Понятие международного частного права

0
23

Тема: Понятие международного частного права

план

введение

Глава 1. Предмет международного частного права

Глава 2. Общая характеристика источников международного частного права

заключение

Список использованной литературы

введение

Природа международного частного права (Private Interna­tional Law, droit international prive, Internationales Privatrecht) остается, как и прежде, предметом дискуссий. Разброс мне­ний необычайно широк. Разнообразны и нередко противостоят друг другу доводы, выдвигаемые в их обоснование. И все же наиболее убедительной представляется позиция, основываю­щая разграничение отраслей права и определение отраслевой принадлежности международного частного права на традиционных критериях предмета и метода правового регулирования.

К сожалению, в спорах о природе международного частного права эти критерии не всегда оказываются должным образом востребованными.

Сопоставление и анализ различных точек зрения позво­ляют принять как наиболее соответствующую упомянутым кри­териям позицию, занятую выдающимися представителями оте­чественной правовой науки – И. С. Перетерским и Л. А. Лунцем.

«Международное частное право, – писал И. С. Перетерс­кий, – изучает отношения гражданско-правовые. Но это не значит, что международное частное право является лишь ча­стью гражданского права. Специфическим отличием гражданс­ко-правовых отношений, включаемых в международное част­ное право, является то обстоятельство, что международное частное право изучает лишь особую группу гражданско-право­вых отношений, которые имеют международный характер».

И. С. Перетерский и Л. А. Лунц относили к сфере между­народного частного права не только собственно гражданско-правовые, но также семейные и трудовые отношения, регу­лирование которых осуществляется с использованием катего­рий цивильного права (правоспособность, дееспособность, до­говор и др.). «Следовательно, – заключал Л. А. Лунц, – меж­дународное частное право как отрасль права и отрасль право­ведения есть область отношений гражданско-правового харак­тера в указанном широком смысле слова, возникающих в меж­дународной жизни».

Взгляды И. С Перетерского и Л. А. Лунца были поддержа­ны и развиты рядом отечественных ученых в известных рабо­тах, посвященных проблемам международного частного права.

Основываясь на этих взглядах, обозначим главные состав­ляющие в определении природы международного частного права, его место в системе права. Таким образом, мы как бы забегаем вперед, предвосхищаем конечные выводы. Ведь с пер­вых страниц этой книги читателю должно быть понятно, в каких «измерениях» рассматривается автором удивительно сложный и необычайно привлекательный мир международного частного права, каково содержание этого вызывающего дискуссии понятия.

Глава 1. Предмет международного частного права

Итак, международное частное право:

регулирует частноправовые отношения (отношения граж­данско-правового характера в широком смысле слова), возни­кающие в условиях международной жизни;

имеет свой предмет и свой метод регулирования;

является отраслью частного права, отраслью внутриго­сударственного права;

тесно связано с гражданским правом (точнее было бы сказать: многие институты международного частного права являются как бы продолжением институтов гражданского (се­мейного, трудового) права, в определенной мере производны от этих институтов, но в силу своего международного «проис­хождения», «внутреннего» и «внешнего» своеобразия не сли­ваются с ними и не растворяются в них);

тесно связано с международным правом, но не является его частью (принципиально важно признание единства ис­ходных начал международного публичного права и междуна­родного частного права, все возрастающего значения между­народно-правового начала для становления и совершенствова­ния институтов международного частного права).

В обзоре взглядов на природу международного частного права, приведенном в сноске на стр. 6-7, сказано о различиях в оценке сторонниками «цивилистической» концепции происхож­дения международного частного права степени его самостоятель­ности, обособленности как отрасли права. Продолжая эту тему, заметим, что в учебнике Л. А. Лунца, Н. И. Марышевой, О. Н. Садикова делается вывод о том, что «…международное ча­стное право следует отнести к тем правовым сферам, в которых в недалеком будущем возможно образование и признание нали­чия новых отраслей права»1. Применительно к международному частному праву оценка этого процесса как в основном состоявше­гося, на наш взгляд, не кажется сегодня преждевременной.

Иногда предмет международного частного права опреде­ляется как гражданские (трудовые, семейные) отношения, как бы «пересаженные» на международную «почву». Однако при таком механическом подходе не учитываются сложность и свое­образие рассматриваемых явлений. В то же время гражданс­ко-правовые «корни» отношений, регулируемых международ­ным частным правом, очевидны, как очевидна и принадлеж­ность этих отношений к международной «среде». В области международного частного права много необычного, отличного от того, с чем мы встречаемся во внутренней правовой жизни любой страны: особые фактические обстоятельства, свои «сю­жетные линии», проблемы и способы их решения.

Иностранный турист, здоровью которого в результате автомобильной катастрофы в период пребывания его в России причинен вред, предъявляет в российском суде иск к владельцу автомобиля о возмещении вреда, требуя взыскания, в частно­сти, понесенных им в своей стране расходов на лечение, ис­численных по правилам, действующим в этой стране.

Суд в России рассматривает иск о взыскании алиментов на содержание ребенка, родившегося в полигамном браке, который был заключен в одной из восточных стран в соответ­ствии с местным правом.

За границей умирает постоянно проживавший в зарубеж­ной стране российский гражданин, оставляя после себя в этой стране и в России имущество, на наследование которого пре­тендуют близкие умершего – российские и иностранные граж­дане.

Своеобразны не только ситуации, но и правовые сред­ства, к которым обращаются суды и иные правоприменитель­ные органы, рассматривая вопросы в области международно­го частного права.

Арбитражный суд, рассмотрев спор между польским и рос­сийским акционерными обществами о взыскании задолженности за товар, отгруженный в соответствии с заключенным ими кон­трактом, разрешил его на основе положений Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.

В другом случае арбитражный суд при разрешении спо­ра, связанного с международной воздушной перевозкой, при­менил нормы Конвенции для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, 1929 г. (с учетом последующих изменений).

Рассмотрев спор по контракту, заключенному между фир­мой США и российской фирмой на поставку товаров из США, Международный коммерческий арбитражный суд при Торго­во-промышленной палате РК, исходя из ст. 166 Основ граж­данского законодательства 1991 г., определил в качестве пра­ва, применимого к отношениям сторон (в отсутствие выбора права сторонами), материальное право страны продавца – Единообразный торговый кодекс США.

Обращаясь к упомянутым ситуациям мы, казалось бы, встречаемся с уже знакомыми нам институтами гражданского (семейного) права/Нельзя не вспомнить при этом правила ст. 2 ГК РК, в которой определяются отношения, регулируемые гражданским законодательством. И тем не менее не состав­ляет труда отличить все эти и подобные им ситуации от си­туаций, возникающих в рамках внутреннего гражданского оборота. Каждый из приведенных примеров был бы невозмо­жен в отсутствие международных контактов, международ­ного общения, всего того, что принято называть междуна­родной жизнью.

Но что означает указание на международный характер рассматриваемых отношений? Как известно, в международ­ном публичном праве содержание такого указания раскрыва­ется посредством понятий «межгосударственные», «межвласт­ные» отношения. Иное значение приобретает слово «между­народные» при характеристике отношений, составляющих об­ласть международного частного права. Происхождение этих отношений носит, как уже отмечалось, частноправовой ха­рактер. Международными они называются постольку, поскольку возникают в условиях трансграничного (т. е. выходящего за. рамки правовой системы какой-либо одной страны) общения субъектов частного права, формируя в совокупности между­народный гражданский обмен. В результате каждое такое от­ношение обретает в своем фактическом составе иностранный (международный) элемент, а вместе с ним возникает и так называемый коллизионный вопрос: право какого государства подлежит применению к данному отношению.

За «сухим», невыразительным термином «иностранный элемент» – разнообразие ситуаций, характерных для между­народного частного права. Что значит он на практике?

Распространено заблуждение сводить проявления иност­ранного элемента лишь к случаям участия в отношениях ино­странных субъектов права. В действительности же проявле­ния иностранного элемента могут быть свойственны широкому кругу обстоятельств, составляющих основу многих правовых, экономических, социальных связей (как, например, в случаях определения постоянного или преимущественного прожива­ния гражданина, установления государственной принадлеж­ности юридического лица). Тем не менее доктриной и практи­кой выделяются обычно три «ипостаси» иностранного элемента:

субъект отношения – иностранный гражданин, иностран­ное юридическое лицо или (что не является характерным для частноправовых отношений) иностранное государство;

объект отношения находится за границей;

юридический факт, вследствие которого возникает, изме­няется или прекращается отношение, имеет место за границей.

Соответствующие проявления иностранного элемента ха­рактеризуют, например, отношения, связанные с заключени­ем российским участником внешнеторговой деятельности внеш­неторгового контракта, открытием за границей наследства в пользу российского гражданина, постоянно проживающего в России, заключением россиянином брака за рубежом. Заме­тим, что проявления иностранного элемента могут осложнять отношения, регулируемые международным частным правом, как «поодиночке», порознь, так и в разных сочетаниях.

Глава 2. Общая характеристика источников международного частного права

Под источниками права принято понимать внешние фор­мы права. «В правовой доктрине формы, с помощью которых государственная воля становится правовой нормой, обознача­ются условным термином «источники права»1.

Содержание международного частного права определя­ется системой его источников, к которым в Казахстане относятся ее Конституция, международные договоры и законодательство, а также признаваемые в Казахстане обычаи. Дуализм внутренних и внешних источников меж­дународного частного права – продолжение особенностей ре­гулируемых им отношений.

В отличие от стран общего права, основывающегося на системе судебных прецедентов, в Казахстане су­дебные решения не рассматриваются как источник права. Вме­сте с тем возрастает значение судебной практики в формиро­вании норм права, что определяет усиливающийся интерес к ее изучению и обобщению.

В последние годы состав российских законодательных ак­тов – источников международного частного права существен­но изменился. Определение действующего законодательства как законодательства «переходного периода» в полной мере относится и к массиву нормативных предписаний, принадле­жащих к сфере международного частного права. Негативные особенности их – неурегулированность ряда актуальных про­блем, множественность пробелов, затянувшийся период их восполнения, существование наряду с недавно принятыми российскими актами устаревших в значительной мере союз­ных решений.

Другая примета, но уже позитивного свойства, харак­терна для внешних источников международного частного пра­ва. Речь идет о все более расширяющейся сфере воздействия международно-правовых договоров на международные коммерческие отношения и международный гражданский оборот в целом. Развитие и обновление таких отношений, потребность в защите прав и законных интересов субъектов международ­ного частного права обусловливают необходимость всесторон­него совершенствования применяемых в этой области между­народно-правовых инструментов. С принятием в составе норм Конституции РК правила о включении общепризнан­ных принципов и норм международного права и международ­ных договоров РК в правовую систему Казахстана, обращение к нормам этих договоров для обоснования при­нимаемых решений занимает все более заметное место в су­дебной практике.

При рассмотрении источников международного частного права не могут быть обойдены вниманием и средства так на­зываемого негосударственного регулирования. Вырабатываются они самими участниками коммерческого оборота или негосу­дарственными организациями и носят рекомендательный ха­рактер. Средства негосударственного регулирования многочис­ленны (своды единообразных правил, общие условия, типо­вые контракты, кодексы поведения, руководства по соверше­нию сделок и др.) и вряд ли могут быть поименованы в закон­ченном перечне. Расширение рамок негосударственного регу­лирования в сфере, где действуют начала свободы договора, автономии воли и имущественной самостоятельности участни­ков коммерческого оборота, диспозитивности, представляется естественным. Этому в немалой степени содействуют гибкость средств негосударственного регулирования, их способность к быстрым, отвечающим интересам оборота изменениям.

Сходный механизм применения, основывающийся на ссыл­ке в контракте, свойствен и имеющим факультативный ха­рактер актам, разрабатываемым некоторыми межгосударствен­ными организациями и их рабочими органами.

Закон предписывает судам и иным правоприменительным органам при установлении содержания норм^иностранного права принимать во внимание доктрину в соответствующем иност­ранном государстве (ст. 157 Основ гражданского законодатель­ства 1991 г.; ст. 166 Семейного кодекса РК).

Резолюции международных организаций, если иное спе­циально и должным образом не оговорено, не создают юриди­ческих обязательств для участвующих государств. В ч. 4 ст. 15 Конституции РК, включающей общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РК в состав правовой системы РК, резолюции международных организаций не упоминаются.

Юридически обязательные для государств решения мо­гут приниматься Советом Безопасности ООН. Такие решения, рассматриваемые как обязательства по Уставу ООН, могут включать требования, подлежащие реализации в деятельно­сти государственных учреждений, промышленных, торговых, финансовых, транспортных и иных предприятий и организа­ций, а также частных лиц. Выполнение требований, содер­жащихся в резолюциях Совета Безопасности ООН, осуще­ствляется в Казахстане на основе актов Прези­дента РК. В законе «О государственном регу­лировании внешнеторговой деятельности» предусмотрено: участие Казахстана в международных экономи­ческих санкциях в отношении одного государства или ряда государств и введение этих санкций в действие определяют­ся указами Президента РК.

Список использованной литературы

  1. Богусловский М.М . Международное частное право: Учебник. – М., 1998.
  2. Внешнеэкономическая деятельность: международное частное право и российское законодательство М., 1997.
  3. Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садинов А.Н. Международное частное право. – М., 1984.
  4. Лунц Л.А. Курс международного частного права. Общая часть. – М., 1973.
  5. Международное частное право: современные проблемы. Атв. ред. М.М. Богуславский. – М., 1994.
  6. Международное частное право: сборник документов. – М., 1997.
  7. Перетерский И.С., Крылов С.Б. Международное частное право. – М., 1959.