснациональные корпорации, неправительственные организации, профессиональные ассоциации и частные лица. Со времени вступления в должность в 2000 году президент Чэнь Шуй-бянь неоднократно подчеркивал важность таких универсальных ценностей, как демократия и права человека в международных делах, и Тайвань активно участвовал в них и вносил свой вклад. Демократия содействует установлению гражданского общества в масштабе национального и глобального развития; и идеалом, стоящим за «демократичной» дипломатией Тайваня, является содействие установлению глобального гражданского общества, основанного на взаимном доверии и взаимозависимости, в котором страны равно разделяют права и обязанности, также как и риски и награды. Что касается защиты прав человека как цели дипломатии, то здесь основным моментом является не только улучшение общей ситуации, связанной с соблюдением прав человека в мире, с помощью таких конкретных мер, как гуманитарная помощь, но и обеспечение фундаментальных прав народа Тайваня. Тенденции к глобализации делают участие Тайваня в реализации задач глобального управления не только правом, но и обязанностью. Активное участие всех членов международного сообщества в международных организациях и соответствующих мероприятиях является необходимым средством достижения целей глобального управления. Международное сообщество, если оно надеется достичь стабильного развития, не может позволить себе игнорировать какого-либо члена, тем более, такого заметного деятеля, как Тайвань. Точно также, выживание и развитие Тайваня, естественно, тесно связано с мировыми событиями. Только тогда, когда Тайвань сможет играть активную роль на мировой арене, и, в свою очередь, международное сообщество тепло примет Тайвань в свои объятия, идеалы глобального управления в глобализованном мире смогут быть действительно достигнуты.

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В эпоху после холодной войны демократизация, глобализация и взаимозависимость стали основными тенденциями в международном сообществе. Концепция «глобальной деревни» – факт, который человечество не может игнорировать. Как обитатель «глобальной деревни», Тайвань будет следовать тенденции укрепления в своих внешних связях идеи «гуманитарной озабоченности». Тайвань будет стремиться поделиться своим уникальным опытом развития, чтобы помогать развивающимся странам в их экономическом прогрессе, и будет продвигать демократию и права человека, чтобы вносить максимальный вклад в осуществление принципа: «Глобальной деревне – лучшее столетие» . Из-за неразумных ограничений Тайвань не может быть членом ООН и других крупнейших международных организаций. Международное сообщество не отдает Тайваню должного. Это не только несправедливо по отношению ко всему народу Тайваня, но и лишает Тайвань возможности исполнить свои международные обязательства. Мы искренне надеемся, что международное сообщество, включая Россию, взглянет на эту проблему серьезно. Международное сообщество должно признать тот факт, что Тайвань – независимое суверенное государство, и нормализовать отношения с Тайванем, чтобы начать различные взаимовыгодные проекты сотрудничества и прочий взаимовыгодный обмен.

После того как в мае прошлого года новый российские президент Владимир Путин вступил в должность, он ратифицировал 30 июня новые принципы российской внешней политики. Министр иностранных дел Игорь Иванов обнародовал эти новые принципы 10 июля. Новая «Белая книга» по внешней политике подчеркивает возрастающую важность Азии для России и полноценную реинтеграцию России в азиатско-тихоокеанские экономические организации, особенно в организацию Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), асеановский региональный форум (АРФ) и «шанхайскую пятерку» (Россия, Китай, Казахстан, Киргизия и Таджикистан). Как член АТЭС, Тайвань надеется развивать более тесные и сердечные отношения с Россией .

За последние семь лет кроме сотрудничества и обмена в сферах экономической, академической, культурной, СМИ, спорта и искусства у Тайваня были связаны руки в продвижении крупных вопросов с Россией из-за так называемого принципа «одного Китая» и политики «четырех нет» в отношении нашей страны.

В будущем мы надеемся, что при нынешней внешней политике «равного внимания Европе и Азии» Россия создаст больше возможностей для развития существенных и обоюдно выигрышных отношений с Тайванем, продолжая при этом прежние отношения с КНР и Индией. Это то направление внешней политики, к которому мы стремились в последние годы.

– В начале 90-х, когда Тайвань и Россия впервые в своей истории устанавливали формальные отношения, было очень много эйфории. А что сейчас? Нет ли, скажем, в Тайбэе ощущения, что Тайвань не получил желаемого?

– Это была трудная, а также очень волнующая задача для Китайской Республики и России – сломать исторические барьеры и достичь в 1992 году соглашения об открытии представительств обеих сторон для продвижения двусторонних отношений. Благодаря совместным усилиям двух правительств и двух представительств за последние семь лет мы добились в этой области некоторых достижений. Эти достижения включают:

Похоже, что каждые десять лет Китайская Республика на Тайване переживает важный поворотный момент в своем развитии. Тридцать лет назад, следуя политике сдерживания Советского Союза, США начали процесс нормализации отношений с материковым Китаем, тем самым нанеся жестокий удар по международному статусу Китайской Республики.

Двадцать лет назад группа политиков-оппозиционеров предстала перед судом после инцидента в Гаосюне произошедшего в декабре 1979 года. Однако победа на выборах членов семей и адвокатов обвиняемых потребовала от властей расширения политических свобод. Десять лет назад бывший президент Ли Дэнхуэй укрепил свою власть в партии Гоминьдан и открыл новую страницу в истории тайваньской демократии.

18 марта 2000 года кандидат от Демократической прогрессивной партии Чэнь Шуй-бянь, один из адвокатов обвиняемых в Гаосюнском инциденте, победил на президентских выборах, подведя черту под полувековой эпохой правления Гоминьдана. Эта передача власти, произошедшая мирным путем, не стала концом истории. Напротив, она ознаменовала собой начало кардинальной трансформации, предоставила реальную возможность для совершенствования политической системы Тайваня.

Несмотря на то, что такие застарелые проблемы, как политическая коррупция, финансовая нестабильность, неустойчивость экономики и враждебные отношения с материковым Китаем унаследованы из прошлого, историческая ответственность за их решение лежит на администрации Чэнь Шуй-бяня. Конечно, на этом пути трудно добиться ощутимых результатов за год, тем не менее, ряд достижений очевиден уже сегодня.

Главной причиной того, что избиратели отдали свои голоса за Чэнь Шуй-бяня, стали его способность и решимость к осуществлению реформ. После того, как он вступил в должность год назад, многие коррумпированные политики предстали перед судом. К ответственности были привлечены и те, кто занимался покупкой голосов. Хотя эти усилия и не смогли полностью искоренить коррупцию во всех уголках Тайваня, народ высоко оценил усилия Чэнь Шуй-бяня. Экономическая неустойчивость – трудная проблема для правительства, в особенности, если рассматривать ее в контексте того, что мировой экономике грозит спад. Отрасли национальной промышленности были вынуждены пойти на коренную реорганизацию для поддержания конкурентоспособности на мировом рынке. С одной стороны, традиционные трудоемкие отрасли сильно пострадали от спада, в результате чего многим компаниям пришлось переместить свою деятельность в Юго-Восточную Азию и в материковый Китай для того, чтобы воспользоваться преимуществами низких цен на землю и дешевой рабочей силы. С другой стороны, высокотехнологичные отрасли продолжали свой стремительный рост, превращая Тайвань в один из важнейших мировых центров информационных технологий. Поскольку нестабильность и неурядицы в экономике – нормальное явление в период ее структурной перестройки, правительство должно быть особенно готово к процессу глобализации. Глобализация – это не только серьезная экономическая проблема, это и вопрос, затрагивающий дипломатию и отношения через пролив. Искусственные границы и суверенитет должны быть подчинены общим идеалам мира и стабильности.

Китайская Республика поддерживает тесное сотрудничество со странами, установившими с ней дипломатические отношения. Играя активную роль в гуманитарной дипломатии, наша страна способствует утверждению универсальных ценностей свободы и прав человека, при этом опираясь на собственный опыт демократизации. Самым выдающимся достижением администрации Чэнь Шуй-бяня и Демократической прогрессивной партии стал начавшийся процесс нормализации отношений с материковым Китаем. С момента произнесения своей инаугурационной речи в отношениях с КНР Чэнь поставил во главу угла принципы мира и взаимного процветания. Ослабив ограничения на контакты с материковым Китаем и открыв «Три вида малого сообщения» , Китайская Республика также рассчитывает нормализовать отношения с Пекином через такие представительные международные организации, как ВТО и АТЭС. В своей речи «Мост в грядущее столетие» президент Чэнь заявил: «Интеграция наших экономик, развитие торговых и культурных связей могут стать отправной точкой для укрепления взаимного доверия. В свою очередь, это может послужить основой для долгосрочного мира и политической интеграции» . Именно так представляет себе отношения с материковым Китаем и будущее мира народ Тайваня. Осуществив впервые смену правящей партии в 2000 г., Тайвань вступил в новую эру демократизации. Новая администрация не только продемонстрировала инновационную внутреннюю политику, но и предложила также новые перспективы и подходы по внешним вопросам. В своей инаугурационной речи президент Чэнь Шуйбянь подчеркнул, что Тайвань вернется в международную систему прав человека, что это цель, не только отражающая международные тенденции, но и необходимая для непрерывного развития демократии и прав человека на Тайване. Поэтому приоритетами внешней политики новой администрации стали уже не политический реализм или эгоистические национальные интересы, а, скорее, принципиальные ценности и идеализм. Внешняя политика президента Чэня основывается на двух основных моментах: демократический мир и глобальное управление. Он уверен, что чем демократичнее становится Тайвань, тем больше гарантий его международной безопасности и тем выше может подняться его положение в международном сообществе. Тайвань выступает всецело за укрепление международной демократизации и прав человека, поскольку с дальнейшим распространением и углублением демократизации будут становится более благоприятными условия для всеобщего мира и процветания. Глобальная взаимозависимость спасает не только Тайвань от изоляции от международного сообщества, но и международное сообщество от отрицания тайваньского участия в нем. Хотя возможности участия Тайваня в международном сообществе ограничены внешними силами, Тайвань будет участвовать в различных неправительственных организациях. Тайвань будет использовать гуманитарную помощь, экономические и торговые отношения, содействие развитию, сотрудничество по защите окружающей среды и культурные обмены для участия в глобальных отношениях и развития международных возможностей. Он также равно воздаст международному сообществу за поддержку и внесет вклад в достижение эффективного глобального управления. В соответствии с этим, президент Чэнь начал вскоре после занятия своего поста «путешествие демократии, дипломатии и дружбы» , успешно прокламируя демократические достижения Тайваня и укрепляя дружбу и отношения со своими дипломатическими партнерами. Президент Чэнь выиграл в 2001 году приз Свободы от Либерал Интернэшнл, что не только стало признанием достижений тайваньцев с сфере свободы, демократии и прав человека, но продемонстрировало международную поддержку этих усилий. Эта награда воодушевляет Тайвань на дальнейшее укрепление демократии и прав человека путем дипломатии. После лет упорной работы и больших ожиданий наших граждан Тайвань, наконец, вступил во Всемирную торговую организацию в январе 2002 года, получив возможность участвовать на равных с другими нациями и вносить в виде вклада свой опыт в международную торговлю и экономику. Приверженность Тайваня правам человека и его достижения в этой области также завоевали всемирное признание и поддержку. Поэтому Тайвань в данный момент подает заявку на вступление во Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ), мы получили большую поддержку от правительства США, Европейского парламента, Европейской медицинской ассоциации и Всемирной медицинской ассоциации. Исключение нас из ВОЗ не только нарушает международные права человека, которыми обладают тайваньцы, но и бросает вызов концепции глобального управления.

Дипломатия является продолжением внутренних дел, поэтому демократическое развитие Тайваня и жизненность его общества – это наиболее ценные качества для укрепления внешних отношений. Приверженность Китайской Республики демократии и правам человека, предложение заменить военную службу дипломатической, самоотверженная работа многих дипломатов-добровольцев и успехи в создания и развитии отношений с неправительственными организациями отражают новые подходы Тайваня во внешних делах. В ближайшем будущем прагматичные инновационные подходы новой администрации президента Чэня будут не только способствовать международным связям Тайваня, но и принятию международным сообществом тайваньского участия и вклада во всеобщий мир, процветание и стабильность.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

I. Работы общетеоретического характера

1. Назарбаев Н. А. Казахстан 2030, Алматы, 1997.-37с.

2. Назарбаев Н.А. Казахстан на пороге 21 века, Алматы, 1998.288с.

3. Назарбаев Н. А. В потоке истории, Алматы, 2000 .-293с.

4. Назарбаев Н.А. Пять лет независимости. – Алматы:«Казахстан», 1996.С. 456.

5. На пороге XXI века. – Алматы: «Онер», 1996. -С.122.

6. Критическое десятилетие. — Алматы: «Атамура», 2003.-С.190.

7. Токаев К.К. Под стягом независимости. Алматы. 1997.

II. Источники и документы.

1. Амстердамский договор, изменяющий договор о Европейском Союзе. – М., 1999.

2. Захаров Ю. Трансатлантические отношения: в повестке дня – «новое партнерство» // МЭМО. -1999. – №2.

3. История Китая: Учебник / Под. ред. А.В. Меликсетова. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Изд-во МГУ, изд-во «Высшая школа», 2002.

4. Китай, Россия, страны АТР и перспективы мёжцивилизационных отношений в XXIвеке: тезисы докладов ХМеждународной научной конференции«Китай, китайская цивилизация и мир.История, совр., перспективы»М.2001

5. Макашева К.Н. Европейская программа содействия развитию демократии и демократических институтов в Центральной Азии // Европейский Союз и Центральная Азия. – Алматы, 2000.

6. Международное право / Под ред. Колосова Ю.М. и Кузнецова В.И. – М.: Международные отношения, 1998.

7. Публикации Экономической и Социальной Комиссии ООН для Азии и Тихого океана. – Bangkok. ESCAP, 2000-2001.

8. Энциклопедия Нового Китая. М., 1989

9. Тайвань на рубеже веков: новые условия и новые вызовы. М., 2001;

10. Президентские выборы 2000г. на Тайване и проблемы безопасности в Дальневосточном регионе. М., 2000;

11. Гоминьдан и Тайвань: история и современность. М., 1999;

12. Российско-Тайваньские отношения и их роль в развитии азиатско-тихоокеанского региона / Сб. докладов. М., 1997;

13. История Китая: Учебник / Под ред. А.В. Меликсетова. М., 1998;

14. Краткие справочные материалы по Тайваню. М., 1992; Тайвань. Справочник для бизнесменов. М., 1993.

15. Современный Тайвань. Иркутск, 1994.

16. Советско-китайские отношения 1917-1957. Сборник документов. М.: Изд-во восточной литературы, 1959.

17. Чан Кайши. Сочинения. Тайбэй. Т. 25.

18. Выступления президента Цзян Цзинго. Тайбэй. Т 2. 1982.

19. Ли Юнь-хань. Эволюция взаимоотношений партии и правительства после переезда ГМД на Тайвань. Тайбэй, 1994.

20. Сунь Ятсен. Вторая лекция о народовластии // Сунь Ятсен. Избранные произведения (М., 1985)

21. Сунь Ятсен. Четвертая лекция о народовластии // Сунь Ятсен. Избранные произведения. (М., 1985), дан другой перевод этого отрывка.

22. Чэнь Фуцин. Китайская партия Гоминьдан и эволюция китайской демократии. Препринт. Тайбэй, 1994. С. 90.

23. Сунь Ятсен. Избранные произведения. М., 1985.

24. Демократическая прогрессивная партия. Устав партии. Программа партии. Тайбэй, 1995.

25. “Общая критика Новой партии”. Тайбэй, 1993.

26. ВКП(б), Коминтерн и национально-революционное движение в Китае: Документы. Т.1-3. М.: Буклет, 1994-1999 Т.1 / Редкол.: Го Хэнъюй, М.Л.Титаренко (руководители работы) и др. 1994. XVI, 769 с.; Т. 2-3 / Редкол.: М.Л. Титаренко, М.Лёйтнер (руководители работы) и др. Т. 2: В 2 ч. 1996. 1011 с.; Т. 3. В 2 ч. 1999.

27. Воскресенский А.Д. Дипломатическая история русско-китайского Санкт-Петербургского договора 1881 года. М.: Памятники ист. мысли, 1995.

28. Русско-китайские отношения в XVIII в.: Материалы и документы. Т. 2 / Отв. ред. С.Л.Тихвинский М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1990.

29. Русско-китайские отношения в XIX веке: Материалы и документы. Т. 1 / Отв. ред. С.Л.Тихвинский. М.: Памятники ист. мысли, 1995.

30. Китайская Народная Республика в… [1987-1996 гг. ] Политика, экономика, культура [Ежегодник] / Гл. ред. М.: Л Титаренко. М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1989-1997 (с 1994 г. – М.: Изд. фирма “Вост. лит.” РАН).

31. Тайвань – особый административный район под юрисдикцией Китая. Официальное название – Республика Китай (на Тайване). См.: Страны мира: Справочник. М., 1997.

32. Страны мира: Справочник. М., 1997.

33. Материалы конференции по проблемам развития развивающихся стран, Москва, 1999.-623с.

34. Развивающиеся страны и Европейский Союз, Сборник документов и статей, М., 1997.-217с. Хрестоматия по новейшей истории , М., 1998.

35. Хрестоматия по новейшей истории, ч. I

36. Развивающиеся страны и Европейский Союз, Сборник документов и статей, М., 1997.

37. Сборник документов по международной политике и международ-ному праву. М., 1937.

38. История дипломатии, т. 3 М. 1957.

39. Характеристика экономики Тайваня. Тайбэй, 1998.

40. Чэнь Цзюньшэ. При осуществлении реформы и открытой политики твердо отстаивать четыре принципа. – «Жэньминь жибао» 12.01.1987

III. Монографии и сборники

41. Арин О. Азиатско-Тихоокеанский регион: мифы, иллюзии и реальность. – М.: Флинта, 1997. – 435 с.

42. Бжезинский 3. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геострате-гические императивы. М.:Международные отношения,1998. -256с.

43. Богомолов А.0. Тихоокеанская стратегия США и АСЕАН.М 1989.-176

44. Галенович Ю. М. Самоутверждение сыновей Тайваня..: Муравей,2002С.175.

45. Гельбрас В.Г. Социальные аспекты реализации программы «зеленый селиконовый остров» // Независимая газета. – 2001. – 6 марта. – С. 5.

46. Головачев В.Ц. Проблемы и трудности тайваньского президента: к первой годовщине со дня вступления Чэнь Шуйбяня в должность президента Китайской Республики // Тайвань на рубеже веков: новые условия и перспективы. Материалы научной конференции при МГУ. М.: 2001.

47. Губайдуллина М.Ш. Европейские исследования на кафедре международных отношений и внешней политики РК КазНУ им. аль-Фараби Европейский диалог. -2002. – №1. – С. 55-57.

48. Гудошников Л.М. Исполнительная власть и легислатура при президенте Чэнь Шуйбяне // Гуанхуа-Sinorama. -2001.-№1.-С.6.

49. Ибрашев Ж.У, Фу Шин-И. Тайвань и КНР во внешней политике ЕС // Казахстан и современный мир. -2002. – №2(3). – С. 39-46.

50. Меликсетов А.В. Тайвань 2001: эксперимент продолжается // Тайвань на рубеже веков: новые условия и перспективы. Материалы научной конференции при МГУ. – М.: Гуманитарий, 2001. – С. 4-9.

51. Султанов К. Наш сосед – Китай Казахстан и мировое сообщество.1995.№ 3.

52. Сыроежкин К.Л. Национально-государственное строительство в КНР: теория и практика. – Алматы: КИСИ, 1998. – 157

53. Тодер Ф.И. Тайвань и его история (XIX в.). М., 1978

54. Сычева В.А. Тайвань: экономическое развитие и рабочий класс. – Рабочий класс и современный мир, 1987, № 6

55. Современный Тайвань. Под ред. П.М.Иванова. Иркутск, 1994.

56. «Гоминьдан и Тайвань: история и современность. Материалы научной конференции 23 апреля 1999г. ИСАА при МГУ. М., 1999г.

57. Меликсетов А.В. «Историческое место Гоминьдана: историографический аспект» ИСАА при МГУ. М., 1999г.

58. Панцов А.В. «Большевики и Гоминьдан во время китайской революции 1925-1927 гг.» ИСАА при МГУ. М., 1999г.

59. Козырев В.А. «Гоминьдан и разработка послевоенной экономической политики на Тайване (1945-1949 гг.)» ИСАА при МГУ. М., 1999г.

60. Ларин А.Г. «Тайваньская модель. О стимулах развития и факторах успеха» ИСАА при МГУ. М., 1999г.

61. Гудошников Л.М. «Гоминьдан и либерализация политического режима на Тайване» ИСАА при МГУ. М., 1999г.