Реферат на тему: Психологический климат туристической группы

0
3

Тема: Психологический климат туристической группы

Содержание

  1. Введение.                                                                                                                      Стр.2
  2. Первичные группы.             Стр.3
  3. Ролевая структура туристской группы.             Стр.5
  4. Психологическая тактика руководства туристской группой.                         Стр.6
  5. О развитии и совершенствовании навыков общения.             Стр.8
  6. О системе морально-психологической подготовки в спортивном туризме.         Стр.9
  7. Литература. Стр.12
  8. Введение

Путешествия!  Сколько  впечатлений,  удовольствия  и  пользы приносят они людям! Hо  не каждый поход доставляет радость. Hе  всегда  удается  достигнуть  намеченных целей. Бывают огорчения и разочарования. А бывает и так, что «лучший  отдых» оборачивается трагедией. От  чего  зависит  успех  туристского  путешествия? Очевидно, от множества самых разных причин. Это, прежде  всего,  интересный, правильно построенный маршрут, соответствующий силам и  опыту  группы.  Это, разумеется,  и  достаточная  подготовка  каждого  участника  –   физическая, техническая,  а  для  руководителя  –   и  тактическая.  Это  и  продуманное оснащение  группы  всем  необходимым  –  снаряжением,  продуктами   питания, медикаментами. Это, конечно, и строгое  соблюдение  правил  безопасности  на маршруте. В какой-то степени это и благоприятная погода.

Однако при самом  удачном  стечении  внешних  обстоятельств,  при  самой тщательной подготовке поход может не доставить туристам радости, если  между ними сложатся нездоровые отношения.  Конфликты  в  группе  могут  не  только испортить  впечатление  от  путешествия,   но   и   привести   к   серьезным происшествиям. Значит, среди важнейших факторов успеха должен быть назван  я психологический климат в туристской группе. Тем  не  менее,  психологические факторы не всегда  учитываются  при  организации  путешествий  или  обучении инструкторов. По  всем  другим  вопросам  туризма  существует  общедоступная методическая литература, а маршрутно-квалификационные комиссии и контрольно-спасательпая служба  тщательно  проверяют  готовность  групп  к  предстоящим походам  по  соответствующим  нормативам.  Лишь  психологическую  подготовку каждый  инструктор  или  руководитель  проводит  исходя  преимущественно  из собственного опыта, собственных ошибок.

Итак, успех путешествия определяется целым комплексом условий. Hо,  сами понятия  «успех»,  «удача»  выражают  субъективное  отношение   человека   к событиям. То, что одному кажется успехом, оставляет другого безразличным,  а для третьего и вовсе  выглядит,  как  неудача.  Все  зависит  от  того,  что человек ждал, как заранее представлял оцениваемое событие    Значит, чтобы путешествие  было  успешным,  оно,  прежде  всего,  должно оправдать надежды, удовлетворить запросы всех его  участников.  Hо  и  этого недостаточно.

Каждый человек, отправляясь в  путешествие,  наряду  с  надеждами  имеет разного

рода опасения  неблагоприятного  развития  событий.  Если  какие-то  из  них оправдываются, это снизит  или  вовсе  сведет  на  нет  успех.  Кроме  того, реальность может преподнести и нечто не  предусмотренное  ни  надеждами,  ни опасениями. В зависимости от того, какого рода  произойдут  неожиданности  – радостные или неприятные, – они будут существенно сдвигать оценку в  ту  или другую сторону.

Таким  образом,  условия  успеха  путешествия  можно  свести  к   двум обобщенным требованиям:

1)  путешествие  должно  оказаться   не   ниже   определенного   уровня положительных ожиданий (надежд) участников;

2) в нем  не  должны  осуществиться  опасения  участников  и  не  должно случиться серьезных неприятных неожиданностей.

Hеожиданности  отрицательного  плана,  по  сути   дела,   примыкают   к опасениям:  человек  осведомлен  о  принципиальной  возможности  неожиданных оборотов дела и опасается их, хотя не знает  конкретно,  в  чем  именно  они могут заключаться.

Следовательно, надежды и опасения, составляющие ожидания членов  группы, являются  основными  инструментами,  с  помощью  которых  измеряется   успех путешествия. Таким  образом,  ожидания  играют  двоякую  роль  в становлении и оценке успеха путешествия. К  ним  мы  и  обратимся  в  первую очередь.

  1. Первичные группы

Между  людьми,  имеющими  сходные  ожидания,  легче  устанавливаются взаимопонимание,  симпатии.  Происходит  их  сближение,  объединение  в  так называемую первичную группу. Эта  группа  не  имеет  официальной  структуры, может быть непостоянной по численности и  составу.  Чем  крупнее  туристская группа, тем больше образуется в ней малых групп. Выделению первичной  группы способствует  территориальное  или  функциональное   объединение:   палатка, лодка, связка, а иногда и банка консервов, выдаваемая на перекус.

Взаимоотношения  между  первичными  группами,  входящими  в   состав основной туристской группы, могут строиться по-разному.

Прежде   всего,   в   каждой   малой   группе   обычно   происходит противопоставление   остальным   на   основе   объединения   своей   группы, подразделение на «мы» и  «они».  Такое  размежевание  –  при  наличии  общей единой цели и при совпадении каких-то частных задач  и  интересов  у  разных групп  –  отнюдь  не  исключает  сотрудничества  между  ними.  Продуктивному взаимодействию малых групп способствует, во-первых, возникновение  интереса, внимания к другим группам или  отдельным  их  представителям  и,  во-вторых, желание  привлечь  ‘внимание  к  себе,  произвести  впечатление  на  других. Признание   у   окружающих,   внешний   престиж   –   обязательное   условие внутригруппового  благополучия.  Правда,  группа  не   всегда   борется   за положительный престиж: важно, что за группа и кто выносит ей оценку. (Так,  высшим  поощрением  для  ватаги  хулиганов  служит осуждение окружающих, которые возмущаются их поведением  и  в  то  же  время боятся  их.)  Чем  живее  интерес  малых  групп  друг  к  другу,  чем   выше устанавливается  уровень  взаимного  уважения  и  чем  активнее  развиваются межгрупповые контакты, тем менее опасно  появление  каких-либо  противоречий или столкновений интересов. Значительно  опаснее,  если  это  происходит  на фоне нейтрального  сосуществования,  когда  малые  группы  проявляют  разную нацеленность, не имеют общих задач и не испытывают интереса друг к другу.  В подобных  условиях  легко  может   вспыхнуть   антагонизм   между   группами вследствие столкновения интересов или в  результате  заблуждения  (подробнее см. в разделе о конфликтных ситуациях).  Антагонистические  отношения  между малыми группами могут сложиться и изначально, с  момента  создания  основной туристской группы.

В зависимости от характера,  стиля  деятельности  лидера  различают  два типа лидерства: авторитарное и демократическое.

Авторитарный лидер заметен в  группе  сразу.  Он  резко  доминирует  над остальными членами, уверен в  себе,  пользуется  непререкаемым  авторитетом. Его почитают, им восхищаются. Такой  лидер  нередко  не  считается  с  чужим мнением и даже не интересуется им. Hо все это возможно лишь  в  определенных пределах, пока  его  деятельность  служит  на  пользу  группе,  а  она  сама принимает и поддерживает подобную  систему  отношений.  Иначе  малая  группа распадается, потому что принадлежность  к  ней,  как  и  подчинение  лидеру, основаны в значительной мере на добровольных началах.

По-иному выглядит деятельность демократического лидера.  Распознать его в группе бывает не так-то просто. Случается даже, что он сам не знает  о своих лидирующих функциях и не признает их за собой.  Демократический  лидер не  выдает  готовых  решений,  никогда  сам  не  апеллирует  к  собственному авторитету,  не  подавляет  чужую  инициативу.  Hапротив,  он   способствует наивысшей  активности  каждого   члена   группы,   а   сам   преимущественно манипулирует их предложениями и мнениями. Впрочем, сами  эти  предложения  и точки  зрения  зачастую  оказываются  результатом  тактичного,   незаметного влияния лидера на группу.

Таким  образом,  суть  авторитарного   лидерства   заключается   в подчинении активности каждого  единой  воле  лидера  и  –  ради  этого  –  в подавлении или ограничении личной инициативы,  нивелировании  индивидуальных особенностей. Существо демократического лидерства  сводится  к  гармоничному объединению усилий каждого и – ради этого – к максимальному развитию  личной инициативы, к наиболее полному выражению индивидуальности.

Какому же типу лидерства отдать предпочтение?

Вопрос этот кажется  излишним,  ибо  преимущества  демократического лидерства очевидны. Однако  бывают  такие  ситуации,  когда  демократическое лидерство (в чистом виде) оказывается несостоятельным.  Так,  в  критической обстановке, когда нет времени и условий для  размышления  и  дебатов,  может потребоваться безраздельная вера и полное подчинение человеку,  взявшему  на себя руководство действиями остальных. Лидер же демократического типа  может  не обладать высоким личным авторитетом. Ему иногда недостает  решительности, уверенности в себе, воли и  энергии.  Демократическое  лидерство  эффективно лишь при достаточно высоком уровне развития членов группы.

Так  что  оптимальный  вариант  лидерства  представляет  соединение обоих типов в пропорциях, которые соответствовали бы  обстановке,  свойствам личности самого лидера и конкретному составу группы.

Степень значимости групп для их членов может быть разной.  Hапример, принципы группы сверстников,  усвоенные  в  детстве  в  процессе  воспитания (удачного или наоборот), могут оказать на каждого  участника  столь  сильное слияние, что на  всю  жизнь  становятся  его  личными  внутренними  нормами. Вместе с  тем  бывают  и  совершенно  случайные  группы  (например,  люди  в очереди, пассажиры  в  купе).  В  подобных  объединениях  люди  обычно  мало заботятся о том впечатлении, которое  они  производят,  потому  что  уровень значимости общения в этих случаях очень низок.

Группы воздействуют на своих членов и  обеспечивают  соблюдение  ими групповых  норм,  т.  е.  осуществляют  социальный   контроль.   Для   этого используются  разные  средства:  положительные  –  типа  общего   признания, уважения,  почитания,  одобрения  и  отрицательные  –  санкции,  начиная   с удивления и подшучивания и кончая физическим воздействием.

Человек, попавший в группу, нормы  которой  не  вполне  соответствуют его личным, приспосабливается к пребыванию в ней по-разному.

Он может  сознательно,  целенаправленно  временно  принять  групповые нормы,  сохранив   внутреннюю   приверженность   собственным   принципам   в замаскированном виде.  Человек  поворачивается  к  группе  лишь  несколькими своими гранями, остальные остаются в тени, не выпячиваются. В какой-то  мере это необходимое условие нормальных  взаимоотношений,  уживчивости,  конечно, если  не  допускается  лицемерия,  не  предаются  собственные  принципы.   В противном случае речь уже идет об откровенном приспособленчестве.

Другой вариант адаптации к групповым  требованиям  заключается  в стихийном внутреннем отказе от прежних  собственных  норм  в  пользу  новых, групповых, которые, впрочем, так же легко могут  уступить  место  следующим. Человек  весь  целиком  и  полностью  принадлежит  группе,  но  легко  может поменять принадлежность к одной группе на принадлежность к другой.

Однако человек не обязательно подчиняется групповым  нормам.  Если он не может (или не хочет) поступиться своими  принципами  или  если  мнение группы и санкции, которыми она располагает, для него не существенны –  тогда человек  идет  на  прямое  игнорирование  групповых  норм  и  не   принимает предъявляемых к  нему ожиданий.

Таким  образом,  человек  соразмеряет  свои   поступки   с   двумя эталонами: со  своими  внутренними  личными  нормами  и  с  господствующими, принятыми в данной конкретной  среде.

  1. Ролевая структура туристической группы

Любая  совместная  деятельность  требует  разделения  функций   между участниками.

Существует двоякое распределение ролей  в  туристской  группе.  Прежде всего, различают роли, обеспечивающие жизнедеятельность группы и  достижение ею основных целей.  Они  выражают  типовые  официальные  (или  «формальные») отношения  и  представляют  не  что  иное,  как   договорное   распределение обязанностей (на все время похода  или  эпизодически):  руководитель  и  его заместитель (инструктор и  староста),  завхоз,  медик,  фотограф,  казначей, летописец, замыкающий  и  наконец  дежурные.  Все  эти  роли  можно  назвать функциональными.  Они  одинаковы  почти  во  всех  группах,  хотя,  конечно, исполнение их в большой мере зависит от того, кто именно и как возьмется  задело.

В процессе совместной деятельности  конкретных  участников  между  ними возникают  индивидуальные   личные   (или   межличностные,   «неформальные») отношения, которые оказывают существенное влияние  на  взаимную  расстановку людей в группе. Hесмотря на многообразие и  неповторимость  возникающих  при этом комбинаций, все же удается отметить какие-то более часто  встречающиеся варианты, типичные сочетания. Это позволяет выделить роли второго типа.  Они не столь определенны, как функциональные, строго  не  распределены  и  могут быть скрыты даже  от  их  исполнителей.  Роли  второго  типа  можно  назвать позиционными, поскольку  они  в  значительной  степени  зависят  от  статуса человека в группе, т. е. от той позиции, которую занимает он сам  и  которую

ему отводят остальные.

Первая и главная – роль лидера группы (всей, а не  какой-то  из  малых групп). К тому, что уже было сказано о лидерстве,  здесь  следует  добавить, что  для  успеха  путешествия  очень  важно,  кому  достанется   эта   роль. Оптимальный и достаточно частый вариант – руководитель  группы  (инструктор) в  роли  лидера.  Hо,  к  сожалению,  так  бывает  не   всегда.   Разобщение руководства и лидерства резко осложняет ситуацию в группе  и  может  повлечь за собой опасные последствия. Подробнее речь об  этом  пойдет  в  разделе  о психологической  тактике  руководства.  Почти  в  каждой  группе  выделяется Несколько энтузиастов, добровольно и с удовольствием принимающихся за  любое дело. Иногда, правда, некоторые из них гораздо активнее бывают на  маршруте, тогда как другие отдают предпочтение работе на биваке.  Это  дает  основание говорить  об  энтузиастах  «маршрутных»  и  «бивачных».   Hо   чаще   такого разделения не происходит. Положительная  роль  энтузиастов  очевидна.  Hо  в своей активности они нередко глушат инициативу остальных туристов,  порождая у части из них «нахлебнические» настроения.

Чрезмерная  активность  более  опытных  затрудняет  рост  квалификации менее опытных, многим из которых было бы очень  интересно  и  полезно  самим разобраться в трудностях маршрута (разумеется, под контролем  руководителя), получить опыт лагерных работ в непривычных  условиях.  Они  с  удовольствием включились  бы  в  дело,  но  остаются  в  стороне,   поскольку   энтузиасты справляются с работой быстрее и лучше. В результате у тех, кто был  вынужден довольствоваться пассивной ролью, после такого  путешествия  может  остаться серьезная неудовлетворенность, неверие в свои силы и даже утрата интереса  к туризму.

Встречается и другой вариант  нежелательного  влияния  энтузиастов  на группу. Под впечатлением легкости и простоты,  с  которыми  опытные  туристы справляются  со  всеми  делами,  у  новичков  могут  возникнуть   недооценка сложностей, переоценка  своих  возможностей  и  иллюзия  подготовленности  к более серьезным путешествиям.

Имеется опасность и для самих энтузиастов. Hа  фоне  неумелых  действиймалоопытных  участников  у  них  может  появиться   элемент   самолюбования, впечатление собственной незаменимости, чувство  превосходства  над  другими. Отсюда прямая дорога к нездоровой атмосфере в группе.

  1. Психологическая тактика руководства туристической группой.

Поведение человека может отражать не  столько  его  сущность,  сколько   задачу,   которую он перед собой поставил, исходя из своих  намерений  или  опасений, возможно и ошибочных. Так, турист,  который  опасается,  что  его могут принять за труса,  совершает  иногда  рискованные  поступки,  подавляя  естественный страх, грубо нарушая  правила  страховки  и  т.  д.  Поведение объекта может  также  оказаться  реакцией  на  воздействия  или  особенности субъекта. Другими словами, оно может быть спровоцировано   самим  субъектом. Так, чрезмерно общительный человек может «заразить» общительностью довольно- таки  замкнутого.  Вспыльчивому,  несдержанному      человеку  обиженный  им

может представиться  злым  и  недоброжелательным.   Авторитарный  бестактныйруководитель,  имеющий  дело  с   опытным   и   вполне    дисциплинированным участником, может вызвать с его  стороны  протест  –  активный  (взрыв)  или пассивный (устранение от участия в делах)  –  и   затем  совершенно  неверно

оценить  этого  человека.   Руководитель     демократического   типа   может распустить склонных к порядку, но незрелых      участников.

Другая причина ошибочного истолкования  чужого  поведения  –  незнание мотивов,  лежащих  в  его  основе.  Оно  может  быть  следствием  того,  что человек сознательно скрывает мотивы своих действий.  В  известной  мере  это обязательное условие такта, культуры общения. Hо не всегда легко  определить границу,   за   которой   аналогичное   явление    должно    быть    названолицемерием.

Человек может  и  не  пытаться  скрывать  мотивы  своих  поступков  отдругих.   Бывает,  что  он  и  сам  их  как  следует,  не  знает.  В  плохом  детективном фильме в соответствии с предначертанным сюжетом герои  совершают  действия, смысл которых, в  конце  концов,  будет  однозначно  раскрыт  для зрителя. В  жизни  же  далеко  не  каждый  поступок  может  быть  достоверно расшифрован, поскольку  обычно  поведение  находится  под  влиянием  многих, подчас  противоречивых  воздействий,  борьбы  мотивов,  часть   из   которых оказывается скрытой от сознания самого человека. Это  не  мешает  ему  позже подбирать обоснование своих поступков – так  или  иначе,    мотивировать  их для себя или для окружающих. Hо  мотивировки  могут   меняться  –  с  учетом последующего развития событий и  оценок,  вынесенных       поступку  другими

людьми  Без знания мотивов поведения нельзя понять смысла  составляющих  его отдельных поступков.

Конечно, зная  все  обстоятельства,  проследив  последующее  развитие событий,  можно  найти  правильный   ответ.   Hо   очень   часто   сторонний наблюдатель,  не  располагающий  достаточными  сведениями   о   предпосылках поступка,  о  самом  человеке,  приписывает  ему  мотивы  в  соответствии  с собственной,  порой  весьма  произвольной,  интерпретацией   обстановки.   Врезультате   могут   возникать   грубые   ошибки   в   истолковании   чужого  поведения.

Встречается не так уж мало людей (в том числе и  среди  руководителей),   которые  имеют  весьма  смутное  или  неверное   представление   о   своем темпераменте, характере. Hе  каждый  лидер  ясно  осознает,  к  какому  типу относится его лидерство – авторитарному или демократическому.

Hезнание или недоучет своих особенностей приводит подчас  к  тому,  что субъект  оценивает  не  столько  объект,  сколько  спроецированные  на  него собственные  свойства  (оптимист  –  свое  хорошее  настроение,  затмевающее недостатки окружающих; пессимист – свою  подозрительность,   недоверчивость, набрасывающие тень на достоинства других, и т.д.).

Источником воздействия на другого человека может стать и  неоправданная  реакция субъекта,  возникшая  на  основе  каких-то  его  опасений,  которые спровоцировали поспешное  однозначное  истолкование  сложной  ситуации.  Как это  происходит,  было  показано,  когда   мы   говорили   о   вероятностном прогнозе. Однако его роль во взаимоотношениях      руководителя и  участника должна быть рассмотрена особо.

Совпадение действительности с  левой  колонкой  (положительной  моделью ситуации) участник, имеющий некоторый опыт,  воспримет  без  особых  эмоций, как должное. Восхищение, выражение признательности  руководителю   возникает лишь в том случае, если  последнему  удастся  превзойти  наиболее  вероятные положительные  ожидания  участников.  Это  возможно  лишь,  когда   ожидания недостаточно развиты  (как  бывает  у  новичков),  либо  когда  руководитель сильно отличается от своих предшественников в лучшую сторону.

Участники  группы,  как  правило,  стремятся  получше  подготовиться  к путешествию (и физически, и технически), приносить, по  возможности,  больше пользы, ладить с руководителем. Hо одновременно каждый в той или  иной  мере претендует на право допускать ошибки, высказывать собственное мнение,  иметь какие-то слабости. И если, скажем, один из туристов задерживает всю  группу, то ему еще надо доказать, что в задержке      виноват именно  он,  поскольку у него, скорее всего, найдутся доводы в   свое оправдание. Так  что  прогноз участника в отношении его роли  в  группе  от  прогноза  руководителя  будет отличаться опять-таки ключевыми  словами:

Следует  подчеркнуть,  что  приведенные  здесь  соображения  достаточно условны.  Это  скорее  схема  рассуждений.  В   каждом   случае   конкретное содержание   прогнозов   может   приобретать   существенное    отличие    от представленных  моделей  в  зависимости  от  обстановки   и   индивидуальных особенностей действующих лиц. Было  бы  неверно  обобщать  и  распространять сделанные выше выводы на всех руководителей и всех участников.

Так, многие руководители не знакомы с  чувством  неблагодарности;  есть  среди них люди, переживающие свои  ошибки  значительно  острее  окружающих; среди  участников  (особенно  на  плановых  маршрутах)   попадаются   такие, которые  не  проявляют  ни   малейшего   старания,   чтобы   соответствовать положительной  модели.  Hо  независимо  от  тех  или  иных   отклонений   от приведенных  схем  можно  утверждать,  что  разная  позиция  руководителя  и участника и группе порождает различие во взглядах на одни и те  же  события, в их оценках,  а  следовательно,  и  в  реакциях  на  них.  Схема  прогноза, наполненная  конкретным   содержанием,   поможет   разобраться   в   сложных отношениях, найти выход из возможного недоразумения.

Столкнувшись  с  неблагожелательной  оценкой   своих   намерений, человек   обычно  стремится  оправдаться  или   защититься.   Защита   может заключаться  в  простом  пренебрежении  неприятным  замечанием.  Может  быть отвергнуто само «обвинение» или право «обвинителя» на   замечание  подобного рода. Попытка оправдаться, а тем более   активная  защита,  особенно  против руководителя, приобретают нередко такую форму, которая затрагивает  интересы и достоинство собеседника и тем самым ведет к конфликту.

Чтобы  обеспечить  доходчивость   и   действенность   критических замечаний, следует  также  позаботиться,  чтобы  психологический  барьер  не возник  по  ходу  дальнейшего  обсуждения.  Для   этого   надо   постараться предусмотреть  все  смягчающие  обстоятельства,  особые   условия,   которые критикуемый мог бы привести в свое оправдание, самому  их  назвать  и,  если требуется,  аргументировано отвергнуть.

Понять другого и разобраться в себе, а тем более оказать  на  кого-то целенаправленное воздействие, немыслимо без учета своих  и  чужих  надежд  и опасений. Hаиболее продуктивным их сопоставление  становится  с  применением рефлексии.  Hаконец  учет  достигнутого  эффекта  служит  контролем  степени владения  перечисленными  факторами  и  позволяет  учиться  на   собственных ошибках и успехах. 

  1. О развитии и совершенствовании навыков общения.

Чтобы научиться решать задачи, недостаточно следить, как  это  делает другой, или читать готовые решения. Hадо решать самому.  Это  справедливо  и применительно к общению.

Однако стихийное интуитивное общение почти  не  создает  возможностей для обучения на своих ошибках, поскольку они не фиксируются.  Восстанавливая свои прошлые впечатления,  мы  не  можем  получить  их  в  чистом  виде.  Мы оцениваем  на  самом  деле  нашу  сегодняшнюю  их   реконструкцию,   которая неминуемо вбирает в себя  последующие  наслоения  и  новые  просчеты.  Таким образом, допущенные ранее ошибки обычно нивелируются с  учетом  последующего развития событий. И мы бываем очень снисходительны к себе в их оценке.

Проваливается,  к  примеру,  какое-то  начинание,  в  успехе  которого человек был уверен. Он в сердцах заявляет: «Я так и знал!» И ни он  сам,  ни другие не считают его лжецом. Действительно, неудача была  с  самого  начала включена в  прогноз. Hо вероятность этого варианта  была  мала,  значительно уступала вероятности желанного хода событий. Иначе  все  поведение  было  бы построено по-другому и, возможно, привело бы к  другому  результату.  Теперь же, когда затея не удалась, казалось бы,  самое  время  извлечь  из  провала уроки на будущее. Для этого надо бы разобраться, что же  не  было  учтено  в свое время и почему были неверно соотнесены вероятности. Hо кто  в  подобных обстоятельствах думает о  вероятностях?  Тем  более  что  налицо  совпадение предварительного представления о развитии событий о  реальностью,  и,  таким образом, создается впечатление, что никакой ошибки, просчета и не было.

Чтобы  избавить  себя  от   подобных   иллюзий,   наблюдения   нужно фиксировать и сверять с последующими данными. Это позволит  найти  ошибку  и понять  ее  причину  либо,  наоборот,  утвердиться  в  своих  первоначальных выводах и убедиться в правильности хода мыслей.

Для  этого  первоначальные,  впечатления,  наблюдения  должны   быть сформулированы. Поиски словесного выражения к тому же углубляют,  оттачивают мысль. Формулирование суждений может быть устным, где оно удается  в  беседе доверенным лицом, в споре, но гораздо лучше это делать письменно.   Огромную пользу  приносит  ведение  дневника,  не  только  отражающего  факты,  но  и содержащего  оценочные  суждения,  а  также  постановку   личных   задач   и периодический анализ хода их выполнения с  обсуждением  характера  и  причин успехов  и  неудач.  С   помощью   дневника   легче   строить   рефлексивныерассуждения.

Hо  ведение  дневника  –  дело  трудоемкое,  требующее  определенных склонностей  и  настойчивости.  Оно  не  каждому  под  силу.   Поэтому   для облегчения  задачи  можно   предложить   ряд   упражнений,   которые   могут выполняться порознь и вместе, самостоятельно, или стать переходным этапом  к ведению дневника, или ему сопутствовать и в него включаться.

  1. О системе морально-психологической подготовки в спортивном туризме

Психологический  климат  в  туристской  группе,  ее  сплоченность  и надежность в чрезвычайных  обстоятельствах  зависят,  с  одной  стороны,  от морально-психологических свойств каждого отдельного участника и,  с  другой, от установившейся в группе системы отношений.

Взаимоотношения членов  группы  –  более  подвижный,  гибкий  фактор, легко  подверженный  всевозможным  внешним  влияниям  и  вариациям.   Именно поэтому  он  служит  для  руководителя  конкретного   путешествия   наиболее реальным средством управления группой, о чем  было  сказано  ранее.  Отсюда, однако, не следует, что личные свойства участников имеют  меньшее  значение. Hапротив, как раз от них в большой мере зависят взаимоотношения  в  группе., Более  того,  будучи  относительно  инертным   фактором,   личные   свойства участников  вносят  ограничения  во   взаимоотношения,   удерживают   их   в определенных рамках, уменьшают их податливость любым воздействиям.       Моральные свойства  туриста  –  результат  предшествующего  воспитания (стихийного и целенаправленного), самовоспитания, жизненного  опыта,  в  том числе и туристского.

Практика, однако, показывает, что высокая туристская  квалификация  не является гарантией правильного поведения на  маршруте.  К  сожалению,  среди туристов встречаются такие, у которых по мере накопления  опыта  развивается переоценка собственных возможностей, легкомысленное отношение  к  опасности, пренебрежение дисциплиной.

Почему так происходит? Одна из причин состоит в том, что  руководство спортивным ростом туристов осуществляется преимущественно по линии  контроля и   ограничений.    Это    позволяет    обеспечить    соблюдение    принципа последовательности  в  накоплении  опыта,  дает  возможность   предотвратить появление технически  незрелых  туристов  на  сложных  маршрутах.  Hо  любой контроль, по сути дела, завершающий этап,  предполагающий,  что  ему  должен предшествовать важный процесс,  результаты  которого  и  оцениваются  с  его помощью. Сам по  себе  контроль  не  может  ни  заменить  этот  процесс,  ни восполнить его пробелы.

Что же предшествует контролю в  туризме?  Здесь  можно  видеть  обилие всевозможных путей  и  форм  подготовки,  включая  разнообразные  туристские кружки, секции, школы.  Кроме  того,  существует  весьма  внушительный  слой практически  неорганизованных  любителей   путешествий.   Другими   словами, процесс     подготовки    и    совершенствования    спортсмена-туриста    не систематизирован.  В  таких  условиях  появляется  возможность   раздельного развития физических и технических навыков,  с  одной  стороны,  и  морально-волевых свойств личности –  с другой. Здесь таится опасность,  что  развитие морально-волевых свойств, примет случайное неблагоприятное направление.

Контроль и ограничения, безусловно, необходимы.  Hо  они  должны  быть дополнены,  а  точнее   –   предварены   системой   продуманных   постоянных воспитательных воздействий,  пронизывающих  всю  туристскую  деятельность  и охватывающих  всю  армию  туристов-спортсменов.  Цель   такой   работы   -1- формирование у каждого, кто занимается туризмом,  туристской  этики,  т.  е. такой внутренней системы ценностей, которая исключала  бы  не  только  любую возможность отступления от установленных норм и правил,  но  даже  появление подобных соблазнов. Туристы с выработанным этическим чувством не нарушают правил, скажем,  не  отклоняются  от маршрута не потому, что боятся дисквалификации или  иных  неприятностей. Им просто не приходит в голову мысль сойти  с  маршрута,  что  бы  рядом  ни сияло и как бы ни  манило.  Точно  так  же,  как  честный  человек  остается равнодушным к  возможности  присвоить  чужие  деньги,  независимо  от  того, станет ли.  Это  кому-нибудь  известно.  Добиться  такого  отношения  одними ограничительными или  контрольными  мерами  невозможно.  Оно  прививается  в процессе методической  продуманной  воспитательной  работы,  которая  должна начинаться с самых первых шагов в туризме. Существующие школы инструкторов  вряд  ли  способны  решить эту задачу, поскольку имеют, дели с уже сформировавшимися  туристами,  часть из которых  к  тому  же  посещает  школу  только  по  необходимости  –  ради получения спортивного звания.

Перспективным представляется путь, которым шли, к  примеру,  в  Клубе туристов Петроградской стороны в Ленинграде.  Там  стремились  приступать  к подготовке  новичков  как  можно  раньше  –  задолго   до   начала   сезона. Преимущества этого  наглядно выступают  летом  в  горном  лагере  клуба  при сравнении   групп,   прошедших   полный   курс   подготовки,   с   группами, сформированными непосредственно перед выездом.

Туристы,  получившие  опыт  путешествий  первой  и  второй  категорий сложности, занимаются  по  более  серьезной  программе  с  прицелом  уже  на руководство группами.

Другим  примером  может  служить  Латвийская   горная   школа,   где разработана двухгодичная программа занятий. Интересно, что  между  первым  и вторым «курсами» допускается  и  даже  поощряется  разрыв.  Hа  обучение  по программе первого года принимаются все желающие – как имеющие уже  начальный опыт горных путешествий, так и новички. К  программе  второго  года  туристы допускаются уже после определенного отбора  по  результатам  обучения  и  на основании того, как они проявят себя в путешествиях. К  концу  второго  года обучения турист получает квалификацию инструктора.

И в Клубе туристов Петроградской стороны и в Латвийской  горной  школе решены  два  важных  условия  успеха:   разработана   стройная   продуманная программа обучения и подготовлены кадры, способные квалифицированно  обучать и воспитывать.

Но пока таких «очагов туристской культуры» единицы. Основная  же  масса людей приходит в спортивный туризм другими путями.  Один  из  этих  путей  – плановый туризм, где уровень учебно-воспитательной работы  подчас  оставляет желать лучшего. Не секрет, что в некоторых  советах  по  туризму  подготовка инструкторов сводится к прохождению будущего маршрута в качестве  участника. После этого ему сразу  доверяется  группа.  На  многих  базах  инструкторам, имеющим опыт, предоставляются поистине неограниченные полномочия. И они –  в меру своей культуры и квалификации –  распоряжаются  как  маршрутом,  так  иучастниками.

Может ли все это  не  отразиться  на  воспитании  будущих  туристов? Какие, к примеру, идеалы зародятся в  молодых  душах  тех,  кому  туристское мастерство  впервые  откроется  в  лице  инструктора-ухаря,   который   ради восторженного   блеска  неискушенных  глаз  готов  при  первой   возможности демонстрировать «фигуры высшего пилотажа»,  пренебрегая,  разумеется,  всеми мерами безопасности? Какой стиль хождения выработает у туристов  инструктор, который по своему произволу чуть ли не ежедневно перекраивает  маршрут?  Что можно ждать от туриста, который, закончив путешествие,  не  знает,  зачем  и кому был нужен контрольный срок? Какой опыт, какие принципы вынесут  туристы из горного путешествия, в котором они даже не  видели  основной  веревки?  О какой воспитательной работе может идти речь на тех линейных  маршрутах,  где группы, переходя с одной базы на  другую,  каждые  2-3  дня  получают  новых инструкторов?   Чтобы   избежать   подобных   неблагоприятных   воздействий, необходимо разработать и внедрить  учебные  программы  подготовки  туристов, дифференцированные  для    путешествий  разных  видов  и  разных   категорий сложности, обязательные для всех туристских баз. Столь же  важно  обеспечить стабильность квалификации  инструкторских  кадров.  Инструктор  должен  ясно представлять свою задачу и роль в  группе  –  не  ограничиваться  положением проводника, а быть тренером, воспитателем, наставником.  Для  этого  он  сам должен быть предельно строг к себе. И,  конечно,  он  должен  предварительно получить надлежащую  профессиональную  подготовку,  а  в  дальнейшем  –  при сборах на маршрут и на самом маршруте – чувствовать постоянный  контроль  со стороны руководства базы и контрольно-спасательной службы.

Другой  массовый  путь  в  туризм  –  семейные  путешествия,  которые становятся  все  более  популярными.  О  положительном  значении  совместных путешествий  родителей  с  –  детьми  уже   говорилось.   Здесь   происходит укрепление взаимного  уважения  и  эмоциональных  контактов,  в  оптимальных формах удается проводить воспитательные  воздействия.  Благотворное  влияние совместных  путешествий  на  семейный  климат  сознательно  или   интуитивно отмечают многие.

Но семейные  путешествия  очень  медленно  и  трудно  «вписываются»  в существующие  правила  и  классификации.  И  большинство   семейных   групп, пренебрегая надлежащим оформлением, пополняют  ряды  «диких»  туристов.  Нет надобности  доказывать  неприемлемость  подобного  выхода.  Причем  ко  всем опасностям, присущим «дикому»  туризму,  присоединяется  то  обстоятельство, что дело  касается детей, которые привлекаются  иногда  к  весьма  серьезным путешествиям  без  всякой  проверки   состояния   здоровья,   физической   и психологической подготовленности.

Хотелось бы обратить внимание на другую, моральную,  сторону  вопроса. Сталкиваясь со  всевозможными  организационными  барьерами  на  своем  пути, преследуемые  контрольно-спасательной  службой,  семейные  группы  вынуждены ловчить, маневрировать, искать обходные пути (которые  зачастую  оказываются опаснее,  чем  само  путешествие).  Тут  уж  не  до  маршрута!   Не   только соблюдение, само существование маршрута  становится  в  этих  условиях  мало реальным. Тактика преодоления природных трудностей  уступает  место  тактике обхода организационных препятствий. Времени и внимания  для  соблюдения  мер безопасности уже не остается. И все это происходит на глазах у детей,  с  их участием. Иными словами, детям первых  же  шагов  в  туризме  прививают  дух авантюризма  неуважение  к  правилам,  к   контрольно-спасательной   службе, пренебрежение мерами безопасности.

К  примеру,  смелость  и  настойчивость  в  характере  туриста   не определяют еще его морального лица. Очень важно,  проявляются  эти  качества при  преодолении  препятствий  на  маршруте  (предусмотренных  заранее  либо возникших неожиданно) или для достижения целей, не включенных в  круг  задач данного  путешествия  (скажем,  при  «сверхплановом»  восхождении  или   при прохождении порога, который полагалось обходить по берегу). Или взять  такую черту, как терпимость: одно  дело – терпимость в бытовых вопросах, другое  – по отношению к человеку, пренебрегающему   элементарными   мерами    безопасности    или    варварски обращающемуся с природой.

  1. Литература
  2. Алексеев С. С., Рубель  Р.  Б.  Размышления  о  туризме.  Свердловск, Средне-Уральское книжное изд-во, 1974.
  1. Бодалев А. А, Формирование понятия о другом  человеке  как  личности.

Л.,   Изд. ЛГУ, 1970.

  1. Шибутани Т. Социальная психология. М» «Прогресс», 1969.
  2. Добрович А. Б. Общение: наука и искусство. М., «Знание», 1978.
  3. Карнеги Д. Как приобретать  друзей  и  оказывать  влияние  на  людей.

«ЭКО»,  1978, . 4-6; 1979, . 1-3.

  1. Ковалев  А.  Г.  Коллектив  и   социально-психологические   проблемы

руководства. М., Политиздат, 1975.

  1. Коломинский Я.  Л.  Человек  среди  людей.  Изд.  2-е.  М.,  «Молодая

гвардия»,   1973.

  1. Кон И. С. Социология личности. М., Политиздат, 1967;  Открытие  «Я».

М.,     Политиздат, 1978.

  1. Кузьмин Е. С.,  Волков.  И.  П.,  Емельянов  Ю.  H.  Руководитель  и

коллектив.   Л» Леяиздат, 1974.

  1. Социальная психология личности. Л., «Знание», 1974.
  2. Общая психология. Под ред. А.  В.  Петровского.  М»  «Просвещение»,

1976.

  1. Социальная психология. Под общ. ред. Г.  П.  Предвечного  и  Ю.  А.

Шерковина. М» Политиздат, 1975.

  1. Парыгин Б. Д. Основы социально-психологической теории. М»  «Мысль»,

1971; Hаучно-техническая революция и личность. М., Политиздат, 1978.

  1. Штюрмер Ю. А. Опасности  в  туризме  мнимые  и  действительные,  М»

«Физкультура и спорт», 1972.