Реферат на тему: Политические и правовые учения в Заподной Европе

0
10

Тема: Политические и правовые учения в Заподной Европе

СОДЕРЖАНИЕ

введение…………………………………………………………………………………….3

  1. Общая характеристика политической и правовой мысли эпохи возраждения. формирование буржуазной политической……………..4

2. Политико правовые учения Никколо Макиавелли

«государь»………………………………………………………………………………….7

  1. Общие закономерности и возникновение

государства……………………………………………………………………………….9

  1. Политико-правовая идеология утопического

социолизма………………………………………………………………………………12

заключение………………………………………………………………………………15

Список использованной литературы…………………………………………16

ВВЕДЕНИЕ

(Взгляды Никколы Макиавелли)

Никколо Макиавелли (1469-1526) – один из выдающихся итальянских философов. Он родился во Флоренции во второй половине 15 века – во времена позднего возрождения. В нём удивительным образом сочетались политик и писатель, человек действия и мыслитель, практик и теоретик. Себя он не без гордости считал одним из одарённых политической мудростью. Он пишет: «Волею судеб я ничего не смыслю ни в производстве шерсти, ни в доходах, ни в убытках, и поэтому должен либо молчать, либо рассуждать о государстве».  Философию сам Макиавелли не любил и относился к ней с предубеждением. Объяснить это можно тем, что он отождествлял философию со средневековой схоластикой, а отвлечённое мудрствование, созерцательность вредны для государства, думал он. Они порождают бездеятельность и «опасные соблазны». Если бы кому-нибудь пришла мысль составить список итальянских философов, Макиавелли не претендовал бы на место в нём. Но всё же он предложил собственную философию истории, вернее политической истории, отказавшись при этом от теологического провиденционализма. Итальянский философ осознавал положение, в котором оказалась его страна. В ситуации, когда Италия была политически бессильной, разрозненной и потерявшей самостоятельность, а средневековое религиозное сознание находилось в кризисе основным приоритетом становилась романтизация жизненной мощи, способной собрать воедино этот «распадающийся мир». Тип сильной личности, самоутверждающейся за счёт других, более слабых людей, воплощается для Макиавелли в фигуре идеального правителя. Таковым для него является человек хладнокровно-расчётливый, целееустремлённый, жестокий, с несгибаемой волей, наделённый талантом, умом, хитростью и даже коварством.

Великий флорентиец, как его иногда называют, собрал весь свой опыт касательно тех качеств, какими должен обладать правитель, средств и методов, к которым он должен прибегать в своём произведении «Государь». Главным образом я буду опираться на него. Никколо Макиавелли пишет  своего «Государя» не для народных масс. В одном из писем своему другу он говорит, что с помощью этой книги, свидетельствующей о его политическом опыте, он хочет поступить на службу к новым правителям Флоренции и поэтому хочет преподнести её дому Медичи. Конечно же, Макиавелли мечтал, чтобы Италия была единым и сильным государством. Макиавелли надеялся на то,  что эта книга  послужит своего рода руководством к действиям по её объединению. Но, существует мнение, что Медичи её даже не прочитал.

  1. Общая характеристика политической и правовой мысли эпохи возраждения. формирование буржуазной

политической

Государство, политика, право и законодательство, являются, как  известно, объектами исследования различных гуманитарных наук  юриспруденции, социологии,  политологии и т.д. Политические и правовые учения появились лишь в ходе довольно долгого существования  раннее классового общества и государства. Теория государства и права, как и  всякая наука, имеет свою историю возникновения, становления и развития. Без изучения теории государства и права невозможно анализировать современные политические процессы и явления. Наука о государстве  зародилась в странах Древнего востока, но наивысшего расцвета в Древнем мире она достигла в Древней Греции и Риме. Выдающийся мыслитель античности Платон / 427 –397 г.г. до н.э. /написал произведение «государство», «законы». Предшественники Платона софисты  / Протогор,  Протик и др./ утверждали, что политика и государство это чисто человеческое дело. «Человек – есть мера всех вещей», а потому справедливость не является каким-то природным или божественным установлением. Любой закон есть продукт соглашения между людьми, противоречивое и не изменчивое  творение человеческого разума. Платон находил подобные учения неверными, что они, по его мнению призывали к неповиновению законам. Не смотря на достигнутые договорённости, люди могут нарушать условия договора и тем самым нарушать установленный порядок в обществе. Согласно Платону, «естественным» путём возникают возникают лишь «порочные формы государства». К таким порочным формам он относит демократию, аллигархию и тиранию. Тимократия – это власть честолюбцев. Честолюбие влечёт за собой страсть к обогащению. В результате тимократия переходит в олигархию – господство немногих богачей. При этой форме  общественного устройства существует как бы два государства: одно для богатых, другое для бедных. Между ними идёт непрерывная борьба. Эта борьба заканчивается установлением  демократии – власти большинства.

Демократическое государство сверх нормы «пропитано свободой». Чрезмерная свобода для отдельного человека и для государства превращается в рабство. В данных условиях власть захватывает какой – либо сильный род, а самый ловкий и коварный из его среды становится тираном. Так демократия неизбежно превращается в тиранию – наихудшую форму государственного устройства. Но и она не вечна, а постепенно разрушается. Всё повторяется заново. Для того чтобы разорвать этот порочный круг, Платон, предлагает вариант идеального государства – справедливого правления «аристократов духа» – мудрецов. В нём должно быть «красивым всё в целом», сохраняется всеобщность государственного принципа: свобода государства по отношению к индивиду. Основным условием и принципом совершенного государства  Платон выделяет справедливость, состоящую в том, что  каждому гражданину отводится, какое-то  особое занятие и особое положение. Он вводит строгую иерархию сословий: философы  – правители, стражи – воины, ремесленники и крестьяне – занимаются физическим трудом, а также строго контролируемую систему образования и воспитания. У подданных нет ничего своего: ни семьи, ни собственности  – всё общее. Идея Платона о разделении труда, лежащая в основе возникновения государства. Аристотель / 384 – 322 гг. до нашей эры / делает попытку анализа реальных форм государственного устройства посредством изучения фактического материала. Аристотель утверждал, что человек –   «политическое животное и поэтому несёт в себе инстинктивное стремление к совместному жительству», развитие общества идёт от семьи к общине, а от неё к государству – полису. Он связывает функции и предназначение государства с высшей природной целью человеческих существ – общением. Государство, как семья и община, выступает формой общественных связей, к тому же высшей. Поэтому, по мысли Аристотеля, человек есть «животное государственное». Все формы государства Аристотель разделяет на правильные и неправильные. Правильными являются те, где истинная цель состоит в общем благе. К неправильным относятся такие формы, в которых имеются выгоды одних правителей, а не народа. Государственный строй, по Аристотелю, представляет из себя такой порядок, при котором господство принадлежит законно установленной власти. К правильным государствам он относит монархию или царство, аристократию или господство лучших и «политию» или республику. Каждой правильной форме противопоставляется неправильная: тирания, где имеется в виду только польза правителя; олигархия, где правят богатые для собственной выгоды; Демократия, где властвуют бедные, имея в виду только себя. В учении Аристотеля, как и у Платона, имеют место тоталитарные тенденции: человек – часть государства, личные интересы строго подчинены общественному благу. Гражданин – это частица политической общности. Граждан Аристотель называл свободными людьми, но свободу он понимал как противоположность рабству. Граждане занимаются военными, судебными и законодательными делами, а сельское хозяйство и промышленное производство – это удел рабов. Граждане могут иметь частную собственность, но пользоваться ею, по мнению Аристотеля, следует сообща т.к. неравенство становится причиной возмущений и переворотов. Политический идеал Аристотеля – государство, в котором только закон есть сила, а наиболее подходящей в политическом отношении выступает смешанная форма государственного строя, основанная на стремлении объединить интересы бедных и богатых. В Древнем Риме Марк Тулий Цицерон / 106 – 43 гг до н.э. / в работах «О государстве» и «Законы» уделял большое внимание разработкам проблем правового равенства. Согласно Цицерону, государство и право возникают не по произволу, а в соответствии со всеобщим требованием природы, включаемым в том числе, и веления человеческой природы. Государство, по Цицерону, основано на всеобщем равенстве и справедливости, оно также является делом народа и возникает в результате согласия в вопросах права и общности интересов. Причиной образования государств является охрана собственности. В основе права лежит справедливость, первым требованием которой является не навредить другим и не покушаться  на чужую собственность. Цицерон выделяет три формы государства: царская власть, власть оптимистов /аристократии/, народная власть /демократия /. Лучшей формой государства Цицерон считает смешанную форму, важнейшим достоинством которой является прочность государства и правовое равенство его граждан. Важным в учении Цицерона является рассмотрение гражданина как субъекта правового общения. Он также впервые выделяет «право народов», существенным принципом которого является необходимость соблюдения обязательств, налагаемих международными договорами. В средние века учение об общественном устройстве предложил Августин Авелий / 354-430 гг./ и Фома Аквинский / 1224 –1274 гг. /.Епископ Иппонийский Августин выдвинул учение о двух градах: божественном и человеческом. Согласно этому учению все люди принадлежат к одному из этих «градов». Человеческий град – это град проклятых Богом людей, нечестивцев, которые обречены на гибель. Град божий или Божье царство образуют праведники, которые предопределены к спасению. С приходом Христа и созданием христианской церкви «град Божий» реализуется через деятельность церкви. Отсюда проистекает получившая широкое распространение в средневековье идея господство церкви над государством, духовной власти над светской. На ней базируется мысль о вселенских правах папы Римского на власть, его право назначать и смещать государей.

Доминиканский монах Фома Аквинский учил, что повиноваться властям следует лишь в той мере, в какой они благословенны духовной властью. Если же власть просто завоёвана , отобрана у законного правителя, то всякий вправе ей сопротивляться. Точно также можно и должно не повиноваться распоряжениям властей, если они предписывают греховные деяния. Фома Аквинский бал сторонником монархии. Однако он различал два типа монархии: абсолютную и политическую. Политическую монархию он считал предпочтительней, так как в ней монархи руководствуются законом и действуют в его пределах. В эпоху Возрождения в Западной Европе значительную роль в развитии науки о государстве сыграл итальянец Никколо Макиавелли /1469 – 1527 гг/. В работах «Государь» и «Рассуждения па первую декаду Тита Ливия» он рассматривает государство как политическое состояние общества: отношение властвующих и подвластных, наличие соответствующим образом устроенной, организованной политической власти, юстиции, учреждений и законов. При рассмотрении формы государственного устройства он отдаёт предпочтение республике, а не монархии. Единовластие необходимо при создании и реформировании государств, а республиканское правление является лучшим для поддержания государственной власти.  Макиавелли отмечает также большое влияние на государство борьбы противоположных классов: простого народа и элиты, имущих и неимущих. Из соотношения борющихся в обществе сил он выводит и конкретные формы государства. Он предпочитает умеренную республику или смешанную форму государства, в которой сочетается демократический, аристократический  и монархический элементы власти.

  1. Политико правовые учения Никколо Макиавелли

«государь»

Макиавелли впервые в истории вводит понятие государства. Под этим термином он понимал и форму правления и определенную территорию. по форме правления Макиавелли делит на республики,  на государства, управляемые единовластно и на лицензии (наихудший тип). Наилучшая форма правления – республика,  но государству, “где государь правит в окружении слуг, которые милостью и соизволением его поставлены на высшие должности, помогают ему управлять государством” также отданы симпатии автора. Республикам в «Государе» он почти не уделяет внимания. В своём докладе я буду говорить о государствах, управляемых единолично. Макиавелли разбирает, какими способами государи могут управлять государствами и удерживать над ними власть. Государства, управляемые единолично, у него делятся на унаследованные и новые. Наследному государю гораздо легче удержать власть, чем новому, потому как для этого достаточно не преступать обычаев предков и без поспешности приспосабливаться к новым обстоятельствам. «Трудно удержать власть новому государю. И даже наследному государю, присоединившему новое владение…»

И завоёванное и унаследованное владения могут принадлежать либо к одной стране и иметь один язык, либо к разным странам и иметь разные языки. «В первом случае» – говорит Макиавелли – «удержать завоёванное нетрудно, в особенности если новые подданные и раньше не знали свободы.» Для этого достаточно всего лишь «искоренить род прежнего государя, ибо при общности обычаев и сохранении старых порядков ни от чего другого не может произойти беспокойства».  Прежние же законы и подати следует сохранить. Тогда завоёванные земли в «кратчайшие сроки сольются в одно целое с исконным государством завоевателя». Во втором же случае для сохранения власти требуютя и большая удача, и большое искусство. Одно из самых верных средств, по Макиавелли, переселиться туда на жительство, «ибо только живя в стране, можно заметить начинающуюся смуту и своевременно её пресечь». «Иначе узнаешь о ней тогда, когда она зайдёт так далеко, что поздно будет принимать меры». Макиавелли говорит: «Государь едва ли лишится завоёванной страны, если переселится туда на жительство». Ещё один способ – учредить в одном двух местах колонии, связующие новые земли с государством завоевателя. Колонии не требуют больших издержек и разоряют они лишь ту горстку людей, чьи поля и жилища отходят новым поселенцам. «Колонии дёшево обходятся государю и верно ему служат». «Если же вместо колоний разместить в стране войско, то содержание его обойдётся гораздо дороже и поглотит все доходы от нового государства, вследствие чего приобретение обернётся убытком «. Ещё один недостаток в этом – постои войска обременяют всё население , отчего каждый, испытывая тяготы, становится врагом государю.

Макиавелли пишет, что в чужой по обычаям и языку стране завоевателю следует сделаться также главой и защитником  более слабых соседей и постараться ослабить сильных. Кроме того новый государь должен следить за тем, чтобы в страну не проник такой же сильный, как и он, чужеземный правитель. «Таких всегда призывают недовольные внутри страны по избытку честолюбия или из страха». Потому что когда могущественный государь входит в страну, менее сильные государства сразу примыкают к нему. Обычно это происходит из-за зависти к тем, кто превосходит их силой. Сильному государю нет нужды склонять жителей в свою пользу, они сами охотно присоединятся к созданному им государству. Так что если государь обо всём этом не позаботится, он скоро лишится завоёванного.

Макиавелли сравнивает «недуг» в государстве с чахоткой: «если своевременно обнаружить зарождающийся недуг, что дано лишь мудрым правителям, то избавиться от него нетрудно, но если он запущен так, что всякому виден, то никакое снадобье уже не поможет».

Что говорится об удержании государств, живших до завоевания свободно: «Если завоёванное государство с незапамятных времён живёт свободно и имеет свои законы, то есть три способа его удержать. Первый-разрушить; второй-переселиться туда на жительство; третий-предоставить гражданам право жить по своим законам, при этом обложив их данью и вверив правление небольшому числу лиц, которые ручались бы за дружественность города государю». Сам автор отдаёт предпочтение первому способу, потому как: «Кто захватит город, с давних пор пользующийся свободой, и пощадит его, того город не пощадит. Там всегда отыщется повод для мятежа во имя свободы и старых порядков, которых не заставят забыть ни время, ни благодеяния новой власти». Но, пишет Макиавелли, если город или страна привыкли состоять под властью государя, а род его истреблён, то жители города не так-то легко возьмутся за оружие, ибо, с одной стороны, привыкнув повиноваться, с другой- не имея старого государя, они не сумеют ни договориться об избрании нового, ни жить свободно.

Государство, по Макиавелли, можно приобрести собственным оружием или доблестью. В новых же государствах удержать власть бывает легче или труднее в зависимости от того, насколько велика доблесть государя». Может показаться, что если частного человека приводит к власти либо доблесть(virtu), либо милость судьбы (фортуна), то они же в равной мере помогут ему преодолеть многие трудности впоследствии». Однако сам автор отмечает, что тот, кто меньше полагался на милость судьбы, тот дольше продерживался у власти. Тому, кто следует доблести, трудно завоевать власть, но легко её удержать. Основная трудность же заключается в том, что им приходится вводить новые установления и порядки, без чего нельзя основать государство и обеспечить себе безопасность. А ведь замена старых порядков новыми- дело не благодарное: «Кто бы ни выступал с подобным начинанием, его ожидает враждебность тех, кому выгодны старые порядки, и холодность тех, кому выгодны новые».

  1. Общие закономерности и возникновение государства

Понятие государственная общественная организация содержит общие – основные признаки государства. Некоторые из признаков государства составляют относительно неизменные основы государственной организации человеческого общества, а некоторые из признаков, по мере развития общества теряют или изменяют новые структуры и функции. Само понятие – это логически оформленная общественная мысль о классе предметов, явлений. Существует несколько позитивных взглядов на признаки государства: а) социологический; б) марксистский.  Социологическая концепция определения понятия государства выделяют три его признака:  а) совокупность людей – народ;  б) господствующую над ними власть;  в) территорию как предел действия этой власти. Эти признаки, взятые в единстве, образуют понятие о государстве как соединение людей под одной властью в пределах определенной территории. Марксистская концепция рассматривает государство как историческое явление. Предпосылки возникновения государства можно обнаружить уже в первобытном обществе в виде власти верхушки родовой знати, которая выполняла управленческие функции. Эта власть основывалась на  обычаях, традициях, авторитете старейшин, представлявших всеобщие интересы. Но разделение общества на классы и связанное с этим усложнение общественной жизни требовали создание особого органа, регулирующего различные функции общества. С одной стороны, господствующие классы для удержания в повиновении эксплуатируемых  классов нуждались в особой силе. Такой силой и явилось государство, которое возникло как  организация политической власти экономически господствующего класса. С другой стороны , поскольку этот класс выступает со стороны всего общества , постольку его политическая организация является формой организации всего общества в целом. Поэтому государство является органом, управляющим делами всего общества. Если государство не было  всеобщей общественной организацией , политической оболочкой всего общества, то оно не могло быть и органом политической власти одного класса над другим. Цицерона было немало последователей в разное время и в разных странах – основатель нормативистской теории права Г. Кельзен, русский экономист и философ П. Струве и т.д. Несколько иной позиции придерживался крупный правовед Н. М. Коркунов. Он утверждал, что «государство есть общественный союз свободных людей с принудительно установленным мирным порядком посредством предоставления исключительного права принуждения только органам государства». Словом, многие ученые характеризовали государство как организацию правопорядка,  усматривали в том его суть и главное назначение. Но это только один из признаков данного феномена. В буржуазную эпоху широкое распространение получила определение государства как совокупность людей, территории,  занимаемой этими людьми, и власти. Известный государствовед Л. Дюги  выделяет четыре элемента государства: 1) совокупность человеческих индивидов; 2) определенную территорию; 3) суверенную власть; 4) правительство. «Под именем государства, – писал Г. Ф. Шершеневич, – понимается союз людей, осевших в известных границах и подчиненных одной власти». Рассматриваемое определение, верно отражающее некоторые черты государства, послужило поводом для различных упрощений. Ссылаясь на него, одни авторы отождествляли государство со страной, другие – с обществом, третьи – с кругом лиц, осуществляющих власть. В. И. Ленин критиковал это определение за то, что многие его сторонники в ряду отличительных признаков государства называли принудительную власть: «Принудительная власть есть во всяком человеческом общежитии, и в родовом устройстве, и в семье, но государства тут не было»[1]. Не согласны с приведенным понятием и историки психологической теории права. «Государство не совокупность людей определенного рода, – утверждал Ф. Ф. Кокошкин, – а отношения между ними, форма общежития, известная психическая связь между ними». Однако «форма общежития», форма организации общества – тоже лишь один из признаков, но не вся государство. Трудности выработки дефиниции анализируемого сложного и изменяющегося явления породили в те годы неверие в возможность ее формулирования вообще. М. Вебер, в частности, писал: «Ведь государство нельзя социологически определить, исходя из содержания его деятельности. Почти нет таких задач, выполнение которых политический союз не брал бы в свои руки то здесь, то там; с другой стороны, нет такой задачи, о которой можно было бы сказать, что она во всякое время полностью, то есть исключительно, присуща тем союзам, которые называют «политическими», то есть в наши дни – государствам и союзам, которые исторически предшествовали современному государству»[2]. Не один раз обращались к определению государства К. Маркс и Ф. Энгельс. Они считали, что это «та форма, в которой индивиды, принадлежащие к господствующему классу, осуществляют свои общие интересы и в которой все гражданское общество данной эпохи находит свое сосредоточение» [3]. Много   лет спустя Ф. Энгельс сформулировал краткое, но, пожалуй, самое конфронтационное определение, согласно которому ««государство есть не что иное, как машина для подавления одного класса другим»[4]. В. И. Ленин внес в приведенное определение некоторые изменения. Он писал: «Государство – это есть машина для поддержания господства одного класса над другим»[5]. Обе формулировки были широко распространены и в науке, и в официальной пропаганде. Однако они применимы только к таким государствам, в которых возникает высокая классовая напряженность и политическое противоборство грозит разрушением общества. Иначе говоря, эти определения подходят к тираническим и диктаторским государствам. Выводя на первый план их насильственную сторону,  указанные определения мешают увидеть в государстве ценные феномены цивилизации, культуры и социального порядка. В современной учебной литературе государство обычно определяется как политико-территориальная суверенная организация публичной власти, имеющий специальный аппарат, способная делать свои веления обязательными для всей страны. Данная дефиниция синтезирует наиболее существенные черты и признаки государства и в целом приемлема, но в ней слабо отражена связь государства и общества. Поэтому мы считаем, что более точной будет следующая формулировка: государство – это политическая организация общества, обеспечивающая его единство и целостность, осуществляющая посредством государственного механизма управления делами общества, суверенную публичную власть, придающая праву общеобязательное значение, гарантирующая права, свободы граждан, законность и правопорядок. Приведенное определение отражает общее понятия государства, но больше подходит к современному государству. В нем подчеркивается, что государство есть политическая организация всего общества, всех его граждан. Оно выполняет жизненно необходимые для общества функции, обеспечивает его единство и целостность, управляет важнейшими общественными делами. В то же время государство призвано всесторонне гарантировать права и свободы граждан, поддерживать надежный и гуманный правопорядок в обществе.

Государства образовывают общность международного права в качестве исконных и регулярных членов. Для международного права необходимо дать дефиниция государства. Качество государства является решающим при признании его как субъекта международного права[6] и при решении вопроса о принадлежности к системе международных прав и обязанностей. С точки зрения международного права необходимыми и достаточными предпосылками для этого служат три элемента: государственная территория, государственный народ и государственная власть. Государственная территория – это ограниченная часть поверхности мира, исключительная область господства. В догосударственном обществе принадлежность индивида к тому или иному роду обусловливалась кровным или предполагаемым родством. Причем род часто не имел строго определенно территории, перемещался с одного места на другое. В государственно-организовнном обществе кровно-родственный принцип организаций населения потерял свое значение. На смену пришел принцип его территориальной организации. Государство имеет строго локализованную территорию, на которую распространяется его суверенная власть, а население, на ней проживающее, превращается в подданных или граждан государства. Возникают, таким образом, пространственные пределы государства, в  которых появляется новый правовой институт – подданство или гражданство. С территориальной организацией населения сопряжено не только возникновение государства, но и начало складывания отдельных стран. А потому с этих позиций понятия «государство» и «страна» во многом совпадают. От негосударственных организаций государство отличается тем, что олицетворяет все население страны, распространяет на него свою власть. Профсоюзы и политические партии объединяют в свих рядах часть населения, создаются добровольно по тем или иным интересам. Государственным народом является оседлый, рассчитанный на длительный срок союз людей, который в современное время связан в правовом отношении членскими узами государственной принадлежности. Число жителей и величина территории не играет здесь своей роли. Государственная власть нуждается в суверенности. Во внутреннем отношении это означает превосходство во власти над всеми политическими силами на данной территории.

Средством этой власти служит постоянное, эффективное владение монополией на власть. Лишь государственная власть обладает верховенством, т.е. таким суверенным свойством, которое состоит в правомочии устанавливать в обществе единый правопорядок, правоспособность государственных органов и общественных организаций, наделять правами и обязанностями должностных лиц и граждан. Верховенство государственной власти конкретно проявляется Власть существовала и в догосударственном обществе, но это было непосредственно общественная власть, которая исходила от всего рода и использовалось им для самоуправления. Она не нуждалась ни в чиновниках, ни в каком-либо аппарате.

Принципиальная особенность публичной власти состоит в том, что она воплощается именно в чиновниках, т.е. в профессиональном сословии управителей, из которых комплектуются органы управления и принуждения. Без этого физического воплощения государственная власть представляет собой лишь тень, воображение, пустую абстракцию. Олицетворенная в государственных органах и учреждениях, публичная власть становится государственной властью, т.е. той реальной силой, которое обеспечивает государственное принуждение, насилие. Решающая роль в реализации принуждения принадлежит отрядам вооруженных людей и специальным учреждениям.

  1. 4. Политико-правовая идеология утопического

социолизма

Человек всегда испытывал потребность в быстром перемещении в пространстве, и появился миф о всеприсутствии сверхъестественных существ, богов или их посланцев. В близкие к нам времена возникают идеи механического транспорта, летательных аппаратов и самодвижущихся устройств. И каждый раз, вплоть до наших дней, какое-то время эти идеи остаются для их современников чистой утопией, пока их не удается реализовать, хотя бы в неполной и несовершенной форме.

Точно так же, по существу, возникают и с большим трудом реализуются вековые мечты человека о справедливости, равенстве, благополучии, свободе, об обществе, которое способно обеспечить его этими благами. Социальная утопия эволюционирует, но не исчезает. Утопия возможна и в культуре, и в экономике, и в других видах общественной практики и предметной деятельности. Политика же интересует нас здесь как область особо значимой общественной деятельности, определяющей другие ее сферы, деятельность человека и жизнь общества. И так как политика аккумулирует не только позитивные решения и их результаты в этих сферах, но решения и иллюзорные, неразрешимые в данный момент и чреватые утопическими представлениями об их реальности, всеобъемлющий характер этих двух начал – политики и утопии (как и науки) – делает исследование их взаимодействия особенно актуальным.

Утопия в политике в принципе социальна. Социальность возникает при реализации значительных исторических замыслов, при этом она сливается с теорией и практикой создания нового общества, «иной» цивилизации, новой культуры, обновленного политического порядка. Поскольку политика служит средством реализации социального проекта, она воспринимает и его специфические черты, идеальные побуждения и ожидания, которые ей предстоит реализовать и освободить от утопических иллюзий, если они возникают.

Не всегда просто распознать, где кончаются реальные границы политики и начинается утопия, тем более предугадать утопический исход политических решений и действий. Одна из самых известных реакционных социальных утопий нашего времени – проект создания гитлеровского «нового порядка», новой грандиозной империи стал на время политическим проектом, в осуществление которого поверили значительные социальные силы. Политические утопии на такой широкой основе – нередкое в истории, хотя и исключительное по масштабам явление. Рядовые политические проекты, «нормальные» политические процессы определяют эффективность политической власти, политических режимов, структур, конкретных политических замыслов. В их реализации непосредственно участвует наука. Актуальность, конкретность, определенная степень научности таких процессов изгоняют из политики утопические начала, которые ее разрушают. Именно такие процессы преобладают в политике, и потому чрезвычайно важно знать, как возникают именно в них, незаметно и непроизвольно, утопические решения и результаты, в конечном счете, влияющие на совокупность политической жизни данного общества и на весь его политический облик. Но чтобы разобраться в такого рода «нормальной» политике, мы остановимся на некоторых аспектах современной теории утопии, тем более что в отличие от исследований классической социальной утопии прошлого, особенно социалистической, общая теория утопии как особого явления теоретического сознания, специфического общественного феномена у нас еще мало разработана.

Развитие общества включает и процесс политического развития, совершенствования политической теории, накопления политических знаний, обновления методов политического анализа и принятия политических решений. В наши дни политическая власть, государственная власть в особенности, располагает многими новыми возможностями рационализировать политический процесс, использовать знание о природе и обществе, труд научных учреждений, опыт экспертов, обширный поток всевозможной информации – все, что позволяет научно обосновать политическую стратегию и исключить из политической практики значительную часть просчетов и случайностей, которых прежде не могло избежать конкретное политическое действие. Так, по крайней мере, могли бы формироваться политика и политическая теория, если бы политику можно было рационализировать в той же степени, что и науку, и если бы рациональности научного познания отвечала столь же развитая политическая рациональность. Однако между этими двумя типами рациональности не существует прямой зависимости. Более того, они столь существенно различаются, что сам процесс рационализации политики, политического знания и теории и в наши дни в высокой степени подвержен влиянию утопического сознания. Поэтому не случайно политика, которую принято считать реалистической, может при определенных условиях нести в себе утопическое начало, что и вынуждает ставить вопрос об ее эффективности и об ее общественной роли. И эта проблема вечна, как и сама политика. Политика была и остается предметом пристального общественного внимания, объектом нередко острых дискуссий, и выбор ее правильного курса нередко оказывается спорным. Разумеется, нет никаких оснований утверждать, будто любая политика фатально обречена на иллюзии, неадекватна действительности и самой себе. Несоответствия такого рода, однако, могут иметь место. Следует поэтому знать, какие именно причины могут сказаться на ее отклонении от желаемых характеристик, какие ее элементы и почему не соответствуют первоначально избранному плану, какие, следовательно, аспекты политического процесса – политическая воля, политическое искусство, знание, политические ресурсы, средства, методы, исполнители – более чувствительны к отклоняющим воздействиям на политический процесс и не являются ли они сами и в какой мере причиной неадекватности политики. Возникает также вопрос, не принимают ли аномалии политического процесса утопический характер, и если это действительно так, то каковы признаки политической утопии, каким образом и насколько она может быть преодолена. Нужна, иными словами, теория политической утопии, позволяющая выявить ее в конкретной политике и в политической науке, в социально-политическом проектировании.

Распознавание утопических элементов политики, возможных утопических тенденций того или иного конкретного политического процесса само имеет несомненный политический смысл. Знание условий и следствий утопических преобразований политики дает и значительный идеологический и практический эффект. Владение теорией политической утопии и умение преодолевать ее, использовать, необходимо в определенных политических целях, когда утопическое сознание прогрессивно, активно служит решению позитивных задач общества, его революционным мобилизациям.

Знание условий, при которых в политике возникают утопические тенденции, позволяет оценивать эффективность политических решений и реальность их целей, подлинное, а не декларативное содержание политики. Достаточно ясное понимание утопических ситуаций в политике дает возможность корректировать политический процесс и направлять его, оценивать адекватность социально-политических теорий объективной действительности, законам и тенденциям истории. Умение обнаруживать утопические начала в политике – важное условие борьбы за новое политическое мышление, одна из характеристик которого – освобождение от утопии во всех ее формах в поворотную эпоху современной истории, когда масштабы политических решений, их значение и ответственность в политике неизмеримо возрастают.

Распознавать уже возникшую утопию – это, значит констатировать уже свершившийся факт, что, конечно, само по себе весьма важно. Но еще важнее предвидеть утопию. Для этого и необходим ее научный анализ.

Теории утопии присуще понимание утопического сознания как стремления уйти от действительности, которое обычно сопровождается альтернативным проектом ее преобразования. Однако в политической практике такой проект может оказаться неосуществимым. Утопические деформации такого рода – отнюдь не редкость в политики, хотя в принципе политика по своим социальным функциям призвана ставить и решать реальные задачи, по крайней мере, представлять их обществу выполнимыми. В этом смысле утопию в политике определяют как такого рода пожелание, которое осуществить никак нельзя ни теперь, ни впоследствии,– пожелание, которое не опирается на общественные силы и которое не подкрепляется ростом, развитием политических, классовых сил.

заключение

Уже тысячелетия люди живут в условиях государственно-правовой действительности. Они являются гражданами определенного государства, подчиняются государственной власти, сообразуют свои  действия с правовыми предписаниями и требованиями. Естественно, что еще в глубокой древности они стали задумываться над вопросами о причинах и путях возникновения государства и права. Создавались самые разнообразные теории, по-разному отвечающие на такие вопросы. Множественность этих теорий объясняется различными историческими и социальными условиями, в которых жили их авторы, разнообразием идеологических и философских позиций, которые они занимали.

Государство явление многогранное. Рассмотренные нами теории по разному объясняют причины происхождения государства. Попытка их обобщение и осмысления в рамках одной универсальной  теории вряд ли возможно, хотя такие попытки и предпринимались. Каждая из этих теорий раскрывает одну из возможных сторон процесса возникновения государства.

История цивилизации знает десятки, сотни правовых теорий. Глубокие умы человечества в течении веков бились над разгадкой феномена права, раскрытием его сущности. Правовые теории прошлого являлись завоеванием человеческой культуры, стремлением научной мысли проникнуть в самую сердцевину человеческих отношений.

В наиболее общем виде все разнообразие взглядов на разнообразие права и государства может быть сведено к противостояний двух исходных принципиальных позиций. Одна из них заключается в объяснение государства и права как средств силы, средств преодоления общественных противоречий и обеспечения порядка прежде всего путем насилия, путем принуждения. С этой точки зрения государство и право является орудиями и средствами в руках одной части общества для провидения своей воли, для подчинения этой воли других членов общества. Суть государства и права составляет силу принуждения, подавления. Наиболее четко и последовательно эта позиция обоснована теорией насилия. Вторая точка зрения состоит в том, что государство и право обеспечивает порядок в обществе путем снятия противоречия, достижения социальных компромиссов. С этой позиции в деятельности государства, функционирование права выражается общие скоординированные интересы различных групп общества. Суть государства и права составляет общественное согласие, компромисс. Наиболее четко эта позиция обоснована теорией общественного договора.

Список использованной литературы

  1. Манов Г.И. Признаки государства: новые прочтения.
  2. Политические проблемы теории государства
  3. Ленин В.И. Государство и революция, полное собрание сочинений.
  4. Неновски Н. Единство и взаимодействие государства и права
  5. Аристотель Политика, Москва 1992г.
  6. Халивов В. Введение в науку о власти
  7. Чиркин В.Е. Основы государственной власти
  8. Шевцов В.С. Государственный суверенитет
  9. Азаркин Н.Н. «История политических учений» Москва 1994 г.
  10. Изензее И. Государство // Вестник МГУ, серия 12 //
  11. Чиркин В.Е. Легализация и легитимация // Государство и право, 1995, №8 //
  12. ЭнгельсФ. Происхождение семьи, частной собственности и Государства.
  13. Чиркин В.Е. Политическая и государственная власть // Советское государство и право, 1988, №1//
  14. Макаров О.В. Соотношение права и государства,1995, №5//
  15. Мушинский В.О. Соотношение политики и права в регулировании социальных интересов //Советское государство и право, 1988, №2//

[1] Ленин В. И. Полн. Собр. Соч. Т. 1. С. 439.

2.Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 645.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 63.

[4] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 22. С. 200-201.

[5] Ленин В. И. Полн. Собр. Соч. Т. 39. С. 73.

[6] Политические проблемы теории государства

1$, 5$, 10$ ... Тәуелсіз KzNews жобасына қолдау көрсету