Международные экономические отношения Казахстана и США

0
6

ТЕМА: МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ КАЗАХСТАНА И США

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ КАЗАХСТАНА И США

1.1. Казахстан и США – основные вопросы

1.2 Истоки внешнеполитических отношений Казахстана и США

ГЛАВА 2. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ КАЗАХСТАНА И США

2.1. Казахстан и США- партнеры

2.2. Американские инвесторы в Казахстане.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Внешнеэкономические отношения между странами стали развиваться в Прошло несколько лет со времени выхода РК на мировую арену в качестве нового самостоятельного субъекта международных отношений. Можно сказать, для становления молодой государственности, обретения своего места в мире прошедшие годы были принципиально важными и плодотворными. Во многом это связано с нынешней ситуацией на мировой арене.

Однако полной реализации миротворческих усилий, несомненно, мешали конфронтация и противостояние двух систем. И вот теперь перед мировым сообществом встали практически те же, только несколько обновленные и более гуманные задачи. После периода противостояния появился шанс установить подлинно новый миропорядок, построенный на доверии и сохранении безопасности, насыщенного диалога между странами – как развитыми, так и развивающимися, как с устоявшейся государственностью, так и молодыми. И для нас чрезвычайно важно, что эти процессы в последние годы происходили при непосредственном участии Казахстана.

Мне хотелось бы заметить, что при распаде СССР составляющие его союзные республики, став суверенными, независимыми государствами, свернули с избранного Советским Союзом пути и решили следовать курсом всего человечества. И Казахстан, как одна из 15 союзных республик бывшего СССР, исключением не стал, более того, стал одним из инициаторов вхождения в мировое сообщество государств, интегрирования в мировую экономику. 16 декабря 1991 г. Казахстан из независимой республики Союза ССР стал суверенным, независимым государством. С этого дня, можно сказать, берет отсчет и международная правосубъектность республики Казахстан, наполненная новым содержанием.

Мне хотелось бы сказать, что я выбрала данную курсовую работу, потому что ее тема для меня очень интересна и познавательна.

25 декабря 1990 г. Верховный Совет Республики Казахстан принял Декларацию о государственном суверенитете Казахской ССР. Обретение суверенитета в целом ускорило течение демократических процессов в Казахстане, которые были тесно взаимосвязаны с событиями, происходившими в стране. Уже к середине 1991 г. Казахстан в числе других республик фактически составлял оппозицию центру.

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 1. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ КАЗАХСТАНА И США

1.1. Казахстан и США – основные вопросы

 

Говоря о перспективах внешнеэкономических отношений РК и США следует учитывать то обстоятельство, что объем торговли между странами на 60% превышает уровень экспорта в остальные страны мира.

США имеет широкие интересы в РК. В целом эти интересы сводятся к тому, чтобы США принимала участие в реализации инвестиционных проектов, связанных с добычей энергоносителей, созданием сети нефти – и газопроводов.

По отношению к Казахстану и другим государствам центрально-азиатского региона США проводит политику поддержания процесса политических и экономических реформ. Важней задачей СШАявляется сотрудничество с международными финансовыми институтами в вопросах гуманитарной помощи и содействия экономическому возрождению и устойчивому развитию Казахстана.

В политической области в соответствии с соглашением на постоянную основу устанавливается политический диалог и система консультаций по всему спектру международных проблем в интересах укрепления европейской и глобальной безопасности.

Место Казахстана в системе современных международных отношениях определили геополитическое расположение его на стыке Европы и Азии, экономические и военно-политические интересы, а также существующий потенциал.

Сегодня США (после России) – важнейшая для Казахстана страна- поставщик и четвертая по значению страна-покупатель..

США является инвесиором по отношению к развитию РК и общей сложности около 85 млн. марок в рамках финансового сотрудничества, 45 млн. марок на техническое взаимодействие. Американские средства в РК и в рамках многостороннего сотрудничества. Например, через МВФ, Международный банк и программу ТАСИС.

В настоящее время инвестиционный капитал США широко присутствует на рынке РК, составляя до 36,0% от общего объема прямых иностранных инвестиции. Эта цифра контрастирует даже с достигнутым уровнем товарооборота, не говоря уже о не исчерпываемых потенциальных возможностях экономического взаимодействия.

Таким образом, в настоящее время имеются все предпосылки для дальнейшего тесного взаимовыгодного сотрудничества между Республикой Казахстан и США

 

 

 

ГЛАВА 2. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ КАЗАХСТАНА И США

2.1. Казахстан и США – партнеры

 

С того момента, когда Казахстан стал независимым государством, и США была одной из первых стран, признавших его суверенитет, интенсивно стал возрастать интерес немецких предпринимателей и фирм к новому независимому государству в Центральной Азии. Этот интерес остается довольно стабильным и поныне, хотя эйфорические ожидания первых лет сменились более критическим и внимательным отношением к развитию новых рыночных отношений в Казахстане. Несовпадение первоначальных представлений о возможностях сотрудничества, недостаточность информации, несколько хаотическое состояние законодательства и отсутствие в первые годы основных законов, регулирующих внешнеэкономическую деятельность в Казахстане, привели к тому, что многие американские предприниматели, ринувшиеся в Казахстан, вынуждены были признать невозможность быстрого и легкого бизнеса. Часть из них ушла из страны, понеся потери, большая часть осталась и стала шаг за шагом строить новые отношения с казахстанскими партнерами, испытывая на себе все положительные и отрицательные воздействия экономических реформ в стране.

США преследует в Казахстане как политические, так и экономические интересы, проявляя сильную заинтересованность в сохранении, прежде всего, политической стабильности в Каспийском регионе, которая должна служить основой для построения на постсоветском пространстве демократического общества и рыночной экономики.

Рассмотрим отнощения США и Казахстана по вопросу строительства трубопровода по перегону нефти. Одним из направлений которого является иранское направление.

Нельзя не отметить, что иранское направление не встречает серьезного противодей¬ствия России. Москва, хотя и заинтересована в активном участии Астаны в проекте КТК, в то же время сама не отказывается от дополнительных вариантов доставки своей нефти. На этом направлении, в частности, пытается активно работать российская компания «Транснефть».

Однако этот вариант сталкивается с рядом немалых трудностей. Главная из них — непримиримая позиция США. Рассматривая Иран как государство, связанное с международным терроризмом, Вашингтон еще в 1979 году установил для американских компаний эмбарго на экономическое сотрудничество с Ираном. США также весьма ревностно относятся к лю¬бым взаимодействиям с Ираном тех стран, где они имеют большие интересы. В связи с этим американские компании фактически отказались участвовать в строительстве нефтепровода, что может привести к усилению давления США на руководство Казахстана и вынудить его отказаться от сотрудничества с Ираном.Налицо ряд объективных предпосылок, способствующих активизации процесса налаживания двусторонних партнерских отношений.

Немалое воздействие на Казахстан оказывают США, являющиеся глав¬ным инициатором проекта Баку — Джейхан. Нужно сказать, что политика здесь превалиру¬ет над экономикой. Примечательно, что во время предвыборной кампании Джордж Буш заявил об экономической нецелесообразности строительства данного нефтепровода. Одна¬ко после его избрания президентом страны отношение США вновь изменилось. 21 февраля этого года на своей пресс-конференции в Алматы посол США в Казахстане Ричард Джонс высказался за реализацию проекта. Безусловно, Белый дом очень заинтересован в том, что¬бы казахстанская нефть шла в обход его политических соперников — России и Ирана, а так¬же стремится усилить свое влияние в Прикаспии. Естественно, что главную ставку Вашинг¬тон делает на Турцию — своего союзника по НАТО, а также на Грузию и Азербайджан, не питающих симпатий к России. И если Турцию больше интересует нефть и ее продукты, в которых она сильно нуждается, то обе закавказские республики, особенно Грузия, видят в реализации проекта Баку — Джейхан возможность для сближения с Западом и противодей¬ствия влиянию России.

И обе эти страны в последнее время активно «обрабатывают» казахстанское руковод¬ство на поддержку данного проекта. Здесь они руководствуются в основном тем, что сам Казахстан во время саммита ОБСЕ, состоявшегося в ноябре 1999 года в Стамбуле, подписал соглашение о строительстве нефтепровода Баку — Джейхан. А 20 февраля этого года глава республики в своем послании президенту Грузии заявил, что Казахстан заинтересован в ре¬ализации проекта и использовании любых транзитных возможностей Тбилиси для экспорта своей нефти. Очевидно, что такая позиция предопределила прошедшие 1 марта 2001 года в Астане переговоры представителей стран-инициаторов проекта с премьер-министром респуб¬лики Касымжомартом Токаевым. Примечательно, что США на этих переговорах представ¬ляла бывший посол в Казахстане, ныне специальный советник президента и госсекретаря США по Каспийскому региону Элизабет Джонс. По итогам переговоров Казахстан подпи¬сал меморандум о взаимопонимании относительно проекта транспортировки нефти по сис¬теме Актау — Баку — Тбилиси — Джейхан, но тем не менее не дал четкого и однозначного ответа. А подписанный документ ни к чему конкретному его не обязывает.

Однако и такая политика Казахстана встретила неприятие Москвы и Тегерана. Во вре¬мя официального визита президента Ирана Мохаммада Хатами в Москву и его переговоров Ошибки американской политики времен Б. Клинтона и исключительная ориентация на маршрут Баку — Джейхан нанесли удар по долгосрочным политическим интересам США на Кавказе и в Центральной Азии, направленным на укрепление независимости государств ре¬гиона. А решение этой задачи для стран, экономика которых строится на энергоресурсах, может быть эффективным только при создании не проходящей через территорию России нефтегазотранспортной инфраструктуры. Кроме того, с приходом российского газа в Тур¬цию по «Голубому потоку» крупные американские компании, связанные с добычей нефти и газа на Каспии, теряют потенциальный емкий рынок сбыта. Прежде всего это относится к компаниям, ведущим разведку на ряде контрактных блоков, где велика вероятность зале¬гания крупных запасов газа, подобно обнаруженным на месторождении Шах-Дениз. Да и замедление работ по строительству газопровода от этого месторождения в Турцию и Транс¬каспийского газопровода, а также общее снижение темпов развития газодобычи на Каспии (в случае реализации «Голубого потока»), в свою очередь, ухудшит экономические показа¬тели проекта нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан, разумеется, если он все же будет строиться.

Нельзя не отметить и то, что из-за нерешенности проблемы путей транспортировки основной нефти сдерживается инвестирование и полномасштабное развитие добычи на наи¬более перспективных и дающих нефть блоках Азери — Чираг — Гюнешли. Добавим также, что в результате ошибок американской политики появилась возможность вовлечения при¬каспийских государств в исключительную сферу влияния РФ и установления Кремлем поли-тического контроля над транспортировкой энергоресурсов из региона в Европу и США.

Парадокс в том, что те колоссальные усилия, которые были предприняты администра¬цией Б. Клинтона ради укрепления позиций своего стратегического союзника Турции, могут оказаться напрасными. В первую очередь это обусловлено нерациональной политикой пра¬вительства в Анкаре, которое позволило компании «Ботас» подключиться к газпромовско¬му проекту в ущерб экономически и политически более приоритетным маршрутам из Турк¬менистана и Азербайджана. А при реализации своих интересов на Ближнем Востоке и в Каспийско-Черноморском регионе сами же США оказываются в ситуации, когда увеличивается их стратегическая зависимость от Турции. Осенью прошлого года это рельефно высветила реакция Анкары на обсуждение в Комитете по международным отношениям Палаты пред¬ставителей конгресса США Резолюции № 596 о признании геноцида армянского населения в Турции в 1915 году. Перечень возможных ответных мер, к которым грозилась прибегнуть Анкара в случае принятия резолюции, был бы весьма чувствительным для США: закрытие воздушного коридора Н-50, через который осуществляется патрулирование Северного Ира¬ка и ограничение на перемещение персонала военно-воздушной базы «Инжирлик», где бази¬руется американская авиация; отлучение американских компаний от тендеров на поставки вооружения и боевой техники турецкой армии; создание проблем для транспортировки не¬фти американскими компаниями, посредством спекуляций на экологической проблематике турецких проливов; бойкот американских товаров на турецком рынке.

Россия довольно успешно восстанавливает свое влияние в Центральной Азии и на Кавказе. Отсечением энергоносителей с Восточного берега Каспия (казахстанской нефти и туркменского газа) от перспективного транскавказского энергоресурсного коридора Россия планирует замкнуть на себя транспортировку казахстанской нефти с Тенгиза и сохранить монополию на транзит туркменского газа, а следовательно, удержать Астану и Ашгабад в сфере своего влияния.

В проекте «Энергетическая стратегия России до 2020 года» — а его должны вскоре при¬нять как официальный документ — зафиксировано в качестве приоритета «закрепление на внутренних энергетических рынках зарубежных государств, совладение сбытовой сетью энер¬горесурсов и объектами энергетической инфраструктуры в этих странах».

Необходимо обратить внимание на то, что сохраняющаяся антииранская позиция США и проблемы в отношениях с Туркменистаном могут стать дополнительным стимулом для создания своеобразного газового альянса России, Ирана и Туркменистана. Эту идею в 2000 году уже озвучивали представители «Газпрома». Выработка под эгидой Москвы этими тре¬мя странами, владеющими половиной мировых газовых ресурсов, общей газовой стратегии, может иметь отрицательные последствия для Европы и для американского влияния на кон¬тиненте, в случае если ЕС реализует планы увеличить импорт газа непосредственно из Рос¬сии, а также из Центральной Азии через территорию Российской Федерации.

На фоне усиливающегося российско-иранского военно-технического сотрудничества уже не столь оптимистично воспринимаются заявления официальных лиц Белого дома о том, что продление санкций против Ирана еще не означает, что подход США к этой стране не сможет измениться. «Администрация будет пересматривать свою политику в отношении Ирана, и этот процесс пока не завершен», — заявила официальный представитель Белого дома Мэри-Эл¬лен Кантримен. По ее словам, предстоит решить, стоит ли оставлять в силе принятый в 1996 году Закон о санкциях против Ирана и Ливии, срок действия которого истекает в конце ав¬густа.

Исходя из региональных интересов, США было бы крайне важно в долгосрочной пер¬спективе — а быстрого пути после двух десятилетий вражды просто не может быть — восста¬новить отношения с Ираном. Тогда у американской политики в регионе, наряду с турецкой, появилась бы и иранская опора, как это было во времена шаха Мохаммеда Реза Пехлеви.

Позиция ЕС относительно каспийских энергоресурсов имеет важное, но отнюдь не оп¬ределяющее значение. В отличие от администрации США, Европейская комиссия и прочие учреждения Евросоюза в вопросе освоения нефтегазовых запасов Каспия занимали доволь¬но пассивную позицию. Лишь в 1998 году была принята «Декларация о каспийских энерго¬ресурсах», которая призывала компании стран-членов ЕС к инвестициям в Каспийский ре¬гион.

кроме экономического измерения существуют политические проблемы и аспекты безопасности. И это вполне закономерно, учитывая масштабы проектов, а также количество стран и ведущих мировых компаний, чьи интересы они задевают. Конечно, сугу¬бо экономические преимущества того или иного маршрута важны, но тем не менее они не являются определяющими. Например, исключительно из экономических соображений ком¬паниям, добывающим каспийскую нефть, выгоднее всего доставлять ее на мировые рынки через Иран и Персидский залив. Тем не менее, в силу известных политических факторов, иранский маршрут на официальном уровне никогда не рассматривался.

Еще один наглядный пример — все тот же маршрут Баку — Джейхан. Его экономичес¬кая целесообразность более чем сомнительна. Но, учитывая стратегический характер отно¬шений между США и Турцией, Турцией и Азербайджаном, именно этот проект политически навязывался нефтяным компаниям предшествующей администрацией США в качестве основ¬ного экспортного трубопровода.

Украина не смогла использовать политическую поддержку со стороны США проекту ЕАНТК. Хотя приоритетом предыдущей администрации США был нефтепровод Баку — Джейхан, вместе с тем в Вашингтоне не отметали и другие возможные варианты. Это дваж¬ды отражено в итоговых документах Украинско-американской межгосударственной комис¬сии Кучма — Гор. Последний раз — в «Общем заявлении» от 8 декабря 1999 года: «Амери¬канская сторона поддержала стремление Украины к активному участию в развитии Евро-Азиатского нефтетранспортного коридора от Каспийского региона к мировым рынкам в более широком контексте энергетической политики США в Каспийском регионе. Одобрительную оценку сторон получили положительные результаты технико-экономического обоснования украинского проекта, подготовленного независимой американской компанией при содействии Агентства торговли и развития (TDA). Американская сторона высказала поддержку осуще¬ствлению международными нефтяными компаниями инвестиций для реализации украинских энергетических проектов».

Для потенциальных партнеров Киева и прежде всего его единственного, действительно стратегического партнера — Варшавы остается непонятной позиция правительства Украи¬ны, игнорирующая создание международного нефтетранспортного консорциума для реали¬зации проекта ЕАНТК.

Если Украине все же удастся замкнуть на себя часть каспийского нефтяного транзита в Европу, то это будет скорее благоприятным стечением внешних обстоятельств, а не резуль¬татом целенаправленной правительственной политики относительно каспийских энергоре¬сурсов. А после прихода В. Ющенко на должность премьер-министра такая возможность просто перестала существовать. Свое негативное влияние на перспективу проекта вносит и «кассетный скандал», приведший к затянувшемуся политическому кризису.

Для предотвращения наметившегося политического дисбаланса в Каспийском регионе в целом и усиления пророссийской ориентации Ирана в частности на повестке дня остро сто¬ит вопрос о нормализации отношений Вашингтона с Тегераном. Таким образом, энергети¬ческая политика администрации Дж. Буша могла бы стать более эффективной, если бы кас¬пийская стратегия США учитывала назревшие изменения.

Разумеется, невозможно выстроить четкую схему приоритетов в каспийской энергети¬ческой политике, поскольку интересы основных игроков существенно различаются. Но если в качестве точки отсчета взять каспийскую нефтегазодобычу как таковую вместе с решением проблемы доставки энергоресурсов на мировой рынок, то ориентировочная схема приори¬тетов могла бы выглядеть таким образом.

Азербайджанскую международную операционную компанию следовало бы подключить к реализации первого этапа полномасштабного развития добычи на месторождениях Азе-ри — Чираг—Гюнешли при одновременном отказе (на данном этапе) новой администрации США от давления на компании по поводу поддержки маршрута Баку — Джейхан.

2.2. Американские инвесторы в Казахстане.

Большая часть нефти добывается иностранными и совместными компаниями, которые уже инвестировали в нефтегазовую отрасль страны значительные средства и в последние годы быстро наращивают темпы добычи. В первой половине 2000 года более 60% всей нефти было получено на трех месторождениях: Тенгиз, Карачаганак и Кумколь. Крупнейшим совмест¬ным предприятием в отрасли является «Тенгизшевройл». Причем на долю американской компании «Шеврон» приходится половина пакета акций предприятия. Его совладельцами являются также другая американская фирма «Эксон-Мобил», казахстанская государственная компания «Казахойл» и российская «ЛУКойл». В конце третьего квартала 2000 года ежед¬невная добыча предприятия доходила до 216 тыс. баррелей, а план на 2001 год предусматри¬вает рост до 12 млн. т. В настоящее время вклад «Тенгизшевройла» — примерно одна треть всей добываемой в республике нефти

 

Таблица 3

Добыча нефти компанией «Тенгизшевройл» в 1999 – 2000 гг

 

Показатели в тыс. Барр. В день 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000

% от общего объема добычи в республике 11,1 12,4 21,8 26,7 31,9 31,7 32,6

 

Растет добыча газа, нефти и газового конденсата и на другом совместном предприя¬тии — Карачаганакская интегрированная организация (КИО). Его владельцы — британс¬кая компания «Бритиш газ» и итальянская фирма «Аджип» — имеют по 32,5% акций. Еще 20% акций принадлежит американской «Техако»

Несмотря на то, что американские компании являются инвестрами предприятий, однако положение на крупных заводах остается критическим.

В последние годы критическая ситуация сложилась и на крупнейшем НПЗ страны — Павлодарском, проектная мощность которого составляет 7,5 млн. т нефти в год (150 тыс. баррелей в день). В годы независимости он постоянно снижал коэффициент использования мощностей (в 1991 г. — 0,95, в 1992 — 0,86, в 1994 — 0,44). Из-за конфликта между правитель¬ством и американской компанией «CCL Oil» (в марте 1997 г. она получила право на управле¬ние этим заводом в течение пяти лет) в 1999 году завод работал лишь на 9% своей мощности. В июле 2000 года после соответствующего решения Верховного суда правительство переда-ло завод компании «Мангистаумунайгаз» (в рамках реализации соглашения об урегулиро¬вании задолженности между заводом и компанией за нефть, поставленную еще в 1995—1996 годах).

Красноречивым показателем критического состояния дел в нефтеперерабатывающей отрасли республики является то, что все три НПЗ, суммарная мощность которых составля¬ет 18,5 млн. т в год, в прошлом году были загружены на 31,9%. А всего в стране перераба¬тывается около 20% добываемой нефти, что в три раза меньше аналогичного показателя в России.

Важнейшая причина хронической недогрузки в том, что в результате приватизации го¬сударство утратило контроль над наиболее крупными и перспективными месторождениями.

Теперь они принадлежат транснациональным корпорациям, которые руководствуются ис¬ключительно экономическими соображениями, что, впрочем, вполне естественно. Чтобы получить более высокую прибыль, они предпочитают экспортировать нефть в оффшорные зоны, в ущерб поставкам на местные НПЗ. А при высоких ценах, установившихся на миро¬вом рынке в 2000 году, добывающие компании стремились максимальным образом исполь-зовать сложившуюся конъюнктуру и еще интенсивней наращивали экспорт.Из вышеизложенного следует, что развивая внешнеэкономические отношения необходимо отстаивать и свои интересы.

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Изучив внешнеэкономические отношения казахстана и США можно сделать вывод, что данная тема является одной из самых злободневных. США присудствуют на рынке Казахстана с момента образования государства. Инвестиции в проекты достигли 35,0 % от оющего объема производства, финансовых средств. США принадлежит огромные предприятия, котрые они успешно развивают. Кроме того, следует отметить, что именно развитие нефлянного комплекса послужило заинтерисованнойис США в Казахстанском рынке.

Но данные успехи имеют и проблемы, присудствие иностанных инвесторов на ввнутреннем рынке и рынке сырья ставит государство под экономическую зависимость. Поэтому в работе широко освешены борьба за транспортировку нефти.

Если анализировать данное разитие, то можно констатировать, что данная отрасль имеет однобокое направление. Сырьевая направленность Казахстана и на его основе строительство экономики является непродуманным шагом представителей власти. Анализ свидетельствует, что основными тенденциями развития нефтегазовой отрасли является импорт углеводородов, при наличии собственного сырья.

Три завода, перрабатывающих углеводороды в основном простаивают из – за отсутствия сырь, либо из – за сырья имеющего высокую цену.

Все эти факты перкрывают все достижения по добыче и транспортировке нефти.

Обнаруженные в прошлом году крупные месторождения нефти на казахстанс¬ком шельфе Каспия, в районе Восточ¬ного Кашагана, вызвали новые дискуссии не только о реальных перспективах развития нефтегазовой отрасли Казахстана, но и о вы¬боре общей стратегии развития националь¬ной экономики.

Анализ эффективности правитель¬ственной политики в сфере разработки нефтяных и газовых месторождений, экспорта уг-леводородов, сопоставляют недавние ожида¬ния с нынешними реалиями и таким образом пытаются вновь привлечь внимание специа¬листов и общества к проблемам общенацио¬нальной важности.

После серьезных разочарований, вызванных результатами разведки нефти в районе Каспия в 1998—1999 годах, некоторые ведущие западные компании начали пересматривать свои предварительные оценки запасов нефти в Казахстане и прилегающем к нему шельфе.

Если первоначальные суммарные данные варьировались в диапазоне 13—23 млрд. т нефти и газового конденсата1, то в начале 2000 года эксперты были гораздо скромнее и гово¬рили о 15—30 млрд. баррелей, то есть всего примерно о 2—4 млрд. т.1

Вообще, не может не вызывать удивления огромнейший разброс мнений о предполагае¬мых запасах нефти и газа на Каспии. Так, французский журнал «Экспресс» оценивает запасы нефти в 70—250 млрд. баррелей. В докладе Государственного департамента США говорится, что разведанные запасы нефти на Каспии составляют 163 млрд. баррелей. Кроме того, прогно¬зируется еще 15,6 млрд. баррелей возможных залежей. Гораздо скромнее показатели британ¬цев — 28 млрд. баррелей нефти и 243 трлн. кубических футов газа. Российские эксперты гово¬рят о 7—8 млрд. т нефти и 5 трлн. кубометров газа. Казахстанские специалисты считают, что запасы республики на шельфе составляют 13 млрд. т нефти и 2 трлн. кубометров газа2.

Скорее всего, причины такого разброса кроются не только в различиях используемых методик, но и в том, что некоторые группы «интересантов» «заказывают» экспертам нужные цифры. Среди таких, причем влиятельных, заказчиков есть фирмы, пытающиеся завысить стоимость своих акций, и для этого им нужны внушительные цифры нефтяных сокровищ, которые они собираются извлечь. В этом заинтересовано и правительство, которое стремит¬ся привлечь потенциальных инвесторов. Так что говорить о реальных запасах в Казахстане или в регионе в целом весьма трудно.

Новое месторождение (Кашаган) оценивается как самое крупное в Казахстане и одно из крупнейших в мире. Так, президент Национальной нефтегазовой компании Нурлан Балгимба-ев, ссылаясь на мнение казахстанских экспертов, в начале июля 2000 года говорил о 7 млрд. т4. Однако и к этим данным, на наш взгляд, следует отнестись осторожно.

Нужно отметить, что новые успехи геологоразведчиков не вызвали у граждан страны столь бурного энтузиазма, как это было в недавнем прошлом. А восторг чиновников различного уров¬ня по поводу «золотого дождя», который вскоре якобы должен пролиться на широкие просторы страны, общественность встретила достаточно скептически. Действительно, более чем десятилет¬няя история освоения нефтяных богатств Казахстана дает для этого немало оснований.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Экономика зарубежных стран: капиталистические и развивающиеся страны. Учебное пособие для экон. спец. вузов. Ред. кол.: В.П.Колесов и др.- Москва, Высш.шк., 1995.

2. Алексеев М.Ю. Рынок ценных бумаг.- Москва: Финансы и статистика, 1997.

3. Хойер В. Как делать бизнес в Европе.- Москва: Прогресс, 1995.

4. Журнал «Саясат» №4, 6, 8 за 1999г.

5. Журнал «Саясат» №2 за 2000г.

6. Журнал «Транзитная экономика» за 2000г.

7. Газета «Экономика и жизнь» за 2000г.

8. Назарбаев Н. Казахстан-2030. Послание Президента страны народу Казахстана.

9. Майзель А. Предпринимательская структура в рыночной экономике. СПБ., 1998.

10. Хоскинг А. Курс предпринимательства. М.: Международные отношения, 1997.

11. Об итогах внешнеэкономической деятельности Казахстана за 1997 – 1999 гг. // Внешняя торговля. – 1999. – № 9. – С.5

12. Большая Советская Энциклопедия. Т. 27.