Реферат на тему: Плановая экономика

0
6

Тема: Плановая экономика

План

1. Социалистическая идея: сущность и историческое развитие.

2. Принципы командно-административной системы.

3. Достоинства командно-административной системы.

4. Недостатки командно-административной системы.

Глава I. Социалистическая идея: сущность и историческое развитие.

Идеологическим   базисом   командно-административной   системы    быласоциалистическая  доктрина.  Главными  идейными  предтечами  этой   доктриныпринято считать двух знаменитых ученых позднего Средневековья –  английскогофилософа и государственного деятеля  Томаса Мора (1478-1535) и  итальянскогофилософа, доминиканского  монаха  Томмазо  Кампанеллу  (1568-1639),  которыебыли авторами социальных утопий[6]  о гармоничных  и  счастливых  обществах,не знающих частной собственности.      В  первой  половине  XIX  века  под  влиянием  трудов   представителейклассической   политической    экономии    доктрины    социалистов-утопистовпретерпели существенные качественные изменения. Для утопического  социализмаданный   период,   связанный   с   завершением   промышленного   переворота,знаменателен осмыслением новых  экономических  реалий,  которые  нашли  своёотражение в работах французских философов К.Сен-Симона и  Ш.Фурье,  а  такжеанглийского  общественного  деятеля  Р.Оуэна.  В  этих  работах  критикуетсяинститут  частной  собственности,  а  также  осуждается  идея   и   практикаэкономики ничем не ограниченной свободы конкуренции, поскольку авторы  видятв ней причину не только эксплуатации человека  человеком,  но  и  неизбежноймонополизации   хозяйственной   жизни   и,   соответственно,   экономическихкризисов.  Так,  Шарль  Фурье  писал,  что  приверженность  идее   свободнойконкуренции «создает легионы изможденных голодом людей,  продающих  себя  понизкой цене приобретателям и  заведующим  мастерскими»[7],  расширяет  армию«торговцев  и  торговых  агентов»  –  представителей   «паразитирующего»   и«второстепенного» класса, сумевшего подчинить себе «все основные  классы…  идаже правительство»[8]. Таким образом, доктрины социалистов-утопистов  эпохипромышленного переворота обретают уже  существо  не  просто  утопических,  аантирыночных.      Превращению  социализма  в  активное  и  бурно  растущее   направлениефилософской и  политической  мысли  способствовало  становление  европейскойсоциал-демократии и научное творчество ряда  выдающихся  ученых  и  деятелейсередины – второй половины XIX века. Наиболее крупный вклад внес Карл  Маркс(1818  –  1883),  автор  «Манифеста  Коммунистической  партии»   (1848   г.,совместно с Ф.Энгельсом), «Капитала»[9] и многих других работ. Труды  Марксапосвящены больше строю капиталистическому, нежели социалистическому[10],  ноиз  его  представлений  вполне  можно  составить  схему  видения  идеальногосоциалистического общества, к которому,  по  его  мнению,  неминуемо  должныприйти наиболее развитые капиталистические страны.      По признанию самого К.Маркса, он  явился  продолжателем  трех  главныхидейных  течений  XIX  века:  классической  немецкой  философии   Гегеля   -Фейербаха, классической английской политичес- кой экономии Смита  –  Рикардои французского утопического социализ- ма. У представителей  первого  теченияим заимствованы идеи диалектики и материализма, у представителей  второго  –концепция экономического либерализма, трудовая теория  стоимости,  положениязакона тенденции нормы прибыли к понижению и др., у представителей  третьего– понятие классовой борьбы и элементы социального устройства общества.      Центральное  место  в  методологии  исследования   К.Маркса   занимаетконцепция о базисе и надстройке, о  которой  он  заявил  ещё  в  1859  г.  впредисловии к сочинению «К критике  политической  экономии».  Основная  идеябыла сформулирована следующим образом: «В  общественном  производстве  своейжизни люди вступают в определенные, необходимые,  от  их  воли  независящие,отношения – производственные отношения, которые  соответствуют  определеннойступени развития их материальных  производительных  сил.  Совокупность  этихпроизводственных  отношений  составляет  экономическую  структуру  общества,реальный  базис,  на  котором   возвышается   юридическая   и   политическаянадстройка  и  которому  соответствуют  определенные   формы   общественногосознания. Способ производства материальной жизни  обусловливает  социальный,политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей  определяетих бытие, а, наоборот, их общественное бытие  определяет  их  сознание»[11].По большому счёту, в концепции о базисе и надстройке  сделана  попытка  датьэкономическую интерпретацию истории  с  учётом  диалектики  производительныхсил и производственных отношений:  «На  известной  ступени  своего  развитияматериальные  производительные  силы  общества  приходят  в  противоречие  ссуществующими производственными  отношениями,  или  –  что  является  толькоюридическим выражением этого – с отношениями собственности,  внутри  которыхони до сих пор  развивались.  Из  форм  развития  производительных  сил  этиотношения превращаются в их оковы»[12]. Противоречия между  производительны-ми  силами  и   производственными   отношениями   неизменно   выливаются   вмежклассовые противоречия, именно поэтому К.Маркс писал:  «История  всех  досих пор существовавших обществ[13] была историей борьбы  классов.  Свободныйи раб, патриций и  плебей,  помещик  и  крепостной,  мастер  и  подмастерье,короче угнетающий и  угнетаемый  находились  в  вечном  антагонизме  друг  кдругу,  вели  непрерывную  …  борьбу,   всегда   кончавшуюся   революционнымпереустройством всего  общественного  здания  или  общей  гибелью  борющихсяклассов»[14].Не явится исключением, по Марксу, и капиталистическое  обществос его нарастающими противоречиями:  буржуазия,  источником  доходов  которойявляется   «неоплаченный    труд»    рабочих[15],    создает    всё    болеепроизводительные   средства   производства,   а   составляющий   большинствопролетариат остается в нищете[16] . Отсюда,  по  мнению  автора  «Капитала»,неминуем    революционный    кризис,    поскольку    вызванное     развитиемпроизводственных   сил   обнищание   в   конце   концов   станет   настольковсеобъемлющим, что возрастающая за счет других  слоев  общества  численностьпролетариата позволит ему конституироваться в класс большинства населения  исовершить пролетарскую революцию по взятию власти не ради  меньшинства,  чтобыло свойственно революциям  прошлого,  а  в  пользу  всех.  Таким  образом,капиталистическая система, в которой имеет место эксплуатация одного  классадругим[17] , которая  исключает  гуманизацию  общества  и  демократию  из-зачастной собственности на  факторы  производства  и  анархии  рынка,  уступитместо   социалистической   системе,   при   которой   после   «экспроприацииэкспроприаторов»[18]  средства  производства   не   будут   более   объектоминдивидуального  присвоения,  а  перейдут   в   общественную,   коллективнуюсобственность.      Позднее В.И.Ленин развил и практически применил в России идеи Маркса ореволюционном  уничтожении  старого  строя  и   переходе   к   бесклассовомусоциалистическому  обществу.  В  результате  в  истории  нашего  государстваознаменовалась целая эпоха, в течение которой экономика страны  базироваласьна принципах централизованного управления[19]. Однако  необходимо  отметить,что в чистом виде командно-административная система в СССР не  существовала. К  примеру,  так  и  не  была  ликвидирована  денежная  система  и  не  былосуществлён  переход  к  определению   доли   участников   производственногопроцесса на основе трудовых затрат ( если не считать периода с 1930 года  досередины 1950-х годов, когда в  колхозах  началось  широкое  распространениетрудодней). Но несмотря на это, опыт СССР в целом  можно  рассматривать  какпример практического воплощения концепции централизованного государства.     Глава II. Принципы командно-административной системы, её достоинства и                                 недостатки.                 §1. Принципы командно-административной системы.       Основополагающей чертой командно-административной системы является то,что   все   права   собственности   принадлежат   государству,   а   частнаясобственность  ликвидируется  и   переходит   в   руки   государству.   Так,установление Советской власти в СССР сразу  же  сопровождалось  целым  рядомзаконов по экспроприации собственности, национализации  банков,  “Законом  осоциализации земли” (февраль 1918 года), “Декретом о национализации  внешнейторговли”  (апрель   1918   года),   введением   продотрядов   и   комбедов,занимавшихся изъятием имущества и сельскохозяйственных излишков у  “кулаков”и т. д.      Следующей чертой командно-административной системы  является  то,  чтовсё управление народным хозяйством осуществляется из единого  Центра.  Центрберёт  на  себя  ответственность  решать  основные  экономические   проблемыобщества:  что  производить,  как  производить  и  для   кого   производить.Следовательно, по отношению к производителю Центр должен  являться  в  своёмроде крупным информационным генератором, он должен  обладать  информацией  отом, какому предприятию нужны  какие  ресурсы  и  какому  потребителю  нужныкакие  товары  и  в  каком  количестве.  Здесь  появляется   государственныйплан[20], который представляет собой обязательные к выполнению  распоряженияЦентра,  направленные  конкретным  субъектам   хозяйства   –   предприятиям,организациям  народного  хозяйства.  Упрощённо  процесс  планирования  можноописать  следующим  образом:   на  самом  верху   государственной   пирамидыопределяется, сколько данного продукта,  предположим,  автомобилей,  следуетпроизвести в масштабах всей страны за год. Затем специальный плановый  орган(в  СССР  это  был  Госплан)  рассчитывает,   сколько   потребуется   стали,пластмасс, резины и прочих материалов для  выпуска  запланированного  объёмаавтомобилей. Следующий этап – расчет потребностей  в  электроэнергии,  угле,нефти и другом сырье для производства исходных материалов.  Такая  процедураповторяется с каждым  из  видов  продукции.  Затем  подсчитывается,  сколькодолжно быть произведено, скажем, стали для выпуска  всех  продуктов,  и  этацифра доводится до Министерства черной металлургии. То же  самое  происходити со всеми остальными ресурсами. Дальше процесс планирования  спускается  изГосплана  в  отраслевые  министерства.  Предположим,   Министерство   чернойметаллургии  получает  задание  выпустить  за  год  определенное  количествочугуна,  стали,  проката  разных  видов.  Министерство,  в   свою   очередь,расписывает производственные задания  по  всем  подчиняющимся  ему  заводам,указывая, сколько какой продукции каждый завод  должен  поставить  в  каждыйквартал будущего года. Директор завода распределяет свой план по цехам,  цех— по участкам и так далее вплоть до  работника-сталевара.      К  принципам  командно-административной  системы  (если  рассматриватьидеальную модель социализма) можно также отнести то,  что  она  предполагаетуничтожение рыночного механизма  как  децентрализованной  системы  связи  наоснове ценовых сигналов и  ликвидацию денежной системы.  Отсюда  вытекает  иследующий принцип плановой экономики – определение  доли  каждого  участникапроцесса  производства  осуществляется  на  основе  трудовых   затрат,   чтоудостоверяется  квитанциями,  «трудовыми  чеками»  или   другими   подобнымидокументами. Такой порядок,  по  мнению  теоретиков  социализма,  уничтожаетсоциальную несправедливость и  эксплуатацию.  Как  пишет  профессор  АльбертЕрёмин в своей книге  “Объективные  источники  экономического  развития  присоциализме”, «за годы строительства социализма  экономический  счет  еще  непришел к естественному мерилу труда – времени ( если  не  считать,  как  ужеотмечалось выше, периода с 1930 года  до  середины  1950-х  годов,  когда  вколхозах началось широкое распространение трудодней  –  прим.  автора)»,  но«по сути процесс шел именно к этому: существовал прямой  учет  затрат  трудана выпуск той или иной продукции непосредственно в рабочем времени,  которыйбыл первичной основой для денежной формы учета.  При  установлении  цены  наизделие органы ценообразования исходили из трудоемкости его изготовления,  азатем умножали ее на «цену» в рублях одного нормированного часа»[21].      Если рассматривать политическую сферу, то здесь  в  качестве  принципакомандно-административной системы можно выделить  монополию  государственнойвласти,  её  однопартийность[22]  и  жесткий  политический  контроль  с   еёстороны,  который  «исключает  любые   несанкционированные   формы  массовойактивности»[23].      Итак, определив принципы командно-административной  системы,  перейдёмтеперь к  рассмотрению  преимуществ,  которыми  обладает  эта  хозяйственнаясистема.   §2. Достоинства командно-административной системы.       Плановая   экономика   обладает   целым   рядом   преимуществ.    Так,централизованная  экономика  позволяет  быстро  сосредоточить  все   ресурсыобщества на «направлении главного удара». Это очень  важно  во  время  войн,крупных  стихийных  бедствий,  а  также  позволяет  продвинуться  вперед   ввыбранной  области.  Поэтому,  например,  Советский  Союз  за  годы   первыхпятилеток ( всего за 10 лет,  что  по  историческим  меркам  является  оченькоротким   сроком)   “превратился   из   крестьянской   страны   в    мощнуюиндустриальную державу»[24], одержал победу в Великой  Отечественной  войне(кто знает, существовало бы сейчас суверенное государство  Россия,  если  быне Октябрьская революция), первый  реализовал  программу  освоения  космоса,создал армию, способную противостоять военной машинеСоединенных Штатов[25]. Однако всё это делалось за счет  других  отраслей  -легкой промышленности и сельского хозяйства, откуда забирались средства  дляразвития тяжелой промышленности  и  ВПК.  Невозможно,  наверное,  однозначносказать, хорошо это или плохо. Ведь приоритеты  у  всех  людей  разные:  длякого-то самое важное – это осознание того,  что  он  живёт  в  передовой  вомногих сферах стране, которая обладает серьёзным влиянием на  мировой  аренеи вселяет уверенность в своих граждан, для других же самое главное  –  чтобыв холодильнике было три вида колбасы.      Другим преимуществом командно-административной  системы  является  то,что в ней в значительной степени снижены или  вообще  отсутствуют  некоторыевиды трансакционных издержек[26](при  этом,  однако,  в  плановой  экономикепоявляется новый  вид  трансакционных  издержек  –  издержки  составления  исогласования между инстанциями различного уровня плановых заданий;  об  этихиздержках речь пойдет при рассмотрении недостатков  иерархической  системы).Так, при централизованной экономике отсутствуют издержки  поиска  информации(прежде всего, затраты на поиск контрагентов хозяйственных  сделок  и  поискнаиболее   выгодных   условий   купли-продажи),   поскольку    производителиприкреплены к магазинам  и  поставщикам  ресурсов  директивным  способом,  аконечным  потребителям  благ  не  приходится  прилагать  усилия  по   поискунаилучших условий купли-продажи, так  как  каждый  вид  товара  производитсяодним производителем и его цена и  качество   везде  одинаковы  (во  временаСССР цена указывалась прямо на изделии). Нужно отметить, что  по  мнению,  кпримеру,  профессора  Ерёмина,  именно   директивный   способ   прикрепленияпроизводителей к магазинам позволял  централизованной  организации  торговлибыть «самой экономичной в мире», так как она не  предполагала  существованиясотен тысяч торговых организаций, каждая  из  которых  обладала  бы  «своимибухгалтерами,  органами  снабжения  и  сбыта,   подсобниками,   хранилищами,расчетными счетами в банках…»[27]      Идеальная модель командно-административной системы предполагает также,что  в  ней  практически  отсутствуют  издержки  заключения   хозяйственногодоговора,  поскольку,  как  уже  упоминалось  выше,   поставщики   ресурсов,производители  благ  и  магазины  прикреплены  друг  к   другу   директивнымспособом.   Однако   в   этот   вид   издержек   входят    также    издержкинепосредственного    приобретения    товаров     конечными     потребителями(приобретение товара покупателем тоже является хозяйственным  договором).  Впринципе,  значение  этих  издержек  невелико,  поэтому  о  них  обычно   неупоминается, однако во времена СССР они порою становились весьма ощутимы  (умногих главная ассоциация с советской эпохой –  это  гигантские  очереди,  вкоторых люди стояли помногу часов, а порою даже ночевали;  конечно,  очередиесть  и  при  рыночной  экономики,  но  они  не  носят  такого   масштабногохарактера, как это иногда  было  при  СССР,  когда  некоторые  виды  товаровявлялись дефицитными).      При  иерахической  системе  значительно  снижены  издержки   измерения(издержки, связанные с оценкой  потребителем  свойств  товаров),  поскольку,как мы уже говорили, каждый вид товара производится одним производителем,  апотому покупателю не  нужно  тратить  время  на  измерение  и  сопоставлениесвойств товаров различных фирм и выбор для себя  наиболее  предпочтительногопроизводителя.      При  плановой  экономике  отсутствуют  также  издержки,  связанные   снарушением условий контракта и контролем за его исполнением: никто не  можетнарушать плановое задание –  или  под  страхом  морального  или  физическогонаказания, или просто потому, что само задание полностью  учитывает  ресурсыи  возможности  предприятий,  следовательно,   выполнение   его   становитсяестественным и целесообразным занятием.      Помимо  трансакционных  издержек,  при   командно-администрати-   внойсистеме отсутствуют и некоторые виды  производственных  издержек.  В  первуюочередь, это издержки, связанные с затратами на рекламу[28] и  маркетинговыеисследования[29]. К  тому  же  при  иерархи-  ческой  системе  насчитываетсягораздо   меньше   профессий,   которые   не   связаны   непосредственно   спроизводством материальных благ и  оказанием  услуг  конечным  потребителям.Так,  Альберт  Ерёмин  в   книге   «Объективные   источники   экономическогопрогресса при социализме» пишет, что «благодаря  ей  (плановой  экономике  –прим. автора) отпадают многие ненужные обществу виды  труда  и  общественныхзатрат, например, целая армия  банков,  бирж,  страховых  компаний,  полчищаюристов,   маклеров,   дилеров,   посредников-спекулянтов   разного    рода,маркетинговых  служб,  рекламных  организаций,  служб  охраны   коммерческихсекретов и чемоданов…»[30]      Ещё одним преимуществом командно-административной системы является то,что она  позволяет в значительной степени устранить  циклические  колебания,способна обеспечить полную трудовую занятость и, что очень  важно,  сгладитьнеравенства в распределении доходов[31].      К  достоинствам  командно-административной   системы   относят   такжекрупномасштабность производства,  однако  этот  момент  достаточно  спорный.Чтобы показать его неоднозначность, необходимо раскрыть такое  понятие,  как«эффект  масштаба».  Эффект  масштаба   (экономия   на   масштабе)   –   этоэкономическая   закономерность,   согласно   которой   суммарные    издержкипроизводства единицы продукции на длительном  интервале  времени  падают  помере роста объема выпуска продукции. Данная экономия обусловлена  следующим.Во-первых, по  мере  роста  объема  выпуска  продукции  постоянные  издержкираспространяются на все  большее  количество  продукции,  следовательно,  ихдоля в единице продукции  падает.  Во-вторых,  по  мере  увеличения  размерапредприятия появляется возможность специализации труда: сосредоточившись  навыполнения одной операции, рабочий  работает  гораздо  производительнее  (обэтом писал ещё Маркс  применительно  к  изготовлению  булавок),  к  тому  жеисключаются потери  времени  при  переходе  рабочего  от  одной  операции  кдругой.  В-третьих,  более  крупные  производители  могут   позволить   себеприобрести  и  эффективно  использовать   лучшее   оборудование,   а   такжеразрабатывать и внедрять  новые  технологии  –  для  малых  объёмов  выпускатовара это не имеет смысла, поскольку разработка  новых  технологий  требуеточень больших капитало-вложений. Но  существует  также  такое  понятие,  как«отрицательный эффект  масштаба»  («отрицательная  экономия  от  масштаба»),проявляющийся  в  том,  что  начиная  с  некоторого  момента  рост  размеровпредприятия вызывает  рост  средних  издержек  производства.  Причину  этогообычно видят  в  том,  что  управляемость  большой  организацией  снижается:управленческий аппарат становится все  более  многочисленным  и  все  дальшеотдаляется  от   действительного   производственного   процесса,   создаютсяпроблемы обмена информацией и  бюрократическая  волокита.  Кроме  того,  приросте размеров фирмы могут  размываться  побудительные  мотивы  деятельностиперсонала, так как работники начинают чувствовать большую  отчужденность  отруководящего центра. В принципе,  отрицательный  эффект  масштаба  не  имеетпрактического  обоснования,  вдобавок  к   этому   возникает   вопрос:   какопределить, достигло ли предприятие  оптимального  размера  (если  допуститьсуществование   отрицательного   эффекта   масштаба).   Поэтому   анализируяэкономику  СССР,  очень   трудно   сказать,   была   ли   крупномасштабностьпроизводства  отрицательным  моментом,  или  же,  наоборот,   положительным:сторонники  «рынка»  считают,  что  издержки  производства  были  огромными,«плановики» же придерживаются противоположного мнения.      К достоинствам командно-административной системы можно отнести также ито,  что  плановый  выпуск  продукции  в  значительной   степени   фильтруетассортимент производимых товаров и услуг,  исключая  из  него  те  товары  иуслуги, которые пагубно воздействуют на физическое и нравственное  состояниеобщества, но пользуются спросом при рыночной экономике. К  таким  товарам  иуслугам можно отнести, например, рестораны быстрого  питания[32],  «боевики»амери-  канского  образца,  бесчисленные  ток-шоу,   продукцию   сексуальнойнаправленности и много другое.      Помимо вышеперечисленных достоинств командно-администра-тивная системаобладает и рядом серьёзных недостатков, из-за которых, считают многие,  самамысль  о  построении  социалис-  тического  государства  носит   утопическийхарактер. Итак, рассмотрим эти недостатки.               §3. Недостатки командно-административной системы.       В  качестве  главного  недостатка  командно-административной   системывыделяют невозможность  плановых  заданий  объективно  отражать  потребностиобщества в тех или иных товарах. Ведь для того,  чтобы  определить,  сколькоединиц каждого продукта нужно обществу, Центр должен обладать информацией  опотребностях  людей,  их  вкусах  и  предпочтениях.  Ф.Хайек   называл   этуинформацию «рассеянным знанием», указывая на  то,  что  она  расосредоточенамежду людьми и не может быть сконцентрирована в едином  Центре.  В  рыночнойэкономике эта информация находит своё  отражение  через  механизм  колебанияцен (изменение относительных цен и предельных норм  замещения  являются  темориентиром,  который  подсказывает  производителям,   что   производить,   апотребителям  –  что  покупать),  при  плановой  экономике  такой   механизмотсутствует, а значит, считают многие,  плановая  экономика  в  принципе  неможет  точно  определить,  сколько  каких   товаров   необходимо   обществу.Существует однако мнение, что прогресс в области  вычислительных  технологийпозволит  ликвидировать  ограниченность   сбора   и   обработки   информациипланирующим органом, а потому  «с  развитием  информационной  техники  можнобудет смоделировать  весь  процесс  производства  и  потребления  для  всегочеловечества в целом»[33]. Но противники  этого  мнения  приводят  следующийаргумент: хозяйственная жизнь характеризуется  неопределённостью,  а  потомудаже самая мощная вычислительная техника не сможет  с  абсолютной  точностьюспланировать необходимый объем и ассортимент  выпуска  продукции,  посколькупредусмотреть  все  изменения  в  хозяйственной  жизни   не   представляетсявозможным. Иными словами, даже если удастся собрать всю  полноту  информациио наличных ресурсах и потребностях  в  тех  или  иных  товарах  на  какой-токонкретный момент, то через  определённое  время  эта  информация  не  будетобъективно отражать реальность вследствие изменений в  хозяйственной  жизни,изменения же эти непредсказуемы, поэтому они не могут быть  учтены  плановымзаданием. Так, австрийский экономист Людвиг фон  Мизес  рассматривает  шестьбольших групп  факторов,  которые,  по  его  мнению,  приводят  экономику  впостоянное движение: изменения в природном окружении,  в  численном  составенаселения, в величине и распределении капитала, в  технике  производства,  вобщественной  организации  труда,  а  также  изменения  в  структуре  спросапотребителей[34].  Конечно,  не   все   эти   факторы   являются   абсолютнонепредсказуемыми. К примеру, динамику численности населения можно не  толькодостаточно точно прогнозировать,  но  и  непосредственно  оказывать  на  неёвлияние с помощью  инструментов  демографической  политики,  а  изменения  втехнике  производства  при  командно-административной  системе   учитываютсяплановым  заданием,  поэтому  их  предсказывать  не  нужно.   Однако   точнопредугадать,  например,  изменения   в   природном   окружении[35]   –   этодействительно задача практически невыполнимая. Ведь невозможно за  нескольколет сказать, какой  год  будет  урожайный,  а  какой  –  нет,  когда  и  гдепроизойдут  природные  катаклизмы  и  каковы  будут   масштабы   разрушений,принесённых ими.      Трудно  не  согласиться,  что  «рассеянный»  характер   информации   опотребительских   предпочтениях,   а    также    фактор    неопределённости,присутствующий в хозяйственной жизни, не позволяют плановым  заданиям  (дажепри  использовании  самой   современной   вычислитель-   ной   техники)   состопроцентной  точностью  определять,  в  каком  объёме   и   какие   товарынеобходимо  производить,  чтобы  полностью  удовлетворить  нужды   общества.Однако нужно отметить, что и в рыночной экономике не выпускается  тот  объёми ассортимент товаров, который на сто процентов  соответствует  потребностямнаселения.  В  идеальной  модели  рыночной  экономики  капиталы  моментальноперемещаются из менее рентабельных отраслей в более  рентабельные  (то  естьиз тех отраслей, где спрос становится ниже, чем предложение, в  те  отрасли,где спрос, наоборот,  начинает   превышать  предложение).  На  практике  всёобстоит сложнее. Развитие фондовых бирж действительно  позволяет  достаточнобыстро перемещать финансовые активы из одних отраслей в другие,  однако  этифинансовые потоки не преобразуются мгновенно в производственные фонды  –  наэто  нужно  время.  Поэтому  при  изменении  спроса  на   какой-либо   товарпредложение не реагирует сразу же (при  условии,  конечно,  что  запасов  наскладах не хватает, чтобы полностью удовлетворить возросший спрос).  К  томуже производители не начинают моментально расширять производство, а  проводятсначала маркетинговые исследования с целью выяснения, являются  ли  причины,обусловившие возрастание спроса,  временными  или  нет,  а  это  ещё  большеувеличивает задержку реакции предложения  на  возросший  спрос.  Аналогичнаяситуация происходит, если спрос на какой-то  товар  падает:  предприятия  неуменьшают моментально объёмы выпуска, а продолжают какое-то  время  работатьв прежнем режиме, производя при этом  избыточную  продукцию  (к  примеру,  врезультате падения спроса на  продукцию  отечественного  автомобилестроения,осенью 2002 года завод «АвтоВАЗ» столкнулся с кризисом  перепроизводства:  всередине октября количество нераспроданных автомобилей на  площадках  заводаи его  дилеров  достигло  75000,  при  этом  вице-президент  «АвтоВАЗа»   помаркетингу, сбыту и техническому обслуживанию  автомобилей  В.Кучай  заявил:«Темпы продаж автомобилей у нас сейчас ниже темпов их  выпуска  примерно  на100-300 автомобилей в сутки»[36]).      Таким образом возникает вопрос, может  ли  теоретически  (например,  сразвитием электронно-вычислительных машин) плановая  экономика  обеспечиватьвыпуск такого объема и ассортимента товаров,  который  пусть  и  не  на  100процентов  будет  соответствовать  нуждам  населения  (ведь    стопроцентноесоответствие не обеспечи- вает и рыночная  экономика),  но  будет  близок  креальным потребностям общества? Или  же  серьёзные  несоответствия  плановыхзаданий истинным потребностям населения  во  времена  СССР[37]  были  вполнезакономерны? Наверное, теоретические изыскания не могут дать ответ  на  этотвопрос  –  для  этого   необходимо   провести   дорогостоящие   практическиеисследования, которые не по карману независимым исследователям.      В  качестве  недостатка   командно-административной   системы   многиевыделяют  также  и  то,  что   Центр,   «стремясь   расписать   номенклатурувыпускаемой продукции в натуральном выражении  вплоть  “до  гвоздя”,  долженсодержать  огромный  бюрократический   аппарат,   поглощающий   значительныетрудовые и материальные ресурсы»[38]. Назвать точно размер  бюрократическогоаппарата  при  СССР  невозможно,  поскольку  списки  номенклатуры   являлисьсекретными и о ней официально ничего не сообщалось.  Поэтому  данные  разныхисследователей рознятся, но в  целом  порядок  цифр  у  большинства  из  нихостаётся схожим. М.С. Восленский в своем классическом  труде  «Номенклатура.Господствующий  класс   Советского   Союза»   оценивал   общую   численность»правящего класса номенклатуры в СССР» в 3 млн человек[39], имея  ввиду  750тысяч собственно номенклатурщиков и втрое большее  число  членов  их  семей.При  этом,   однако,   всю   «номенклатуру   партийного,   кагебистского   идипломатического аппарата» он оценил  в  250  тысяч  человек  (100  тысяч  -высшее звено, 150 тысяч –  низшее),  остальные  полмиллиона  по  его  оценкесоставляли  руководители   предприятий,   учреждений,   учебных   заведений.В.П.Мохов в диссертации на тему «Эволюция  региональной  политической  элитыРоссии (1950-1990 гг)» определил численность номенклатуры примерно в 2  млн.человек[40], или 1.5 % от численности занятых в народном  хозяйстве  страны.Профессор  Ерёмин  в  своей  книге  “Объективные  источники   экономическогоразвития при социализме” определил размер бюрократического  аппарата  в  2,3млн. человек[41] (2  %  всех  занятых).  Государственный  аппарат  при  этомсоставлял, по его мнению, менее 1, 5  млн  человек.  Цифры,  содержащиеся  вприложении к  постановлению  Секретариата  ЦК  от  10.04.1991  «Об  основныхнаправлениях кадровой политики партии и методах ее реализации» (Прил.  VIII,док.17, л.1), говорят о том, что членами  КПСС  являлись  «более  406  тысячруководителей учреждений и  организаций  и  свыше  1,5  миллиона  работниковадминистративно-управленческого аппарата»[42].      Таким образом, мы видим, что оценки численности номенклатуры при  СССРрознятся в пределах от 2 до 4 млн человек. Интересно сравнить  эти  цифры  счисленностью  бюрократического  аппарата  в   США.   Бельгийский   экономистЭ.Мандел в своей книге «Власть и деньги» (М.,  1992)  дает  для  США  первойполовины 80 – х такие цифры: численность государственных служащих  –  16,  2млн., а «административные работники в промышленности» составляют  18,2  млн.человек.  Тут  –  при  сумме  в  34  млн.  –   нет   банковских,   торговых,транспортных,  кооперативных  и  т.   д.   «управленцев».   По   данным   жеамериканских авторов  книги  «Основы  американской  экономики»  (М.,  1993),количество служащих федеральных органов США возросло к 1990  г.  до  3  млн.чел., а в местных органах власти (включая штаты) – до 15,  2  млн.  человек.Уже это дает цифру 18, 2 млн человек, которую «надо по меньшей мере  удвоитьза счет аппарата сотен тысяч частных компаний  (производственных,  торговых,финансовых, юридических, транспортных и т. д.)»[43]. Таким образом,  Ерёмин,к примеру, считает, что «управленческая нагрузка» (накладные расходы) в  СШАбыла, как минимум в 2,5 – 3 раза больше, чем  в  СССР»[44].  В  своей  книге»Объективные источники экономического развития при социализме» он пишет:  «Асколь громадны издержки бумажной карусели в США! Ежегодно в той  же  системеМинобороны заключается 155 миллионов контрактов (в среднем по  400  тысяч  вдень!). Их  заключение  регулируется  документами,  составляющими  30  тысячстраниц, и бывает,  что  бумажная  документация  к  одному  контракту  веситтонну. У нас в годы Советской власти при всех изъянах и  в  помине  не  былотого     бюрократического     навала,     который     неизбежно      рождаетчастнособственническое устройство»[45]. Действительно,  в  США  издержки  насодержание  бюрократического  аппарата  огромны.  На  его  содержание   идёт«примерно половина налогов, которые платят американцы  –  налогоплательщики,или 8% от Валового Внутреннего Продукта (ВВП) США»[46].      Интересную оценку даёт Владимир Мохнач в статье «Воруют  ли  русские?»Он приводит данные о том,  что  «в  начале  1997  года  центральный  аппаратРоссийской Федерации в 2,7 раза превосходил суммарную  численность  аппаратаСССР,  РСФСР  и  ЦК  КПСС»[47].  При  этом  автор  иронично  замечает,   что«ельцинский  режим  вполне  может  оказаться  бюрократическим   рекордсменомвсемирной   истории»[48].   Аналогичная   информация    сообщается    и    в»Парламентской   газете»:   «Подсчитано,   что   за   последние   семь   летбюрократический аппарат ельцинской России по сравнению с  Россией  советскойвырос в 2,5 раза, а расходы на него — в 9 раз»[49].      Справедливости ради надо заметить, что не все исследователи  оцениваютчисленность  бюрократического аппарата СССР в 2-4 млн.  Так,  С.Г.Кара-Мурзадаёт оценку примерно в 5  раз  выше,  однако  даже  такая  оценка  позволяетговорить о том,  что  численность  бюрократического  аппарата  в  СССР  быламеньше, чем в США, а после развала Союза  она  не  снизилась,  а,  напротив,возросла. В своей книге  «Идеология  и  мать  её  наука»  Кара-Мурза  пишет:«…очень много говорилось о том, что советское государство  отягощено  крайнеразбухшим  бюрократическим  аппаратом.  Это  была  заведомая  неправда   присравнении его по этому критерию с либеральными государствами Запада  (причемизвестны были и количественные данные, и их  теоретическое  обоснование)…  Вгосударственном аппарате управления в СССР  было  занято  16  млн.  человек.Около 80% его усилий было направлено на  управление  народным  хозяйством  .Сегодня  в  госаппарате  РФ  17  млн.  чиновников.   Хозяйством   госаппаратпринципиально   не   управляет   (75%   его    приватизировано,    остальноепарализовано), а населения в РФ вдвое меньше, чем в СССР.  Можно  считать  ,что  «относительное  разбухание»  чиновничества  в  результате   либеральнойреволюции десятикратно!»[50]      Таким  образом,  мы  имеем  все  основания  поставить   под   сомнениеутверждение о том,  что  «для  работы  сложного  механизма  централизованнойэкономики   требуется   огромное   количество   управляющих,    планирующих,рассчитывающих  и  проверяющих  чиновников»[51].   Однако   бюрократическомуаппарату  СССР  помимо  большой  численности  в  упрёк  ставят   также   егокоррумпированность. Действительно, коррупция в номенклатуре  присутствовала,однако нельзя не отметить, что коррумпированность чиновников  после  распадаСоюза возросла во много раз.  В  мае  2002  года  фонд  «ИНДЕМ»  опубликовалрезультаты   своего   исследования   «Диагностика   российской   коррупции».Согласно,   Индексу   восприятия   коррупции   (CPI-Corruption    PerceptionIndex)[52], предложенному органи- зацией Transparency International,  Россиязанимает 71 место из 102,  последнее  из  которых  отдано  Бангладеш.  Такимобразом,  Россия  по  коррумпированности  находится  на  одной   ступени   сГондурасом, Индией, Танзанией, Зимбабве  и  Кот  д’Ивуаром[53].  По  оценкамученых,  общая  сумма  взяток  от  предпринимателей  чиновникам   составляетпорядка  33,5  миллиардов  долларов[54]  и  сравнима   с   доходной   частьюфедерального бюджета (получается,  что  коррупционеры  получают  от  бизнесапримерно столько же, сколько само государство).      Высокая степень  коррумпированности  наблюдается  во  всех  странах  спереходной экономикой, и есть  основания полагать, что с развитием  рыночныхпринципов она будет снижаться. СPI подвергался статистическим  исследованиямсовместно с индексом экономической свободы  (Index  of  Economic  Freedom  –IEF), разрабатываемым The Heritage Foundation  и  газетой  The  Wall  StreetJournal, который оценивается как средний балл от 1 до 5  по  таким  факторамкак  уровень  торгового  протекционизма,  налоговое  бремя,  государственноевмешательство  в  экономику,  инфляция,  барьеры   для   потоков   капитала,ограничения  в  банковском  деле  и  на  финансовых  рынках,   защита   правсобственности, регулирование цен и зарплаты,  черный  рынок.  По  данным  за1999 год Россия получила  3,7  балла,  т.е.  как  преимущественно  страна  снесвободной   экономикой,   заняв   131-е   место[55].   Можно   спорить   осправедливости такой оценки, но здесь  важно  иное:  исследования  показали,что коррупция тем больше, чем меньше экономической  свободы.  Изменение  IEFна 0,75 пункта  вызывает изменение СРI на 1,5 пункта (по данным за 2002  годCPI для России CPI равен 2,7[56]). Грубо говоря, при повышении IEF России  с3,7 до 2,3 (уровень Португалии), можно было бы ожидать сокращения  масштабовкоррупции примерно на 40-50 %. Но в любом случае, никакие преобразования  неискоренят  коррупцию  полностью,  она  будет  всегда  –  будь  то   плановаяэкономика  или  же  рыночная.  Поэтому  говорить  о   том,   что   коррупциябюрократического аппарата при СССР   была  обусловлена  самой  хозяйственнойсистемой   –   не   совсем   правильно,   к   тому   же   оценить    степенькоррумпированности номенклатуры  при  СССР  не  представляется  возможным  –можно только констатировать тот факт, что она была.      К недостаткам командно-административной системы можно  отнести  и  то,что  у  производителей  отсутствуют  стимулы  повышать   качество    товаровмассового  потребления  и  внедрять   более   эффективные   производственныетехнологии. Причина тому  –  отсутствие  конкуренции.  Ведь  при  отсутствииальтернативы покупателям не  остаётся  ничего  иного,  как  покупать  товарыединственного производителя. К тому же мягкие бюджетные ограничения  (о  нихречь  пойдёт  в  следующей  главе)  позволяют  предприятию   функционироватьнеэффективно, так как оно в принципе не может обанкротиться[57]. В  какой-тостепени был прав Е.Т.Гайдар, когда писал, что при  командно-административнойсистеме «сохранение позиции руководителя прямо зависит от его лояльности  поотношению к вышестоящему начальству,  выполнения  значимых  для  руководствазаданий по объектам и номенклатуре выпуска, но отнюдь  не  от  эффективностииспользования  ресурсов  и  финансовых  результатов»,  так   как   «масштабывыделяемых  в  распоряжение  предприятий  финансовых  и  кредитных  ресурсовформируются в  процессе  иерархических  торгов  и  крайне  слабо  связаны  сфинансовыми  результатами  деятельности»[58].  Это,  по  мнению  Гайдара,  иявляется главным недостатком  социалистической  экономики.  «Именно  жесткаясвязь эффективности и финансовой устойчивости  с  сохранением  контроля  надсоответствующими ресурсными потоками —  важнейший  механизм,  обеспечивающийрыночной экономике успех в соревновании  с  социализмом»[59],  –  пишет  он.Конечно,  в  идеальной   модели   командно-административной   системе   самогосударство  (а  не  конкуренция,  как  при   рыночной   экономике)   должноконтролировать  эффективность  функционирования  предприятий  и   стремитьсяповышать  качество  выпускаемых  товаров,  однако  во   времена   СССР   этополучалось не всегда.      В числе важных недостатков  социалистической  системы  выделяют  такжеотсутствие высоких стимулов к труду,  так  как  при  ней  отсутствует  мотивличной выгоды. Так, доход производителя в этой экономической  системе  прямоне зависит от того, сколько и какой продукции он произвел – он фиксирован  иопределяется исключительно занимаемой должностью. Многие считают,  что  самаприрода человеческой натуры такова, что при коллективном  ведении  хозяйстваон никогда не будет трудиться также добросовестно, как если  бы  работал  насебя, причём это свойство человеческой натуры невозможно  ничем  искоренить.В своей книге “Философия  и  социология  собственности:  российские  реалии”Агдас Бурганов пишет:  «Отсутствие  собственности  у  большинства  народа  вбольшинстве  государств  вплоть  до  нашего  времени  резко   ослабило   еготворческие потенции, воспитало у него пренебрежительное, аморальное  отноше-ние  к  труду,  как  правило,  не  на  себя,  а  на  «дядю»…»[60]   Конечно,централизованное государство обладает некоторыми  инструментами,  с  помощьюкоторых оно может побудить людей работать с  большей  производительностью  –это может быть угроза наказанием или  внушение  энтузиазма,  основанного  навере в светлое будущее (в Советском Союзе использовались оба  эти  способа).Но могут ли эти меры вызывать столь же высокий стимул к труду, что  и  мотивличной выгоды? Это зависит от того, насколько велика уверенность человека  втом, что в случае недоброкачественного выполнения им своей работы  он  будетнепременно наказан, а также от того,  насколько  сильна  его  вера  в  общуюидею. Конечно, если человек убеждён в справедливости  социалистической  идеии знает, что если он не выполнит какую-либо работу,  то  за  этим  последуютнезамедлительные санкции, то он будет трудиться ничуть не хуже,  чем  в  томслучае, когда его доход  пропорционален  его  труду.  Но,  к  сожалению,  вовремена СССР так было не всегда.      Многие авторы критикуют социализм также за концепцию определения  доликаждого участника производственного процесса на основе трудовых затрат.  Ониаргументируют это тем, что  существует  различное  качество  работы,  разнаяпроизводительность труда и, что самое главное, множество его  разновидностей(от высокоинтел- лектуального – до чисто физического), а  потому  объективнооценить его стоимость достаточно сложно.      Активной критике социалистическая система подвергается и  за  то,  чтоона  способствует  концентрации  большой  власти  в  руках  одного  человека(группы лиц),  что может привести  к  установлению  в  стране  тоталитарногорежима[61]  и  проведению   государством   агрессивной   внешней   политики.Действительно,  эпоха  «сталинизма»,  к  примеру,  сопровождалась  массовымирепрессиями[62], а что касается агрес- сивной внешней политики, то  здесь  вкачестве примера можно привести нападение СССР  на  Финляндию  (1939),  вводвойск в Венгрию (1956), Чехословакию (1968), Афганистан  (1979).   Интереснорассмотреть позицию по  этому  вопросу  сторонников  социалистической  идеи.Так, А.Проханов в программе «Свобода слова»  сказал:  «Не  Сталин  со  своимГУЛАГом сбросил ядерные бомбы на  Херосиму  и  Нагасаки[63]»  .  Смысл  этойфразы заключается в том, что и  истинно  демократическое  государство  можетсовершать необоснованную агрессивную политику против других государств,  приэтом  общественная  позиция  либо  не  будет  учитываться  вообще,  либо  жеруководство государством  будет  через  СМИ  навязывать  обществу  мнение  онеобходимости такой политики. Это подтверждают и последние события  в  мире,когда 21 марта США и  Великобритания  в  обход  Совбеза  ООН[64]  и  нарушаямеждународное право совершили  необоснованную  агрессию  против  Ирака.  Приэтом массовые демонстрации  протеста  в  Великобритании  никоем  образом  неповлияли на ситуацию, а в США большинство населения уверены, что  их  странасовершает   «благое   дело»,   что   говорит   о    хорошо    организованнойправительственной пропаганде (люди же,  принимающие  участие  в  антивоенныхдемонстрациях подвергаются массовым арестам). Это тоже является своего  родатоталитаризмом, хотя и более мягким и не идущем в  какое-либо  сравнение  со«сталинскими репрессиями».      К  недостаткам  командно-административной  системы  относят  также   ибольшие размеры теневого сектора. Так, уже к началу 70-х  годов    3-4%  ВВПСССР производилось в теневом секторе, а в период с начала 60-х по конец  80-х в среднем масштабы теневого сектора увеличились в 30 раз (в  строительстве– в 60 раз, в сфере транспорта и связи – в 40 раз, в  сельском  хозяйстве  ипромышленности – в 30 раз)[65]. Однако нужно  отметить,  что  после  развалаСССР  размеры  теневого  сектора  не  уменьшились.  По  словам   заместителяпредседателя Госкомстата России Валерия Галицкого, в настоящее  время  «долятеневого сектора российской  экономики  составляет  около  20  процентов  отВВП», при этом «в промышленности доля теневого сектора составляет около  10-11 процентов, а в торговле она доходит до 60 процентов»[66].  А  обслуживаютего, по разным оценкам,  от  40  до  50  миллиардов  наличных  долларов[67].Конечно, как и в  случае  с  коррупцией,  следует  ожидать,  что  дальнейшиелиберальные преобразования снизят масштабы теневого  сектора,  но  полностьюего ликвидировать они, естественно, не смогут.  Необходимо  также  отметить,что истоки теневого  сектора  в  рыночной  экономике  и  в  социалистическомхозяйстве различны. Если для рыночной системы разрастание  теневого  секторасвязано с более низкими  издержками  на  подпольное  производство,  наличиемспроса на запрещенные законом товары и услуги, а также уклонением от  уплатыналогов, то для командной экономики главной причиной  является  дефицит.  Мыуже  затрагивали  в  этом  параграфе   проблему   объективного   отображенияплановыми заданиями нужд населения и потребностей  предприятий  в  различныхресурсах.  Если  плановое  задание  не  учитывает  объективно   потребностейнаселения и предприятий, то возникает дефицит. Рассмотрим это явление  болееподробно.             Вывод из анализа командно-административной системы.       Экономический анализ модели командно-административной системы  не  далоднозначного ответа  на  вопрос  ,  может  ли  в  принципе  централизованнаясистема   управления   хозяйством    быть    более    эффективной,    нежеликапиталистическая. Ведь мы увидели,  что  плановая  экономика  обладает  какпреимуществами, так и недостатками. Практически все недостатки  теоретическиможно устранить, но осуществимо ли это на практике?  Может  ли,  к  примеру,развитие вычислительной техники устранить ограниченность сбора  и  обработкиинформации планирующим органом? Может ли государство с  плановой  экономикойконтролировать  эффективность  использова-  ния  предприятиями  ресурсов   ипостоянно поддерживать у работников высокие стимулы к  труду?  Теоретическиеизыскания не дают возможности с  полной  уверенностью  дать  ответы  на  этивопросы.      Анализ модели командно-административной системы  не  дал  однозначногоответа и на вопрос о том, почему потерпела крах социалистическая  система  внашей стране.  Во-первых,  сложность  заключается  в  том,  что  отсутствуютдостоверные статистические данные относительно  экономики  СССР.  Во-вторых,мы сталкиваемся с парадоксом: несмотря на  очевидные  недостатки,  экономикаСССР развивалась в отдельные периоды очень высокими  темпами.  Это  признаютдаже ярые противники социалистической идеи. К  примеру,  Егор  Гайдар  писалследующее: «Нельзя не признать, что несколько десятилетий подряд  социализм,прежде всего в СССР, казался и незыблемым, и прочным. Более того, он год  загодом распространялся по миру, расширяя свое влияние на  ход  истории  всегочеловечества.   Картина   быстрой   индустриальной   трансформации,    ростапромышленной мощи СССР в те годы была слишком очевидной, чтобы объяснять  ееигрой в цифры, как полагают сегодня  некоторые  отечественные  и  зарубежныеэкономисты»[71].  Это  даёт  многим  полагать,  что   недостатки   командно-административной системы не могли сами по себе явиться  причиной  её  краха.Вот  почему  одни  говорят,  что  СССР  развалился   вследствие   загниванияэкономики, другие же считают, что это  был  «удар  в  спину»,  предательствотех, кто стоял у власти. Конечно, если бы в этом вопросе всё  было  чётко  иоднозначно, то таких разногласий во мнениях не могло  бы  быть  в  принципе.Просто теоретического анализа  принципов  командно-административной  системынедостаточно, чтобы расписываться в её несостоятельности и делать  выводы  отом,  что  крах  экономики  СССР  был  неизбежен  –  здесь  нужен  детальныйисторический анализ, что, естественно, выходит за рамки данной работы.