Реферат на тему: Понятие налогового законодательства

0
4

ПЛАН

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………..3

Глава 1. Понятие НАЛОГОВОго ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВа………………..4

ГЛАВА 2. Налоговое законодательство – совокупность правовых нормативных актов…………………………………………..6

ГЛАВА 3. Налоговое законодательство РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН……………………………………………………………………….11

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………..14

Список использованной литературы………………………………..15

ВВЕДЕНИЕ

Формированию средств государственного бюджета в бюджетном праве  посвящен специальный институт его Особенной части – правовое регулирование доходов государственного бюджета. Налоги составляют существенную часть этих доходов, и поэтому есть полное  основание считать налоговое право основным  субинститутом Особенной части бюджетного права- правового регулирования доходов государственного бюджета.

Налоговое право – это совокупность финансово- правовых норм. Которые регулируют правоотношения между государством и налогоплательщиком по поводу формирования доходов государственного бюджета посредством односторонне – властного установления и взимания государственных налогов.

Предметом регулирования налогового права  являются общественные отношения Налоговые правоотношения являются разновидностью финансовых отношений и в следствии этого обладают всей совокупностью  признаков, присущих  финансовым правоотношениям. При регулировании налоговых отношений имеет смысл говорить о финансово- правовом методе, который означает, что возникновение, изменение и прекращение налоговых правоотношений может осуществляться только на основе содержащихся в финансово – правовых нормах властных предписаний государства.

Все нормы права, регулирующие  налоговые  отношения целесообразно разделить на   Общую и Особенную часть. Общая часть налогового права объединяет в себе такие правовые  институты, как налоговое устройство, налоговое планирование, налоговое управление и налоговый контроль.  Данные группы правовых норм отображают  то общее, что  присуще всем налогам при установлении и взимании. Особенная часть  налогового права  должна включать в себя правовые институты, которые объединяют финансово- правовые нормы, отражающие особенности взимания отдельных видов налогов: общегосударственных, местных и специальных налогов и платежей в специальные бюджетные  фонды.

Глава 1. Понятие НАЛОГОВОго ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВа

Формой существования налогового права выступает налого­вое законодательство, а точнее та его часть, которая носит нор­мативно-правовой характер.

Существует доктринальное (научное) и легитимное (офици­альное) определение налогового законодательства.

Легитимное толкование дается тем органом, на который воз­ложена обязанность толковать правовые акты и является обяза­тельным для правоприменителей.

Доктринальное толкование исходит от ученых, ведущих ис­следовательскую работу в этом направлении.

Ниже пойдет речь о доктринальном толковании понятия «на­логовое законодательство».

Давая толкование этому понятию, весьма интересную идею высказал С. Г. Пепеляев. Он отмечает, что традиционно в совет­ской теории государства и права понятием «законодательство» охватывались акты государственных органов различных уров­ней, в том числе органов исполнительной власти, имеющие нор­мативный характер. Однако принципиальная концепция, лежа­щая в основе формирования налогового законодательства — это создание законов о налогах прямого действия, исключающих издание конкретизирующих и развивающих их подзаконных актов. Именно законодательная основа налогов, исключающая возможность неоднозначного толкования тех или иных поло­жений, создает необходимые условия для подлинной защиты прав налогоплательщиков. Поэтому понятием «налоговое за­конодательство» должны охватываться только законы, а также решения местных органов власти, которые изданы на основе Конституции[1].

На наш взгляд, это было бы идеальным решением вопроса, однако существуют иные как теоретические, так и практичес­кие его варианты.

Так, Е. Порохов определяет налоговое законодательство как совокупность нормативно-правовых актов, объединяющих фи­нансово-правовые нормы, регулирующие налоговые правоотно­шения[2].

Данное определение является вполне приемлемым с точки зрения общепринятых теоретических постулатов, но возраже­ние вызывает обозначенный в нем объект правового регулирования – налоговые правоотношения. Дело в том, что согласно традиционным воззрениям, для пересмотра которых пока не усматривается никаких оснований, объектом правового регули­рования выступает не правовое, а общественное отношение, которое превращается в правоотношение под влиянием регули­рующего воздействия правовой нормы. В связи с этим необхо­димо различать налоговое отношение, как разновидность обще­ственного (точнее говоря, экономического) отношения, и на­логовое правоотношение, как разновидность юридического (точ­нее говоря, финансово-правового) отношения. Первое отноше­ние выступает объектом правового регулирования, второе — является его продуктом. Попутно отметим, что налоговые от­ношения (как разновидность экономических отношений) мо­гут существовать только в форме налогового правоотношения, что отличает их от некоторых других видов общественных отно­шений (в том числе и экономических), которые могут сущест­вовать вне всякого правового регулирования. Поэтому в конеч­ном счете соотношение налогового отношения с налоговым правоотношением – это соотношение экономического содер­жания с юридической формой единого и нерасчлененного об­щественного отношения.

На основании сказанного представляется возможным дать следующее определение.

ГЛАВА 2. Налоговое законодательство – совокупность правовых нормативных актов.

Налоговый Кодекс предусматривает, что налоговое законодатель­ство Республики Казахстан состоит из настоящего Кодекса, актов Президента Республики Казахстан и Правительства Республи­ки Казахстан, а также актов Налогового комитета.

При этом Кодекс особо подчеркивает, что законодательные и иные акты, противоречащие положениям этого Кодекса, не имеют юридической силы. Запрещается включение в неналоговое за­конодательство вопросов, связанных в налогообложением (пункты 1 и 2 статьи 1).

Следовательно, Кодекс о налогах играет роль кодифицирован­ного правового акта в сфере налогообложения. Эта роль опре­деляется как минимум двумя обстоятельствами. Во-первых, на­личием юридического предписания, согласно которому установ­ление налогов является исключительной прерогативой данного Кодекса. Во-вторых, его верховенством в части налогообложения по отношению ко всем другим правовым актам, даже к тем, которые расположены на одном с ним уровне юридической ие­рархии.

С точки зрения технологии организации правовой системы государства такой подход обладает бесспорным преимуществом, поскольку консолидация нормативного материала, произведен­ная по предмету правового регулирования, позволяет не только систематизировать законодательство с устранением взаимных противоречий, но и значительно упрощает пользование им в силу его кодифицированности. Достаточно сказать, что до принятия Указа о налогах действовало 77 законодательных актов, посвя­щенных вопросам налогообложения, причем 37 из них по свое­му основному содержанию вовсе не относились к налоговым законам (налоговые вопросы в них затрагивались попутно и мимоходом).

Такое решение принято главным образом в целях пересече­ния практики установления налоговых льгот и других послаб­лений через законы ведомственной направленности, проекты которых сами же ведомства и готовили. Они же активно лобби­ровали их принятие в Парламенте, чему ни Министерство фи­нансов, ни тем более Налоговый комитет не могли противосто­ять. В результате налоговое законодательство «растаскивалось» по различным актам, что естественно создавало трудности в ра­боте с ним, единая налоговая политика размазывалась, сущест­вовали многочисленные и ничем не оправданные налоговые льготы, между различными правовыми актами возникали про­тиворечия, трудно разрешимые в практической деятельности налоговых органов.

В связи с изложенным нельзя, на наш взгляд, не согласиться с мнением Б. Аймакова, который пишет, что «систематизация порядка налогообложения, стабильность существующих нало­гов и наличие единого закона, регулирующего налоговые пра­воотношения в государстве, дают возможность налогоплатель­щику знать, сколько и когда он должен платить в бюджет госу­дарства»[3].

Характеризуя принятие данного Кодекса, можно отметить сле­дующее.

Во-первых, налоговое законодательство структурировано в самостоятельную отрасль законодательства (что, заметим попут­но, усиливает теоретические аргументы в пользу признания на­логового права в качестве самостоятельного правового образования).

Во-вторых, налоговое законодательство консолидировано в виде единого законодательного акта, приближающегося по своей юридической форме к кодексу[4].

В-третьих, в вопросах налогообложения установлен приори­тет Кодекса по отношению ко всем другим законодательным ак­там — помимо названного выше положения, согласно которому акты, противоречащие Кодексу, не имеют юридической силы (т.е. являются недействительными с момента своего принятия и не порождают никаких прав и обязанностей). Кодекс содержит еще одно весьма важное законодательное установление — освобож­дение от какого-либо налога или уменьшение налоговой став­ки, предусмотренной данным Кодексом, может производиться в порядке внесения изменений и дополнений в Кодекс. Запрещает­ся предоставление налоговых льгот другими актами, в том чис­ле льгот, носящих индивидуальный характер.

В заключение следует отметить, что с точки зрения юриди­ческой техники систематизации законодательства в целом, вы­деление налогового законодательства в отдельную и самостоя­тельную отрасль произведено довольно удачно. Решена пробле­ма и консолидации самого налогового законодательства в виде единого правового акта кодифицированного типа. Все это хо­рошо. Чего, к сожалению, не скажешь о содержании самого Кодекса.

Во-первых, он ориентирован на фискальные интересы госу­дарства и на ведомственные интересы Налогового комитета Рес­публики Казахстан — Кодекс закрепил утяжеленную налоговую систему, входящую в противоречие с общеэкономическими ин­тересами общества, одновременно закрепив необыкновенно широкие односторонне-властные полномочия налоговой служ­бы, что дает основу для ее административного произвола.

Во-вторых, крайне некачественно составлен текст Кодекса (осо­бенно его раздел, связанный с подоходным налогом). Язык из­ложения утяжелен и маловнятен, насыщен терминологией, рез­ко отличающейся от общепринятой. Все это делает Кодекс непо­нятным даже для специалистов. А что можно сказать про рядо­вых налогоплательщиков, которым, собственно, он и адресован?! Произошло это главным образом в результате некритического (а точнее, механического) воспринятая рекомендаций зарубеж­ных специалистов, участвовавших в разработке проекта Кодекса, вследствие чего в его текст оказались заложенными формули­ровки с чуждой нам терминологией, а сам способ изложения правовых норм оказался сориентированным на чуждую нам анг­ло-американскую систему прецедентного права (наше право от­носится к системе так называемого континентального права, принципиально отличающегося от системы прецедентного). Поэтому и с точки зрения юридической техники данный Кодекс следует рассматривать как явно неудачный правовой акт.

Кодексом установлено, что если международным договором, участником которого является Республика Казахстан, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в налоговом законодательстве Республики Казахстан, применяются правила указанного договора. Международные договоры, участником которых является Республика Казахстан, к налоговым отноше­ниям применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения тре­буется создание внутриреспубликанского акта.

Положение о приоритете международных договоров над внутренним законодательством в достаточной степени традици­онно и вытекает из статьи 4 Конституции.

Возвращаясь к установленным данным Кодексом нормативным правовым актам, охватываемых категорией «налоговое законо­дательство», следует, во-первых, отметить, что он не включает в состав этого законодательства акты Парламента. Между тем эти акты, охватываемые согласно статье 62 Конституции понятием «законодательные акты», конечно же, входят в состав законода­тельства вообще и в состав налогового законодательства в част­ности. Понятно, что в момент разработки Кодекса, когда не суще­ствовало Парламента и шла разработка проекта новой Консти­туции Республики Казахстан (принятой в августе 1995 года, т.е. уже после издания Кодекса), разработчики не могли предвидеть, что будет охвачено понятием «законодательство». Однако уже после издания Кодекса в него на сегодняшний момент десять раз вносились всякого рода изменения и дополнения (в том числе и в форме законов, принятых Парламентом). Поэтому возмож­ностей устранить данное упущение было более чем достаточно.

Во-вторых, значительные сомнения возникают по поводу включения в состав налогового законодательства актов Нало­гового комитета. То, что эти акты являются правовыми и могут быть нормативными, и то, что они содержат нормы права, отно­сящиеся к сфере налогового права, — сомнения не вызывает. Но относятся ли эти акты, являющиеся ведомственными нор­мативными актами, к сфере законодательства — это спорно. Для сравнения отметим, что, например, гражданское законодатель­ство включает в себя законы Республики Казахстан и постанов­ления Парламента (законодательные акты), Кодексы и постанов­ления Президента Республики Казахстан, а также Правительст­ва (статья 3 ГК). Как мы видим, акты министерств и ведомств категорией «законодательство» не охватываются. Более того, в последнее время раздаются голоса о правомерности включения в эту категорию даже таких актов, как постановления Прави­тельства, т.к. они, во-первых, относятся к разряду подзаконных актов, во-вторых, термин «законодательство» является произ­водным от слова «закон».

Но дело даже не в том, в каком классификационном ряду должны находиться акты Налогового комитета (хотя и это важно, поскольку место акта в иерархии правовых актов определя­ет его значимость по отношению к другим актам). Дело в том, какой юридической силой обладают эти акты и какую роль они выполняют в регулировании налоговых отношений.

В старом Законе от 25 декабря 1991 г. «О налоговой системе Республики Казахстан» на этот счет имелась вполне конкрет­ная и ясная статья 22, которая гласила:

«Инструкции по применению законов Республики Казахстан по налогам и другим обязательным платежам в бюджет издают­ся Главной государственной налоговой инспекцией Республики Казахстан.

Инструкции, издаваемые Главной государственной налого­вой инспекцией, не могут ограничительно либо расширительно толковать законы Республики Казахстан или им противоречить».

Из этого следовало, что указанные инструкции могли быть либо актами реализации нормативных актов Парламента (т.е. актами, в которых содержится предписание, как следует приме­нять тот или иной налоговый закон), либо актами интерпрета­ционного характера (т.е. актами, в которых дается разъяснение смысла тех или иных норм права, которые содержит налоговый закон). В любом случае инструкции не могли содержать норм права, порождающих, изменяющих и прекращающих налоговые отношения.

В принятом Налоговом Кодексе, кроме утверждения, что акты Налогового комитета являются элементом налогового законо­дательства, никакой иной их правовой характеристики не дает­ся. Правда, в статье 171 упоминается о неких актах «по примене­нию настоящего Кодекса», которые разрабатываются и утвержда­ются Налоговым комитетом. Однако из этого вовсе не следует (по крайней мере по законам грамматики), что акты Налогового комитета это и есть акты по применению налогового закона.

Нигде ничего не сказано и по поводу правовой формы актов Налогового комитета (т.е. чем они должны быть: постановле­ниями, приказами, инструкциями, положениями и т.п.).

Как это ни странно, но в действующем на сегодня Положе­нии о Налоговом комитете Республики Казахстан, утвержден­ном постановлением Правительства Республики Казахстан от 8 июля 1997 г., об актах Комитета не сказано ни слова, хотя имен­но оно должно было разрешить все эти вопросы.

Вопрос о том, являются ли акты Комитета актами законода­тельства — далеко не праздный вопрос, ибо он определяет юри­дическую силу акта. Например, когда в Законе от 4 июля 1992 г. «О защите и поддержке частного предпринимательства», напи­санного как акт гражданско-правового характера, установлено, что «за выдачу лицензии взимается сбор, размер которого уста­навливается налоговым законодательством», то под последним имеются в виду акты Парламента, Президента Республики и Правительства. Но когда в Указе Президента Республики Казах­стан, имеющем силу Закона, от 17 апреля 1995 г. «О лицензиро­вании» говорится, что «размер лицензионного сбора и платы за патент определяются налоговым законодательством», то уже имеются в виду не только акты Парламента, Президента и Пра­вительства, но и акты Налогового комитета, чем налоговые ор­ганы и воспользовались, установив размер платы за патент, рас­сматривая эту плату как способ уплаты подоходного налога. То есть указанные органы по существу получили право устанавли­вать ставки подоходного налога, применительно к такому спо­собу его уплаты, как выкуп патента. В результате патент вместо инструмента, призванного способствовать развитию индивиду­ального предпринимательства, превратился в инструмент сбора налога. А поскольку размер платы за патент стали устанавли­вать налоговые органы, т.е. органы, основной задачей которых является сбор налогов, а вовсе не развитие предпринимательст­ва, то размеры этой платы оказались завышенными (а другого и нельзя было ожидать от органа, движимого чисто фискальными усмотрениями). В итоге патент превратился в тормоз развитию предпринимательства. И все это результат необоснованного рас­ширения круга нормативных актов, охватываемых понятием «налоговое законодательство», и превращения на этой основе актов Налогового комитета из актов применения закона, уста­новившего налог, в нормотворческие акты, непосредственно регулирующие эти налоги.

Список подобного нормотворчества, осуществляемого На­логовым комитетом, можно продолжить. Так, приказом предсе­дателя ГНК от 28 января 1997 г., утвердившего изменения и до­полнения в Инструкцию № 40 «О порядке исчисления и уплаты подоходного налога с физических лиц», установлен порядок представления налогоплательщиками предварительных расчетов по финансовому результату (а заодно — и ответственность за нарушение этого порядка), который не только не соответствует Кодексу о налогах, но и прямо противоречит ему.

Совершенно очевидно, что органу, в чьей деятельности пре­обладают фискальные интересы, объективно противопоказано нормотворчество в области регулирования налоговых отноше­ний (в первую очередь решение таких вопросов, как установле­ние порядка уплаты налогов, размеров налогообложения, ответ­ственности за нарушение налогового законодательства, льготирование). Ибо такое налоговое нормотворчество может быть и принесет небольшую выгоду для бюджета, но обязательно обер­нется большим вредом для экономики. И совершенно неслу­чайно, что во всем мире налоги устанавливают парламенты, а не налоговые ведомства.

ГЛАВА 3. Налоговое законодательство РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

На основании изложенного считаем необходимым вернуть­ся к тому правовому статусу актов Налогового комитета, кото­рый им был в свое время установлен Законом от 25 декабря 1991 года «О налоговой системе Республики Казахстан», т.е. обозна­чить их в качестве актов применения норм налогового права, одновременно исключив их из состава налогового законодатель­ства.

В связи с этим представляется правильным высказанное в юридической литературе мнение, согласно которому «ведомст­венные инструкции не могут устанавливать или изменять нало­говые обязательства налогоплательщиков, их назначение – рег­ламентировать наиболее совершенные и в меру разумной необ­ходимости единообразные способы практической деятельности органов управления, связанной с правильным и своевременным взиманием налогов». Между тем «на практике инструкциями нередко искажается содержание законов, бюрократизируется система отношений, ущемляются права и законные интересы налогоплательщиков»‘.

Заодно следует прекратить практику, когда разработка про­екта налогового закона осуществляется налоговым органом, т.к. в этом всегда проявляется стремление «тянуть одеяло на себя», что мы и наблюдаем на примере Налогового Кодекса.

В заключение остановимся на вопросе, каким образом про­исходит юридическая констатация факта незаконности установ­ления налога.

Незаконность установления налога является следствием признания незаконным того правового акта, который лежит в основе этого налога.

Следовательно, механизм признания налога незаконным сво­дится к механизму признания недействительным налогового закона.

С точки зрения условий признания правового акта недейст­вительным, такие акты подразделяются на ничтожные и оспори­мые. Юридическая дефектность ничтожного акта настолько очевидна, что признание его недействительным осуществляет­ся на уровне правосознания самого исполнителя, т.е. такой акт не порождает для него никаких обязанностей без какого-либо официального признания акта незаконным.

Недействительность оспоримого правового акта должна быть подтверждена в официальном порядке.

Недействительность налоговых законов осуществляется пу­тем их оспаривания в судебном порядке. Основой такого меха­низма выступает статья 13 Конституции, согласно которой «каж­дый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод».

Для защиты интересов граждан против неправомерных на­логовых установлений определенное значение имеет статья 78 Конституции, предусматривающая, что суды не вправе приме­нять законы и иные нормативные правовые акты, ущемляющие закрепленные Конституцией права и свободы человека и граж­данина, выявив такой факт, суд обязан приостановить произ­водство по делу и обратиться в Конституционный Совет с пред­ставлением о признании этого акта неконституционным.

Законы и иные нормативные правовые акты, признанные Конституционным Советом ущемляющими закрепленные Кон­ституцией права и свободы человека и гражданина (к чему, без­условно, относится возложение на граждан незаконно установ­ленных налоговых обязанностей), отменяются и не подлежат применению (пункт 2 статьи 74).

Признание налогового закона недействительным не только освобождает гражданина от обязанности по уплате налога, но и от любой ответственности, связанной с неуплатой такого нало­га, включая уклонение от его уплаты.

В заключение остановимся на интересной попытке класси­фикации законодательных актов, лежащих в основе налогового законодательства, которую предпринял Н. П. Кучерявенко.

По его мнению, эти акты составляют определенную систе­му, которая включает:

1) общие нефинансовые законы – конституционные или за­коны, относящиеся к иным отраслям права. Наиболее принци­пиальные моменты, касающиеся основ налогообложения, за­крепляются на конституционном уровне (полномочия органов государственной власти и управления, общие принципы нало­гообложения и т.д.);

2) общие финансовые законы — в основном их представляют бюджетные законодательные акты. Причем, это как фундамен­тальные бюджетные законы, устанавливающие основы бюджет­ной системы, место налоговых поступлений в доход государст­ва, так и текущие бюджетные законы, утверждающие финансо­вый план на каждый год, которые также могут содержать в себе решение тех или иных налоговых вопросов;

3) общие налоговые законы — законодательные акты, содер­жащие положения, регулирующие налоговую систему в целом, ее основы, главные характеристики налоговых рычагов;

4) специальные налоговые законы — нормативные акты, регу­лирующие отдельные группы или виды налогов[5].

Данная система вполне пригодна как для теоретического, так и для практического применения, однако нуждается, на наш взгляд, в некотором уточнении (а точнее, комментировании). Во-первых, применяемые в классификации названия «финансовый закон» и «налоговый закон» несут в себе элемент условности, поскольку «налоговый» – это всегда «финансовый»: налоговое право (по крайней мере с точки зрения существующих представ­лений о системе права) является частью (разделом или институ­том) финансового права, а налоговые правоотношения являют­ся разновидностью финансовых. Иначе говоря, соотношение по­нятий «финансовый» и «налоговый» есть соотношение общего и частного, а в основу классификации должен быть положен единый системообразующий критерий.

Во-вторых, источником налогового права выступают не толь­ко законы как таковые, но и иные правовые акты (указы Прези­дента, постановления Правительства, инструкции финансовых (налоговых) органов и т. д.). То есть налоговое законодательст­во состоит не только из законов, но и включает в себя целый ряд актов иной правовой формы. Поэтому было бы желательно дать классификацию не только налоговых законов, но и в целом на­логовых правовых актов.

В-третьих, предложенная система несет на себе отпечаток специфики национального строения налогового законодатель­ства. Поэтому, транслируя ее на условия Казахстана, следует иметь в виду высокий уровень кодифицированное™ его нало­гового законодательства в Налоговом Кодексе, в рамках которого сделана попытка сконцентрировать решение налоговых вопро­сов (по крайней мере на уровне законов). В частности, данный Кодекс содержит запрет на включение в неналоговое законодатель­ство вопросов, связанных с налогообложением. В принципе это исключает наличие в системе законодательных актов, форми­рующих налоговое законодательство, законов, которые Н. П. Кучерявенко именует как «общие нефинансовые законы», да и, пожалуй, «общих финансовых законов». То есть все нало­говое законодательство Республики Казахстан должно состо­ять из строго налоговых правовых актов и не может быть ни одно­го налогового закона, кроме Налогового Кодекса. Однако справед­ливости ради надо отметить, что на практике реализовать этот принцип с железной последовательностью не удалось.

Эксклюзивный характер Налогового Кодекса исключает также деление налоговых законов, как это вытекает из рассматривае­мой системы, на общие и специальные  –  налоговый Кодекс должен быть единым и единственным налоговым законом. Справедли­вости ради приходится отметить, что и этот принцип не соблю­дается. Правда, нарушается он не явно, со всякими конспира­тивными ухищрениями. Речь идет о Законе о Дорожном фонде, где налоги, являющиеся доходным источником данного фонда, именуются чем угодно, только не налогами. Таким образом дан­ный Закон по существу выступает в роли специального нало­гового закона.

Заключение

Налоговое законодательство Республики Казахстан представляет собой совокупность нормативно- правовых актов, которые  объединяют  в себе  финансово- правовые нормы, регулирующие налоговые правонарушения.  Сегодня законодательство, регулирующее налоговые правонарушения достигло такого развития, которое позволяет говорить о наличии в системе законодательства Республики Казахстан отдельно и относительно самостоятельной отрасли права – налогового законодательства. Налоговое законодательство Республики Казахстан состоит из Кодекса Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» (с изменениями, внесенными Законами РК от 21.03.02 г. N 310-II; от 21.03.02 г. N 312-II) который устанавливает обязательные платежи налогового характера, уклонение от которых преследуется законом. В качестве государственного органа, уполномоченного от имени государства осуществлять взимания налогов, образованна налоговая служба.

Налоговое обязательство возникает по инициативе только одной стороны- государства, и для этого не требуется какого- либо согласия другой стороны- субъекта налога, поэтому налоговое обязательство носит характер одностороннего государственного и в ряде случаев санкционированного народом установления.

Список использованной литературы

1             Конституция Республики Казахстан

2             Кодекс Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» (с изменениями, внесенными Законами РК от 21.03.02 г. N 310-II; от 21.03.02 г. N 312-II)

3             В.П. Пепеляев. Основы налогового права.

4             Бабкина С. Новая налоговая политика // Финансы Казахстана – 1995- 6.

5        Булгакбаев Б. Налоги, которые мы выбираем и от которых бежим: [Налоговая система в Казахстане] //Юридическая газета – 1996 г. – 17 июля.

6             Есенбаев М. Залог благополучия страны: (Налоги: территория и практика) //Финансы Казахстана – 1996 – 4.

7        Есенбаев М. На пути к новой налоговой системе: [Беседу с начальником инспекции, первым зам. Министром финансов. [Записала Мустафина С.] // Казахстанская правда – 1996 – 9 июля.

8             … И хочется жить и работать хочется: (Из проекта Концепции налоговой реформы Республики Казахстан) // Экспресс – 1994 – 7 октября.

9        Кадырбеков Б. Грисюк С. Учитывая особенности Республики: (Об основных принципах формирования налоговой системы) // Казахстан: экономика и жизнь – 1995 – №3-4 с 17-21.

10     Каможнова Е. Налоговая система: какой же она должна быть? // Казахстан: Экономика и жизнь – 1995 -№3-4 – стр. 24-26.

11        Энциклопедический юридический словарь

12        Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия

[1] См.: Основы налогового права/Под ред. С. / Пепеляева.  1995. С. 105.

[2] См.: Основы государства и правы Республики Казахстан. Алматы, 1997.

[3] Аймаков Б. Налоговая система в условиях рыночных отношений //Фи­нансы Казахстана. 1996, № 9. С. 48.

[4] Кодекс – законодательный акт, который содержит всю или основную массу норм, регулирующих определенную сферу общественных отношений.

[5] Кучерявенко Н. П. Указ. раб. С. 83-84.

1$, 5$, 10$ ... Тәуелсіз KzNews жобасына қолдау көрсету