Реферат на тему: Психологическая структура личности

0
6

Тема: Психологическая структура личности

СОДЕРЖАНИЕ:

  1. Теория личности З.Фрейда
  2. Темперамент как биологический фундамент личности
  3. Характер

Психологическая структура личности

  1. Теория личности З.Фрейда, Юнга

ЗИГМУНД ФРЕЙД (1856-1939) являлся известным австрийским психиатром и психоаналитиком. В своем мировоззренческом развитии Фрейд прошел очень сложный и противоречивый путь. Наблюдая патологические отклонения в психике, он пришел к выводу о наличии в сознании человека особой бессознательной сферы, некого бездонного потаенного резервуара переживаний, который в принципе не может быть до конца просветлен светом разума, и энергия которого во многом определяет работу сознания человека и его внешнее поведение. Начиная с раннего детства многие переживания человека, забываются сознанием и вытесняются в бессознательное продолжая там жить всю оставшуюся жизнь, беспокоя и мучая человека, иногда разрастаясь до серьезных психических расстройств порождая страх, комплексы, суеверия. Фрейд полагал, что психиатрия должна лечить не тело, а личность. Метод психоанализа состоял в раскапывании у пациента его бессознательного, пытаясь добраться до тех «забытых» переживаний, которые когда-то потрясли психику и ушли в подсознание, но продолжают мучить человека. Как только эти переживания осознаются, вспоминаются, они перестают довлеть над психикой.

Свои основные идеи Фрейд изложил в работах «Я и Оно», «Тотем и табу», «Толкование сновидений» и др.

«Я И ОНО».*

Сознание и бессознательное

Де­ле­ние пси­хи­ки на соз­на­тель­ное и бес­соз­на­тель­ное яв­ля­ет­ся основ­ной пред­по­сыл­кой пси­хо­ана­ли­за, и толь­ко оно да­ет ему возмож­ность по­нять и при­об­щить нау­ке час­то на­блю­даю­щие­ся и очень важ­ные па­то­ло­ги­че­ские про­цес­сы в ду­шев­ной жиз­ни. Ина­че го­во­ря, пси­хо­ана­лиз не мо­жет пе­ре­не­сти сущ­ность пси­хи­че­ско­го в соз­на­ние, но дол­жен рас­смат­ри­вать соз­на­ние как ка­че­ст­во психическо­го, ко­то­рое мо­жет при­сое­ди­нять­ся или не присоединяться к дру­гим его ка­че­ст­вам.

Ес­ли бы я мог рас­счи­ты­вать, что эта кни­га бу­дет про­чте­на все­ми интере­сую­щи­ми­ся пси­хо­ло­ги­ей, то я был бы го­тов к то­му, что уже на этом мес­те часть чи­та­те­лей ос­та­но­вит­ся и не по­сле­ду­ет да­лее, ибо здесь пер­вое при­ме­не­ние пси­хо­ана­ли­за. Для боль­шин­ст­ва философски об­ра­зо­ван­ных лю­дей идея пси­хи­че­ско­го, ко­то­рое одновре­мен­но не бы­ло бы сознательным, до та­кой сте­пе­ни непонятна, что пред­став­ля­ет­ся им абсурдной и не­со­вмес­ти­мой с про­стой ло­ги­кой. Это про­ис­хо­дит, по­ла­гаю я, от­то­го, что они никогда не изу­ча­ли от­но­ся­щих­ся сю­да фе­но­ме­нов гипноза и сновиде­ний, ко­то­рые — не го­во­ря уже обо всей об­лас­ти патологическо­го, — при­ну­ж­да­ют к по­ни­ма­нию в ду­хе пси­хо­ана­ли­за. Однако их пси­хо­ло­гия соз­на­ния ни­ко­гда не спо­соб­на раз­ре­шить пробле­мы сно­ви­де­ния и гип­но­за.

Быть соз­на­тель­ным — это, пре­ж­де всего, чис­то опи­са­тель­ный тер­мин, ко­то­рый опи­ра­ет­ся на са­мое не­по­сред­ст­вен­ное и на­деж­ное вос­при­ятие. Опыт по­ка­зы­ва­ет нам да­лее, что пси­хи­че­ский эле­мент, на­при­мер представле­ние, обык­но­вен­но не бы­ва­ет дли­тель­но сознатель­ным. Наоборот, ха­рак­тер­ным яв­ля­ет­ся то, что со­стоя­ние соз­на­тель­но­сти бы­ст­ро про­хо­дит; пред­став­ле­ние в дан­ный мо­мент соз­на­тель­ное, в сле­дую­щее мгно­ве­ние пе­ре­ста­ет быть та­ко­вым, одна­ко мо­жет вновь стать сознательным при из­вест­ных, лег­ко достижи­мых ус­ло­ви­ях. Ка­ким оно было в про­ме­жу­точ­ный пе­ри­од — мы не зна­ем; мож­но ска­зать, что оно было скры­тым (latent), подразуме­вая под этим то, что оно в лю­бой мо­мент спо­соб­но бы­ло стать соз­на­тель­ным. Ес­ли мы ска­жем, что оно бы­ло бессознательным, мы так­же да­дим пра­виль­ное опи­са­ние. Это бессознатель­ное в та­ком слу­чае сов­па­да­ет со скры­то или потенциаль­но соз­на­тель­ным. Прав­да, фи­ло­со­фы воз­ра­зи­ли бы нам: нет, тер­мин «бессозна­тель­ное» не мо­жет иметь здесь при­ме­не­ния; по­ка пред­став­ле­ние на­хо­ди­лось в скры­том со­стоя­нии, она во­об­ще не бы­ло пси­хи­че­ским. Но, если бы уже в этом мес­те мы ста­ли воз­ра­жать им, то за­тея­ли бы совершенно бес­плод­ный спор о сло­вах.

К тер­ми­ну или по­ня­тию бес­соз­на­тель­но­го мы при­шли дру­гим путем, пу­тем раз­ра­бот­ки опы­та, в ко­то­ром боль­шую роль иг­ра­ет душев­ная динами­ка. Мы ви­де­ли, т. е. вы­ну­ж­де­ны бы­ли при­знать, что су­ще­ст­ву­ют весь­ма на­пря­жен­ные ду­шев­ные про­цес­сы или представ­ле­ния, — здесь, пре­ж­де всего, при­хо­дит­ся иметь де­ло с неко­то­рым ко­ли­че­ст­вен­ным, т. е. эко­но­ми­че­ским, мо­мен­том — кото­рые мо­гут иметь та­кие же по­след­ст­вия для ду­шев­ной жиз­ни, как и все дру­гие пред­став­ле­ния, ме­ж­ду про­чим, и такие по­след­ст­вия, кото­рые мо­гут быть соз­на­ны опять-та­ки как представле­ния, хо­тя в дей­ст­ви­тель­но­сти и не ста­но­вят­ся соз­на­тель­ны­ми. Нет необходимости под­роб­но по­вто­рять то, о чем уже час­то го­во­ри­лось. Дос­та­точ­но ска­зать: здесь на­чи­на­ет­ся пси­хо­ана­ли­ти­че­ская тео­рия, ко­то­рая ут­вер­жда­ет, что та­кие пред­став­ле­ния не ста­но­вят­ся сознатель­ны­ми потому, что им про­ти­во­дей­ст­ву­ет из­вест­ная си­ла, что без это­го они мог­ли бы стать соз­на­тель­ны­ми, и то­гда мы увидели бы, как ма­ло они от­ли­ча­ют­ся от ос­таль­ных общепризнанных пси­хи­че­ских эле­мен­тов. Эта тео­рия сказыва­ет­ся не­оп­ро­вер­жи­мой бла­го­да­ря то­му, что в пси­хо­ана­ли­ти­че­ской тех­ни­ке на­шлись сред­ст­ва, с по­мо­щью ко­то­рых мож­но уст­ра­нить противодей­ст­вую­щую си­лу и до­ве­сти со­от­вет­ст­вую­щие представления до соз­на­ния. Со­стоя­ние, в ко­то­ром они на­хо­ди­лись до осоз­на­ния, мы называем вы­тес­не­ни­ем, а си­ла, при­вед­шая к вытесне­нию и поддерживавшая его, ощу­ща­ет­ся на­ми во вре­мя нашей психоаналитической ра­бо­ты как со­про­тив­ле­ние.

По­ня­тие бес­соз­на­тель­но­го мы, та­ким об­ра­зом, по­лу­ча­ем из учения о вытес­не­нии. Вы­тес­нен­ное мы рас­смат­ри­ва­ем как ти­пич­ный при­мер бессозна­тель­но­го. Мы ви­дим, од­на­ко, что есть двоя­кое бессоз­на­тель­ное: скры­тое, но спо­соб­ное стать соз­на­тель­ным, и вытес­нен­ное, ко­то­рое са­мо по се­бе и без даль­ней­ше­го не мо­жет стать соз­на­тель­ным. Скры­тое бессозна­тель­ное, яв­ляю­щее­ся та­ко­вым толь­ко в опи­са­тель­ном, но не в дина­ми­че­ском смыс­ле, на­зы­ва­ет­ся на­ми предсознательным; тер­мин «бессоз­на­тель­ное» мы при­ме­ня­ем толь­ко к вы­тес­нен­но­му ди­на­ми­че­ско­му бес­соз­на­тель­но­му; та­ким обра­зом, мы име­ем те­перь три тер­ми­на: «сознатель­ное» (bw), «предсоз­на­тель­ное» (vbw) и «бес­соз­на­тель­ное» (ubw), смысл которых уже не толь­ко чис­то опи­са­тель­ный. Предсознательное (vbw) пред­по­ла­га­ет­ся на­ми стоя­щим го­раз­до бли­же к соз­на­тель­но­му (bw), чем бес­соз­на­тель­ное, а так как бес­соз­на­тель­ное (ubw) мы назва­ли пси­хи­че­ским, мы тем бо­лее на­зо­вем так и скры­тое предсознатель­ное (vbw). По­че­му бы нам, од­на­ко, ос­та­ва­ясь в пол­ном согла­сии с фи­ло­со­фа­ми и со­хра­няя по­сле­до­ва­тель­ность, не от­де­лить от соз­на­тель­но-пси­хи­че­ско­го как пред­соз­на­тель­ное, так и бессознатель­ное? Фи­ло­со­фы пред­ло­жи­ли бы нам то­гда рассматривать и пред­соз­на­тель­ное и бес­соз­на­тель­ное как два ро­да или две сту­пе­ни пси­хо­ид­но­го, и еди­не­ние бы­ло бы дос­тиг­ну­то. Одна­ко ре­зуль­та­том это­го бы­ли бы бес­ко­неч­ные труд­но­сти для изло­же­ния, а един­ст­вен­но зна­чи­тель­ный факт, что психоиды эти поч­ти во всем ос­таль­ном сов­па­да­ют с при­знан­но психическим, был бы от­тес­нен на зад­ний план из-за пре­ду­бе­ж­де­ния, возник­ше­го еще в то вре­мя, ко­гда не зна­ли этих пси­хои­дов или са­мо­го суще­ст­вен­но­го в них.

Та­ким об­ра­зом, мы с боль­шим удоб­ст­вом мо­жем об­хо­дить­ся наши­ми тре­мя тер­ми­на­ми; bw, vbw и ubw, ес­ли толь­ко не ста­нем упус­кать из ви­ду, что в опи­са­тель­ном смыс­ле су­ще­ст­ву­ет двоя­кое бес­соз­на­тель­ное, в динами­че­ском же толь­ко од­но. В не­ко­то­рых случа­ях, ко­гда из­ло­же­ние пресле­ду­ет осо­бые це­ли, этим раз­ли­чи­ем мож­но пре­неб­речь, в дру­гих же слу­ча­ях оно, ко­неч­но, со­вер­шен­но не­об­хо­ди­мо. Во­об­ще же мы дос­та­точ­но при­вык­ли к двой­ст­вен­но­му смыс­лу бес­соз­на­тель­но­го и хо­ро­шо с ним справ­ля­лись. Из­бе­жать этой двой­ст­вен­но­сти, по­сколь­ку я мо­гу су­дить, невоз­мож­но; различие ме­ж­ду соз­на­тель­ным и бес­соз­на­тель­ным есть, в конеч­ном счете, во­прос вос­при­ятия, на ко­то­рый при­хо­дит­ся от­ве­чать или да или нет, са­мый же акт вос­при­ятия не да­ет ни­ка­ких ука­за­ний на то, почему что-ли­бо вос­при­ни­ма­ет­ся или не вос­при­ни­ма­ет­ся. Мы не впра­ве жа­ло­вать­ся на то, что ди­на­ми­че­ское в яв­ле­нии мо­жет быть вы­ра­же­но только дву­смыс­лен­но.

В даль­ней­шем раз­ви­тии пси­хо­ана­ли­ти­че­ской ра­бо­ты вы­яс­ня­ет­ся, однако, что и эти раз­ли­чия ока­зы­ва­ют­ся не исчерпывающими, практи­че­ски не­дос­та­точ­ны­ми. Из чис­ла по­ло­же­ний, слу­жа­щих тому до­ка­за­тель­ст­вом, при­ве­дем ре­шаю­щее. Мы соз­да­ли се­бе представление о связ­ной организации ду­шев­ных про­цес­сов в од­ной лич­но­сти и обо­зна­ча­ем его как Я этой лич­но­сти. Это Я свя­за­но с созна­ни­ем, что оно гос­под­ству­ет над побу­ж­де­ния­ми к дви­же­нию, т. е. к вы­не­се­нию воз­бу­ж­де­ний во внеш­ний мир. Это та ду­шев­ная ин­стан­ция, ко­то­рая кон­тро­ли­ру­ет все ча­ст­ные процес­сы (Partial-vorgange), ко­то­рая но­чью от­хо­дит ко сну и все же руково­дит цензурой сно­ви­де­ний. Из это­го Я ис­хо­дит так­же вы­тес­не­ние, благода­ря ко­то­ро­му из­вест­ные ду­шев­ные по­бу­ж­де­ния под­ле­жат исключению не толь­ко из соз­на­ния, но так­же из дру­гих об­лас­тей значимости и дея­тель­но­сти. Это уст­ра­нен­ное пу­тем вы­тес­не­ния в ана­ли­зе про­ти­во­пос­тав­ля­ет се­бя Я, и ана­лиз сто­ит пе­ред за­да­чей устра­нить сопротив­ле­ние, производимое Я по от­но­ше­нию к общению с вытесненным. Во время ана­ли­за мы на­блю­да­ем, как боль­ной, ес­ли ему ставят­ся извест­ные за­да­чи, по­па­да­ет в затруднитель­ное по­ло­же­ние; его ассоциа­ции пре­кра­ща­ют­ся, как толь­ко они долж­ны при­бли­зить­ся к вытеснен­но­му. То­гда мы говорим ему, что он на­хо­дит­ся во вла­сти сопротив­ле­ния, но сам он ни­че­го о нем не зна­ет, и да­же в том слу­чае, когда, на ос­но­ва­нии чувст­ва не­удо­воль­ст­вия, он дол­жен догадывать­ся, что в нем действу­ет ка­кое-то со­про­тив­ле­ние, он все же не уме­ет ни на­звать, ни ука­зать его. Но так как со­про­тив­ле­ние, не­со­мнен­но, ис­хо­дит из его Я и при­над­ле­жит по­след­не­му, то мы ока­зы­ва­ем­ся в не­ожи­дан­ном положе­нии. Мы на­шли в са­мом Я не­что та­кое, что то­же бессознатель­но и про­яв­ля­ет­ся по­доб­но вытесненному, т. е. оказывает силь­ное дей­ст­вие, не пе­ре­хо­дя в соз­на­ние и для осоз­на­ния че­го тре­бу­ет­ся осо­бая ра­бо­та. След­ст­ви­ем та­ко­го на­блю­де­ния для ана­ли­ти­че­ской прак­ти­ки яв­ля­ет­ся то, что мы по­па­да­ем в бесконечное мно­же­ст­во за­труд­не­ний и не­яс­но­стей, ес­ли толь­ко хотим придер­жи­вать­ся при­выч­ных спо­со­бов вы­ра­же­ния, на­при­мер, ес­ли хо­тим све­сти яв­ле­ние нев­ро­за к кон­флик­ту ме­ж­ду соз­на­ни­ем и бес­соз­на­тель­ным. Ис­хо­дя из на­шей тео­рии струк­тур­ных от­но­ше­ний ду­шев­ной жиз­ни, мы долж­ны та­кое про­ти­во­пос­тав­ле­ние за­ме­нить дру­гим, а именно, цель­но­му Я про­ти­во­пос­та­вить от­ко­лов­шее­ся от не­го вы­тес­нен­ное.

Од­на­ко след­ст­вия из на­ше­го по­ни­ма­ния бес­соз­на­тель­но­го еще более зна­чи­тель­ны. Зна­ком­ст­во с ди­на­ми­кой вне­сло пер­вую поправку, структурная тео­рия вно­сит вто­рую. Мы при­хо­дим к выводу, что ubw не сов­па­да­ет с вы­тес­нен­ным; ос­та­ет­ся вер­ным, что все вы­тес­нен­ное бессознатель­но, но не все бес­соз­на­тель­ное есть вытес­нен­ное. Да­же часть Я (один бог ве­да­ет, на­сколь­ко важ­ная часть Я мо­жет быть бес­соз­на­тель­ной), без вся­ко­го со­мне­ния, бессознатель­на. И это бес­соз­на­тель­ное в Я не есть скры­тое в смыс­ле пред­соз­на­тель­но­го, ина­че его нель­зя бы­ло бы сде­лать актив­ным без осоз­на­ния и са­мо осоз­на­ние не пред­став­ля­ло бы столь­ко труд­но­стей, Ко­гда мы, та­ким об­ра­зом, сто­им пе­ред не­об­хо­ди­мо­стью призна­ния третье­го, не вы­тес­нен­но­го ubw, то нам при­хо­дит­ся при­знать, что харак­тер бес­соз­на­тель­но­го те­ря­ет для нас свое зна­че­ние. Он обращается в мно­го­смыс­лен­ное ка­че­ст­во, не по­зво­ляю­щее ши­ро­ких и непре­ре­кае­мых вы­во­дов, для ко­то­рых нам хо­те­лось бы его использо­вать. Тем не менее, нуж­но ос­те­ре­гать­ся пре­неб­ре­гать им, так как, в кон­це концов, свой­ст­во бес­соз­на­тель­но­сти или сознательно­сти яв­ля­ет­ся единствен­ным све­то­чем во тьме психологии глу­бин.

Юнг утверждал, что душа (термин, аналогичный личности) состоит из трёх отдельных, но взаимодействующих структур: эго, личного бессознательного и коллективного бессознательного.

Эго является центром сферы сознания. Оно представляет собой компонент рsyche, включающий в себя все те мысли, чувства, воспоминания и ощущения, благодаря которым мы чувствуем свою целостность, постоянство и воспринимаем себя людьми. Эго служит основой нашего самосознания, и благодаря ему мы способны видеть результаты своей обычной сознательной деятельности.

Личное бессознательное вмещает в себя конфликты и воспоминания, которые когда-то осознавались, но теперь подавлены или забыты. В него входят и те чув­ственные впечатления, которым недостает яркости для того, чтобы быть отмечен­ными в сознании.

Личное бессознательное содержит в себе комплексы, или скопления эмоционально заряженных мыслей, чувств и воспоминаний, вынесенных индивидуумом из его прошлого личного опыта или из родового, наследственного опыта. Согласно представлениям Юнга, эти комплексы, скомпонованные вокруг самых обычных тем, могут оказывать достаточно сильное влияние на поведение индивидуума. Например, человек с комплексом власти мо­жет расходовать значительное количество психической энергии на деятельность, прямо или символически связанную с темой власти. То же самое может быть верным и в отношении человека, находящегося под сильным влиянием матери, отца или под властью денег, секса или какой-нибудь другой разновидности комп­лексов. Однажды сформировавшись, комплекс начинает влиять на поведение че­ловека и его мироощущение. Юнг утверждал, что материал личного бессознатель­ного у каждого из нас уникален и, как правило, доступен для осознания. В ре­зультате компоненты комплекса или даже весь комплекс могут осознаваться и оказывать чрезмерно сильное влияние на жизнь индивидуума.

Коллективное бессознательное более глубокий слой в структуре личности, представляет собой хранилище латентных следов памяти человечества и даже наших человекообразных предков. В нём отражены мысли и чувства, общие для всех человеческих существ и являющиеся результатом нашего общего эмоционального прошлого. Как говорил сам Юнг, «в коллективном бессознательном содержится всё духовное наследие человеческой эволюции, возродившееся в структуре мозга каждого индивидуума». Таким образом, содержание коллективного бессознательного складывается благодаря наследственности и одинаково для всего человечества.

Архетипы. Юнг высказал гипотезу о том, что коллективное бессознательное состоит из мощных первичных психических образов, так называемых архетипов («первичных моделей»). Архетипы — врождённые идеи или воспоминания, которые предрасполагают людей воспринимать, переживать и ре­агировать на события определённым образом. В действительности, это не воспомина­ния или образы как таковые, а скорее, именно предрасполагающие факторы, под вли­янием которых люди реализуют в своём поведении универсальные модели восприятия, мышления и действия в ответ на какой-либо объект или событие. Врождённой здесь является именно тенденция реагировать эмоционально, когнитивно и поведен­чески на конкретные ситуации — например, при неожиданном столкновении с родителями, любимым человеком, незнакомцем, со змеей или смертью.

В ряду множества архетипов, описанных Юнгом, стоят мать, ребёнок, герой, мудрец, божество Солнца, плут, Бог и смерть.

Юнг полагал, что каждый архетип связан с тенденцией выражать определённо­го типа чувства и мысли в отношении соответствующего объекта или ситуации. Например, в восприятии ребёнком своей матери присутствуют аспекты её актуаль­ных характеристик, окрашенные неосознаваемыми представлениями о таких архетипических материнских атрибутах, как воспитание, плодородие и зависимость. Далее, Юнг предполагал, что архетипические образы и идеи часто отражаются в сновидениях, а также нередко встречаются в культуре в виде символов, использу­емых в живописи, литературе и религии.

  1. Темперамент как биологический фундамент личности

» Темперамент «, » характер «, » личность » -в этих понятиях исходно содержится сложная внутренняя диалектика. Мы используем их для определения человеческой индивидуальности – того, что отличает данного человека от всех остальных, что делает его уникальным. Вместе с тем мы заранее предполагаем в этой уникальности черты, общие с другими людьми, иначе всякая классификация, да и само употребление перечисленных понятий, потеряла бы смысл. Какие же именно черты, стороны, качества, особенности человека отражает каждое из этих понятий? Слова «темперамент», «характер», «личность» употребляются нами постоянно и повсеместно, они нужны и свою роль выполняют. В повседневном общении в каждое из них вкладывается достаточно определенный смысл и с их помощью достигается взаимопонимание.

Темперамент – это индивидуальные особенности человека, определяющие динамику протекания его психических процессов и поведения. Под динамикой понимают темп, ритм, продолжительность, интенсивность психических процессов, в частности эмоциональных процессов, а также некоторые внешние особенности поведения человека – подвижность, активность, быстроту или замедленность реакций и т. д. Темперамент характеризует динамичность личности, но не характеризует ее убеждений, взглядов, интересов, не является показателем ценности или малоценности личности, не определяет ее возможности (не следует смешивать свойства темперамента со свойствами характера или способностями). Можно выделить следующие основные компоненты, определяющие темперамент.

1.Общая активность психической деятельности и поведения человека выражается в различной степени стремления активно действовать, осваивать и преобразовывать окружающую действительность, проявлять себя в разнообразной деятельности. Выражение общей активности у различных людей различно.

Можно отметить две крайности: с одной стороны, вялость, инертность, пассивность, а с другой – большая энергия, активность, страстность и стремительность в деятельности. Между этими двумя полюсами располагаются   представители различных темпераментов.

  1. Двигательная, или моторная, активность показывает состояние активности двигательного и речедвигательного аппарата. Выражается в быстроте, силе, резкости, интенсивности мышечных движений и речи человека, его внешней подвижности ( или, наоборот, сдержанности ), говорливости ( или молчаливости ).
  2. Эмоциональная активность выражается в эмоциональной впечатлительности ( восприимчивость и чуткость к эмоциональным воздействиям ), импульсивности, эмоциональной подвижности (быстрота смены эмоциональных состояний, начала и прекращение их). Темперамент проявляется в деятельности, поведении и поступках человека и имеет внешнее выражение. По внешним устойчивым признакам можно до известной степени судить о некоторых свойствах темперамента.

Древнегреческий врач Гиппократ, живший в 5 веке до н.э., описал четыре темперамента, которые получили следующие названия: сангвинический темперамент, флегматический темперамент, холерический темперамент, меланхолический темперамент. Отсутствие необходимых знаний не позволяло дать в то время подлинно научную основу учению о темпераментах, и только исследования высшей нервной деятельности животных и человека, проведенные И. П. Павловым, установили, что физиологической основой темперамента являются сочетания основных свойств нервных процессов.

Физиологическая основа темперамента

Согласно учению И. П. Павлова, индивидуальные особенности поведения, динамика протекания психической деятельности зависят от индивидуальных различий в деятельности нервной системы. Основой же индивидуальных различий в нервной деятельности является проявление и соотношение свойств двух основных нервных процессов – возбуждения и торможения

Были установлены три свойства процессов возбуждения и торможения:

1) сила процессов возбуждения и торможения,

2) уравновешенность процессов возбуждения и торможения,

3) подвижность (сменяемость) процессов возбуждения и торможения.

Сила нервных процессов выражается в способности нервных клеток переносить продолжительное либо кратковременное, но очень концентрированное возбуждение и торможение. Это определяет работоспособность (выносливость) нервной  клетки.

Слабость нервных процессов характеризуется неспособностью нервных клеток выдерживать длительное и концентрированное возбуждение и торможение. При действии весьма сильных раздражителей нервные клетки быстро переходят в состояние охранительного торможения. Таким образом, в слабой нервной системе нервные клетки отличаются низкой работоспособностью, их энергия быстро истощается. Но зато слабая нервная система обладает большой чувствительностью: даже на слабые раздражители она дает соответствующую реакцию.

Важным свойством высшей нервной деятельности является уравновешенность нервных процессов, т. е. пропорциональное соотношение возбуждения и торможения. У некоторых людей эти два процесса взаимно уравновешиваются, а у других этого равновесия не наблюдается: преобладает или процесс торможения или возбуждения.

Одно из основных свойств высшей нервной деятельности – подвижность нервных процессов. Подвижность нервной системы характеризуется быстротой сменяемости процессов возбуждения и торможения, быстротой возникновения и прекращения их (когда этого требуют условия жизни), скоростью движения нервных процессов (иррадиации и концентрации), быстротой появления нервного процесса в ответ на раздражение, быстротой образования новых условных связей,   выработки и изменения динамического стереотипа.

Комбинации указанных свойств нервных процессов возбуждения и торможения были положены в основу определения типа высшей нервной деятельности. В зависимости от сочетания силы, подвижности и уравновешенности процессов возбуждения и торможения различают четыре основных типа высшей нервной деятельности.

Слабый тип. Представители слабого типа нервной системы не могут выдерживать сильные, длительные и концентрированные раздражители. Слабыми являются процессы торможения и возбуждения. При действии сильных раздражителей задерживается выработка условных рефлексов. Наряду с этим отмечается высокая чувствительность (т.е. низкий порог) на действия раздражителей.

Сильный уравновешенный тип. Отличаясь сильной нервной системой, он характеризуется неуравновешенностью основных нервных процессов – преобладанием процессов возбуждения над процессами торможения.

Сильный уравновешенный подвижный тип. Процессы торможения и возбуждения сильны и уравновешенны, но быстрота, подвижность их, быстрая сменяемость нервных процессов ведут к относительной неустойчивости нервных связей.

Сильный уравновешенный инертный тип. Сильные и уравновешенные нервные процессы отличаются малой подвижностью. Представители этого типа внешне всегда спокойны, ровны, трудно возбудимы.

Тип высшей нервной деятельности относится к природным высшим данным, это врожденное свойство нервной системы. На данной физиологической основе могут образоваться различные системы условных связей, т. е. в процессе жизни эти условные связи будут различно формироваться у разных людей: в этом и будет проявляться тип высшей нервной деятельности. Темперамент и есть проявление типа высшей нервной деятельности в деятельности, поведении человека.

Особенности психической деятельности человека, определяющие его поступки, поведение, привычки, интересы, знания, формируются в процессе индивидуальной жизни человека, в процессе воспитания. Тип высшей нервной деятельности придает своеобразие поведению человека, накладывает характерный отпечаток на весь облик человека – определяет подвижность его психических процессов, их устойчивость, но не определяет ни поведения, ни поступков человека, ни его убеждений, ни моральных устоев.

Психологическая характеристика темпераментов

По мнению И.П. Павлова, темпераменты являются «основными чертами» индивидуальных особенностей человека. Их принято различать следующим образом:

сангвинический, флегматичный, холерический и меланхолический.

Установлена зависимость между типом высшей нервной деятельности и темпераментом.

Типы высшей нервной деятельности и их соотношение с темпераментом

сила нервн. процессовуравновешенность нерв. процессовподвижность нерв. процессовтемперамент
сильныйуравновешенныйподвижныйсангвиник
сильныйинертныйфлегматик
сильныйнеуравновешенныйхолерик
слабыймеланхолик

 

Сангвинический темперамент.

Сангвиник быстро сходится с людьми, жизнерадостен, легко переключается с одного вида деятельности на другой, но не любит однообразной работы. Он легко контролирует свои эмоции, быстро осваивается в новой обстановке, активно вступает в контакты с людьми. Его речь громкая, быстрая, отчетливая и сопровождается выразительными мимикой и жестами. Но этот темперамент   характеризуется некоторой двойственностью. Если раздражители быстро меняются, все время поддерживается новизна и интерес впечатлений, у сангвиника создается состояние активного возбуждения и он проявляет себя как человек деятельный, активный, энергичный. Если же воздействия длительны и однообразны, то они не поддерживают состояния активности, возбуждения и сангвиник теряет интерес к делу, у него появляется безразличие, скука, вялость.

У сангвиника быстро возникают чувства радости, горя, привязанности и недоброжелательности, но все эти проявления его чувств неустойчивы, не отличаются длительностью и глубиной. Они быстро возникают и могут так же быстро исчезнуть или даже замениться противоположными. Настроение сангвиника быстро меняется, но, как правило, преобладает хорошее настроение.

Флегматический темперамент.

Человек этого темперамента медлителен, спокоен, нетороплив, уравновешен. В деятельности проявляет основательность, продуманность, упорство. Он, как правило, доводит начатое до конца. Все психические процессы у флегматика протекают как бы замедленно. Чувства флегматика внешне выражаются слабо, они обычно невыразительны. Причина этого – уравновешенность и слабая подвижность нервных процессов. В отношениях с людьми флегматик всегда ровен, спокоен, в меру общителен, настроение у него устойчивое. Спокойствие человека флегматического темперамента проявляется и в отношении его к событиям и явлениям жизни флегматика нелегко вывести из себя и задеть эмоционально. У человека флегматического темперамента легко выработать выдержку, хладнокровие, спокойствие. Но у флегматика следует развивать недостающие ему качества – большую подвижность, активность, не допускать, чтобы он   проявлял безразличие к деятельности, вялость, инертность, которые очень легко могут сформироваться в определенных условиях. Иногда у человека этого темперамента может развиться безразличное отношение к труду, к окружающей жизни, к людям и даже к самому себе.

Холерический темперамент.

Люди этого темперамента быстры, чрезмерно подвижны, неуравновешенны, возбудимы, все психические процессы протекают у них быстро, интенсивно. Преобладание возбуждения над торможением, свойственное этому типу нервной деятельности, ярко проявляется в несдержанности, порывистости, вспыльчивости, раздражительности холерика. Отсюда и выразительная мимика, торопливая речь, резкие жесты, несдержанные движения. Чувства человека холерического темперамента сильные, обычно ярко проявляются, быстро возникают; настроение иногда резко меняется. Неуравновешенность, свойственная холерику, ярко связывается и в его деятельности: он с увеличением и даже страстью берется за дело, показывая при этом порывистость и быстроту движений, работает с подъемом, преодолевая трудности. Но у человека с холерическим темпераментом запас нервной энергии может быстро истощиться в процессе работы и тогда может наступить резкий спад деятельности: подъем и воодушевление исчезают, настроение резко падает. В общении с людьми холерик допускает резкость, раздражительность, эмоциональную несдержанность, что часто не дает ему возможности объективно оценивать поступки людей, и на этой почве он создает конфликтные ситуации в коллективе. Излишняя прямолинейность, вспыльчивость, резкость, нетерпимость порой делают тяжелым и неприятным пребывание в коллективе таких людей.

Меланхолический темперамент.

У меланхоликов медленно протекают психические процессы, они с трудом реагируют на сильные раздражители; длительное и сильное напряжение вызывает у людей этого темперамента замедленную деятельность, а затем и прекращение ее В работе меланхолики обычно пассивны, часто мало заинтересованы (ведь заинтересованность всегда связана с сильным нервным напряжением). Чувства и эмоциональные состояния у людей меланхолического темперамента возникают медленно, но отличаются глубиной, большой силой и длительностью; меланхолики легко уязвимы, тяжело переносят обиды, огорчения, хотя внешне все эти переживания у них выражаются слабо. Представители меланхолического темперамента склонны к замкнутости и одиночеству, избегают общения с малознакомыми, новыми людьми, часто смущаются, проявляют большую неловкость в новой обстановке. Все новое, необычное вызывает у меланхоликов тормозное состояние. Но в привычной и спокойной обстановке люди с таким темпераментом чувствуют себя спокойно и работают очень продуктивно. У меланхоликов легко развивать и совершенствовать свойственную им глубину и устойчивость чувств, повышенную восприимчивость к внешним воздействиям.

Психологи установили, что слабость нервной системы не является отрицательным свойством. Сильная нервная система более успешно справляется с одними жизненными задачами, а слабая – с другими. Слабая нервная система – нервная система высокой чувствительности, и в этом ее известное преимущество. Знание темперамента, знание особенностей прирожденной организации нервной системы, оказывающей влияние на протекание психической деятельности человека, необходимо учителю в его учебной и воспитательной работе. Следует помнить, что деление людей на четыре вида темперамента очень условно. Существуют переходные, смешанные, промежуточные типы темперамента; часто в темпераменте человека соединяются черты разных темпераментов.

«Чистые» темпераменты встречаются относительно редко.

2.4. Темперамент и личность.

Темперамент является природной основой проявления психологических качеств личности. Однако при любом темпераменте можно сформировать у человека качества, которые несвойственны данному темпераменту. Психологические исследования и педагогическая практика показывают, что темперамент несколько изменяется под влиянием условий жизни и воспитания. Темперамент может изменяться и в результате самовоспитания. Даже взрослый человек может изменить в определенную сторону свой темперамент. Известно, например, что А. П. Чехов был человеком очень уравновешенным, скромным и деликатным. Но вот интересный факт из его жизни. В одном из писем к жене О. Л. Книппер-Чеховой Антон Павлович делает такое ценное признание: «Ты пишешь, что завидуешь моему характеру. Должен сказать тебе, что от природы у меня резкий, я вспыльчив и проч. и проч. Но я привык сдерживать себя, ибо распускать себя порядочному человеку не подобает. В прежнее время я выделывал черт знает что». Интересно отметить, что некоторые люди, познав особенности своего темперамента, преднамеренно сами вырабатывают определенные методы, чтобы овладеть им. Так поступал, например, А. М. Горький, который сдерживал бурные проявления своего темперамента. Для этого он сознательно переключался на разные побочные действия с предметами. С людьми, которые высказывали противоположные ему взгляды, А. М. Горький старался быть бесстрастным и спокойным.

  1. Характер

В буквальном переводе с греческого характер означает чеканка, отпечаток. В психологии под характером понимают совокупность индивидуально-своеобразных психических свойств, которые проявляются у личности в типичных условиях и выражаются в присущих ей способах деятельности в подобных условиях. Характер – это индивидуальное сочетание существенных свойств личности, выражающих отношение человека к действительности и проявляющихся в его поведении, в его поступках. Характер взаимосвязан с другими сторонами личности, в частности с темпераментом и способностями. Темперамент на форму проявления характера, своеобразно окрашивая те или иные его черты. Так, настойчивость у холерика выражается кипучей деятельности, у флегматика – в сосредоточенном обдумывании. Холерик трудится энергично, страстно, флегматик – методично, не спеша. С другой стороны, и сам темперамент перестраивается под влиянием характера: человек с сильным характером может подавить некоторые отрицательные стороны своего темперамента, контролировать его проявления. С характером неразрывно связаны и способности. Высокий уровень способностей связан с такими чертами характера, как коллективизм – чувство неразрывной связи с коллективом, желание работать для его блага, вера в свои силы и возможности, соединенная с постоянной неудовлетворенностью своими достижениями, высокой требовательностью к себе, умением критически относиться к своему делу. Расцвет способностей связан с умением настойчиво преодолевать трудности, не падать духом под влиянием неудач, работать организованно, проявлять инициативу. Связь характера и способностей выражается и в том, что формирование таких черт характера, как трудолюбие, инициативность, решительность, организованность, настойчивость, происходит в той же деятельности ребенка, в которой формируются и его способности. Например, в процессе труда как одного из основных видов деятельности развивается, с одной стороны, способность к труду, а с другой – трудолюбие как черта характера.

Физиологической основой характера является сплав черт типа высшей нервной деятельности и сложных устойчивых систем временных связей, выработанных в результате индивидуального жизненного опыта. В этом сплаве системы временных связей играют более важную роль, так как тип нервной системы можно сформировать все общественно ценные качества личности. Но, во-первых, системы связей формируются различно у представителей разных типов нервной системы и, во-вторых, эти системы связей проявляются своеобразно в зависимости от типов. Например, решительность характера можно воспитать и у представителя сильного, возбудимого типа нервной системы, и у представителя слабого типа. Но воспитываться она будет по-разному и проявляться будет по-разному в зависимости от типа.

Из сказанного ясно, что характер не наследуется и не является прирожденным свойством личности, а также не является постоянным и неизменным свойством. Характер формируется и развивается под влиянием окружающей среды, жизненного опыта человека, его воспитания. Влияния эти носят, во-первых, общественно-исторический характер (каждый человек живет в условиях определенного исторического строя, определенной социальной среды и складывается как личность под их влиянием) и, во-вторых, индивидуально-своеобразный характер (условия жизни и деятельности каждого человека, его жизненный путь своеобразны и неповторимы). Поэтому характер каждого человека определяется как его общественным бытием (и это главное!), так и его индивидуальным бытием. Следствием этого является бесконечное разнообразие индивидуальных характеров. Однако в жизни и деятельности людей, живущих и развивающихся в одинаковых условиях, имеется много общего, поэтому и в характере их будут некоторые общие стороны и черты, отражающие общие, типические стороны их жизни. Характер каждого человека представляет собой единство индивидуального и типического. Каждая общественно-историческая эпоха характеризуется определенным общим укладом жизни и общественно-экономическими отношениями, которые влияют на мировоззрение людей, формируя черты характера.

Черты характера.

Характер – это неразрывное целое. Но изучить и понять такое сложное целое, как характер, нельзя, не выделив в нем отдельных сторон или типичных проявлений (черт характера). Общие черты характера проявляются в отношениях личности к общественным обязанностям и долгу, к людям, к самой себе. Отношение к общественным обязанностям и долгу прежде всего проявляется в отношении личности к общественному труду. В этой связи выявляются такие черты характера, как трудолюбие, добросовестность, настойчивость, бережливость, и противоположные им – леность, небрежность, пассивность, расточительство. Отношение человека к труду оказывает решающее влияние на формирование его других личностных качеств. Д. И. Писарев писал: «Характер закаляется трудом, и кто никогда не добывал себе собственным трудом насущного пропитания, тот в большей части остается навсегда слабым, вялым и бесхарактерным человеком». Отношение к людям наглядно выступает в таких чертах  характера, как общительность, вежливость, доброжелательность и т. п. Антиподами этих черт являются замкнутость, бестактность, недоброжелательность. Как утверждал В. Гюго, «у каждого человека три характера: тот, который ему приписывают; тот, который он сам себе приписывает; и, наконец, тот, который есть в действительности». В целях выяснения сути своего характера человеку полезно знать мнение о себе коллектива, в котором он работает и проводит значительную часть своей жизни. И прежде всего то, насколько упорядочены у него отношения с людьми, насколько он нужен людям, насколько он авторитетен среди них. Отношение к самому себе проявляется в самооценке своих действий. Трезвая самооценка – это одно из условий совершенствования личности, помогающих вырабатывать такие черты характера, как скромность, принципиальность, самодисциплина. Отрицательными чертами характера являются повышенное самомнение, высокомерие и хвастовство. Человек, обладающий этими чертами, обычно неуживчив в коллективе, невольно создает в нем предконфликтные и конфликтные ситуации. Нежелательна и другая крайность в характере человека: недооценка своих достоинств, робость в высказывании своих позиций, в отстаивании своих взглядов. Скромность и самокритичность должны сочетаться с обостренным чувством собственного достоинства, основанном на сознании действительной значимости своей личности, на наличии известных успехов в труде на общую пользу. Принципиальность – одно из ценных личностных качеств, придающих характеру деятельную направленность. Волевые черты характера. Под волей понимается сложный психический процесс, который вызывает активность человека и пробуждает его действовать направленно. Воля является способностью человека преодолевать препятствия, добиваться поставленной цели. Конкретно она выступает в таких чертах характера, как целеустремленность, решительность, настойчивость, мужество. Данные черты характера могут способствовать достижению как общественно полезных, так и антиобщественных целей. Для этого важно определить, каков мотив волевого поведения человека. «Храбрый поступок, мотив которого состоит в порабощении другого человека, в захвате чужого добра, в продвижении по службе, и храбрый поступок, мотив которого заключается в том, чтобы помочь общему делу, обладают, конечно совершенно различными психологическими качествами». По волевой активности характеры подразделяются на сильные и слабые. Люди сильным характером имеют устойчивые цели, инициативны, смело принимают решения и реализуют их, обладают большой выдержкой, мужественны и смелы. Людей, у которых эти качества слабо выражены или отдельные из них отсутствуют, относят к категории слабохарактерных. Им свойственно пассивное проявление своих деловых и личных качеств. Зачастую такие люди, имея самые хорошие намерения, не добиваются значимых результатов в работе, учебе. Многие из них искренне переживают свое неумение самостоятельно, настойчиво и решительно действовать.

Волевые качества можно воспитывать у человека. И. П. Павлов подчеркивал, что человек – это единственная система, способная регулировать сама себя в широких пределах, т. е. может самосовершенствоваться. Слабовольные люди при продуманной педагогической работе с ними могут стать активно деятельными. При этом надо принимать во внимание индивидуальные особенности человека, например его темперамент. Так, у холерика легче выработать активность и решительность, чем у меланхолика. Сам человек должен с юного возраста тренировать свою волю, вырабатывать такие качества, как самообладание, активность, смелость.