Кипрская проблема и политика США

0
2

ПЛАН

Введение

ГЛАВА 1. этиология кипрской проблемы.

  • Свержение Макариуса военной диктатурой Греции.
  • Провозглашение независимости Северной зоны.
  • Подача заявление Республики Кипр на вступление в ЕС.
  • Расширение Турцией военного контингента.

Глава 2.  отношение международного  анклава к событиям   на    кипре

2.1. Гуманитарная проблема «права человека» в Турции.

2.3. США и Россия после холодной войны.

2.5.  Отношения взаимного уважения в рамках международных соглашений.

ГЛАВА 3.  Решение проблемы Кипра

3.1. Позиция Турции взгляд на кипрскую проблему.

3.2. Действительное положение фактов  между турками киприотами и греками.

3.10. Некоторый прогресс в отношениях триумвирата.

Заключение

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 

Введение

Внимание всего мира приковано к острой ситуации вокруг Афганистана и современных вопросов международного терроризма. А всего в полутора тысячах километрах к юго-востоку есть другая конфликтная точка – Кипр. В проблеме крощечного  острова-страны, как в капле воды, тоже отражаются современная линия США и всего Запада, политика России, складывающаяся после холодной войны система европейских отношений.

Фактологическая сторона вопроса хорошо известна и не раз освещалась на страницах газет. Напомнить стоит только высказанное в мемуарах Генри Киссинджера убеждение, что при всей глупости и авантюризме военного переворота на Кипре, затеянного греческой хунтой в июле 1974 г., Турция воспользовалась им лишь в качестве предлога для давно замышлявшегося вторжения на Кипр и оккупации почти половины            территории острова. Якобы, для того, чтоб спасти турок-киприотов от             погрома и предотвратить присоединение острова к Греции. [1]

Тогда, спустя всего неделю, хунта пала и на Кипре и в Греции,             похоронив идею воссоединения двух государств. Но спустя почти             четверть века, страна и ее столица остаются разрезанными колючей             проволокой и минными полями, через которые стреляют без             предупреждения. По-прежнему лишены дома и собственности сотни тысяч             беженцев, подвергшихся тогда массовой этнической чистке. До сих пор             неизвестна судьба полутора тысяч пропавших без вести солдат-греков.             Северная часть острова – некогда самая богатая, а сейчас находящаяся             в запустении – все еще оккупированна турецкими дивизиями,             многократно превосходящими кипрские силы самообороны в южной части             страны. Мало того, коренные турки-киприоты покидают остров, на их             место прибывают переселенцы из Турции, уже составляющие вместе с             войсками большинство населения севера. Под протекцией Анкары там             образовано самозванное и ни кем не признанное государство (Турецкая             республика северного Кипра).[2]

Это место паломничества православных христиан, для них кощунственным видится оккупация Турцией православных святынь. Вот какое впечатление складывается о современном состоянии острова Кипр у провославных паломников.

«Внизу, под крылом самолета – »Агио Орос- Святая Гора Афон!..

Невольно »поблагодарив» турецкие власти, запрещающие пролет кипрским воздушным судам над Турцией за возможность видеть Св. Афон с высоты небес, группа русских православных паломников услышала в салоне традиционно-приветливое – »Калос Орисатэ», что значит – »Добро пожаловать!» Благополучно приземлившись в Ларнаке, радостно ступила на землю »Острова Святых» – Кипра! На ту самую землю, которую освятили своей проповедью святые апостолы Варнава и Павел, равноапостольная Царица Елена и целый сонм подвижников благочестия, здесь просиявших. На землю, воспоминание о которой донес »Руськыя земли игумен Даниил», побывавший здесь еще в XII веке, как и многие  паломники, отправляющиеся отсюда во Св. Град Иерусалим, ибо путь до него на корабле занимает всего лишь ночь плавания.»[3]

Оккупация, увы, продолжается на глазах у всего »демократического мира». При этом Турция абсолютно игнорирует »протесты» ООН, СЕ и прочих »миротворцев», толк от которых равен нулю. Лучшим подтверждением действия ООН (а точнее, бездействия) служит статистика невыполнения Турцией резолюций ООН с 1974 по 1995 год. А не выполнено ею 67 резолюций СБ и 12 специальных резолюций Генеральной Ассамблеи ООН по Кипру!

Уместно вспомнить, что в последних событиях, а именно в упоминавшихся ранее бомбардировках суверенной Югославии, ООН сыграла роль иуды, не издав не единой резолюции в защиту суверенной Югославии против агрессоров, самоустранившись в угоду НАТО и Co. К чести правительства Кипра, нужно отметить решительный его протест (как и правительства Греции) против агрессии на Балканах и гуманитарную и иную помощь сербскому народу. Воистину понять горе ближнего проще тому, кто сам его познал.

«…Наше паломничество по Святой земле Кипра, где удалось посетить великие его святыни – монастыри: Ставровуни, Махерас, завершилось в самом известном его монастыре – Киккос, основанном еще в период правления византийского императора Алексия Комнина в XI веке. В иконостасе обители находится чудотворный образ Божией Матери »Киккской», написанный, по преданию, апостолом Лукой, и множество иных святынь, одна из которых – плачущая икона Божией Матери »Параминфия» (Сказочная). На ее лике отчетливо видны истекающие слезы, появившиеся 1 февраля 1996 года. А в 1997 году слезы появились на лике Спасителя!

К сим святым образам не прекращается поток молящихся со всех концов земли. Киприотами данное знамение воспринимается как скорбь Божией Матери о продолжающемся разделении их Родины. Православные же духоносные старцы к сему добавляют – это чудодейственное знамение свыше есть не что иное, как последнее предупреждение и призыв к покаянию погрязшему во грехах миру! Киприоты прекрасно понимают важность многовековой дружбы между русским и греческим народами, высоко ценят вклад России в освобождение Греции от османского ига и искренне, нелицемерно любят и уважают русский народ.

Духовные, культурные и (в последнее время) военные контакты между Россией и Кипром не только всячески поддерживаются его правительством и народом, но становятся важнейшим приоритетом для безопасности от »супротивныя». И да помилует и спасет Всеблагий Господь страны и народы наши страждущие, переживающие лихолетие от труса, огня, меча, потопа, нашествия иноплеменников и междоусобныя брани… по молитвам всех святых, в землях Русской и Кипрской просиявших!»[4] Если ООН не в состоянии решить сегодняшнюю проблему Кипра, то киприотам остается уповать на бога, так говорят множество православных паломников  посещающих святыни Кипра.

Кипр третий по величине остров Средиземного моря после Сицилии и             Сардинии. Близость к Малой Азии и Северной Африке – в 95 км. от             сирийского, в 380 км. от египетского и в 65 км. от турецкого             побережья – определяют географическую принадлежность Кипра к             Передней Азии. Протяженность острова с севера на юг в самом широком             месте составляет 96 км, с востока на запад – 224 км. Своеобразную             форму Кипру придает гористая, выступающая далеко в море коса на             северо-востоке острова.

Никосия столица Кипра со II века, находящаяся практически в самом центре острова – центре административной, культурной и деловой жизни  страны, место проведения многих международных форумов и встреч     деловых людей. Среди других музеев, самым интересным музеем Никосии             многие считают богатейший по своей экспозиции Исторический музей.

Неотъемлемая часть центрального района Никосии – Площадь Свободы  (Платия Элефтериас). Сегодняшняя Никосия – это сплав             градостроительных стилей разных времен и народов, настоящий             архитектурный космополитизм с характерными чертами восточных и             западных городов.

Кипр – настоящее сокровище для любителей античности и знатоков истории, ведь здесь каждый камень дышит стариной и, являясь молчаливым свидетелем драматических событий, хранит вековые тайны. Руины античных городов, храмы и амфитеатры, монастыри, крепости и замки – вот разнообразные «экспонаты»  острова-музея, как называли Кипр еще в незапамятные времена многочисленные путешественники.

История Кипра драматична и интересна, она насчитывает 9 тысячелетий. Первые исторические сведения относятся к седьмому тысячелетию до нашей эры, поселение Хирокития (находящееся недалеко от Ларнаки) считается одним из самых древних в Европе. Особое место Кипр всегда занимал в древнегреческой мифологии, как остров Афродиты, где античная богиня Любви и Красоты родилась из пены морской и вышла на берег.

Греческую религию, культуру и греческий язык на Кипр привезли греки-ахейцы, приплывшие на остров во втором тысячелетии до н.э. На протяжении многовековой истории Кипр играл важную роль в развитии событий в Восточном Средиземноморье, будучи постоянным яблоком раздора, между сильными державами. Не удивительно, что остров, богатый медью и древесиной, с привлекательным расположением в окружении трех континентов (Европы, Азии и  Африки), на пересечении основных торговых путей, представлял собой лакомый  кусочек, поживиться которым всегда находились охотники. В разное время Кипром владели Ассирия, Египет, Персия, империя Александра Македонского, Римская империя, Византия, Турция, Венеция, Англия, и каждый раз новые завоеватели  наводили свои порядки на острове.

Еще в 1571 году остров был захвачен турками, но борьба православных киприотов против поработителей не прекращалась никогда, вплоть до провозглашения его независимости уже от британского колониального ига в 1960 году. Независимость от англичан не была »манной небесной», а стала закономерным итогом вооруженной  борьбы членов ЭОКА (Национально-патриотическая освободительная организация греков-киприотов) против оккупационного британского владычества, принесшего киприотам сотни жертв, – духовенства, мирных жителей, всех сражавшихся и  погибших за отчизну!  Этот отнюдь не украшающий англичан период »кипрской истории» едва ли известен простым людям Великобритании.  1882 году англичане «как бы временно» оккупировали Египет. Еще раньше турки уступили французам Тунис. В 1897 году Турция потеряла Крит.

В начале Первой мировой войны, в ноябре 1914, когда Турция выступила на стороне Германии, Великобритания официально аннексировала Кипр.

Остров получил статус колонии в 1925, для управления ею был назначен британский губернатор. С самого начала британской оккупации греки-киприоты под руководством православной церкви систематически проводили компанию за энозис, т.е. объединение с Грецией. Англичане отвергли требования греков-киприотов, но предоставили им некоторые конституционные права, учредив законодательный совет.

В 1931, когда греческое большинство населения от выдвижения требований об энозисе перешло к вооруженным выступлениям, законодательный совет был распущен. В 1943 англичане впервые после 12-летнего перерыва провели муниципальные выборы и обещали, что вопрос о самоуправлении острова будет положительно решен после окончания Второй мировой войны. Однако требования об энозисе не прекращались.

В послевоенный период греки-киприоты возобновили политическую агитацию, требуя права на национальное самоопределение и объединение с Грецией. Когда Великобритания снова отклонила это требование, предложив взамен некоторое расширение самоуправления, правительство Греции поддержало требования греков-киприотов и передало этот вопрос на обсуждение ООН в декабре 1954. Однако просьба Греции была положена под сукно. Видя, что ООН не желает принимать никаких мер, Национальная организация кипрских борцов (ЭОКА) в апреле 1955 развернула партизанскую войну против англичан. В августе того же года Великобритания созвала трехстороннюю конференцию с участием англичан, Греции и Турции для обсуждения положения на Кипре. Она не увенчалась успехом. Ситуация обострялась.

Глава православной церкви Кипра архиепископ Макариос, возглавлявший движение за самоопределение страны и объединение с Грецией, был обвинен англичанами в пособничестве ЭОКА и 9 марта 1956 сослан на Сейшельские о-ва.

В течение последующих трех лет Кипр пережил военное положение, всеобщие забастовки, акты терроризма и атмосферу тотального страха. В вооруженных столкновениях погибло ок. 500 человек. Сотни киприотов были заключены в тюрьмы и концентрационные лагеря. Отношения между Великобританией, Грецией и Турцией (все они входили в НАТО) были серьезно испорчены.

В июне 1958 Великобритания провозгласила «план партнерства», обеспечивавший большую автономию греческой и турецкой общинам в их внутренних делах при сохранении британского суверенитета над Кипром. [5]

Турция приняла этот план, но Греция и архиепископ Макариос отклонили его. Однако значение плана состояло в том, что он придал импульс идее создания независимого Кипра. Великобритания соглашалась предоставить независимость при условии обеспечения ее стратегических интересов в этом регионе. 11 февраля 1959 в Цюрихе Греция и Турция пришли к соглашению об «основной структуре Республики Кипр». 19 февраля в Лондоне было подписано соглашение между Грецией, Турцией, Великобританией, архиепископом Макариосом и доктором Фазилем Кучуком, представлявшими соответственно общины греческих и турецких киприотов. Это соглашение предусматривало предоставление Кипру независимости, исключало возможность его объединения с Грецией или раздел острова, а для обеспечения стратегических интересов Великобритании ей предоставлялись две военные базы. Гарантами независимости нового государства становились Великобритания, Греция и Турция. 16 апреля 1960 была провозглашена независимость Кипра, и в том же году он был принят в ООН. В 1961 Кипр стал членом Содружества, возглавляемого Великобританией. Соглашение 1959 определяло конституционную структуру Республики Кипр, а также права и гарантии для обеих общин. Несмотря на это, противостояние греческих и турецких киприотов не было устранено, поскольку многие важные вопросы остались нерешенными.

Конституционный кризис дал возможность новоизбранному президенту Макариосу предложить существенные поправки к конституции. Эти предложения были отвергнуты Турцией и руководством турок-киприотов. В декабре 1963 разгорелся жестокий вооруженный межобщинный конфликт, завершившийся расколом в правительстве и полным размежеванием общин. Кроме того, отношения между Грецией и Турцией настолько обострились, что каждая из этих стран угрожала ввести свои войска на остров. В марте 1964 Совет Безопасности ООН направил на Кипр свои силы по поддержанию мира. С декабря 1963 управление Кипром осуществлялось в условиях конституционного кризиса. [6]

Сразу после вспыхнувшего межобщинного конфликта вице-президент Кучук, турецко-киприотские министры, члены палаты представителей и чиновники перебрались в турецкую часть Никосии и отказались участвовать в управлении страной. Они установили контроль над рядом районов Кипра, где в целом проживало менее половины всех турок-киприотов, и руководствовались своими законами. В течение 10 лет власть правительства Кипра фактически осуществлялась от лица греков-киприотов.

В 1968 начались переговоры между двумя общинами. Греки-киприоты выступали за сохранение государственного единства, тогда как турки-киприоты предпочитали федеративную систему. Греки-киприоты рассматривали турецкую общину как меньшинство. Турки-киприоты требовали предоставления равного статуса с греческой общиной. Существовала и небольшая воинствующая группа греков-киприотов, требовавшая немедленного энозиса с Грецией. В 1973 Макариос был вновь избран президентом.

глава 1.  этиология кипрской проблемы

 

1.1. Свержение Макариуса военной диктатурой Греции.

 

В июле 1974 национальная гвардия греков-киприотов по приказу военной диктатуры, правившей в Греции, свергла Макариоса, который покинул страну. Турция, опасаясь, что государственный переворот приведет к энозису, высадила на Кипре многотысячный экспедиционный корпус.

Было достигнуто соглашение о прекращении военных действий, так как в тому времени военная хунта в Греции пала. Турки потребовали автономии в составе федеративного Кипра, состоящего из двух зон. Однако переговоры по этому вопросу в Женеве провалились. В августе Турция развернула новые военные операции, завершившиеся оккупацией северных районов (37% общей площади острова). Около 200 тыс. греков-киприотов бежали в южную зону, а 40 тыс. турок-киприотов – в северную, что сопровождалось убийствами с обеих сторон.

В декабре 1974 Макариос вернулся из изгнания и приступил к исполнению президентских обязанностей. В феврале 1975 в северной зоне было провозглашено Федеративное Турецкое Государство Республики Кипр, его президентом стал Рауф Денкташ.

После смерти Макариоса (август 1977) президентом Кипра в 1978 был избран Спирос Киприану, переизбранный в 1983. Он твердо проводил курс на сохранение единства страны. Греки-киприоты, особенно женщины, иногда устраивали бурные демонстрации, требуя возвращения в родные деревни на севере Кипра.

В ноябре 1983 Денкташ провозгласил независимость северной зоны в качестве Турецкой Республики Северного Кипра, которая была признана только Турцией. Связи между обеими частями страны фактически прервались.

На президентских выборах в феврале 1988 победу одержал Георгиос Василиу, беспартийный предприниматель, пользовавшийся поддержкой социалистов и коммунистов. Наметилась некоторая разрядка в отношениях между обеими частями Кипра.

В мае 1989 были отведены войска из 24 пограничных постов на «зеленой линии», разделявшей Никосию; на острове остались 2,3 тыс. военнослужащих контингента ООН и в десять раз большее число турецких солдат. В 1990 Денкташу удалось добиться переизбрания.

1990-е годы проходят под бременем нерешенных проблем, связанных с расколом страны в 1974. Обе ее части – Республика Кипр и Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК), поддерживаемая Турцией, фактически стали совершенно обособленными территориями.

В 1984 ТРСК в принципе согласилась на передачу анклава Вароша-Мараш, вывод иностранных войск (турецких и греческих), открытие международного аэропорта в Никосии и обсуждение проблем свободы передвижения, свободы выбора местожительства и прав на собственность.

Принятие этих принципов ТРСК поставила в зависимость от согласия Республики Кипр на трактовку термина «федерация» как образования, в котором каждая община будет располагать особыми правами, входящими в компетенцию центрального правительства.

В 1990-х годах переговоры были прерваны, когда президент Денкташ выдвинул идею самоопределения «народов», а не «общин».

В 1992 Генеральный секретарь ООН Бутрос Бутрос-Гали предложил «набор идей» в дополнение к предложениям, выдвинутым в 1984. ООН предложил создать на Кипре федеративную республику с президентом из греков-киприотов и вице-президентом из турок-киприотов. ТРСК отклонила ряд аспектов предложений ООН, потребовав, чтобы каждая из зон острова была суверенной, а возвращение беженцев в ТРСК сопровождалось такими жесткими условиями, которые сделали бы его практически невозможным. [7]

 

1.2 Провозглашение независимости Северной зоны.

 

В 1992–1994 был проведен ряд совещаний под эгидой ООН, но все они оказались безуспешными.

В 1993 Главкос Клиридес сменил Георгиоса Василиу на посту президента Республики Кипр. Клиридес победил благодаря поддержке греков-киприотов правонационалистической ориентации. Он отклонил «набор идей» ООН.

На жесткий курс Клиридеса Денкташ ответил столь же жесткими мерами. Позиция ТРСК была ужесточена запретом, введенным ЕС в июле 1994 на экспорт цитрусовых и томатов – двух основных экспортных культур ТРСК и источника иностранной валюты. Негодование ТРСК усиливалось тем, что она восприняла этот запрет как попытку ЕС заставить принять «набор идей» ООН.

Отношения Республики Кипр с ЕС были важнейшим аспектом политики острова в 1990-х годах. Республика Кипр подала заявление о вступлении в ЕС в 1990. Переговоры по этому вопросу были назначены на январь 1998. ТРСК заявляла, что будет противодействовать принятию Республики Кипр в ЕС до тех пор, пока Турция не будет допущена в ЕС. В 1997 было предпринято множество дипломатических усилий с целью найти выход из этого тупика, но все они были обречены на неудачу.

 

1.3. Подача заявление Республики Кипр на вступление в ЕС.

 

Противодействие Турции приему Республики Кипр в ЕС усугублялось наличием важных нерешенных геополитических и геостратегических проблем. Между Турцией и Грецией не были решены вопросы о разделе территориальных вод, шельфа и воздушного пространства в районе Эгейского моря, обращения с турецким меньшинством во Фракии, оказания помощи и поддержки Рабочей партии Курдистана (ПКК) со стороны Греции. С 1984 ПКК и турецкое правительство находятся в состоянии гражданской войны.

4 января 1997 правительство Республики Кипр сообщило о своем намерении приобрести в России управляемые ракеты типа «земля-воздух» S-300 с радиусом действия 150 км и разместить их близ города Пафос. «Ракетный кризис» породил ряд заявлений о наращивании вооружений. [8]

Турция объявила о намерении расширить свой контингент войск в ТРСК до 35 тыс. человек, а численность турецких поселенцев – до 100 тыс. человек. При правлении президента Клиридеса вооруженные силы Республики Кипр были тесно интегрированы с греческими. Все это предвещало обострение конфликта в конце 1990-х годов.

 

1.3 Расширение Турцией военного контингента.

 

Несмотря на рост напряженности в середине 1990-х годов, обращению Республики Кипр о принятии в ЕС был дан ход. Переговоры официально начались 31 марта 1998. ЕС заявил, что вопрос будет рассматриваться независимо от политической ситуации на острове. ТРСК пригрозила, что будет вынуждена пойти на еще более тесную интеграцию с Турцией в случае принятия Республики Кипр в ЕС.

Кипрская проблема образует лишь часть комплекса противоречий между защищающей свои позиции Грецией с 10-миллионным населением и бурно развивающейся Турцией с 66-миллионным населением. Очевидно, что усилия ООН, международных организаций и ЕС по разрядке ситуации на Кипре будут встречать большие трудности.

Напряженность, возросшая в 1997, сохранялась и в следующем году. Усилия ведущих европейских и американских дипломатов не помогли достичь соглашения между обеими сторонами. Денкташ, опираясь на поддержку Турции, настаивал на «конфедерации», состоящей из двух независимых государств. Клиридес, поддерживаемый Грецией, выдвигал условие, что любое соглашение должно основываться на «двухзональном» и «двухобщинном» решении. Между тем официальные представители Республики Кипр и Греции неоднократно заявляли о предстоящем размещении управляемых ракет S-300. Это привело к упрочению военных связей обеих сторон на Кипре с их партнерами на материке.

ТРСК подписала в 1998 новые экономические соглашения с Турцией, которые привели к их экономической «интеграции». Тесные узы между ТРСК и Турцией упрочились, когда из-за засухи в северном Кипре пришлось наладить массовую транспортировку воды с материка. Зависимость ТРСК от Турции по линии водоснабжения, вероятно, сохранится и в 21 в.

Республика Кипр, в свою очередь, заявила о наличии прочного военного альянса с Грецией и о том, что последняя придет на помощь, если Турция предпримет нападение на районы дислокации S-300.

В конце 1998 стало ясно, что «ракетный кризис» на Кипре как символ всего конфликта неразрывно связан с более широкими геополитическими и геостратегическими интересами Греции и Турции. Греция заключила или стремилась заключить союзы с Сирией, Арменией, Ираном, Египтом и Россией, направленные против Турции.

Турция подписала в 1996 соглашения о сотрудничестве в военной и разведывательной области с Израилем, а в 1998 их отношения приняли характер союза. Летом 1998 турецкие летчики обучались в Израиле тактике выведения из строя ракет S-300. Сотрудничество Турции с Израилем должно было продемонстрировать их намерения усилить свою военную мощь в Эгейском море, почти целиком находящемся под контролем Греции, и в восточной части Средиземного моря.

Политика Греции и Республики Кипр в отношении размещения российских ракет S-300 в южной части острова была направлена на ограничение геополитической и геостратегической экспансии Турции. В 1999 правительство Кипра отказалось от размещения российских ракет на острове; вместо этого они будут установлены на греческом о.Крит.

Важное стратегическое значение Кипра для планов обеспечения безопасности Греции и Турции свидетельствует о маловероятности того, что конфликт между Республикой Кипр и ТРСК может быть неожиданно решен с помощью войны между Грецией и Турцией.

ЕС, США, НАТО и ООН решительно выступают против военных действий между турками и греками на Кипре или между Турцией и Грецией.

Остается добавить – все это в грубом противоречии с многочисленными резолюциями ООН, призывающими к мирному воссоединению страны посредством прямых переговоров двух общин и при содействии             международного сообщества (в первую очередь NN 3212 от 1974 г., 541  от 1983 г. и 550 от 1984 г.). Тем ни менее, Турция и ее вассальный режим на севере фактически ведут дело к окончательному разделу Кипра под ширмой предлагаемой «конфедерации» и установлению своего военно-политического доминирования над южной частью острова. Осуществляются демонстративные полеты турецких боевых самолетов в воздушном пространстве Кипра. Военный прессинг идет и с суши и с моря. А в ответ на контракт Кипра с Россией на поставку зенитно-ракетного комплекса С-300 в сугубо оборонительных целях Турцией развернута политическая кампания, сопровождающаяся, ни много ни мало, прямыми угрозами нанесения авиаударов по кипрским объектам или российским судам, перевозящим закупленную технику.

Понятно, что конфликт застарелый и раньше до его решения руки не              доходили. Но холодная война уже стала историей, глобальная конфронтация и противостояние двух военных союзов в Европе закончено, российский и американский флоты более не охотятся друг за другом в мировом океане, в том числе и в Средиземном море.

И как же в такой ситуации ведут себя США и руководство НАТО, Совет             Безопасности ООН, ОБСЕ, Большая Восьмерка? Может быть, оказывают на            Турцию давление с целью вывода ее войск с Кипра и выполнения резолюций ООН о возврате отторгнутой собственности грекам и мирного воссоединения страны хотя бы на основе федерации, согласно компромиссному предложению Никозии? Или, может, ставится вопрос в Совете Безопасности ООН о санкциях против Анкары в случае ее нападения на Кипр всего лишь за попытку по-минимуму осуществить свое право на индивидуальную (коли нет коллективной) самооборону? Раз уж НАТО вступается за вооруженных албанских сепаратистов в югославской провинции Косово, то тем более резонно было бы ожидать от альянса            действий в защиту независимого европейского государства – члена ООН,             подвергающегося прямой угрозе извне. Тем более, что речь идет о             демократической стране, кндидате на вступление в Европейский Союз.

Но нет, ничуть не бывало. Вместо всего этого давление оказывают как             раз на слабую, пострадавшую сторону – Кипр и Грецию. Их понуждают идти на все новые уступки Турции и турко-кипрской общине, отказаться от военно-технического сотрудничества с Россией, не поднимать лишний шум в ООН, а взамен подсовывают все новые посреднические миссии и формальные обсуждения, маскирующие полное отсутствие прогресса в решении существа проблемы.

Причину такой позиции обнаружить нетрудно. Если раньше Турция была  прердовым рубежом на южном фланге НАТО в политике сдерживания СССР, то теперь ее роль изменилась, но не стала менее важной. В геополитической стратегии Вашингтона эта страна расценивается как главный форпост американского влияния в трансрегиональной Черноморско-Каспийской зоне, к которой примыкает восточное Средиземноморье. Здесь огромные запасы энергетических ресурсов, узлы коммуникаций и трубопроводов, ключевые геостратегические плацдармы и очаги многих конфликтов.

Турция – самая сильная военная держава региона – рассматривается как противовес России, Ирану и арабским странам и как удобный коридор для нефтепроводов из каспийского   бассейна в Европу. Попустительство Анкаре тем более стимулируется страхом перед приходом там к власти исламских фундаменталистов и   перспективой потери столь важного западного партнера. Все это понятно, но какое это имеет отношение к строительству новой многосторонней системы безопасности в Европе, которая должна придти на смену блоковому противостоянию времен холодной войны? Чего стоит такая система, в которой попираются нормы международного права, безопасность и суверенитет малых государств, решения ООН – и все это в угоду чьим-то геополитическим и экономическим расчетам? Как можно провозглашать НАТО в качестве основы этой системы и ратовать за ее расширение, если, выходит, ведущим членам альянса все позволено, причем как в обращении со странами, не входящими в союз, так и в            отношении участников блока, не являющихся фаворитами (вроде Греции)?[9]

 

ГЛАВА 2. Отношение международного  анклава к событиям   на    кипре

 

2.1 Гуманитарная проблема «права человека» в Турции.

 

С гуманитарным аспектом дело обстоит не менее сомнительно.             Общеизвестно, что Турция – контролируемое военными государство,             сплошь и рядом нарушающее права человека.

С сепаратистским движением курдов там расправляются покруче, чем сербы с косовскими албанцами, не останавливаясь перед вторжением на территорию сопредельных стран.

Чего реально добился Запад политическими методами (не говоря уже о  военных акциях), чтобы защитить от истребления и репрессий мирное             курдское население, предотвратить этнические чистки, облегчить             положение массы беженцев? Ровным счетом ничего, от этой проблемы             стыдливо отворачиваются, как и от сербов-жертв этнических чисток в             Хорватии и Боснии, греков с северного Кипра, миллионов русских,             выжитых из бывших Советских республик…

Если новый европейский порядок предполагает столь произвольное толкование и избирательное применение основных цивилизованных норм внешней и внутренней жизни государств, то он неминуемо будет взорван странами и этническими меньшинствами, права и интересы которых несправедливо ущемлены. Или система развалится, поскольку и другие державы решат, что в пределах проекции их военной силы могут безнаказанно игнорировать эти нормы.

 

2.2. США и Россия после холодной войны.

 

Отношения США и России, как в европейском, так и глобальном масштабе вроде бы ориентируются на партнерство и сотрудничество по широкому диапазону, начиная от совместной космической станции и системы предупреждения о ракетных запусках, ликвидации ядерных вооружений и отходов – и кончая нераспространением оружия массового уничтожения (ОМУ) и ракетных технологий, миротворческими операциями в локальных конфликтах. Тем не менее, на региональном уровне подчас складывается впечатление, будто холодная война так и не кончалась.

Давление на Кипр и Грецию против политического и военно-технического сотрудничества с Россией никак не согласуется с духом партнерства. Москву упорно убеждают, что расширение НАТО на восток не             представляет для нее никакой угрозы, как и военное сотрудничество            НАТО с пост-Советскими республиками, не говоря уже о массированном             перевооружении Турции, включающем приобретение наступательных ракет             с дальнобойностью в сотни километров.

Что же тогда плохого и опасного для Запада в расширении политического влияния Москвы в  восточном Средиземноморье, основанного на искреннем и добровольном  стремлении демократических стран региона к взаимодействию с Россией?   Речь ведь не идет о предоставлении ей военных баз, хотя теоретически    и в этом по логике расширения НАТО не было бы ничего     предосудительного в условиях партнерства.

Нельзя не сказать отдельно о зенитной системе С-300. Никто иной, как США, потратили много времени и сил на достижение договоренности с Россией о разграничении стратегической и тактической систем  противоракетной обороны (ПРО). Первая ограничена по Договору о ПРО 1972 г., а вторую США полны решимости создавать для защиты от ракет  средней и тактической дальности, способных угрожать их союзникам и войскам за океаном. Комплекс С-300 лучше и дешевле американской             системы «Пэтриот», применявшейся против ракет Саддама Хуссейна в             войне 1991 г.

Но при этом российская система полностью укладывается  в согласованные в 1997 г. ограничения на тактическую ПРО. Возможно, настаивая на либеральных пределах для систем этого класса, в США думали, что только они будут разрабатывать и развертывать в  других странах такие средства. Но это уж их дело.

Сейчас же,  неприкрытый политический нажим на Кипр и Грецию за отказ от   российских поставок выглядит как явный прием нечестной конкуренции с целью вытеснения Москвы с рынка высокотехнологичной военной техники.  Причем, с цивилизованного рынка стран-членов НАТО и кандидатов в ЕС, на который Россия имеет тем большие права, что во имя партнерства и  мирового правопорядка она отказалась от поставок оружия своим  традиционным покупателям: Ираку, Ливии, Югославии, Северной Корее, Кубе, Сирии. В свете возрастающей угрозы распространения ракетного оружия Россия вправе рассчитывать на совершенно другое отношение Запада.

Совместные проекты России и НАТО по созданию и развертыванию  противоракетных систем, прежде всего вдоль южного пояса Европы и российских рубежей – обеспечили бы эшелонированную оборону от авиационно-ракетных ударов со стороны авантюристических режимов   Африки и Азии. Не блокировать восточное Средиземноморье для  российских зенитных систем, а сделать его отправной точкой строительства общего оборонительного периметра, защищающего  цивилизованные страны от любого агрессора – вот что предполагается  духом Основополагающего Акта России и НАТО. [10]

Что до политики Москвы в данном вопросе, то и она вызывает изрядное недоумение. Попробуйте найти на карте точку, в которой так же             пересекались бы несколько векторов российских интересов, которые как             правило направлены в совершенно разные стороны. Во-первых, это             выполнение резолюций ООН и обеспечение истинно справедливого решения             проблемы, утверждение верховенства силы права над правом силы,             построение новой системы европейских отношений, в которой             безопасность малых государств была бы гарантированна без военных             блоков и не зависела от баланса сил. Во-вторых, это расширение             политического присутствия и влияния России, причем в дальнем             зарубежье, что особенно редко, в ответ на искреннее стремление             демократической страны. И в третьих – продвижение на рынок цивилизованных стран российской высокотехнологичной военной продукции, что помогает наиболее передовым оборонно-промышленным кооперациям выстоять до лучших времен в условиях убийственного урезания отечественного госзаказа. Причем, военный экспорт в данном случае полностью соответствует интересам региональной стабильности, предотвращения агрессии, а в перспективе – даже задачам нераспространения ОМУ и наступательной ракетной технологии.

И это все – не говоря уже об экономических интересах в отношениях с Кипром. Благодаря уникальному сочетанию на Кипре офшорной зоны и соглашения с Россией об избежании двойного налогооблажения, эта маленькая страна стала для России и стран СНГ крупнейшим инвестиционным каналом. За последние годы, по данным Центробанка, через Кипр в Россию пришло около 30 млрд.долл. портфельных и прямых инвестиций, только за 1997 год этот приток составил почти 5 млрд.долл. (пресловутое бегство капиталов из РФ идет не через Кипр, а другими маршрутами). Эти  средства сравнимы по объему с кредитами МВФ, но в отличие от них – в значительной части пошли не на поддержание искусственной госбюджетной «пирамиды», рухнувшей в августе 1998 г., а на стимулирование реальной экономики и создание рабочих мест. Впредь, когда перспектива новых кредитов выглядит весьма тускло, России надо бы холить и лелеять прямые инвестиционные каналы вроде кипрского,  поддерживая их как экономическими, так и политическими мерами.

Исходя из всего сказанного, можно было бы ожидать от Москвы самой активной наступательной политики по кипрскому вопросу. Проблема             должна была бы постоянно подниматься в ООН, на Большой Восьмерке, на             всех форумах России и НАТО, на двусторонних переговорах с Турцией.             Контракт по С-300 нужно было бы политически поддержать договором о             дружбе и сотрудничестве хотя бы по типу уже имеющегося договора с             Грецией. Беспрепятственное развертывание тактических систем ПВО/ПРО             и сотрудничество в создании оборонительного южного периметра должно             быть пунктом повестки дня на саммитах с США. И, безусловно, угрозы             Анкары в отношении объектов предполагаемого размещения зенитных             комплексов и российских транспортов должны были бы получить самый             недвусмысленный отпор на самом высоком официальном уровне в Москве,             стать предметом рассмотрения на СБ ООН. [11]

Но вместо всего этого в российской политике присутствует             раздвоенность и аморфность, выдаваемая за «сбалансированность» и             «гибкость». Формально подтверждая приверженность резолюциям ООН по             Кипру, на практике Москва проявляет пассивность и, судя по всему,             уже готова примириться с отказом запуганной Никозии от доставки             комплекса – благо деньги за него будут выплачены. Все это – лишь бы             не брать на себя дополнительных обязательств, не осложнять отношений             с Турцией и принявшим ее сторону Западом.

Спору нет, взаимопонимание с Западом есть важнейший приоритет  российских интересов безопасности в глобальном  масштабе  и к тому же – фактор преодоления нынешнего экономического кризиса, особенно в части реструктуризации внешнего долга. Это, однако не означает, что             российскую внешнюю политику следует просто «закрыть» до лучших             времен. В общих рамках партнерства и взаимодействия с США и их             союзниками по главным вопросам международной безопасности, которые             сложились в 90-е годы, Россия должна твердо отстаивать свои позиции             по решению конкретных проблем. Особенно в тех случаях, когда линия             Запада столь вопиюще несправедлива и противоречит основным             международным нормам, как по кипрскому вопросу.

Прямая или косвенная увязка экономической помощи Запада с позицией России по таким проблемам дискредитирует идею международного партнерства после холодной войны. Да и финансовая помощь, добытая подобной ценой, никогда впрок не пойдет, как не помогли избежать августовского краха  все миллиардные кредиты МВФ и Всемирного Банка, обслуживавшие спекулятивную бюджетно-финансовую политику Черномырдина-Кириенко. Взаимовыгодные отношения России с Турцией – это один из ключевых вопросов ее региональных политических и экономических интересов на нестабильных южных рубежах.

 

2.5.  Отношения взаимного уважения в рамках международных соглашений.

 

Но эти отношения должны основываться на взаимном уважении и соблюдении основных правил международной жизни. Если Москва предупредит Анкару, что примет все необходимые меры  самообороны в случае нападения на российские суда в нейтральных  водах или удара по местам размещения зенитного комплекса, где будут  работать и российские специалисты, – то воспринимать это как недружественный акт или угрозу безопасности Турции могут только  политики с совсем уж перевернутыми мозгами. Попробовал бы кто-то  заикнуться о таких действиях в отношении американских кораблей или стран-получателей американских военных поставок! (Включая ту же Турцию, не спрашивающую разрешения соседних стран на приобретение той или иной военной техники за рубежом.)[12]

 

 

 

ГЛАВА 3 .  Решение проблемы Кипра

 

3.1. Позиция Турции взгляд на кипрскую проблему.

 

В статье «кто решит проблему Кипра?» Наби Шенсой – посол Турецкой Республики в РФ,  рассказывая о военном вмешательстве Турции в 1974 году, упоминают о событиях, ставших причиной этого вмешательства. Как известно, военная операция Турции на Кипре была проведена в ответ на государственный переворот, совершенный греческой военной хунтой на Кипре, и попытку энозиса (воссоединения) Кипра. Решение об осуществлении военного вмешательства Турция приняла в соответствии с Цюрихскими и Лондонскими соглашениями 1959-1960 гг., подписанными главами государств Турции, Греции, Великобритании, а также греческими и турецкими руководителями Кипра.

 

3.2. Действительное положение фактов  между турками киприотами и греками.

 

Если взглянуть на предысторию событий 1974 года, становится очевидным, что тезис о мирном сосуществовании кипрских греков и турок,  весьма далек от действительных фактов. Турки-киприоты в рамках договоров от 1960 года имели равные права и представительства в органах власти в созданной на острове равноправной республике, однако в 1963 году греки-киприоты с применением военной силы вытеснили турок из всех органов управления.

На этом гонения не закончились, турецкое население Кипра согласно плану «Акритас» подверглось кровавым гонениям и уничтожению. План «Акритас» был спланирован совместно греческими и кипрскими силами, о чем сегодня уже достоверно известно. В ходе воплощения в жизнь совместного греческо-кипрского плана погибло много турок-киприотов, тысячи турок лишились своих домов и имущества, родины. Кипрские турки были насильственно выселены и оттеснены на небольшой участок острова, составлявший 3% от всей площади острова, где вынуждены, были жить в блокаде и нечеловеческих условиях.

В ответ на нападки кипрских греков для защиты    турецкого населения Кипра мировая общественность направила в марте 1964  года на остров миротворческие силы, однако и вмешательство миротворческих сил не смогло установить мира и спокойствия. Только с военным вмешательством Турции в 1974 году, основанном на положениях вышеупомянутого Договора, было установлено спокойствие. После добровольного обмена населением, проведенного под контролем ООН, кипрские греки и кипрские турки создали свои администрации соответственно на юге и севере острова.

Более 30 лет в рамках миссии доброй воли Генерального секретаря ООН велись переговоры по достижению мирного решения данной проблемы. Турецкая администрация Северного Кипра вносила свои конструктивные и мирные предложения для продолжения этих переговоров. Однако греческая сторона Кипра не приняла предложение о федеративном решении проблемы. В то время как турки-киприоты принимали все документы, предложенные ООН, греческая администрация Кипра постоянно все отвергала.

Греческая администрация Кипра не признавала равное право на независимость турецкого населения острова, установленное международными договорами, отвергала все мирные предложения, основанные на принципе равенства двух народов, настойчиво утверждала, что она представляет правительство всего Кипра, и в рамках этой позиции в одностороннем порядке выдвинула свою кандидатуру на членство в Европейский союз и все свои усилия сейчас направляет на достижение этого членства.

Незаконное одностороннее обращение греческого Кипра для принятия в членство Европейского союза, а также принятие этого обращения в     рассмотрение явилось чудовищной ошибкой. Это придало уверенность греческой администрации Кипра в упорствовании против процесса примирения.

На Кипре существуют два народа, язык, вера и культура которых отличны друг от друга, и ни у одного из этих народов нет права утверждать свое господство над другим и представлять интересы другого народа. Генеральный секретарь ООН открыто заявил в своем выступлении 12 сентября 2001 года, что «одна сторона не представляла, и не будет представлять другую сторону»[13].

Резкая реакция на эти слова, последовавшая со стороны греческой       администрации Кипра, еще раз показала, что греки все еще не готовы к       решению существующей проблемы на основе равенства с турецким народом       Кипра.

Турецкая администрация Кипра в рамках поиска решения вопроса и создания возможности для мирного сосуществования двух народов на принципе равенства выдвинула предложение о создании конфедерации, в которой одна сторона не сможет оказывать давление на другую. Предложение о создании конфедерации вопреки некоторым негативным оценкам и утверждениям преследует целью создать условия для мирной жизни двух народов на принципах равенства. Идея конфедерации подразумевает существование двух государств, существующих на Кипре, под одной крышей и дает шанс со временем, когда чувство доверия друг к другу окрепнет, расширять и развивать сотрудничество между ними.

На этом этапе самым верным подходом для решения кипрской проблемы со стороны международного сообщества будет анализ всех проведенных до сего дня переговоров и установление причины, по которой стороны не смогли достигнуть никаких договоренностей, что создаст необходимую почву для плодотворного и конкретного переговорного процесса.

Остается нерешеный курдский вопрос в котором Турция заняла не лучшее положение. 4 марта 1999 года Турция предупредила Грецию, которую она обвиняет в поддержке курдских сепаратистов, о том, что ее терпение на исходе. Цитируя заместителя государственного секретаря иностранных дел Коркмаза Хактанира, газета Milliyet пишет: «Греция попалась с поличным, оказывая поддержку Рабочей артии Курдистана. Греция должна прекратить поддерживать террористов. В противном случае это будет иметь серьезные последствия для двусторонних отношений. Греция проводит в отношении Турции враждебную политику, и если то будет продолжаться, очень неприятные события могут произойти в восточном Средиземноморье. Нашему терпению приходит конец».

Господин Хактанир предвидит эскалацию напряженности в Эгейском море и развитие событий по сценарию 1996 года, когда только благодаря вмешательству США Греция и Турция избежали военного конфликта по поводу принадлежности необитаемых островов Кардак, которые обе страны считают своими.

Помимо этого Анкара заявила, что дело Оджалана окажет негативное влияние на процесс урегулирования на Кипре, разделенном после турецкой агрессии 1974  года на греческую и турецкую зоны.

 

3.3 Некоторый прогресс в отношениях триумвирата.

 

Тем не менее в отношениях триумвирата Турции  Кипра Греции намечается некоторый прогресс.

Парламент Турции 23/11/2001, собрался на специальном заседании за закрытыми дверями, на котором обсудил будущее разделенного острова Кипр. Как передает Би-би-си, это специальное заседание было назначено по требованию турецких парламентариев, поскольку лидеры двух кипрских общин готовятся к первой за четыре года встрече. Лидер турок-киприотов Рауф Денкташ хочет, чтобы северный Кипр был признан независимым   государством.

До сих пор Денкташ отказывался садиться за один стол с лидером греков-киприотов Глафкосом Клеридесом (президентом признанной                   международным сообществом Республики Кипр), настаивая на том,                   что администрация турецкой части острова должна считаться                   равноправным участником любых переговоров по Кипру. В августе                   этого года Денкташ отверг предложение о проведении сепаратных                   переговоров в Нью-Йорке 12 сентября. Этим переговорам, по-видимому, в любом случае не суждено было, состоятся.

Закрытые заседания турецкого парламента проводятся редко, и                   нынешнее показывает, какое огромное внимание депутаты уделяют                   проблеме Кипра. Официальные лица говорят, что стенограммы                   заседания будут считаться государственной тайной в течение                   десяти лет.

Необходимость найти решение давней кипрской проблемы приобрела оттенок еще большей срочности в последние дни, после                   предупреждения турецкого министра иностранных дел Исмаила Чема                   о том, что Турция аннексирует северную часть разделенного                   острова, если республика Кипр будет принята в Евросоюз.

Некоторые еще более воинственные депутаты даже призывают к                   войне с Грецией, если процесс расширения ЕС пойдет, как                   запланировано.

И не смотря на это 16.01.2002 лидеры греческой и турецкой общин острова Кипр пришли к соглашению провести серию консультационных встреч перед  вхождение в ЕС, сообщает Reuters.

Начиная со следующей недели, президент Кипра Глафкос Клеридис                   (Glafcos Clerides) и лидер кипрских турок Рауф Денкташ (Rauf                   Denktash) будут встречаться по понедельникам, средам и                   пятницам.

В ходе этих встреч они, как предполагают аналитики, обсудят                   целый ряд важных вопросов, в которых им необходимо достичь                   согласия перед вхождением Кипра в ЕС. В частности, речь будет                   идти о возврате имущества греков-киприотов, бежавших в 1974                   году с части острова, оккупированной турками, и о возможном                   создании единого государства.

Впрочем, представители ЕС уже сообщили, что даже в случае,                   если соглашение об этом не будет достигнуто, они готовы принять Кипр в ЕС, но только его греческую часть.

Специальный посланник ООН на Кипре Альваро де Сото (Alvaro de                   Soto) заявил, что первая встреча Клеридиса и Денкташа,                   состоявшаяся в среду, прошла в «сердечной обстановке» и стала                   «очень обнадеживающим началом» переговоров.

Республика Кипр должна стать полноправным членом Евросоюза к 2004 году. Афины заявляют, что наложат вето на прием других                   стран, если Кипр не будет принят в европейский клуб. Однако                   самопровозглашенная республика Северного Кипра, признанная                   только Турцией, не участвовала в переговорах о вступлении в ЕС. Если же Турция пойдет на аннексию севера Кипра, это нанесет сильный удар по ее надеждам на собственное вступление в Евросоюз.

Турецкие парламентарии должны решить, стоит ли Кипр такой                   жертвы. Комментарий Эксперт-центра: Чем быстрее проблема Кипра может                   решиться за столом переговоров, тем, безусловно, лучше для                   снижения напряженности в регионе. Но в любом случае, как                   переговоры не завершились бы, и Турция, и Греция буду считать                   себя в проигрыше, на наш взгляд.

 

 

Заключение

 

Колючая проволока, заграждения из мешков с песком и пустых металлических бочек, полуразрушенные дома, военные патрули и «голубые каски» миротворческого контингента ООН – так сегодня выглядит центр столицы Кипра Никосии, разделенной на две части так называемой зеленой линией. Ежегодно 20 июля киприоты отмечают черную дату в своей истории. Именно в этот день в 1974 году Турция высадила 40-тысячную армию вторжения и оккупировала к середине августа 37% территории суверенного государства.

Оккупанты изгнали более 200 тысяч греков-киприотов из принадлежащих им  жилищ на севере страны, еще более тысячи по сей день считаются пропавшими без вести.

О событиях 27-летней давности рассказал председатель парламента Кипра Демитрис Христофиас. По его словам, все многочисленные попытки решить кипрскую проблему не дали никаких результатов. Напротив, на оккупированной территории появилось самопровозглашенное марионеточное государственное образование – так называемая Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК).

Государство-фантом не признала ни одна страна мира, кроме Турции. Десятки резолюций Генеральной ассамблеи ООН с требованием вывести турецкие войска с Кипра, многочисленные раунды непрямых переговоров между президентом суверенной Республики Кипр Главкосом Клиридисом и лидером турко-кипрской общины Рауфом Денкташом также ни к чему не привели. Лидер турок-киприотов всякий раз занимает заведомо неприемлемую позицию: признание суверенитета

Северного Кипра, образование конфедерации ТРСК с Республикой Кипр. Совершенно очевидно, что за признанием Северного Кипра последуют его выход из конфедерации и последующее присоединение к материковой Турции.  Кстати, большинство турок-киприотов на протяжении многих десятилетий мирно уживались со своими с греческими соотечественниками, и многие из них отнюдь не приветствовали оккупацию севера страны турецкой армией. Сегодня тысячи коренных турок-киприотов (как эмигрировавших, так и остающихся в зоне оккупации) выступают совместно с греками-киприотами за воссоединение страны и за ее независимость. Однако их права узурпированы руководителем оккупированной зоны Денкташем. Популярность Денкташа стремительно падает, коренные турки-киприоты продолжают в массовом порядке покидать свою родную       страну. Вместо них под разными предлогами, в том числе под видом сезонных рабочих, на оккупированную территорию уже переселены около 80 тысяч выходцев из слаборазвитой в экономическом отношении турецкой провинции Восточная Анатолия. [14]

Кто мог бы реально помочь сегодня решить патовую ситуацию, говорят на Кипре, так это Соединенные Штаты. Однако американская администрация предпочитает больше говорить о необходимости урегулирования, чем на самом деле заниматься этим. Ни прежняя администрация Билла Клинтона, ни нынешняя команда Джорджа Буша, видимо, не заинтересованы в оказании давления на

Турцию – традиционного политического партнера США в регионе Восточного Средиземноморья. Весомый вклад мог бы внести и Европейский союз, в очередь на вступление в который стоит Анкара. Возможность присоединения Турции к ЕС, в котором сегодня так модно говорить о человеческом факторе и нарушениях прав человека, должна быть обусловлена жестким требованием предварительного вывода всех оккупационных войск с Кипра, строгого выполнения резолюций ООН по кипрскому урегулированию – сохранение территориальной целостности и       суверенитета страны, создание равноправной двухобщинной федерации,       демилитаризация острова. Однако и ЕС, к сожалению, не афиширует присущей ему в других ситуациях твердости и решимости. Между тем в Европе должны были бы оценить добрые намерения греков-киприотов, безвозмездно снабжающих север водой, газом и электричеством, поскольку исходят они из понимания, что на оккупированной территории живут их соотечественники.

Более решительных шагов по поиску путей урегулирования ожидают киприоты и от генсека ООН Кофи Аннана. Многолетнее устное осуждение самого факта турецкой оккупации без инициирования конкретных мер никогда не сдвинет кипрскую проблему с мертвой точки. Есть резервы и у российской дипломатии, считает Демитрис Христофиас. Новый председатель кипрского парламента прекрасно владеет русским языком, учился в Москве, знает, что к голосу России прислушиваются в мире при решении международных проблем. По его словам, «киприоты всегда помнят о том, что СССР в числе первых признал суверенитет и независимость Кипра, и благодарны россиянам за постоянную поддержку в вопросе кипрского урегулирования».

Складывается ощущение, что мировое сообщество просто забыло кипрскую проблему. Конечно, после вторжения турецкой армии на остров в мире произошло немало конфликтов, которые сотрясали мир. Были и оккупация Кувейта Ираком, и операция «Буря в пустыне», Босния и Хорватия, авиавойна против Югославии. Теперь на повестке дня – Македония. ООН, НАТО, Европейский союз постоянно заняты другими делами. Безусловно, важными. [15]

Станет ли, наконец, «важной» проблема Кипра?

Кровоточащей раной для каждого грека-киприота по сей день остается 1974 год, когда тридцатитысячная турецкая армия вероломно вторглась на Кипр и оккупировала 40 процентов его территории. Тогда более четырех тысяч погибли и пропали без вести, а треть населения стала беженцами в своем отечестве, которое разделено теперь границей между греческой и »турецкой» частями острова. В последней продолжается целенаправленное уничтожение и осквернение православных святынь, что подтверждает даже турко-кипрская газета »Аврупа», приводя в пример терпимое отношение киприотов к мусульманским святыням, ни одна из которых не уничтожена!

Оккупация, увы, продолжается на глазах у всего »демократического мира». При этом Турция абсолютно игнорирует »протесты» ООН, СЕ и прочих »миротворцев», толк от которых равен нулю. Лучшим подтверждением действия ООН (а точнее, бездействия) служит статистика невыполнения Турцией резолюций ООН с 1974 по 1995 год. А не выполнено ею 67 резолюций СБ и 12 специальных резолюций Генеральной Ассамблеи ООН по Кипру!

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Шпаро О.Б. Захват Кипра Англией. М., 1974
  2. Коровина А.К. и др. Сокровища Кипра: Древнее искусство. Искусство Средних веков. М., 1976
  3. Петрова Э.Г. Из истории древнегреческой колонизации Кипра. Симферополь, 1982
  4. Шмаров В.А. Кипр в средиземноморской политике НАТО. М., 1982
  5. Анисимов Л.Н. Проблема Кипра: Исторический и международно-правовой аспекты. М., 1986
  6. Егоров В.Г. Кипр: тревоги и надежды. М., 1986
  7. Восточное Средиземноморье: Международные отношения в 80-е гг. М., 1992
  8. РеспубликаКипр:Справочник.М.,1992
  9. Ганц Ф. Кипр: Путеводитель. М., 1994
  • МЛАДОТУРКИ ПЕРЕД СУДОМ ИСТОРИИ
  • Арис КАЗИНЯН, Армен НИКОГОСЯН СПЕЦРЕЦЕПТ – ОДИН  НА  ВСЕХ golos  декабрьь 2001.
  • Семен Константинов, БУДУЩЕЕ КИПРА МОЖЕТ РЕШИТЬСЯ СЕГОДНЯ «ЕКСПЕРТ-ЦЕНТР» газета 23/11/2001,
  • Наби Шенсой В СООТВЕТСТВИИ С ЦЮРИХСКИМИ И ЛОНДОНСКИМИ СОГЛАШЕНИЯМИ Полемика c Сергеем Меркуловым и Николаем Степановым («НГ», 21.07.2001)
  • Известия.Ру 04-12-2001 Греки и турки, возможно, договорятся о будущем Кипра
  • Валерия Шабаева Национальная электронная библиотека, 1999 г.
  • Павел Мартынов ООН лоббирует интересы наркомафии? ИАГ 10 12 2000
  • Алексей Арбатов Кипр как зеркало новой европейской политики 12 1998г.
  • Ориентация – поиск. Восток в теориях и гипотезах. Сб. статей Отв. ред.: В.И. Максименко, Л.И. Рейснер. М., 1992,
  • Перестройка в СССР и региональные конфликты в «третьем мире»: Сб. статей. Отв. ред. Малышева Д.Б. М., 1992,
  • Пост конфронтационная модель международных отношений и Азия. Редкол.: Хазанов А.М. (отв. ред.), Котляров В.С. М., 1992.
  1. Федоров В.А. Эволюция авторитарных режимов на Востоке. М., 1992, 199 с.
  2. Баланс сил в мировой политике: теория и практика: Сб. статей. Под ред. Позднякова Э.А. М., 1993.
  • Ерыгин А.Н. Восток. Запад. Россия: (Становление цивилизац. подхода в ист. исслед.). Монография. Ростов н/Д., 1993,
  • Иванов А.В. Запад – Россия – Восток: (Сравн.-типол. анализ познав. стратегий и ценност. ориентаций). М., 1993,
  • Развивающиеся страны Азии: перераспределительные системы и экономический рост. (Ганковский В.Е., Голуб А., Динкевич А.И. и др.) Отв. ред. Динкевич А.И. М., 1993,
  • Реснер Л.И. Цивилизация и способ общения. Сост.: Максименко В.И. (отв. ред.), Макаренко В.В. М., 1993.
  • Россия и Восток: проблемы взаимодействия. Ред. Панарин С.А. Ч. 1, 2. М., 1993.
  • Россия и народы стран Востока: Межвуз. сб. научн. тр. Редкол.: Пак Б.Д. (отв. ред.) и др. Иркутск, 1993.
  • Россия – СНГ – Азия: (Проблемы и перспективы сотрудничества). Редкол.: Хазанов А.М. (отв. ред.), Котляров В.С. М., 1993,
  • Солоницкий А.С., Чехутов А.И., Эльянов А.Я. Россия и третий мир: проблемы и возможности экономического взаимодействия. М., 1993.
  • Азия: роль ключевых стран в международных отношениях в 1990-е годы. Отв. ред.: А.М.Хазанов, Н.Б.Лебедева. М., 1994.
  • Актуальные проблемы журналистики стран Азии, Африки и Латинской Америки: Сб. научн. тр. Отв. ред.: Коренчук Е.Г. М., 1994
  • Всемирная история экономической мысли. В 6 т. Редкол.: Черковец В.Н. (гл. ред.) и др. М., 1994. Т.5. Гл. 9. Современные западные концепции экономического развития стран «третьего мира».
  • Глобальные процессы и перспективы взаимодействия России и третьего мира: Сб. статей. Сост.: Солоницкий А.С. М., 1994
  • Национальная безопасность России на Востоке: вызовы и ответы. Отв. ред. Г.И.Чуфрин. М., 1994.
  • Страны и народы Востока: Сборник. Под общ. ред. Боголюбова М.Н. СПб., 1994.
  • Хасбулатов Р.И. Мировая экономика. М., 1994,
  • Белев Б.Н. Политические аспекты экономических реформ 1980-1990-х годов в развивающихся странах: анализ американских политологических концепций «структурной адаптации». М., 1995,
  • Голанский М.М. Новые тенденции в мировой экономике и участь отставших стран: (Глобал. тоталитаризм). М., 1995.
  • Иностранные инвестиции и международное сотрудничество: (Сборник). Отв. ред. Осьмова М.Н. и др. М., 1995.
  • Интеграционные процессы в Азии в конце XX столетия. Отв. ред. Г.И.Чуфрин. М., 1995.
  • К вопросу о концепции восточной политики России. Отв. ред. А.М.Хазанов. М., 1995.
  • Остапенко Г.С. Британские консерваторы и деколонизация. М., 1995,
  • Россия и Азия: состояние и перспективы сотрудничества. Отв. ред.: А.М.Хазанов, В.П.Панкратьев. М., 1995.
  • Мельянцев В.А. Восток и Запад во втором тысячелетии: экономика, история и современность. М., 1996,
  • Насиновский В.Е. Вооруженные конфликты: Поиск решений. М., 1996,
  1. Новые подходы в изучении новейшей истории стран Европы, Азии, Африки, Латинской Америки: (Сб. статей). М., 1996.
  • Опарина А.А. Исторический комментарий к «Хождению по святым местам Востока» Трифона Коробейникова. М., 1996,
  • Петров А.М. Запад-Восток: Из истории идей и вещей. Очерки. М., 1996, 223
  • Политическая история государств Азии и Северной Африки, XX век. Т.2. М., 1996,
  • Россия и страны Азии: политика и сотрудничество в середине 90-х годов: Исслед. проект. Подгот. Тригубенко М.Е. М., 1996,
  1. Выборнов В.Я. Развитие и безопасность: Опыт стран Востока и Россия. М., 1997.
  • Длин Н.А. Россия и мировое сообщество: Запад и Восток. Мюнхен, 1997,
  • Региональные конфликты в Азии и Северной Африке. Отв. ред. А.М.Хазанов. М., 1997,
  • Россия, Ближнее и Дальнее Зарубежье Азии. Отв. ред.: А.М. Хазанов, У.З.Шарипов. М., 1997,
  • Русский узел евразийства: Восток в рус. мысли: Сб. тр. евразийцев. Отв. ред. Толстой Н.И. М., 1997
  1. Хазанов А.М., Гомаа Хамди. Политика СССР в «третьем мире» (Азия и Африка) в годы «холодной войны». М., 1997
  2. ArmenianHouse.org John Kirakosyan: Young Tur ksunder thetrialo fhistoryhttp: //armenianhouse.org/ kirakosyan / mladoturki/ mladoturkihtm Джон Киракосян

[1] Генри Кисенджер Мемуары М.1987.

[2] Перестройка в СССР и региональные конфликты в «третьем мире»: Сб. статей. Отв. ред. Малышева Д.Б. М., 1992, 162 с.

[3] Юрий АГЕЩЕВ ОККУПАЦИЯ ПРАВОСЛАВНОГО ГОСУДАРСТВАОККУПАЦИЯ ПРАВОСЛАВНОГО ГОСУДАРСТВА К 25-летию (1974-1999) турецкой агрессии суверенного православного государства Кипр

[4] Юрий АГЕЩЕВ ОККУПАЦИЯ ПРАВОСЛАВНОГО ГОСУДАРСТВАОККУПАЦИЯ ПРАВОСЛАВНОГО ГОСУДАРСТВА К 25-летию (1974-1999) турецкой агрессии суверенного православного государства Кипр

[5] Политика Англии на Кипре. Международная жизнь  № 12, 1974

[6] Сборник Решения ООН с 1964- 1974 гг. М .1989

[7] Решения ООН по кипрскому вопросу Международная жизнь № 12 1992 г.

[8] НСН: Архив обзоров Зарубежная пресса

[9] Наби Шенсой – посол Турецкой Республики в РФ. «Кто решит проблему Кипра?»

[10] Алексей Арбатов, член фракции ЯБЛОКО,  заместитель председателя комитета Государственной Думы по обороне  4 ноября 1998г.

[11] Алексей Арбатов, член фракции ЯБЛОКО,  заместитель председателя комитета Государственной Думы по обороне  4 ноября 1998г.

[12] Алексей Арбатов, член фракции ЯБЛОКО, заместитель председателя комитета Государственной Думы по обороне   4 ноября 1998г.

[13] Наби Шенсой В СООТВЕТСТВИИ С ЦЮРИХСКИМИ И ЛОНДОНСКИМИ СОГЛАШЕНИЯМИ Полемика c Сергеем Меркуловым и Николаем Степановым («НГ», 21.07.2001)

[14] Федоров В.А. Эволюция авторитарных режимов на Востоке. М., 1992, 199 с.

[15] Постконфронтационная модель международных отношений и Азия. Редкол.: Хазанов А.М. (отв. ред.), Котляров В.С. М., 1992, 159 с.