Реферат на тему: Присоединение Казахстана к России

0
130

Тема: Присоединение Казахстана к России

Введение:

Казахское ханство в начале XVIII в.

Усиление жонгарской агрессии. В 80-х годах XVII в. походы жонгарских хунтайши на казахские земли возобновились, они стремились овладеть Южным Казахстаном и торговыми городами на Сырдарье, а также территорией, по которой проходили важные караванные пути. Хунтайши Галдан (1671-1699) в 1681-1685 гг. совершил несколько набегов на Южный Казахстан, в результате которых был разрушен город Сайрам.

Его преемник Цеван-Рабтан (1699-1729) продолжал захватнические войны. В начале XVIII в. многочисленные отряды захватчиков продвинулись до р.Сары-Су, часть их войск вторглась в северо-восточные районы Среднего жуза.

Хан Тауке в 1710 г. в районе Кара-Кумов собрал представителей всех казахских жузов для того, чтобы обсудить, как лучше организовать сопротивление. Было создано войско, которое сумело отбросить жонгар на восток.

Казахская политическая система, основанная на широкой автономии субъектов, была прекрасно приспособлена к решению внутриполитических проблем. После реформ начала XVII в. межобщинные и межсословные разногласия редко выходили за рамки судебных разбирательств и никогда не доходили до вооруженной борьбы. Однако в начале XVIII в. резко изменилась внешнеполитическя ситуация. Казахское же ханство, децентрализованное в результате реформ, оказалось не готовым к изменившимся внешним условиям.

Особенно ярко это проявилось после смерти хана Тауке в 1715г. Чувствуя, что в связи с растущей жонгарской опасностью роль хана должна вырасти, султанские группировки начали ожесточенную борьбу за место верховного правителя. После долгих споров ханом был избран Каип(1715-1718).

Вскоре жоигары возобновили свои походы. В 1716 г. главная часть их войска начала свой поход от реки Или по направлению к Аягузу. Одновременно другие отряды двинулись на Сибирь. Происшедшее весной 1718 г. трехдневное кровопролитие между казахским и жонгарским войсками на р. Аягуз, несмотря на некоторые успехи в первые дни боя, закончилось поражением казахов. Сражение было жестоким, однако несогласованность действий казахских военачальников Абулхаира и Каипа, враждовавших между собой, а также внезапный удар жонгар с тыла разрешил исход боя. В том же, 1718 г. жонгарские войска разбили на реке Арыси другие отряды казахов.

В 1718 г. хан Каип умер, и борьба султанов за верховную власть возобновилась. Наиболее подходящей кандидатурой был молодой энергичный Абулхаир, но бийская верхушка, не желавшая усиления чингизидов, выбрала слабого и безвольного Болата (1718-1729). Однако ставка на общинную демократию в условиях войны не оправдала себя, и Болат перестал контролировать ситуацию в ханстве. В условиях слабой центральной власти часть общин Младшего и Среднего жузов пошла на ограничение своего суверенитета и выбрала ханом Абулхаира (1718-1748). Так начался процесс распада Казахского ханства. В Ташкенте был поднят на белой кошме Жол-барыс, а часть Среднего жуза признала ханом Шахмухамбета-Самеке. Эти лица могли реально организовать отпор джунгарам, однако для осознания этого казахам пришлось пережить ужасный разгром 1723 г. – Актабан Шубырынды.

Раскол единого антижонгарского фронта отрицательно сказался на обороноспособности казахского ополчения. Раздоры среди султанской верхушки позволили жонгарским хунтайши нанести казахам целый ряд крупных поражений.

Весной 1723 г. многочисленное войско через горы Каратау вторглось в долину р. Талас. Казахи в это время не ждали нападений, они готовились к откочевке с зимних пастбищ. Почти все казахское население здесь было перебито, а оставшиеся в живых вынуждены были бежать, бросив скот и имущество.

Огромные массы внезапно обнищавших и голодающих кочевников заполнили оазисы Бухары и Самарканда. В 1724-25 гг. джунгары захватили Туркестан и Ташкент, разрушив эти города. Земледелие, ремесло и торговля по Сырдарье замерли. Эти события известны среди казахов как «Ак,табан шубырынды» (бегство пеших до состояния, что износились пятки). С глубокой скорбью вспоминает народ о тяжелых жертвах, понесенных в борьбе с захватчиками в годы великого бедствия.

Завершение казахско-джунгарских войн. Угроза национальной независимости заставила объединиться. Уже в 1726 г. объединенное войско Старшего и Младшего жузов под командованием Тайлак батыра и Саурык батыра в местности Кара-Сиыр на берегу р. Буланты нанесло тяжелейшее поражение жонгарам. Эта победа воодушевила казахов на дальнейшее сопротивление. В этом же году неподалеку от Шымкента, у горы Ордабасы, проходил маслихат представителей трех жузов, где должен был быть избран верховный главнокомандующий казахской армии – сардар. Сардар в перспективе должен был стать верховным ханом, поэтому между султанами вновь разгорелся спор. Однако реальный взгляд на положение вещей заставил биев склониться в пользу Абулхаира, сторонника жесткой центральной власти. Видную роль в организации армии трех жузов сыграли батыры Богембай, Тайлак и Саурык.

В 1729 г. к югу от озера Балхаш в местности Анракай произошло новое крупное сражение. Джунгары были вновь разбиты и отступили с большими потерями. После победы встал вопрос об объединении Казахского ханства и выборах хана вместо умершего Болата. Но объединение так и не произошло, Абулхаиру не удалось добиться титула верховного хана. В этот момент пришло известие о нападении башкир на северные границы Казахстана, и ханы Абулхаир и Семеке, забрав свои войска, направились к российским границам. Их соперником на общеказахский престол выступил сын Болата – Абильмамбет, поддерживаемый биями. В 1739 г. Абиль-мамбету удалось добиться звания старшего казахского хана.

Таким образом, раздоры между султанами и ханами свели на нет победы казахов 1726-1730 гг. и вновь раскололи общеказахский фронт. Единство сохранялось лишь благодаря биям жузов – Толе бию, Казыбек бию и Айтеке бию, а также выдвинувшемуся после Анракайской битвы султану Абильмансуру, более известному как Абылай.

Ослабление казахов было умело использовано жонгарами, и в 1741 г. казахи подверглись новому нашествию, закончившемуся их поражением и пленением Абылая. Абильмамбет хану пришлось признать свою зависимость от жонгаров.

Суть:

Принятие Российского протектората

Казахско-русские отношения в начале XVIII в. В конце XVII в. Россия продолжала свою завоевательную политику. В 50-х годах XVI в. были ликвидированы Казанское и Астраханское ханства. Таким образом, юго-восточные границы России подошли вплотную к землям казахских ханств. В конце XVI в. на русско-казахской границе было начато строительство русских городов, крепостей, форпостов, казачьих станиц, редутов и маяков. Некоторые военные сооружения были построены непосредственно на территории Казахстана. В 1620 г. был заложен Яицкий городок (Уральск), в 1645 г. Гурьев (г. Атырау).

Казахский хан Тауке посылает в 90-х гг. несколько посольств в Россию. Основные задачи, которые ставились перед посланниками – добиться прекращения набегов уральских казаков и башкир и заключить торговые соглашения с русскими купцами. Однако русская сторона, не видевшая выгоды в сближении с казахами, затянула переговоры, арестовав ханских послов, что заставило Тауке хана сдержанно относиться к перспективам казахско-русского союза.

В 1694 г. Тауке хан вновь послал в Москву с письмом к Петру I, в котором выражал надежду на упрочение торговых отношений. Петр I сразу же оценил значение Казахского ханства во внешней политике России: «Всем азиатским странам и землям оная орда ключ и врата, и той ради причины оная орда потребна под Российской протекцией быть».

Русское правительство сразу же начало практическое осуществление задачи присоединения Казахстана: в 1714 г. в Восточный Казахстан направляется экспедиция полковника Бухгольца, главной целью было строительство крепостей в долине Ертиса. В 1716г. была заложена крепость Омская, 1917 г. – Железинская, 1719г.-Семипалатинская, а в 1720 г. – Усть-Каменогорская. В то же время экспедиция Бековича-Черкасского исследовала восточное побережье Каспийского моря и составила карту Приаралья. Петр I поручает сенатскому копиисту И. Кириллову и переводчику Коллегии иностранных дел МаметуТевкелеву разработать проект приведения казахов в Российское подданство. При этом он инструктировал Тевкелева, что если «оная орда в точное подданство не пожелает, то стараться несмотря на великие издержки хотя бы до миллиона издержать, но только чтоб одним листом под протекцию Российской империи быть обязались…». Однако смерть Петра I помешала осуществлению этого проекта в жизнь. Казахская сторона в начале XVIII в. направляет несколько посольств в Россию с требованием прекратить набеги русских подданных – казаков, башкир, калмыков на казахские кочевья и предложением заключить военный союз против Жонгарии. Русское правительство, с одной стороны, обещало казахам помощь, с другой, предписывало сибирской администрации не ссориться с жонгарами и даже пытаться наладить с ними торговые отношения.

Принятие казахскими жузами русского протектората. После победы у Анракая Абулхаир откочевал к русским границам и направил посольство в Уфу с предложением вступить в русское подданство. Хан Младшего жуза не случайно выступил инициатором принятия казахами российского подданства. Еще в начале 1726 г. он отправил своего посла в Петербург для переговоров с царским правительством о «протекции». Когда в 1730 г. съезд родоправителей Младшего жуза поручал Абулхаиру вести переговоры с Россией о военном союзе, он вновь возбудил ходатайство о подданстве. Тевкелев в своем донесении от 5 января 1732 г. раскрывает истинные причины, управлявшие Абулхаиром: «Абулхаир хан желает, чтобы протекцией его императорского величества, быть ему самовластным и дети его по нем были наследники». Чтобы понять суть этой фразы, необходимо вспомнить особенность государственного устройства Казахского ханства. Всей полнотой власти обладал маслихат- съезд родоправителей, избиравший ханов. Ханы имели исполнительные функции, должны были управлять армией, осуществлять внешнюю политику государства. Ханская власть не была наследственной. Хан представлял собой нечто вроде пожизненного президента. Очевидно, Абулхаир стремился к установлению неограниченной монархии у казахов, и поскольку он не нашел (и не мог Найти) поддержки у большинства казахских родов, решил использовать внешнюю силу – Российскую империю. После того, как в 1730 г. не оправдались его надежды на избрание общеказахским ханом, он единолично решает привести подданных ему казахов Младшего жуза в русское подданство. Кроме того, Абулхаир надеялся, что прекратятся набеги волжских калмыков, башкир и уральских казаков на казахские земли. Русское правительство решило воспользоваться ситуацией и направило в степь посольство для приведения казахов к присяге. Это посольство возглавил Тевкелев. С весны 1731 г. по осень 1732 г. Тевкелев разъезжал по степи, всеми правдами и неправдами, не скупясь на щедрые обещания и подарки, добивался принятия присяги казахскими родо-правителями. Проект, отложенный в 1722 г. через десять лет начал осуществляться.

В 1734 г. вступление Младшего жуза под Российский протекторат было окончательно оформлено. Абулхаир обязался зашишать торговые караваны, оказывать военную помощь русскому правительству, платить ясак мехом и кожей. Взамен он просил выстроить для него крепость в устье реки Ори, закрепить за ним и его потомками ханский титул и оградить его от набегов башкир, калмыков и яицких казаков.

Отношения между Россией и Младшим жузом строились на принципах протектората, форме колониальной зависимости, когда зависимое государство сохраняет суверенитет во всех сферах, кроме внешней политики. Кроме того, Россия присвоила право утверждать верховных правителей – ханов, в свою очередь государство-протектор («защитник») должно было защищать зависимое государство от внешних врагов.

Этот договор с самого начала стал нарушаться русской стороной. Набеги российских подданных не прекратились. Крепость в устье Ори была построена, но не для Абулхаира, а для того, чтобы «положить на них (казахов) узду». Одновременно с этой крепостью, получившей название Оренбург, были заложены другие – Переволоцкая, Новосергеевская, Ельшанская, Каролайская, Иргульская, Бердская, Губерлинская, образовавшие укрепленную линию на землях Младшего жуза. В результате сепаратных действий Абулхаира вновь распался общеказахский антижонгарский фронт. Силы Младшего жуза больше не участвовали в войнах с ойратами, более того, они превратились в угрозу для Среднего и Старшего казахских жузов. В то же время Россия и не помышляла об оказании какой-либо помощи казахом и в борьбе с жонгарами.

Признание Российского протектората Средним и Старшим жузами. После принятия Младшим жузом российского подданства, родоправители Среднего и Старшего жузов также заявили о своем желании «быть под протекцией», не беря, однако, на себя никаких обязательств. Единственной причиной служило стремление не дать Абулхаиру преимуществ во внутриполитической борьбе. Коль скоро Средний и Старший жуз признают себя русскими подданными, Абулхаир не сможет использовать против них русские войска. Обезопасив таким образом себя, ханы двух жузов продолжили войну с Жонгарией.

Необходимо отметить, что казахские ханы и султаны не придавали серьезного значения этому дипломатическому акту. Они рассчитывали, что такой ход действий даст им возможность обезопасить северные границы, получить военную помощь (особенно огнестрельное оружие) в войне против жонгар. И самое главное, они остро нуждались в мирных торговых и дипломатических отношениях со своим грозным северо-западным соседом. Однако данный дипломатический акт послужил юридическим основанием для проведения в Казахстане колониальных мероприятий.

Свои обязательства перед казахскими ханами царское правительство не выполнило. Казахи не получили военной помощи против жонгар. Город Оренбург, построенный по просьбе хана Абулхаира, стал опорой царской администрации в процессе колонизации казахских степей. Северо-западные границы Казахстана стали еще более беспокойными. Казачьи атаманы, считая эти земли собственностью России, стали строить крепости и другие военные сооружения, не вникая в интересы коренного населения.

Таким образом, принятие протектората северо-западной частью Казахстана принесло казахам колониальный гнет. С этим процессом связано нарушение традиционной хозяйственной системы, которое серьезно подрывало производительные силы. В результате колонизаторских действий России начинается обнищание рядовых казахских общинников. Военная угроза со стороны Жонгарии не была ликвидирована. В 1741 г. жонгарские отряды вновь напали на казахские земли. Борьба султанских группировок продолжалась. В 1748 г. Абулхаир был убит султаном Бараком, недовольным его прорусской политикой. Его сын и преемник Нуралы хан (1748-1786) пытался повлиять на Средний жуз, а также на Хиву, но не имела успеха. Казахи, отказавшиеся признать русский протекторат, избрали ханом в Младшем жузе Батыра (1748-1785).

Заключение:

Колониальная политика России в Западном и Северном Казахстане

Казачьи войска на территории Казахстана. В XVIII в. было создано специальное Оренбургское казачье войско. По своей организации оно было близко к регулярным войскам и несло службу по Верхнеяицкой линии – от Яицкого городка до крепости Верхне-яицкой. Земли Яицкого казачества протянулись вдоль Жаика, на правом берегу которого оно своими силами к 1745 г. выстроило 7 крепостей и 11 форпостов, к 1769 г. по Яицкой линии проживало около 15000 семейств правительственных казаков.

На земле, которая считалась общевойсковой собственностью, казачество занималось земледелием, скотоводством и рыболовством. С 1748 г. по указу правительства казаки начали в летний период заготавливать сено и строить хутора, недалеко от укреплений.
С этого момента между Яицким и Илецким городками на небольших речках, впадающих в Жаик, появляются многочисленные хутора.

Постройка хуторов в междуречье Жаика и Едиля, а также по правобережью Жаика, привела к дальнейшему земельному ограничению для казахов, которым не разрешалось кочевать в районах казачьих хозяйственных построек.

Если вдоль Жаика находились владения Яицкого и Оренбургского казачества и калмыков, то вдоль побережья Каспийского моря земли также были недоступны для казахов. Здесь находились дачи помещиков Безбородко и Юсуповых. На протяжении 305 верст, то есть почти по всему берегу Каспийского моря от устья Едиля до устья Жаика лежала полоса помещичьей земли. Дачи обоих помещиков фактически пустовали и не были заселены, были отданы на откуп купцами, которые устраивали на побережье рыбопромышленные ватаги. Приказчики помещиков пускали на эти земли казахов за большую плату.

В 1752 г. была построена линия военных укреплений из 10 крепостей и 53 редутов, соединивших Уйскую линию, с Иртышской. Эта линия соединила Омскую крепость с Зверино-головской (Баглан) и была названа Ново-Ишимской. В результате русская граница была выдвинута на 50-200 верст в земли Среднего жуза. Это нарушало сложившуюся систему перекочевок, лишало казахское население пастбищ на правобережье Ертиса.
Постройка военных линий дала возможность царскому правительству принять в 50-х годах XV111 в. первые юридические акты, узаконившие земельные ограничения для казахов Среднего жуза. В марте 1755 г. коллегия иностранных дел запретила переход на Ертис. С 1764 г. казахам разрешалось кочевать не ближе 10 верст от Ертиса и 30 верст в районе крепостей и форпостов.
Таким образом, казахи теряли лучшие пастбища, этим и объясняется стремление казахского населения к уничтожению казачьих хуторов.

Борьба казахов с колониальным гнетом. Особенно обострились отношения казахов с Яицким и Оренбургским казачеством с 1756 г. когда населению Младшего жуза было запрещено перегонять скот на зимние пастбища по правобережью Жаика. В этих условиях царское правительство для усмирения казахов организовало так называемые «воинские поиски», т.е. небольшие карательные экспедиции в казахскую степь. При этом казакам разрешалось брать заложников, захватывать скот и имущество.

Указ правительства о «воинских поисках» привел к тому, что яицкое и оренбургское казачество в ответ на набеги казахов, а часто и без причины, нападало и разоряло казахские аулы. Кроме того, часто аулы, участвовавшие в столкновениях с казачеством, кочевали в отдаленных местах, а репрессиям подвергались мирные аулы близ линии.

С выгодой для себя казаки пытались использовать и Указ от 19 ноября 1742 г. запрещавший казахскому населению перегонять скот через Жаик. За перегон казаки требовали большое количество скота. Царская администрация знала, что казаки нарушают инструкцию о ненападении на мирные аулы, но ограничение карательных экспедиций считала несвоевременным.
В 1755 г. в ответ на притеснения казачества казахское население участило свои нападения на крепости и форпосты. Оренбургская администрация вынуждена была признать, что подобные столкновения происходили по вине казаков. Столкновения казахов с линейными казаками участились настолько, что коллегия иностранных дел 11 апреля 1755 г. разрешила последним поступать с казахами как с врагами.

В крепостях круглосуточно дежурили часовые, а в прилегающей степи – специальные пикеты. Казакам разрешалось покидать крепость только с достаточным конвоем, а скот в летнее время находился вне крепости под прикрытием больших отрядов. На степных возвышенностях по линии устанавливались караульные вышки и маяки с дозором.

До 1770 г. сложными были взаимоотношения казахов с калмыками, кочевавшими между Жаиком и Едилем. С целью разжигания национальной розни царское правительство 28 сентября 1743 г. разрешило калмыкам совершать в казахскую степь «воинские поиски», выделив им при этом в помощь 2 тысячи казаков. Калмыки переходили через Жаик, захватывали и угоняли большое количество скота.

Отношения казахов с калмыками разрешились к 1771 г. когда значительная часть последних во главе с наместником Убаши из-за тяжелого гнета царизма откочевала на территории Жонгарии. Хотя пастбища, ранее занимаемые калмыками, оказались свободными, царское правительство по-прежнему отказывалось разрешить казахам свободно пользоваться этими землями.

Существовали запретные земли и в районе Илека. Здесь начались волнения в связи с постройкой Илецкой защиты. Казахи опасались, что с постройкой крепости они потеряют земли по побережью реки Илек. Кроме того, казахи были недовольны и потерей доступа к добываемой в районе Илецкой защиты соли. Поэтому они неоднократно обращались к Оренбургскому губернатору с просьбой разрешить свободно кочевать по Илеку и не начинать строительство крепости.

В противном случае они угрожали разрушить крепость.

Казахи, начиная с 50-х годов XVIII в. помимо мирных переговоров с царским правительством о расширении района кочевок, прибегают к немирным формам протеста: самовольным перегонам скота на запрещенные территории и вооруженным нападениям на военные укрепления.

Как одну из форм протеста казахского народа против колониальных действий России можно рассматривать попытки смены подданства с откочевкой в соседние страны. Так, в связи с ликвидацией Жонгарского государства, у границы Китая появились свободные земли. В 1759 г. хан Нуралы заявил представителям Русской администрации, что казахи собираются откочевать к казахско-китайской границе. Вторым и менее реальным намерением казахов была попытка откочевать на земли Турции.

Таким образом, можно утверждать, что русская колониальная администрация начинает в XVIII в. активное проникновение в казахские степи, вводя при этом массу ограничений, подрывавших экономические основы казахского общества. Все это послужило поводом широкого антиколониального движения казахов, принявшего в 70-х годах XVIII в. организованные формы.

При этом борьба шла не только с русскими войсками, но и с частью казахской верхушки, преданно служившей царизму.