Интегрированные банковские структуры

0
10

ПЛАН

Введение…………………………………………………………………………………3

Глава 1. Теоретические аспекты интеграции

банковских структур……………………………………..……………………4

  • Основные понятия и цели интеграции банковских структур………….……4
  • Причины способствующие возникновению банковских рисков…….……..13

ГЛАВА 2. Банковская система как эффективный механизм

регулирования экономики. основные экономические

факторы поглощения и слияния банков…………………………………16

2.1    Становление кредитной системы как основа слияния и реорганизации банков в республике Казахстан………………………………………………..16

2.2    Актуальные проблемы развития банковской системы в Республике Казахстан………………………………………………….…………………….20

Глава 3. Транс-Национализация Банков, как опыт и метод

интегрированности банковских структур………………………………27

Заключение……………………………………………………………………………35

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………………………………………37

Введение

Банковская система – одна из важнейших и неотъемлемых структур рыночной экономики. Развитие банков и товарного производства и обращения исторически шло параллельно и тесно переплеталось. При этом банки, проводя денежные расчеты кредитуя хозяйства, выступая посредниками в перераспределении капитала, существенно повышает общую эффективность производства, способствуют росту производительности общественного труда. Сегодня, в условиях развитых товарных и финансовых рынков, структура банковской системы резко усложняется. Появились новые виды финансовых учреждений, новые кредитные инструменты и методы обслуживания клиентуры.

Практика банковской деятельности за рубежом представляет большой интерес для складывающейся в Казахстане и других странах СНГ новой хозяйственной системы. Совершается переход от административно-управляемой высокомонополизированной государственной банковской структуры к динамичной, гибкой, основанной на частной коллективной собственности системе кредитных учреждений, ориентированных на коммерческий успех, на получение прибыли. Идет поиск оптимальных форм институционального устройства кредитной системы, эффективно работающего механизма на рынке капиталов, новых методов обслуживания коммерческих структур. Создание устойчивой, гибкой и эффективной банковской инфраструктуры – одна из важнейших (и в тоже время чрезвычайно сложных) задач экономической реформы в Казахстане. Задача усложняется тем, что недостаточно объявить о создании новых кредитных институтов, сменив название банка и присвоив статус «акционерного общества». Коренным образом должна изменится вся система отношений внутри банковского сектора, характер управления и контроля со стороны Национального банка, принципы взаимоотношений банков и их клиентов, расчеты с госбюджетом и т.д. Но и это не все, необходимо изменить психологию банкира, воспитать нового банковского работника – хорошо образованного, инициативного, свободного от догм и готового идти на обдуманный и взвешенный риск.

Создание нового рынка – полноценный новый этап в развитии нашего общества. И естественно, что как любое новое явление, переход к рыночным отношениям имеет свои позиции и нечеткие моменты. Одним из нечетких моментов является глубокий кризис, который охватывает все сферы жизни общества. И как никогда в этих условиях возрастает роль экономической теории в выявлении сути происходящих преобразований, а так же в разработке практических рекомендаций по преодолению кризисной ситуации и достижения экономической стабильности. И дальнейшего развития общества.

Основным вопросом данной курсовой работы является слияние и поглощение банков, что характерно определяется глобализацией наращивания собственных активов и капиталов. В современных условиях с целью экономической целесообразности происходят поглощения или объединения банков в частности ее активов, по результатам  которого в банковской системе любого государства и в мире в целом появляются экономические гиганты которые способны финансировать любые экономические системы.

 

 

Глава 1. Теоретические аспекты интеграции

банковских структур

 

1.1 Основные понятия, цели слияний и полглощений

 

Проблемы реструктурирования кредитных организаций имеют комплексный характер. Их решение основано на создании и обновлении управленческих техноло­гий, связанных с практикой регулирования и контроля сферы кредитных и финан­совых отношений. Базисным инфраструктурным звеном кредитных отношений являются банки и кредитные организации иных категорий (например, кредитные кооперативы), совокупность которых составляет банковскую систему.

В понятии «банковская система» фиксируются особые финансовые отноше­ния, непосредственно складывающиеся между лицензированными операторами фи­нансового рынка, возглавляемого центральным национальным (эмиссионным) бан­ком, выполняющим функции кредитора последней инстанции и надзора за деятель­ностью автономных кредитных организаций (банков). Финансовые отношения в рам­ках банковской системы характеризуют первичный, или корреспондентский, денежный рынок. В отличие от него взаимосвязи кредитных организаций с вне­шними покупателями их услуг – заемщиками, вкладчиками, клиентами и другими категориями доверителей денег, капиталов и иного ликвидного имущества — со­ставляют вторичный, или клиентский, денежный рынок.

Совокупность методов реструктурирования кредитных организаций являет­ся важной составной частью регулирования и контроля деятельности лицензиро­ванных операторов денежного рынка, которая исторически, институционально, юридически, экономически и административно обособилась в процессе обостре­ния проблем финансовой устойчивости корреспондентского денежного рынка. Это обострение проявляется в кризисах платежеспособности кредитных органи­заций, утрата которой может моментально не только подорвать всю систему сложившихся кредитных отношений, но и парализовать системы текущих расче­тов и платежей и даже разрушить национальные финансы, включая государ­ственные.

Индивидуальные, коллективные, групповые, массовые, случайные и законо­мерные проявления этих моральных корней непосредственно формируют осо­бую национальную среду. Она характеризуется тем, что позитивно реагирует на вызовы международной экономической конкуренции различных государств – институциональных, юридических и иных политических форм, определяющих эффективность адекватного национального денежного порядка, дисциплины рас­четов, платежей, хозяйственных договоров, выполнения финансовых обязательств, а также правового режима ответственности (санкций) по соответствующим фак­там нарушения взятых на себя обязательств. Кризис перечисленных форм выра­жает изменения конкурентной среды, решающие из которых в XX столетии сконцентрировались в сфере международного кредита и финансов. В условиях обостряющейся конкуренции, для того чтобы преодолеть кризис форм государ­ственного устройства ключевых экономических отношений, недостаточно при­знать необходимость изменений, подобно тому, как это наблюдалось на приме­ре послевоенного СССР, включая период перестройки 80-х годов. Самым труд­ным условием кризисного преодоления является избежать опасности морального негативизма, факторы которого всегда сохраняются и в исторической памяти, и в традициях, и в привычках, и в приверженностях разных наций и народов с такой сложной кредитной судьбой, как российское общество.

В области традиций решающим является поддержание стабильности движе­ния вперед – от худшего к лучшему, позволяющего преодолевать кризис дефи­цитных финансов, стимулирующий мотивацию, желание и волю к ломке бюро­кратических привычек, связанных с воспроизводством устаревших форм регули­рования и контроля, не соответствующих, в частности, требованиям рас­пространения стандартов передовых информационных технологий, обеспечивших «банковскую революцию» на Западе на рубеже 80-90-х годов, в то время как сис­тема тотальной государственной секретности советских финансов обескровила систему отечественных госбанков.

Ломка привычек невозможна без учета мотивов поведения различных людей (их групп, коллективов, объединений, кланов и т. п.) независимо от того, выступа­ют они в качестве экономических агентов или в качестве контролеров деятельнос­ти этих агентов. Мотивы поведения и контролирующих, и подконтрольных субъек­тов основаны на приверженностях, использование которых требует от их инициа­торов и руководителей умений превращать трудные проблемы в благородные мотивы и соответственно воплощать высокие цели изменений в законопослушное позитивное поведение ключевых участников денежного рынка, которые воспри­нимали бы цели его преобразования как общие.

Продвижение технологий реструктурирования кредитных организаций явля­ется важнейшей составной частью позитивного ответа каждой данной нацио­нальной среды на вызов обновления. В смысле высокой мотивации это продви­жение зависит от фундаментального определения целей (приоритетов) макро- и микрополитики, рычаги которой сосредоточиваются на основных уровнях вла­стных полномочий: а) верховное политическое руководство, владеющее правом законодательной инициативы и делегирования полномочий нижестоящему нормотворчеству; б) высшее государственное (правительственное) управление, ко­торому делегированы полномочия исполнительных органов власти, реализую­щих установленные приоритеты в программном режиме; в) корпоративное про­фессиональное руководство, наделенное правом хозяйственно-финансовой инициативы, регулирования и контроля деятельности в различных сферах наци­ональной экономики, регионах, территориях и экстерриториальных образова­ниях, формируемых в качестве смешанных акционерных обществ, учреждаемых для реализации национальных программ в текущем режиме; г) локальное и частное самоуправление, приобретающее право предпринимательской инициа­тивы и деятельности на основе действующего разрешительного, в том числе лицензионного, права, реализуемого в единоличной, семейной, кооперативной и в иной учредительской форме, предусмотренной законодательством каждой дан­ной страны.

Продвижение технологий реструктурирования кредитных организаций непос­редственно опирается на профессиональное развитие совокупности естественно­научных, научно-технических, экономических, социальных, управленческих, орга­низационно-информационных, финансовых, аналитических методов решения клю­чевых проблем, опирающихся на системы исследовательских и обучающих технологий.

Регулирование и контроль деятельности кредитных организаций представля­ют собой совокупность универсальных методов обеспечения твердой финансовой дисциплины. Развитие этих методов, включая критическое реструктурирование кризисных организаций, служит общим целям предотвращения системного бан­ковского кризиса, а когда он все-таки возникает – специфическим целям его по­зитивного преодоления с наименьшими потерями. Банковские кризисы – объек­тивный феномен, периодически обостряющийся в различных странах по мере обострения проблем обновления принципов международной глобальной и регио­нальной финансовой интеграции разных стран, которые не перестают быть кон­курентами в различных областях по мере своего сближения. Процессы этой интеграции наиболее активно происходят в сфере кредитных отношений, харак­тер которых решающим образом влияет на национальные финансы той или иной страны.

Для все большего числа стран действие фактора финансовой интеграции становится соизмеримым по его мощи с факторами развития внутренней экономи­ки. Международная интеграция кредитного дела становится экономическим ба­зисом их финансового развития, позволяющего адекватно перестраивать другие отрасли национального хозяйства, включая реальный сектор, в части производ­ства и потребления основных стратегических ресурсов – природы, материально­го, человеческого, информационного капитала (включая технологические инно­вации).

На рубеже 80—90-х годов банковские кризисы отразили особенности совре­менной международной конкуренции, принявшей формы позитивного соперни­чества между государствами, происходящего по принципу «учиться у лучшего». Успехи или неудачи этого соперничества в решающей степени зависят от того, насколько тот или иной национальный капитал в лице государственного и час­тного секторов способен управлять финансовыми рисками выбранных приори­тетов и стратегий. При этом управлять так, чтобы долгосрочные цели морально не обесценивались неоправданными рисками растущих текущих потерь, а сию­минутные выгоды не заслоняли долговременной перспективы неуклонного об­новления.

Как показывает опыт догоняющих стран, к каким относятся, в частности, латиноамериканские государства, неолиберальные реформы в них не имеют одно­значного успеха. Например, банковские кризисы в середине 90-х годов в Мексике и Аргентине во многом характеризуются как кризисы их реформирования.

Неподготовленный импорт чужих идей является источником распространения вируса банковских кризисов. Объективно он составляет основу для своих и повто­рения чужих ошибок в управлении финансовыми рисками и регулировании эко­номики. Процесс повторения ошибок превращается в перманентное переобучение предпринимателей, банкиров, финансистов и политиков искусству согласованно управлять финансовыми рисками на локальном, национальном, международном — региональном и глобальном — уровнях. Этот «всеобуч», очевидно, составляет объективный процесс, характеризующий главную особенность конкуренции со­временного мира.

Поскольку процесс финансового всеобуча объективен, постольку он происхо­дит независимо от того, кто в настоящий момент играет ведущую роль в управле­нии национальной экономикой — государственный или частный (корпоративный) капитал. Целый ряд новых обстоятельств, связанных с решением проблем эконо­мической модернизации в преддверии XXI в., не позволяет говорить об очевидно­сти приоритета управленческой изобретательности частного капитала по отноше­нию к фундаментальности государственного[1].

Нетерпимость национальной политической среды отрицательно сказывается на эффективности процесса совершенствования сложившегося законодательства, которое в банковской сфере требует наиболее интенсивного обновления в соот­ветствии с новыми финансовыми явлениями и изменениями в международной эко­номической конкуренции. Если спекулятивный инвестор заставляет других кон­трагентов платить за свой авантюризм, то отсталый законодатель отпугивает от своей национальной экономики стратегических инвесторов, вынужденных искать более благоприятную правовую среду в других странах, где регулирующие меха­низмы государства валютных и финансовых спекулянтов способны эффективно противостоять опасностям разрушительных действий.

Реструктурирование кредитных организаций в странах со слабым банковс­ким сектором приобретает характер элементарного финансового всеобуча по­литиков, успехи или неудачи которого зависят от способности законодателей принимать необходимые законы; вносить в них своевременные поправки; деле­гировать часть своих законодательных функций исполнительной власти; под­нимать юридические определения на уровень высоких моральных и этических принципов.

Таким образом, реструктурирование кредитных организаций – это исключи­тельно сложный процесс, включающий, наряду с элементами банковской и управ­ленческой культуры, функциональные политические факторы, непосредственно связанные с формированием институциональной и юридической базы кредитного дела и функционирования банков. В условиях резко обострившейся необходимости решения сложнейших проблем развития банковской системы в России концеп­туальное изучение опыта других стран приобретает особую важность. Однако при­знавая информационную ценность знания особенностей чужого опыта, в практи­ческой политике необходимо более взвешенно подходить к его переносу на рос­сийскую «почву», нуждающуюся в сильном государственном протекционизме, включая кредитную сферу и банковский бизнес.

Как менеджеры и владельцы банков могут прийти к решению о том, будет ли планируемое слияние благоприятным для их организации? Ответ предполага­ет тщательный анализ как предстоящих издержек, так и ожидаемой выгоды в результате возможного слияния. Так как приобретающий и приобретаемый банки преследуют цель слияния, исходя из самых разных соображений, расчет затрат и выгод является довольно сложным делом. Но даже с учетом этого об­стоятельства важнейшей целью любого слияния должно быть увеличение ры­ночной стоимости вновь создаваемой фирмы, так чтобы акционеры могли по­лучать более высокую прибыль на капитал, который они внесли в банк.

Таким образом, слияние выгодно держателям акций в долгосрочной пер­спективе, если оно способствует повышению курса акций банка. Стоимость ак­ционерного капитала банка зависит от:

1)  ожидаемого потока будущих дивидендов, поступающих в адрес акционеров;

2) коэффициента дисконтирования, исчисляемого в отношении будущего потока дивидендов с банковского капитала, на основе нормы прибыли, обусловленной величиной рынка инвестиций с сопоставимым риском.

В частности,

где Dtожидаемые годовые дивиденды; с — ставка альтернативных из­держек на капитал, вложенный в проекты, которые подвергают инвесторов со­поставимому риску.

 

Факторы, стимулирующие слияние банков
Ожидаемое увеличение прибыльности банка
Стремление открыть для себя новые рынки и новые источники доходов
Ожидаемое увеличение доли участия на рынке ссуд, депозитов и прочих банковских услуг
Выгоды, вытекающие из объединения нескольких корпораций в одну, из снижения затрат и роста эффективности. Географическая диверсификация с целью уменьшения риска путем обслуживания рынков с самыми разными экономическими профилями и потоками по­ступления средств
Расширение ассортимента услуг с целью уменьшения риска, связанного с опорой на ограни­ченный набор услуг для узкого круга клиентуры
Стремление к экспансии и росту при использовании менее дорогостоящего способа
Стремление к повышению престижа в области управления (создание империй), что может быть достигнуто через контроль над крупными банковскими организациями
Поиск более надежной защиты от конкуренции и возможностей для установления высоких цен на предлагаемые услуги

 

Очевидно, что если предлагаемое слияние увеличивает ожидаемые диви­денды владельцев акций или снижает норму прибыли, которую требует от ор­ганизации инвестор, путем уменьшения риска для этого инвестора или же од­новременно действуют оба эти фактора, то собственный капитал банка будет возрастать в цене, а акционеры получат от сделки свою выгоду.

Каким образом слияние может увеличить будущие доходы или умень­шить степень риска? Одна из возможностей — это улучшение эксплуатацион­ной эффективности, т.е. сокращение эксплуатационных затрат на единицу от­дачи. Банк может работать эффективнее, консолидируя свои финансовые операции и исключая ненужное дублирование. Это означает, например, что после слияния он вместо выработки двух программ планирования будет разрабатывать одну, а вместо двух самостоятельных аудиторских команд будет работать только одна и т.д. Имеющиеся ресурсы — земля, труд, капи­тал и управленческое искусство — можно использовать значительно эффек­тивнее, если применить новые способы производства и оказания услуг, на­пример автоматизированные системы, которые позволяют увеличить объем предлагаемых услуг при тех же затратах, или же если уже имеющиеся ресур­сы использовать более интенсивно.

Еще один способ увеличить доходы — выйти на новые рынки или, вос­пользовавшись слиянием, предложить новые услуги. Вхождение на новые рынки может послужить началом географической диверсификации, если они имеют экономические характеристики, отличные от характеристик тех рын­ков, которые банк уже обслуживает. Вместе с тем слияние может позволить банкам с различными пакетами услуг объединить набор своих услуг с новы­ми, расширяя таким образом совокупную программу услуг, которую он пред­лагает клиентуре. Это называют диверсификацией номенклатуры услуг. Обе формы диверсификации способствуют стабилизации движения денежной на­личности и чистых поступлений банковской организации, что в итоге увели­чивает рыночную стоимость акций с меньшей степенью риска. В идеале бан­киры, склонные к слиянию, стремятся найти такой объект для слияния, при­были и денежные потоки которого негативно соотносятся с аналогичными показателями приобретающей организации. Это нелегко осуществить на практике, но, по меньшей мере, банк может получить от диверсификации оп­ределенные выгоды в отношении снижения риска, если он найдет такие при­обретения, доходы которых лишь в умеренной степени коррелируются с его собственными.

Для многих банков решающим фактором при предполагаемом слиянии является его вероятный взнос в доход в расчете на одну акцию (earnings per share, EPS) капитала вновь образованной фирмы. Увеличится ли EPS в ре­зультате слияния так, чтобы акционерный капитал банка стал привлека­тельнее для инвесторов на рынке финансов? Как правило, такой же вопрос задают себе держатели акций приобретаемого банка. Если мы свои акции в прежнем банке обмениваем на акции приобретающего банка, то увеличит­ся ли наш ЕPS?

Итак, акционеры обоих — приобретающего и приобретаемого — банков получат выигрыш в доходах на одну акцию в том случае, если: а) банк с более высоким отношением курс акций/доход (stockprketoearnings, P—Е) приобре­тает банк, имеющий более низкий показатель Р—Е; б) совокупный доход объ­единенного банка после слияния не будет падать. В этом случае доход в рас­чете на одну акцию будет возрастать, даже если акционеры приобретаемого банка получат определенную добавку к стоимости своих акций. Допустим, на­пример, что акционеры банка А, текущий курс акций которого оценивается в 20 долл. за одну акцию, согласны приобрести банк Б, текущий курс акций ко­торого составляет 16 долл. за акцию. Если, по последним данным банка А, до­ход в расчете на одну его акцию составил 5 долл. и доход банка Б в расчете на одну акцию также был 5 долл., то оба эти банка будут иметь следующие отно­шения Р – Е:

 

 

Предположим также, что оба банка имеют соответственно 10 тыс. и 50 тыс. обыкновенных, выпущенных в обращение акций, а банк А заявил 500 тыс. долл. чистой прибыли, в то время как заявленная прибыль банка Б составила 250 тыс. долл. Таким образом, можно предположить, что их совокупная при­быль в ближайшие годы составит 750 тыс. долл.

В случае если акционеры банка Б согласны продать свои акции по текуще­му курсу 16 долл. за акцию, то они получат 4/5 доли капитала (16/20 долл.) в акциях банка А в обмен на каждую акцию в капитале банка Б. Следовательно, для того чтобы довести сделку со слиянием до конца, банк А должен будет вы­пустить 40 тыс. акций (50 тыс. акций банка Б х 4/5) для акционеров банка Б. В этом случае объединенная банковская организация будет иметь 140 тыс. на­ходящихся в обращении акций. Если доход остается неизменным после слия­ния, то доход акционеров в расчете на одну акцию будет:

 

 

что очевидно больше, чем 5 долл. на акцию, которые банки А и Б заработали для своих акционеров, прежде чем произошло слияние банков.

В той мере, в какой отношение Р—Е приобретающего банка превышает этот же показатель приобретаемого банка, существует определенная свобода действий для того, чтобы выплачивать акционерам приобретаемого банка, по меньшей мере, умеренную надбавку за слияние с целью как-то «подсластить» эту сделку. Надбавку за слияние в процентах можно рассчитать с помощью следующего уравнения:

 

 

Допустим, например, что, несмотря на разницу в текущей рыночной стои­мости капиталов банка А и банка Б (т.е. 20 долл. по сравнению с 16 долл.), акционеры банка А согласны выплатить акционерам банка Б премию в размере 4 долл. на одну акцию (т.е. надбавку за слияние: (16 долл. + 4 долл.)/1б долл. = 1,25, или 125%). Это значит, что акционеры банка Б обменяют свои акции на акции банка А в меновом отношении 1:1. Поэтому акционеры банка Б, кото­рые имели в своем банке 50 тыс. акций, теперь будут иметь 50 тыс. акций, но уже в банке А. Вновь созданная организация будет располагать 150 тыс. акций, находящихся в обращении. Если в результате слияния доход остается на уров­не 750 тыс. долл., то консолидированная банковская организация будет в со­стоянии поддерживать текущий доход в расчете на одну акцию на уровне 5 долл. (т.е. 750 000 долл./150 000 акций).

К сожалению, выплаты надбавок за слияние часто становятся неконтролиру­емыми. За последние годы премии за слияние от 150 до 250% стали обычным явлением, но часто они не приносят акционерам ожидаемых доходов. Предпо­ложим, например, что акционерам банка Б предложена надбавка за слияние в размере 150%, т.е. им платят 24 долл. за одну акцию, текущая стоимость кото­рой составляет 16 долл. [(16 долл. + 8 долл.)/1б долл. * 1,5]. Это значит, что ак­ционеры банка Б получат 6/5 на акции (24 долл./20 долл.) приобретающей орга­низации, а именно банка А, в расчете на каждую акцию банка Б, которой они располагают сейчас. Если обмен происходит именно на этих условиях, то банк А будет иметь дополнительно 6 тыс. новых акций (б/5 х 50 000 акций банка Б), так что сумма акций вновь образованной фирмы составит 160 тыс. акций. В случае если доход не уменьшается, а остается где-то на уровне 750 тыс. долл., то образовавшийся в результате слияния банк имеет следующий доход в расчете на одну акцию:

 

EPS = 750 000 долл. + 160 000 акций = 4,69 долл.

 

Очевидно, что доход в расчете на одну акцию вновь образованной фирмы уменьшится в результате ‘ размывания» собственности, которое происходит вследствие предложения акционерам приобретаемого банка завышенного ко­личества новых акций в сравнении со стоимостью их прежних акций.

Если отношение курса акций к доходу Р—Еу приобретаемого банка выше, чем Р—Еу банка приобретающего, то EPS у вновь образованной фирмы упа­дет ниже предшествующего слиянию уровня — это и есть жертва распределе­ния располагаемого дохода на большее количество акций, т.е. «размывание» до­хода. Допустим, например, что банк А, имеющий отношение Р—Е, равное 4 (курс акций 20 долл./5 долл. EPS), и 100 тыс. выпущенных в обращение ак­ций, стремится приобрести банк Б, у которого величина Р—Е равна 5 (курс акций 25 долл./5 долл. EPS), а число выпущенных в обращение акций соста­вляет 50 тыс. Предположим также, что суммарный доход после слияния в 750 тыс. долл. соответствует совокупному доходу обоих банков до слияния. В случае если акционеры банка А согласны выплатить держателям акций банка Б 1,25 акции (25 долл. за акцию банка Б/20 долл. за акцию банка А) на каж­дую их акцию во вновь образованном банке, то этот новый банк будет иметь уже 62 500 новых акций (1:25 х 50 000 акций банка Б) в дополнение к 100 тыс. уже выпущенных в обращение акций банка А. В результате доход вновь созданного банка в расчете на одну акцию будет:

EPS= 750 000 долл. + 162 000 акций = 4,62 долл.,

что меньше EPS банка А (5 долл.) до слияния. В этом случае мы наблюдаем существенное «размывание» дохода в силу того, что было выпущено значительное количество новых акций с целью выплаты премии за слияние, обе­щанной акционерам приобретаемого банка.

Следовательно, финансовый успех слияния в немалой степени зависит от сопоставимых сумм доходов в долларах, заявленных обеими банковскими ор­ганизациями, а также от относительного показателя — курс акций/доход. Не­посредственные изменения в доходах в расчете на одну акцию в результате слияния банка А и банка Б определяются следующим соотношением:

 

 

Конечно, даже если EPS после слияния сразу же уменьшается, сделка все еще может не потерять своего смысла, если будущий доход в результате сли­яния будет увеличиваться по возрастающей. Если в результате слияния в долгосрочной перспективе достигаются несколько большая эффективность и снижение затрат, то издержки от завышенной цены на новые акции, кото­рые предстоит вручить акционерам приобретаемого банка, могут быть бо­лее чем просто компенсированы. Традиционная практика управления фи­нансовой деятельностью предполагает предварительный анализ того, какой может оказаться динамика .EPS вновь образованной организации при самых разных возможных вариациях будущих доходов и курсов акций. Если же потребуется слишком много времени для того, чтобы возместить затраты на приобретение банка в соответствии с проектируемой динамикой EPS, то руководство приобретающей компании вынуждено будет искать другого партнера для слияния.

Какими бы ни были мотивы, любое слияние – это просто финансовая сделка, в результате которой один или более банков поглощаются другими банков­скими учреждениями. Приобретаемый банк (как правило, меньший из двух) отказывается от своего чартера и получает новое название (обычно это назва­ние приобретающей организации). Все активы и пассивы приобретаемого банка становятся дополнением к активам и пассивам банка приобретающего2. Как правило, слияние происходит после того, как руководство приобретаю­щей и приобретаемой организаций уже договорилось между собой. Затем предполагаемая сделка должна быть ратифицирована советом директоров ка­ждой организации и, возможно, через процедуру голосования держателями обыкновенных акций каждой фирмы3.

В случае одобрения сделки держателями акций (как правило, по меньшей мере, большинством голосов в 2/3) правительственный орган, который перво­начально выдал банковский чартер на ведение дел данной фирме, должен быть уведомлен, равно как должны быть поставлены в известность и те бан­ковские службы, которые осуществляют контроль за деятельностью банков. У федеральных банковских органов есть 30 дней для вынесения своего решения по поводу слияния, кроме того, предоставляется 30-дневный срок для обще­ственного обсуждения. Официальное уведомление о том, что заявка на слия­ние была подана, должно быть опубликовано 3 раза в течение 30-дневного пе­риода, приблизительно с интервалами в 2 недели, в печатных органах с мак­симальной степенью распространения, имеющих хождение в регионе, где на­ходятся основные представительства заинтересованных банков. Министерст­во юстиции может начать разбирательство, если, по его мнению, в результате слияния будет существенно ослаблен климат рыночной конкуренции.

Решая вопрос о слиянии, руководство и совет директоров приобретающей фирмы изучают основные характеристики учреждения, намеченного в качест­ве объекта слияния. В числе первостепенных аналитики принимают во внима­ние четыре фактора: 1) историю банка, характеристики его владельца и ме­неджеров; 2) состояние балансовой отчетности банка; 3) отчет по зафиксиро­ванной динамике роста и эксплуатационным показателям; 4) счет прибылей и убытков, а также движение денежной наличности. Следующие ниже статьи суть главные моменты, которые, как правило, принимаются во внимание при­обретающей банковской организацией:

  • продолжительность существования, история банка;
  • квалификационные характеристики менеджеров;
  • сравнение типов менеджмента сливающихся организаций;
  • виды предлагаемых услуг;
  • последние по времени перемены в отношении депозитов, ссуд и положе­ния на рынке;
  • главные обслуживаемые клиенты;
  • географическое соответствие;
  • процедуры внутреннего контроля; характеристика персонала;
  • совместимость систем финансовой отчетности и управленческой инфор­мации;
  • условия и амортизационная регламентация для офисов и прочих матери­альных активов;
  • адекватность капитала, доходов в расчете на одну акцию, «размывание» собственности до и после предполагаемого слияния;
  • динамика затрат;
  • доход до и после вычета налогов, норма прибыли.

Полная оценка последствий планируемого слияния компаний, как показал весь предшествующий опыт, абсолютно необходима еще до слияния. Как правило, слияния осуществляются одним из следующих методов: 1) покуп­ка (приобретение) активов или 2) покупка обыкновенных акций. В случае использования метода покупки активов приобретающий банк покупает все или часть активов приобретаемой организации, используя для этого свою де­нежную наличность или же акции. При этом приобретаемая организация распределяет, как правило, свою наличность или акции среди своих же акционе­ров в форме высоколиквидных дивидендов и, таким образом, реформируется. В то же время в некоторых случаях сделок с покупкой активов фирма, прода­ющая свои активы, может продолжать деятельность в качестве самостоятель­ной, но меньшей по размеру корпорации. Если же слияние происходит методом покупки акций, приобретаемая фирма прекращает свое существование; приобретающая фирма берет на себя все активы и пассивы приобретаемой фирмы. В то время как наличные день­ги можно использовать для совершения обоих видов сделок по слиянию, сог­ласно правилам, регулирующим банковскую деятельность, необходимо, что­бы все слияния и поглощения, за исключением самых незначительных, опла­чивались путем выпуска дополнительных акций приобретающим банком. Кроме того, сделка с акциями имеет то преимущество, что она не облагается налогом, если речь не идет о продаже акций, тогда как уплата наличными деньгами подлежит, как правило, немедленному налогообложению. Сделки с акциями позволяют вместо текущих выгод данного момента ориентироваться на выгоды будущего времени, которые, как ожидается, будут значительно большими, если все пойдет по плану3.

В настоящее время наиболее часто встречающимся видом слияния в бан­ковском деле является слияние крупных (метропольных) банков с мелкими банками, обслуживающими широкую клиентуру. Это позволяет банковским финансовым центрам получить доступ к относительно менее дорогостоящим и не столь чувствительным к колебаниям процентной ставки счетам клиен­туры и направить эти депозиты в консолидированный заемный капитал кор­порации. Одни банковские слияния рассматриваются как дружественные, если на них с готовностью согласились все участвующие стороны, другие оп­ределяются как враждебные, если им сопротивлялись руководство и держа­тели акций. Так, при недавно состоявшемся поглощении банка «Ирвинг траст бэнк оф Нью-Йорк» управляющие и директора банка «Ирвинг» чини­ли одно за другим препятствия — правового или финансового характера — с целью предотвращения «брака» между двумя корпорациями до тех пор, по­ка судебные инстанции не приняли решение о совершении сделки. Не все банковские слияния предполагают поглощение приобретающим банком дру­гих банков. Некоторые банковские слияния, как, например, недавнее погло­щение оказавшейся в трудном положении «Ферст сити бэнкорп.», Хьюстон, просто означают, что небольшая группа богатых инвесторов пришла на сме­ну прежним владельцам.

 

1.2  Причины способствующие возникновению банковских рисков

 

Быстрый рост числа банковских слияний в мире за последнее время отражает наличие широкого диапазона факторов, их стимулирующих. Многие слияния (если не большая их часть) происходят в силу того, что держатели акций соответствующих банков рассчитывают на немедленный рост ожидаемой прибыли после завершения слияния. Если приобретающая организация имеет более агрессивный менеджмент, чем при­обретаемая банковская фирма, то доходы банка могут возрастать в той мере, в какой будут полнее использоваться рынки и осваиваться новые виды услуг. Если управленческий персонал у приобретающего банка лучше, чем менедже­ры приобретаемого банка, то прибыльность вновь образованной организации может увеличиться как результат более эффективного контроля над общефир­менными издержками. Любым из этих способов — путем сокращения расхо­дов или увеличения доходов — слияния позволяют повысить ожидаемую при­быль банковских организаций.

В других случаях многие партнеры по слиянию предвосхищают и снижа­ют риск утечки денежной наличности, а также возможный риск уменьшения доходов. Риск может быть снижен в результате того обстоятельства, что сли­яния приводят к увеличению размеров и престижа банковской организации, к открытию новых рынков или дают возможность предложить новые виды ус­луг, при которых движение денежной наличности не совпадает по времени с движением наличности, получаемой при уже существующей системе услуг. Поэтому слияния могут помочь объединенной банковской организации в ди­версификации источников денежной наличности и доходов, в результате чего образуется еще более стабильная банковская фирма, способная противостоять резким колебаниям экономической конъюнктуры в условиях конкурентной борьбы в отрасли.

В Соединенных Штатах федеральные контрольные органы отметили, что некоторые банки стали — часто в результате слияния, а также собственного внутреннего роста — настолько большими, что уже нельзя допустить их бан­кротства. Когда, например, «Континентал Иллинойс нэшнл бэнк оф Чикаго» испытывал массовую утечку капиталов в 1984 г., Совет управляющих Феде­ральной резервной системы США быстро пришел на помощь, предоставив временный заем, а Федеральная корпорация страхования депозитов выделила в конечном счете миллиарды долларов, с тем чтобы не позволить банку за­крыть свои двери. Небольшим, оказавшимся в трудном положении банкам, которые предпочли не спиваться или не могут найти партнера для слияния, часто просто позволяют стать банкротами. Подобное прекращение деятель­ности небольших банковских фирм отражает, возможно, неявную веру конт­ролирующих органов в то, что такие банки недостаточно велики, чтобы стать эффективными, или что их крайне узкие интересы сосредоточены на обслу­живании небольших местных общин для того, чтобы иметь шансы для выжи­вания в долгосрочной перспективе. Недавно Конгресс США выразил свое не­согласие с доктриной вроде «слишком велик, чтобы стать банкротом», приняв Закон об усовершенствовании деятельности Федеральной корпорации страхо­вания депозитов (1991 г.), который ограничивает возможности правительст­венной поддержки банков, оказавшихся в затруднительном положении.

Многие слияния проистекают из ожидания получить выигрыш па налогах, в особенности если приобретаемый банк теряет в доходах, чем можно вос­пользоваться для того, чтобы возместить облагаемую налогом прибыль при­обретающего банка. Возможен также случай получения выгод от завоева­ния позиций на рынке, когда слияние позволит приобретающему банку полу­чить исходную базу на совершенно незнакомом рынке. Приобретение уже су­ществующего банка, вместо оформления чартера на право ведения операций новой банковской фирмой с новым персоналом, существенно снижает затра­ты на завоевание позиций на новом рынке. За этим может последовать даль­нейшая экспансия в форме открытия филиалов или будущих слияний, при­чем в качестве исходной базы для ведения операций послужит последний из недавно приобретенных банков.

Хорошим примером того, как можно использовать слияния для улучше­ния позиций приобретающих банков на рынке, может быть событие, совер­шившееся в 1991 г., когда федеральные контрольные органы решили за­крыть «Нью-Ингленд корп.» и продать ее активы (оцениваемые в 13 млрд. долл.) на торгах. Несколько крупных претендентов — среди них наиболее известные Бэнк Америка корп.» из Сан-Франциско и «Флит/Норстар файнэншл труп» — рассматривали это потенциальное приобретение как возможность стать крупнейшим поставщиком финансовых услуг в регионе Новой Англии, и в первую очередь в шт. Коннектикут, Массачусетс и Мэн, где банк » Нью-Ингленд» имел свои дочерние банковские фирмы. Претен­дентом, победившим на этих торгах, оказалась финансовая группа «Флит/Норстар» из г. Провиденс, шт. Род-Айленд. В результате слияния эта группа стала крупнейшим банком в Новой Англии. Данный случай слияния демонстрирует нам также затратосберегающие мотивы, которые скрываются за многими банковскими слияниями. Руководители банка «Флит» под­считали, что, объединив свои финансовые операции с банком «Нью-Ингленд», они смогут ежегодно экономить до 350 млн. долл., получая при этом дополнительно от 150 до 200 млн. долл. дохода. Совсем недавно сооб­щалось о планируемом широкомасштабном сокращении штатов и эконо­мии за счет исключения дублирования банковских услуг в результате таких мегаслияний, как «Бэнк Америка корп.» и «Секьюрити пасифик корп.», «Кемикл бэнк» и «Маныофэкчурерс Гановер», NCNB, «Си энд Эс Соврэн бэнк» (который после слияния стал называться «Нэйшенс бэнк»).

В некоторых случаях администрация может предположить, что слияние увеличит возможности роста, сохранив при этом существующие темпы разви­тия приобретающего банка и использовав преимущества эффекта масштаба для сокращения эксплуатационных затрат. Кроме того, слияние дает банку возможность расширить лимиты ссужаемых сумм и лучше отвечать запросам клиентов фирмы. Этот фактор имеет особое значение для рынков, где веду­щие деловые клиенты банка могут иметь тенденцию более быстрого развития по сравнению с самим банком.

Часто слияния обеспечивают небольшим банкам доступ к новым высоко­квалифицированным управленческим кадрам, острый дефицит которых они всегда испытывают. Крупные банковские компании пополняют свои кадры непосредственно из колледжей, во многих случаях они вербуют кадры через конторы по трудоустройству в крупнейших метропольных ареалах. Малые же и провинциальные банки имеют значительно меньше контактов на рынке, ко­торые облегчали бы им поиск управленческих талантов; кроме того, они не могут позволить себе содержать высококвалифицированный персонал.

В исследовании, которое провели Прасад и Прасад, руководители вы­сшего ранга из 25 крупнейших банковских фирм США должны были отве­тить на вопрос о том, какие факторы они принимают во внимание при выбо­ре приемлемых для приобретения банков. Среди наиболее характерных мо­ментов была названа квалификация менеджеров. Некоторые руководители ве­дущих банков ответили, что для слияния они предпочли бы таких партнеров, чьи управленческие качества были бы почти полностью совместимы с их соб­ственными. В качестве других определяющих факторов, которые были назва­ны как наиболее значимые при выявлении нужного банка с целью его приоб­ретения, фигурировали прибыльность (в первую очередь прибыль на собст­венный капитал), эффективность банковских операций и сохранение позиций банка на рынке. Недавнее обследование 559 банковских слияний за период 1981—1986 гг., которое провели Хантер и Уолл, имело целью выявить важнейшие харак­теристики приобретаемых банков на территории Соединенных Штатов. Бы­ло обнаружено, что самые значительные суммы выплачивались, как правило, за приобретение банков, чья прибыльность была выше средней, которых от­личали относительно быстрый рост по активам и депозитам, более высокие отношения суммы банковских ссуд к доходным активам и разумное использо­вание дебиторской задолженности в качестве средства воздействия на дела фирмы. Хантер и Уолл пришли к выводу о том, что банки заинтересованы в слияниях, способствующих увеличению потенциала роста своих доходов и повышению эффективности ведения операций. В примере 18-1 приведены все возможные мотивы банковских слияний и поглощений в последнее время, взятые из современных исследований по слияниям в банковском деле.

 

 

 

 

ГЛАВА 2. Банковская система как эффективный механизм

регулирования экономики. основные экономические факторы поглощения и слияния банков

 

  • Становление кредитной системы как основа слияния и реорганизации банков в республике Казахстан

 

Кредитная система любого государства в значительной степени зависит от типа экономики в целом. Кредитные системы в централизованных экономиках существенно отличаются от аналогичных систем в рыночных экономиках. Это наглядно подтверждают те бурные структурные изменения в кредитной системе нашего государства, которые происходят в настоящее время. Важность кредитной системы в экономике любой страны, конечно, очевидна. Через кредитную систему государство осуществляет политику отраслевого и регионального развития всей экономики в целом.

Кредитная  система характеризуется  совокупностью  финансово-кредитных учреждений, правовыми формами организации и подходами к осуществлению кредитных операций. Банки занимают в ней ведущее звено, осуществляя основную массу кредитных и финансовых операций.

Процесс становления кредитной системы республики уходит далеко в историю. Каждому этапу экономического развития народного хозяйства соответствуют свой тип организации кредитного дела и своя структура кредитной системы, отвечающая соответствующим потребностям в кредитно-финансовом обслуживании.1

Как известно, использование товарно-денежных отношений вызвало необходимость формирования банков нового типа. Так, наряду с Государственным банком в Москве был создан Промышленный банк. Банк был создан в 1922 г. как акционерное общество с правом выдачи долгосрочных и срочных ссуд, открытия кредита до востребования в форме специального текущего счета под залог, учета векселей, покупки и продажи по поручению и за счет промышленных и торговых предприятий товаров, имеющих промышленное значение, акций, паев, облигаций и других операций. На базе акционерного общества «Электрокредит» в 1924 г. был создан Электробанк.

На территории Казахстана банковская система была представлена в виде филиалов Государственного банка и Промышленного банка, а позже и филиалами других банков. Государственный банк (настоящий его пра­вопреемник Национальный банк) являлся в то время аналогом Центрального банка. Первое отделение Промышленного банка было открыто 15 октября 1925 г. По мере развертывания индустриализации росла потребность народного хозяйства в долгосрочных кредитных вложениях в основные фонды. Необходимость дальнейшего роста капитальных вложений потребовала создать специализированный банк, каким оказался Стройбанк, созданный на базе Промышленного банка. Таким образом, все долгосрочное кредитование было сосредоточено в одном банке — Стройбанке, а краткосрочное кредитование было передано Госбанку. Коренным образом менялись направления, и формы деятельности банков, которые были призваны активно проводить организацию новых, прогрессивных форм и методов хозяйствования

К моменту обретения республикой самостоятельности банковская система Казахстана была представлена шестью банками: Госбанком (ныне Национальный банк), Внешэкономбанком (ныне функции розданы нескольким банкам: Алембанк, Эксимбанк), Промстройбанком (ныне ТуранАлембанк), Агропромбанком, Кредсоцбанком и Сбербанком.

С началом преобразований в экономике происходили изменения и в банковской системе. Таким образом, в начале 90-х годов банковская система была представлена Госбанком и рядом коммерческих акционерных банков. В первые годы формирования банковской системы двух уровневость банковской системы не была ярко выражена, так как Госбанк только формировался как классический центральный банк. Период с 1988 по 1991 г. стал первым этапом формирования существующей банковской системы. За это время была осу­ществлена реорганизация существующих государственных отраслевых банков и созданы первые коммерческие банки.

Далее число банков стало резко расти, появились частные и совместные банки. Благодатной почвой для появления банков стал высокий уровень инфляции, позволявший при негативных процентных ставках с легкостью зарабатывать доходы.

В 1992—1993 гг. состояние банковской системы оценивалось достаточно негативно. Нарушение нормального денежного обращения использовалось отдельными банками в корыстных целях. Дешевые кредитные ресурсы стали привлекательными для многочисленных коммерсантов.

В июле 1993 г. учреждена Ассоциация банков Республики Казахстан. К моменту организации Ассоциации подали заявления 35 банков. Несмотря на то, что Ассоциация банков принимала активное участие во всех важных мероприятиях, она не сложилась в мощную межбанковскую организацию, способную лоббировать интересы банков в государственных органах, хотя со­бытия последних дней (назревание сильнейшего банковского кризиса) показывают сплоченность банков в трудный момент и необходимость объединяющей структуры. Если обратиться к деятельности АБР (Ассоциация банков России), то, очевидно, что, несмотря на сложности в деятельности банков и центробежные силы, АБР смогла превратиться в мощную силу, спо­собную продвигать необходимые решения.

В октябре 1993 г. Казахстан посетила группа экономических консультантов из Южной Кореи. После детального изучения финансовой и банковской системы эксперты встретились с Президентом Республики Казах­стан и предложили свое видение и решение проблем. Они предложили сконцентрировать капитал в одном-двух крупных банках путем объединения существующих крупных банков. Также было предложено реорганизовать мел­кие банки и установить минимальный размер уставного капитала. Решение об увеличении минимального уставного фонда было принято немного позднее, примерно через полгода, а предложение о создании крупных банков путем слияния не было реализовано. Развитие банковской системы пошло другим путем, и нельзя сказать, что даже сейчас мы имеем достаточно крупные банки, способные осуществлять финансирование целой отрасли или крупного проекта. Кроме очевидной маломощности банков, мы имеем также очень низкую по международным стандартам капитализацию для подавляющего большинства наших банков. Предположим, что были бы созданы крупные объединенные банки, тогда вполне возможно, что мы были бы более защищены от ощутимых потерь активов от гиперинфляции и многочисленных злоупотреблений.

До 1994 г. Национальный банк слабо использовал классические пруденциальные нормативы для контроля банков второго уровня. Наиболее выражены были приемы контроля фискального характера. В это время была слабо развита нормативная база деятельности банков, что способствовало многочисленным нарушениям, а также давало возможность осуществлять неправомерные операции.

Сильным ослабляющим фактором денежной системы Казахстана явилось прекращение обращения банкнот Госбанка СССР и банка России выпуска 1961—1992 гг. на территории ряда стран СНГ. После этого резко увеличился объем незаконного ввоза таких банкнот на территорию Казахстана, что привело к ослаблению финансовой системы страны в целом, повышению уровня ин­фляции и понижению уровня жизни населения.

Период с 1992 до конца 1993 г. является вторым этапом формирования банковской  системы.  Основные  его  черты:  постепенный  переход Национального банка к выполнению ряда функций Центрального банка, экстенсивное формирование и развитие коммерческих банков[2].

Сильным толчком к появлению банков способствовало введение собственной национальной валюты: именно с того периода началось мощное экстенсивно-интенсивное   (количественное   и   качественное)   развитие банковской системы. Введение национальной валюты потребовало от Национального банка активных мер по поддержанию стабильности и устойчивости национальной валюты. Вследствие отсутствия опыта и совместного взаимодействия Нацбанка с правительством идея стабильной национальной валюты приказала долго жить, вплоть до середины 1994 г. В то время вынужденно сохранялась практика финансирования бюджетного дефицита за счет прямого заимствования. В этом как раз и состояло противоречие задач, стоящих перед Национальным банком и правительством[3].

Именно в начале 1994 г. встал вопрос о позитивности процентных ставок. Не секрет, что до середины 1994 г. процентная ставка была негативной, что имело достаточно ощутимые отрицательные последствия. Назовем основные из них:

  • не конкурентоспособность банковских депозитов;
  • избыточный спрос на кредитные ресурсы, как следствие их постоянный дефицит;
  • негативные процентные ставки способствовали усилению инфляции (в 1994 г. инфляция составила 1258%).

В сентябре 1994 г. с целью повышения ликвидности собственного капитала банков были ужесточены требования к структуре уставных фондов банков второго уровня. Были введены ограничения на оплату уставного фонда не денежными средствами.

С сентября  1994 г. введен новый порядок резервирования, предусматривающий размораживание задепонированных в Национальном банке средств коммерческих банков и введение платы за резервы, размещенные в Нацбанке. Банкам было разрешено осуществлять альтернативный порядок резервирования, который более выгоден. Плата определялась равной 25% от ставки рефинансирования.

В октябре 1994 г. в Казахстане функционировало около 200 банков, из них имели лицензию на проведение банковских операций 15 банков.

Именно в 1994 г. вопросы платежного оборота и стабилизации национальной валюты стали настолько актуальными, что вызвали даже внимание Президента Республики Казахстан в виде принятия специального постановления в августе 1994 г.

На 1 января 1995 г. было 237 банков, из них 25 имели генеральную валютную лицензию и по размеру уставного фонда относились к самым крупным банкам республики. Из общего числа только 8 банков имели уставный фонд от 5 млн. долл. и выше.

С января 1995 г. началось количественное сжатие банковской системы, основной целью которого явилось повышение надежности банковской системы республики. Сжатие банков достигалось путем ужесточения требований Национального банка, усиления конкуренции между банками. Основной задачей Национального банка стало качественное улучшение деятельности всех банков и формирование группы (10—15) банков, приближающихся к мировым стандартам.

К февралю 1995 г. Национальный банк уже использовал следующие классические денежно-кредитные инструменты:

  • регулирование объема кредитов рефинансирования;
  • регулирование уровня ставки рефинансирования;
  • использование механизма обязательных резервов;
  • проведение операций с государственными ценными бумагами;
  • интервенции Национального банка на валютном рынке.1

За полтора года наблюдается тенденция снижения сети банковских учреждений, так как на конец 1995 г. было зарегистрировано 130 банков второго уровня, имеющих лицензию Нацбанка на проведение банковских операций, и их количество снизилось на четверть по сравнению с 1 января 1995 г. и на треть — с 1 января 1994 г. – Ухудшение финансового состояния про­мышленных предприятий в республике отражается на показателях банковской деятельности (рост невозвращенных кредитов), тем самым банки вынуждены закрывать часть действующих нерентабельных филиалов. Величина их уставного капитала колебалась от 20 тыс. тенге и в целом составила более 6,8 млрд. тенге, что в 1,4 раза больше, чем было на 1 января 1995 г.

В конце 1995 г. процесс ликвидации переживали 62 банка, действительно ликвидированы только 6. В не которых случаях эта процедура тянулась целых 2 года. Подобные же проблемы существуют и у России, где должны были быть ликвидированы в 1995 г. В настоящее время механизм ликвидации банков более отработан и не занимает столь продолжительного времени. На 1 января 1998 г. осталось 77 банков.

Нацбанк как орган государственного регулирования прилагал усилия к тому, чтобы придать нужное направление происходящим изменениям в банковском секторе. Некоторые процессы уже идут не так стихийно, к, примеру, слияние банков, которому создается режим благоприятствования. По ряду банков, в соответствии с законодательством, возможно, будет введен режим консервации.2

Достаточно длительное время находился в режиме санации один из крупнейших «бывших» банков — Агропромбанк. Судя по нынешнему состоянию банка, санация дала необходимые результаты: банк осуществляет расчетно-кассовое обслуживание, пытается вернуть потерянных клиентов.

В 1995 г. Национальный банк продемонстрировал другую возможность вмешательства в деятельность банков второго уровня. Крупнейший банк Казахстана Алембанк находился непродолжительное время во временной администрации Нацбанка. Нацбанк использует также механизм слияния банков. Так, в 1996 г. были слиты два крупных банка Туран и Алем, в 1997 г. — Жилстройбанк и Кредсоцбанк.

Еще  одним  методом  является  допуск  иностранных  банков, присутствующих на рынке Казахстана, к приобретению тех казахстанских банков, которые находятся в плохом финансовом положении. Например, в Польше в свое время запрещалось иностранным банкам открывать дочерние банки и филиалы, за исключением тех случаев, когда они приобретали «в нагрузку» проблемные польские банки.

 

  • Актуальные проблемы развития банковской системы в Республике Казахстан

 

Все проблемы, характерные для современного этапа развития банковской системы республики, условно можно подразделить на носящие внешний и внутренний характер. Из основных факторов, носящих внешний характер, особо выделяются следующие.

Несмотря на ряд наметившихся в последнее время позитивных тенденций, современное состояние казахстанской экономики характеризуется дальнейшим сокращением производства и экономической активности в целом ряде отраслей народного хозяйства, снижением объемов долговременных инвестиций, а реальный сектор экономики, все обостряющейся проблемой долгов и неплатежей.

Позиции республики в сырьевом секторе ослаблены падением объемов сельскохозяйственного и промышленного производства — все больше товаров на казахстанский рынок завозится из-за рубежа. Кроме того, можно отметить высокую долю «теневой» экономики, несовершенную налоговую систему и высокую степень непредсказуемости поведения власти в стране.

По состоянию на начало ноября прошлого года общая сумма про­сроченной задолженности по обязательствам превысила Т 1400 млрд. и возросла по сравнению с началом апреля того же года в 1,4 раза. Кризис неплатежей в основном обусловлен нарушением естественной связи между динамикой цен и изменениями денежной массы. Регулирование необходимой денежной массы в Казахстане происходит в отрыве от формирования новых цен, а новый всплеск роста спроса на доллары в целом вызван ожиданиями нового обесценивания тенге, слабым государственным регулированием, медленным расширением рыночного оборота товаров длительного пользования, неверием народа в эф­фективность политики государства.

Сильным ударом для экономики является бегство казахстанцев от своей национальной валюты. Казахстанцы не особенно верят в тенге, предпочитая иметь наличные доллары США. Денежные ресурсы рассредоточены по обширному экономическому  пространству страны, по многочисленным дер­жателям малых средств. По оценкам специалистов на руках у населения сейчас находится несколько миллиардов наличных долларов США, что превышает золотовалютные резервы Национального Банка. Уже не первый год стоит проблема: как эти ресурсы сконцентрировать и направить на развитие производственной сферы. «Долларизация» страны в свою очередь означает кредитование Казахстаном более богатых стран и осложняет проведение государственной бюджетной и денежной политики, так как увеличивается неподконтрольный правительству элемент денежной массы.

В результате в Казахстане наблюдается устойчивая неблагоприятная тенденция платежного баланса страны.

Нынешние   маневры   правительства  и  Национального   Банка, заключающиеся в дальнейшем сжатии денежной массы (уменьшение за одиннадцать месяцев прошлого года составило 17,4%, а количества наличных денег в обращении – 30%), постепенной девальвации тенге (за 1998 год -10,9%), повышении ставки рефинансирования (с августа 1998 года на 6,5%), несмотря на кажущуюся их логичность, являются лишь паллиативными, так как не решают коренных проблем казахстанской экономики. Власти не учитывают того, что валютный сегмент, как и финансовый рынок в целом, находятся в крайне нестабильном положении, а страна пребывает в глубоком социально-экономическом кризисе.

Все это является следствием проводящейся макроэкономической политики правительства, игнорирующей, в надежде на автоматическое включение саморегулирующихся механизмов рынка, структурные особенности казахстанской экономики.

Естественно, что такая ситуация в экономике не могла не отразиться и на состоянии дел в банковской сфере.

Как результат этого в последние годы своего развития казахстанские банки оказались в центре множества весьма сложных противоречивых и трудно прогнозируемых процессов в политике, экономике и социальной сфере.

Банковская структура является важнейшей и много зависимой частью общей экономической системы государства, без потребностей, в услугах которой она самостоятельно существовать не может. Очевидно, что существенный позитивный вклад, который может и должна вносить банковская система в экономическое развитие страны, в первую очередь зависит не только от личных качеств банкиров-менеджеров, хотя этими качествами и нельзя пренебрегать. Эффективна государственная администрация, структурные ха­рактеристики, законы, регулирующие деятельность банковской системы, экономическая и политическая среда, а также традиции и обычаи страны значительно больше определяют характер развития и функционирования банков, чем конкретные личности их руководителей.

Одним из основополагающих исходных принципов объективного развития банковской системы должно являться строгое следование принципу равенства возможностей для всех субъектов рынка.

Однако не составляет большого секрета, что одним из главных факторов надежности банка, в условиях Казахстана, хотя и широко не декларируемым, является наличие особых отношений с властью.

Практически ни в одном другом секторе экономики на протяжении краткой истории суверенного Казахстана правительственное вмешательство не было столь велико как в сферу банковской деятельности.

Некоторые казахстанские банки стали видными коммерческими структурами за достаточно короткий промежуток времени. Они, как правило, не прошли продолжительный эволюционный путь развития из мелких банков постепенно повышая пои этом в условиях конкурентной борьбы эффективность своей деятельности, а быстро наращивали свой вес за счет особых условий, созданных им заинтересованными элитными структурами. Хотя процесс формирования основных элит в Казахстане можно считать фактически завершенным, однако, окончательного распределения между ними власти, влияния и собственности пока еще не произошло. И это скрытое противостояние элит продолжается. Естественно, что при каждом очередном витке обострения конкурентной борьбы между элитами за власть и собственность, соперничающие стороны будут стремиться, прежде всего, создавать    проблемы    для     финансово-кредитных    учреждений противоборствующей стороны. И в таких условиях любое возможное даже временное, ослабление позиций элиты, патронирующей определенный банк, сразу же отразится на положении этого банка. Так, что пока существуют предпосылки для продолжения такой борьбы, сохраняется и вероятность краха даже крупных отечественных банков[4].

Несмотря на кажущийся учет роли внешних факторов, и других объективных причин дестабилизации ситуации на финансовых рынках в экономике  Казахстана,   оперативная  деятельность   правительства  и Национального Банка Республики Казахстан до последнего     времени сводилась в основном лишь к лечению явных следствий «болезни», лишь к кратковременному   улучшению конъюнктуры рынка, а не к кардинальному устранению основных источников слабости финансовой системы в целом.

Так, например, при передаче многих предприятий республики в управление иностранным фирмам и компаниям правительством республики были полностью проигнорированы интересы отечественных банков:

задолженность предприятий гасилась только по их обязательствам перед государством, а долги по кредитам, полученным за счет средств самих банков, были заморожены.

К тому же, как следствие проводимой правительством жесткой монетаристской политики, финансовое состояние многих предприятий республики продолжало ухудшаться, что также сказалось на ухудшении качества кредитных портфелей банков и их финансовом состоянии. В резуль­тате этих названных, а также ряда других причин даже бывшие такие крупные банки республики, как, например, Туранбанк, Алембанк и Кредсоцбанк оказались в тяжелом финансовом положении.

Поэтому ссылки в официальных документах    правительства    и Национального Банка Республики Казахстан, обосновывавших в свое время объединение, например, Туранбанка с Алембанком их отрицательным капиталом, возникшим якобы только из-за плохого менеджмента и неучастия акционеров этих банков в их управлении, были не совсем корректными. А принудительный выкуп акций практически за бесценок у акционеров этих банков фактически на многие годы вперед вообще подорвал интерес потен­циальных инвесторов к акциям отечественных банков.

В связи с этим для объективного представления интересов банковской системы по отношению к правительственными к прочим государственным органам предлагаем законодательно оформить право банков на создание экономико-политических союзов (центральных и региональных), в состав которых должны входить ревизионные комиссии для проведения, независимо от государственных контрольных органов, контроля репутации и ликвидности банков, входящих в состав союза.

Кроме того, для обеспечения порядка, четкой ориентации образа действий кредитных учреждений, а также для защиты кредиторов от потерь необходимо разработать и принять закон о кредитном деле, который в первую очередь должен содержать предписания о формах надзора и контроля, о ком­мерческом поле деятельности, по борьбе с нарушениями в кредитном деле и др. В качестве другого примера, характеризующего конъюнктурность проводимой правительством республики финансово-экономической политики, можно отметить следующее.

Неспособность правительства сбалансировать доходы с расходами и в связи  с  этим  искусственно  поддерживаемая  высокая  доходность государственных ценных бумаг (ГЦБ) (за 1998 год их доходность была поднята на 9,5%, а доходность НОТ Национального Банка соответственно — на 14,2%), отвлекающая кредитные ресурсы коммерческих банков из реального сектора экономики, могут стать причиной в Казахстане кризиса, аналогичного российскому.

При сложившейся в настоящее время ситуации банковская система фактически работает только как посредник между своими клиентами и государством: деньги клиентов тратятся почти исключительно на покупку ГЦБ, или на валютные операции, при этом об инвестировании производственной сферы никто и не помышляет. Кроме денег клиентов, коммерческие банки, привлекая деньги нерезидентов, иначе говоря, зару­бежные кредиты, также направляют их в основном на покупку ГЦБ, или на операции с валютой[5].

Доля требований банков по ценным бумагам к правительству в сентябре 1998г. составила около 40% чистых активов банковской системы страны, что превышает аналогичный показатель большинства других стран почти в 2,5 раза. Например, в Германии этот показатель составляет 15%, во Франции – 14%.

Но компенсация дефицита государственного бюджета путем массовой эмиссии ГЦБ приводит к еще большему оттоку денег из производственной сферы, дальнейшему углублению кризиса неплатежей и снижению налоговых поступлений. Таким образом, идет затягивание времени и дальнейшая кон­сервация кризисной ситуации.

В результате такой политики экономическое пространство страны фактически распалось на две практически изолированные и замкнутые сферы:

коммерческие банки – рынок ГЦБ – государственный бюджет и реальная экономика, задыхающаяся от дефицита инвестиций.

Таким   образом,   происходит утрата банками роли полноценных субъектов экономической жизни страны. Вместо того, чтобы расширять свое участие в процессе создания добавленной стоимости за счет концентрации финансовых потоков и их перераспределения в сторону наиболее перспективных   производственных   проектов   и   конкурентоспособных предприятий, банки все более вовлекаются в спекулятивные операции на валютном рынке и рынке ГЦБ.

Необходимость обеспечения роли Казахстана как экономического. пространства для размещения и развития объектов прежде всего производственной  деятельности  настоятельно  требует  кардинального обновления финансовой и экономической политики.

Совершенно ясно, что экономическая среда формируется не правительственными указами и постановлениями, а путем создания необходимых условий для  всех хозяйствующих  субъектов рынка, обеспечивающих им равенство доступа к собственности и ресурсам, а банковскому сектору Республики Казахстан развитие на основе стабильной денежной и валютной систем, либеральном экономическом законодательстве и равновесии социальных интересов.

Поэтому государство должно срочно реализовать целый комплекс мер помощи отечественному товаропроизводителю, стимулировать развитие и взаимодействие всех форм национального капитала, наладить ресурсное обеспечение производственного сектора и экономики в целом, активнее, привлекая к этому коммерческие банки.

Правительству необходимо четко сформулировать долговременные задачи своей политики, предусматривающей дальнейшее уменьшение влияния государства на экономику, предоставление ей большей свободы для маневров, радикальное улучшение в области обеспечения занятости населения республики, жесткую расходную дисциплину, ликвидацию части налогов или их существенное снижение, повышение роли коммерческих банков как связующих звеньев между политикой и реальной экономикой. Эта политика должна определить конкретные цели и инструментарий их достижения, а также исходные данные и критерии соответствующих программ развития.

Если не будет четкой долговременной стратегии развития банковской системы, которая предусматривала бы определенные возможности вложения инвестиций банками в реальный сектор экономики, то, ни о каком подъеме отечественного производства не может быть и речи.

Видимо, правительству целесообразно разработать 3 – 4 приоритетные национальные программы, которые Президент Казахстана объявит надежными с экономической точки зрения и отвечающими первоочередным государ­ственным целям. Правительство должно поддержать эти проекты финансовыми гарантиями (желательно с участием известных зарубежных банков) и предложить гражданам вкладывать свои средства в эти программы при высокой надежности их целевых вкладов.

При этом необходимо предусмотреть особую ответственность государства за финансовую поддержку развития высокотехнологичных и конкурентоспособных,   прежде   всего   экспортоориентированных   и импортозамещающих производств. В этой части возникает острая необходимость   в   специальной   бюджетной   консолидации   средств, ориентирующей и стимулирующей банки, работающие в сфере реальной экономики, на реализацию именно тех программ, которые будут определены этой политикой. При этом уполномоченные банки, реализующие мероприятия по поддержке принятых решений,  должны действовать самостоятельно в рамках собственной ответственности, но в строгом соответствии с целями проводимой политики.

Конкретные меры по стимулированию инвестиционной активности коммерческих банков в первоочередном порядке должны предусматривать формирование таких специальных и эффективно действующих механизмов, которые, прежде всего, препятствовали бы отвлечению капитала из производственной сферы в спекулятивную.

Экономическая ситуация диктует и необходимость принятия решения об учреждении специального «стандарта бюрократических затрат», с помощью которого появится объективная возможность осуществлять проверки исполнения соответствующих законов и правительственных распоряжений, соблюдения других формальностей всеми субъектами рынка.

В конечном итоге речь идет о таком радикальном изменении денежно-кредитной политики правительства и Национального Банка и формировании такой гибкой системы, которая реально бы стимулировала деятельность банков, работающих именно с производственным сектором экономики.

Из первоочередных мероприятий в этом направлении необходимо предусмотреть существенные налоговые льготы для банков участвующих в кредитовании (инвестировании) особо важных для народного хозяйства программ и долгосрочном кредитовании частного сектора.

Эти, а также целый ряд других мероприятий в комплексе позволят существенно повысить роль отечественных банков и их заинтересованность в инвестировании   реальных   высокоэффективных   проектов   развития отечественной экономики.

Естественно, что, как уже отмечалось ранее, создавшееся положение в банковской сфере республики является отзвуком тяжелого финансового состояния всей экономики. Однако весомый вклад в это вносят и сами коммерческие банки.

Из основных внутренних проблем, характерных для современного этапа развития банковской системы Казахстана, можно отметить следующие:

  • слабость собственной ресурсной базы;
  • отсутствие налаженного системного экономического анализа в банках;
  • слабость, а то и полное отсутствие в банках маркетинговых служб;
  • отсутствие четких ориентиров деятельности в виде определенного набора основных показателей, позволяющих осуществлять мониторинг и регулирование деятельности коммерческого банка;
  • низкий уровень компьютеризации и программного обеспечения банков;
  • отсутствие налаженных горизонтальных информационных связей между банками.

Главным продуктом, инструментом труда у банкиров являются деньги, но свободных денег у казахстанских банков в настоящее время нет. Наша экономика практически обескровлена в денежном отношении. Соотношение денежной массы к валовому продукту составляет лишь 8% (в нормально функционирующей экономике – 20% – 25%). Причем никто не может четко уяснить наперед, какая конкретно политика в отношении количества денег, хотя бы в ближайшем году, будет проводиться Национальным Банком.

В этой связи целесообразно, чтобы Национальный Банк ежегодно публиковал установленный им на ближайшие 12 месяцев целевой коридор по количеству денег. Основой для этого должно являться предположение об увеличении производственного потенциала республики, прогнозируемое развитие цен, и планируемая скорость обращения денег. За счет такого сообщения о предполагаемом количестве денег Национальный Банк будет предоставлять субъектам экономики существенную помощь для их ориентации в соответствующих путях развития.

Кроме того, отечественные банки бедны. Так, совокупный собственный капитал казахстанских банков в настоящее время составляет всего около $400 млн. Любой из первой сотни мировых банков многократно перекроет эту цифру.

В настоящее время у казахстанских банков фактически нет условий для долгосрочного кредитования. В их депозитных портфелях преобладающими являются депозиты на срок до одного года. В условиях непредсказуемости раз­вития экономической ситуации в республике мало кто из субъектов рынка рискует сегодня вкладывать деньги на длительный срок. Все это приводит к тому, что банки не имеют «длинных» денег.

Успешное развитие банка, а сегодняшней ситуации для некоторых — выживание, невозможно без выбора стратегий его деятельности, тактики и конкретных инструментов их реализации, основанных на фундаментальном экономическом анализе. Целью фундаментального анализа деятельности банка является предвидение, то есть взгляд из настоящего в будущее, а для конкретного банка – это решение вопросов, связанных с управлением его портфелем (структурой активов и пассивов), доходностью, издержками, достаточностью собственного капитала и его ценностью, банковскими рисками и т.д.

Вместе с тем, анализ работы некоторых банков показывает, что основной набор показателей, которыми оперируют эти банки, лишь констатирует уже сформировавшиеся события, да и то лишь по истечении отчетного периода.

Проведение фундаментального анализа современного банка, учитывая гигантский объем информации, проблематично без достаточной оснащенности современной компьютерной техникой и соответствующего обеспечения.1

Однако уровень оснащенности наших банков современными техникой и технологиями в целом оставляет желать лучшего. В качестве первых шагов для упорядочения дел в этом направлении необходимо разработать и принять Республиканские стандарты по основным банковским операциям и провести унификацию банковских информационных технологий и программного обеспечения.

Деятельность современного банка немыслима без использования в ней всего инструментария маркетинга.

Известно, что полный комплекс банковского маркетинга включает в себя работу в следующих основных направлениях:

  • изучение рынка банковских продуктов и услуг, определение доли банка на соответствующих рынках, проведение анализа клиентской базы и конкурентной обстановки на рынке, сегментация рынка. Используя результаты анализа рынка и информацию по анкетированию клиентов банка, банк должен проводить изучение емкости рынка путем сравнения спроса в услугах банка с объемом услуг в целом по данному сегменту рынка. При этом определяется степень удовлетворения имеющегося спроса клиентуры банками – конкурентами, проводится оценка сильных и слабых сторон конкурентов, их потенциальные возможности;
  • участие в разработке новых банковских продуктов и услуг, привлечении новых клиентов и расширении клиентской базы, разработке и внедрении новых форм и видов клиентского сервиса;
  • участие в формировании политики банка в области ставок и тарифов на банковские продукты и услуги;
  • формирование спроса и каналов сбыта банковских продуктов и услуг и рекламная деятельность.

Однако деятельность маркетинговых служб многих казахстанских банков децентрализована и по существу сводится лишь к рекламе. Важной проблемой, требующей своего решения, является неразвитость информационных связей между коммерческими банками. В этом случае имеется в виду не регулярное представление отчетных данных Национальному Банку, а четко налаженный обязательный информационный обмен между коммерческими банками. Например, многим казахстанским банкам зачастую приходится кредитовать клиентуру, имеющую счета и в других банках. При этом банки совершенно не располагают объективной информацией о надежности и платежеспособности клиента, а получить такие данные в других банках практически невозможно, так как они составляют коммерческую тайну. Уместно, видимо, напомнить о том, что в западных странах информация о неплатежеспособности и неблагонадежности клиента сразу же становится достоянием всех банков.

Серьезной проблемой является, и отсутствие единого объединяющего начала в банковской сфере. Практика свидетельствует о почти полной изолированности отечественных банков, фактически каждый банк варится в собственном соку, в то же время как почти каждый из них нуждается в самой разнообразной информации и различных консультациях.

В республике назрела необходимость создания при Национальном Банке самостоятельных хозрасчетных информационных и методических центров, в задачу которых входили бы сбор, обобщение и обеспечение на коммерческой основе различной информацией и методическими разработками заин­тересованные банки.

Уроки российского экономического кризиса, в результате которого почти 400 российских банков обанкротились и их многотысячный персонал оказался безработным, свидетельствуют за то, что для представления интересов банков и их работников необходимо законодательно предусмотреть возможность создания совместно с профсоюзами специальных социально-политических союзов больших групп финансово-кредитных учреждений, основными задачами которых должны являться: регулирование заработной платы работ­ников и отстаивание их интересов и прав; разработка совместно с соответствующими государственными учреждениями типовых планов для профессионального обучения; участие в составе организаций по повышению квалификации банковских работников и др[6].

 

Глава 3. Транс-Национализация Банков, как опыт и метод

интегрированности банковских структур

 

Транснационализация, безусловно, является одной из ведущих тенден­ций современной мировой экономики. Экономически она обусловлена воз­можностью и необходимостью перелива капитала из стран, где имеется его относительно избыточное количество, в страны, где он находится в дефиците, зато в избытке имеются другие факторы производства (труд, земля, полезные ископаемые), которые не могут быть рационально исполь­зованы в воспроизводственных процессах из-за нехватки капитала. Таким образом, объективно транснационализация ведет к рационализации ми­ровых воспроизводственных процессов и выравниванию экономических условий в различных странах. В принципе она выгодна как для стран, кор­порации которых осуществляют прямые инвестиции (страны базирова­ния), так и для стран, принимающих инвестиции. Однако ТНК, желая обе­зопасить свои инвестиции и снизить политические и экономические инве­стиционные риски, естественно, пытаются влиять на ситуацию в при­нимающих странах. Наращивание влияния ТНК в развивающихся стра­нах вызывает противодействующую реакцию со стороны национальных предпринимателей и обычно поддерживающих их правительств. Кроме того, с позиций стран базирования транснационализация часто может восприниматься как вывоз капитала из страны и ослабление ее собствен­ных национальных экономических возможностей. Поэтому транснацио­нализация, несмотря на свое объективно благотворное влияние на эко­номику принимающих стран и стран базирования, почти всегда наталки­вается на сопротивление определенных кругов как в тех, так и в других странах.

Отсюда возникает основное противоречие современной эпохи между интересами транснационального капитала и национальных государств.

Именно борьба этих интересов служит сейчас основной действующей си­лой развития мировой экономики.

Транснационализация представляется важнейшим элементом и одним из основных контуров-регуляторов, обеспечивающих единство функцио­нирования мировой экономики в глобальном масштабе.

Начиная с 60-х годов феномен ТНК стал привлекать пристальное внимание эко­номической науки. К настоящему време­ни теории транснационализации про­шли уже достаточно длинный путь развития, но тем не менее полностью законченных и объясняющих все аспекты этого сложного явления теорий пока нет, да, наверно, и не может быть, поскольку сам процесс транснаци­онализации стремительно развивается, принимая разнообразные, часто со­вершенно новые формы. Кратко остановимся на основных теориях и кон­цепциях транснационализации.

  1. Технологическая концепция была выдвинута известным американс­ким экономистом институционалистом Дж. Гэлбрейтом. Он считает, что ТНК развивает свои иностранные структуры в основном для обслуживания за рубежом своей сложной технической продукции и расширения сбыта за счет организации гарантийного обслуживания и промоушен-компаний.
  2. Теория монополистических преимуществ была выдвинута С. Хаймером и развита Ч. Киндлебергером. Само понятие монополистической кон­куренции было введено и исследовано в трудах Э. Чемберлина. В условиях монополизации товарного рынка компания старается использовать осо­бый вид конкуренции, выделяя свой собственный товар в особую группу путем использования рекламы и других мер по продвижению товара на рынок. Этот товар становится особенным, и на него не распространяются общие законы рыночной конкуренции. Таким образом, возникает своеоб­разная монополия возможно на достаточно «узком» рынке. Например, кока-кола за счет гигантских вложений в рекламу стала своеобразным от­дельным товаром, выделившимся из группы других прохладительных на­питков. То же самое можно сказать о монополистически конкурирующей с ней пепси. По существу, потребители разделились на два лагеря «кока» и «пепси» и их рынки находятся в состоянии динамического равновесия.

Когда корпорация выходит на иностранный рынок, она, естественно, сталкивается с уже действующими там местными корпорациями, которые имеют ряд преимуществ, поскольку хорошо знают свой рынок, «правила игры» на нем, вкусы потребителя и имеют связи с местной администраци­ей. Поэтому один из способов завоевать какой-либо сегмент рынка зак­лючается в использовании методов монополистической конкуренции. На зарубежный рынок сразу продвигается «особый» товар с «раскручен­ной» в мире и широко рекламируемой в принимающей стране торговой маркой. ТНК обязана обладать конкурентными преимуществами монопо­лии и крупной фирмы, чтобы противостоять местным фирмам.

  1. Теория жизненного цикла продукта, разработанная французским эко­номистом Р. Верноном, опирается на постулат о прохождении любым то­варом естественного жизненного цикла, состоящего из трех последователь­ных стадий (фаз): 1) инновационной; 2) зрелой и 3) фазы стандартизации. В инновационной фазе корпорация, первой освоившая данный товар, имеет существенные конкурентные преимущества, покрывающие ее затраты на НИОКР. Во второй и третьей стадиях для успешной конкуренции компа­ния вынуждена прибегать к стратегии интернационализации. В фазе зре­лости уменьшение числа продаж на домашнем рынке все еще компенсиру­ется увеличением продаж за рубежом. Наконец, в фазе стандартизации, когда производство товара по технологии и качеству приобретает окон­чательные стандартные формы, дальнейшие конкурентные преимущества можно получить, только начав экономить издержки за счет перенесения различных стадий воспроизводственного цикла в те страны, где затраты на выполнение работ меньше. После этого при уже снизившейся себестои­мости товар может вернуться даже на домашние рынки.
  2. Теория догоняющего цикла и парадигма «летящих гусей». Японский ученый К. Акамацу на основе изучения развития различных отраслей японской промышленности пришел к выводу о трехфазности их развития. В первой фазе в каждой отрасли нарастает импорт иностранных товаров в страну. Во второй фазе он начинает ослабевать из-за возникновения и раз­вития собственного импортозамещающего производства, которое в опре­деленный момент обгоняет импорт по объемам. Третья фаза связана с раз­витием экспорта отрасли в другие страны. После прохождения этих трех фаз начинают складываться условия для транснационализации местных кор­пораций и экспорта ПИИ. Графики объемов импорта, импортозамещаю­щего производства и экспорта отрасли напомнили романтичному японцу формирование стаи диких гусей, что и дало название его парадигме (кон­цепции) – парадигма «летящих гусей».

В 1978 г. эта парадигма была усовершенствована и превращена в тео­рию догоняющего цикла, объясняющую развитие экономик стран-пресле­дователей (Южная Корея, Тайвань, Таиланд и др.). В этой теории суще­ственно учитываются факторы, ускоряющие процессы «формирования стай гусей» в различных отраслях, а также влияние ТНК и ПИИ. Она детали­зирует временной ход процессов преследования лидирующих экономик догоняющими.

  1. Теория олигополистической защиты, предложенная ф. Никкербокке-ром (1978), объясняет развитие транснационализации также гонкой за ли­дерами, но уже среди ТНК. На основе эмпирических данных о 187 амери­канских корпорациях за 20 лет он открыл, что в олигополистических отрас­лях, где большую часть национального рынка контролируют от четырех до семи корпораций, после транснационального рывка одной из конкурирую­щих компаний за ней через 3-7 лет на иностранные рынки обязательно при­ходят ее домашние конкуренты. В этой теории важнейшим фактором транс­национализации считается конкурентная гонка за лидирующей компанией.
  2. Теория Хекшера-Олина обосновывает эффективность перемещения факторов производства из одной страны в другую. Основной закон этой теории, носящий имя ее авторов, гласит, что страны, имеющие в избытке те или иные факторы производства (сырье, капитал, трудовые ресурсы), будут иметь сравнительные преимущества в экспорте тех товаров и услуг, производство которых основано на интенсивном использовании данных фак­торов производства. Значит, если в одной стране в относительном избытке имеется капитал, а в другой – сырье или труд, то перемещение капитала дает прирост эффективности использования всех факторов. Таким обра­зом, теория Хекшера-Олина является теоретическим обоснованием транс­национализации и ПИИ.
  3. Теория интернализации, предложенная английскими экономистами Р. Баккли и Д. Кассоном, основана на постулате о том, что основным конкурентным преимуществом ТНК является целостная интернальная (внутренняя) структура, при которой выработанные в корпорации ноу-хау недоступны конкурентам. Это касается не только ноу-хау и достиже­ний в сфере НИОКР, но и использования новых финансовых технологий, позволяющих организовать транснациональные финансовые потоки так, чтобы уменьшить общую сумму затрат на налоги и другие платежи в го­сударственные бюджеты всех стран, где работает корпорация.
  4. Эклектическая теория Дж. Даннинга (1981) ставила своей целью объединение отдельных «наилучших» элементов, взятых из различных пред­шествующих теорий, для всестороннего объяснения транснационализа­ции. Согласно этой теории можно выделить три группы факторов, опре­деляющих транснационализацию и объемы иностранных активов:
  • специфические особые конкурентные преимущества иностранных ин­весторов (ТНК) перед местными компаниями ( О-преимущества);
  • выгодные местные факторы, предлагаемые принимающими странами для ТНК и позволяющие наилучшим образом раскрыть их конкурентные преимущества на локальных рынках этих стран (L-преимущества);
  • степень возможной интернализации, т. е. контроля за собственными конкурентными преимуществами, возможность оставить свое ноу-хау внут­ри корпорации, не передавая их зарубежным партнерам (1-преимущества).

Совокупность OLI-преимуществ содержит в себе большинство основ­ных факторов оптимизации прибыли корпорации.

  1. Теория путей инвестиционного развития наций также была предложе­на Дж. Даннингом совместно с голландским ученым Наруллой (1994). Со­гласно этой теории развитие страны проходит через пять этапов (фаз), классификационными признаками которых являются готовность прини­мать и экспортировать ПИИ. Базой анализа служит эклектическая теория и О-преимущества.

Первая фаза пути инвестиционного развития страны проходит при практическом отсутствии OLI-преимуществ. В стране развиты только низкотехнологические производства, а государство активно защищает внут­ренний рынок от импорта и ПИИ. Во второй фазе начинается медленный прирост ПИИ, расширяется местный рынок, повышается конкурентоспо­собность местных фирм, частично либерализуется ПИИ-политика. В тре­тьей фазе начинается экспорт ПИИ, существенно увеличиваются 1-пре­имущества местных фирм, государственная ПИИ-политика становится ли­беральной, а экономика экспортно ориентированной. В четвертой фазе экспорт ПИИ опережает импорт, страна захватывает лидерство в некото­рых высокотехнологичных отраслях. В пятой фазе экспорт и импорт ПИИ продолжают возрастать, утверждается мировое лидерство при либераль­ной ПИИ-политике и стимулировании экспорта ПИИ.

Данная теория развивает положения теорий жизненного цикла про­дукта, догоняющего цикла и олигополистической защиты, пытаясь теоре­тически обосновать эволюцию транснационализации.

Подведем первые итоги.

  1. Транснационализация – это процесс перенесения части воспро­изводственных процессов из одной страны в другую (другие) посред­ством прямых иностранных инвестиций, к которым в отличие от пор­тфельных относят инвестиции, сделанные за рубеж с целью организа­ции филиалов или установления контроля над иностранными компа­ниями, становящимися зависимыми. Эти инвестиции осуществляются в основном транснациональными корпорациями, которые являются ос­новой транснационализации.
  2. С конца XIX в. ТНК прошли долгий путь экономической эволю­ции от картелей и синдикатов первого поколения ТНК, трестов второ­го поколения, концернов и конгломератов третьего поколения к гло­бальным корпорациям четвертого и пятого поколений ТНК. Специ­фической особенностью появившихся в конце XX в. ТНК пятого по­коления является то, что они сформировались в транснациональ­ный капитал, который стал самостоятельным экономическим организ­мом со своей структурой и внутренними целями развития. Финансовая мощь современного транснационального капитала стала превосходить даже объединенные финансовые возможности ведущих государств мира.
  3. Современные ТНК играют огромную роль в мировой экономи­ке. Они контролируют до половины мирового промышленного про­изводства, 2/3 внешней торговли, а также примерно 4/5 патентов и лицензий на новую технику, технологии и ноу-хау. Американские ТНК занимают лидирующие позиции среди ведущих ТНК мира.
  4. ТНК переносят отдельные части воспроизводственного процес­са в другие страны для увеличения экономической эффективности и ус­тойчивости своей деятельности. Основным мотивом является увеличе­ние прибыли, стабильно получаемой в течение достаточно продолжи­тельного периода, за счет увеличения объемов продаж, освоения но­вых рынков и сокращения затрат с использованием специфических эко­номических и институциональных особенностей принимающих стран.
  5. Теории транснационализации можно разделить на две группы. К первой можно отнести теории эволюции ТНК, которые показывают закономерности этапов, проходимых ими и принимающими странами в ходе экономической эволюции. Это теории жизненного цикла про­дукта, догоняющего цикла и олигополистической защиты и путей ин­вестиционного развития наций. Теории второй группы обращают ос­новное внимание на различные факторы, являющиеся мотивацией транс­национализации. К ним можно отнести технологическую концепцию, теорию монополистических преимуществ, теорию интернализации, эклектическую теорию и теорию конкурентного преимущества наций.

Транснациональный капитал не смог бы стать самостоятельным, важнейшим ак­тором мировой экономики без наличия своей адекватной его потребностям транснациональной банковской системы. Освободившийся от опеки на­циональных государств и фактически вышедший из-под их юрисдикции транснациональный капитал в процессе длительной экономической эво­люции создал финансовые институты – транснациональные банки, выпол­няющие все основные финансовые функции, необходимые для обеспече­ния его движения и деятельности ТНК.

Становление транснациональных банков шло постепенно, в целом сле­дуя эволюции ТНК. Основными побудительными мотивами транснацио­нализации банковского капитала были его концентрация, связанная с этим усиливающаяся конкуренция на национальных рынках, необходимость обес­печения финансовыми ресурсами ТНК, образование рынка евровалют и дру­гих глобальных финансовых рынков, создание глобальных информационно-финансовых сетей, революционно облегчающих процессы перемещения капи­тала.

Транснациональные банки пошли вслед за ушедшим из их стран бази­рования в форме евровалют и финансовых средств ТНК капиталом. Кри­териальным свойством ТНБ, так же как и других транснационалов, явля­ются прямые иностранные инвестиции. Так вот, крупные банки, обслужи­вающие ТНК и растущие потребности мировых финансовых рынков, ес­тественно, создавали за рубежом свои филиалы, отделения и дочерние банки и таким образом сами становились транснациональными.

В настоящее время сложились три основных региона, где сконцентри­рованы международные банки: США, Западная Европа и Юго-Восточная Азия. В результате острой конкурентной борьбы роль международных финансовых центров закрепилась за такими городами, как Нью-Йорк, Лондон, Цюрих, Токио, Люксембург, Гонконг, Франкфурт-на-Майне и др. Фактически в настоящее время имеются 13 финансовых центров, охва­тывающих примерно 1000 филиалов и отделений иностранных банков, как правило, промышленно развитых стран. Сложился своеобразный между­народный финансовый механизм, который, используя специализирован­ные электронные сети (SWIFT, Global Costadien и др.), действует кругло­суточно и регулирует движение мировых финансовых потоков и мировых валютных рынков. Крупные банки стремятся иметь за рубежом свои отде­ления или филиалы. Однако этот путь очень дорогой. Поэтому банки вы­нуждены поддерживать тесные отношения с зарубежными банками в каче­стве корреспондентов. Возникает система взаимного ведения счетов. Эти счета получили название «лоро» (их – у нас) и «ностро» (наш – у них).

Транснациональные банки, которые в основном сформированы на базе крупнейших коммерческих банков промышленно развитых стран, господ­ствуют на национальных и международных рынках ссудных капиталов. Однако и среди ТНБ ведется острая конкурентная борьба, в результате ко­торой в начале 90-х годов такие банки США, длительное время возглавляв­шие список крупнейших банков мира, оказались оттесненными японскими ТНБ, которые занимали лидирующие позиции вплоть до конца 90-х годов, когда азиатский банковский кризис серьезно пошатнул их позиции.

На сегодняшний день позиции японских банков уже не представляют­ся такими прочными, что подтверждают данные табл. 1. Тенденция к концентрации, слияниям и поглощениям затронула банки как в Европе, так и в Америке, и в Японии. Таким образом, расстановка сил в мировой банковской системе существенно изменилась.

Особенно острая конкуренция в последние годы развернулась между американскими и европейскими ТНБ. Среди банковских структур началась мощная волна слияний и поглощений. В этом отношении выделялись швей­царские банки. В 1998 г. слились два крупнейших банка этой страны: Union Bank of Switzerland (URS) и Swiss Bank Corp. (SBC), в результате чего образовался супергигант UBS с активами в 700 млрд долл. (2002 г.).

 

Таблица  1.

 

Крупнейшие транснациональные банки мира по размеру активов

(по состоянию на май 2002 г.)

 

№ п/п

 

Название банка

 

Страна

 

Активы,

млрд долл.

 

1

 

 

Industrial Bank of Japan / Dai-Ichi Kangeo Bank / Fuji Bank

 

 

Япония

 

 

1241,0

 

2

 

Deutsche Bank / Bankers Trust

 

Германия

 

732,5

 

3

 

UBS

 

Швейцария

 

685,9

 

4

 

Citigroup

 

США

 

668,6

 

5

 

Bank of America Corp.

 

США

 

617,7

 

6

 

Bank of Tokyo-Mitsubishi

 

Япония

 

598,7

 

7

 

ABN Amro

 

Нидерланды

 

504,1

 

8

 

HSBC Holdings

 

Великобритания

 

484,6

 

9

 

Credit Suisse Group

 

Швейцария

 

474,0

 

10

 

Credit Agricole Group

 

Франция

 

457,0

 

 

Источник. БИКИ.-2002.-№78 (8 июля).-С. 16.

 

Для сравнения укажем, что активы Deutsche Bank составили в 2002 году 590 млрд долл. Кстати, этот крупнейший немецкий банк сам относительно недавно приобрел английский банк Morgan Greenfell, и сейчас всю основ­ную инвестиционную деятельность он ведет в Лондоне. Кроме того, он по­глотил американский банк Bankers Trust и приобрел долгожданный выход на финансовые рынки США. В начале 2000 г. интенсивно готовилось круп­нейшее слияние с Dresdner Bank, в случае удачи которого образовался бы крупнейший банк в мире с активами приблизительно в 1,3 трлн долл.

В 1998 г. произошло слияние второго по величине американского бан­ка Citicorp и Travelers Group, интересы которого распространяются от страхования имущества до паевых фондов взаимного страхования. Они образовали Citigroup с активами 698 млрд долл. В начале 1999 г. Bank of America поглотил National Bank, и теперь его депозиты равны 1/12 депо­зитов всех американских банков.

Однако наиболее грандиозные изменения грядут в японском банковс­ком секторе. По завершении процесса объединения трех банков – Dai-Ichi Kangeo Bank, Industrial Bank of Japan и Fuji Bank – в 2002 г. была создана крупнейшая в мире единая структура с тремя основными направлениями деятельности: кредитование корпораций (новый банк кредитует каждую третью корпорацию в мире), розничные операции (15% всего рынка подобных операций) и инвестиционное банковское дело.

В настоящее время огромное распространение получили оффшорные банки. Без них не обходятся операции практически ни одного ТНБ. В прин­ципе оффшорные банки организуются примерно с теми же целями, что и оффшорные компании. Главная из них – минимизация налогообложения.

Оффшорный банк имеет следующие особенности.

  1. Он не имеет права работать с резидентами страны регистрации банка.
  2. Требуемая величина оплаченного уставного капитала для регистра­ции гораздо меньше, чем в других странах.
  3. Банк имеет практически полное освобождение от налогов.
  4. Требования по резервированию и другим банковским нормативам в оффшорах, как правило, гораздо менее строгие, чем в других странах, а валютный контроль по операциям вне страны отсутствует.

Наибольшее значение в мировой экономике имеют оффшорные банки островов Мэн, Гернси и Джерси, Багамских островов, федерации Сент-Кристофер и Невис, нидерландских Антильских островов, Арубы (тради­ционное прибежище итальянской мафии), Каймановых островов, остро­вных карибских государств Теркса и Кайкоса, британских Виргинских ос­тровов, Панамы (колыбель оффшорного бизнеса) и, наконец, близкого нам Кипра. Кстати, в последнее время очень широко развит оффшорный биз­нес знаменитых частных швейцарских банков.

На Каймановых островах зарегистрированы свыше 500 оффшорных банков и 1300 страховых компаний, причем отделения или дочерние банки здесь имеют 43 из 50 крупнейших банков мира. Совокупная сумма депо­зитных вкладов банковских отделений на Каймановых островах достигла астрономической суммы в 150 млрд долл. В Гонконге действует свыше 1500 отделений иностранных банков.

Оффшорные банки создали еще один важный слой транснациональ­ных банков, и в современных условиях практически ни одна финансовая схема в мире транснационального капитала без них не обходится.

Механизм использования оффшорных банков при движении капитала через структуры ТНБ упрощенно представлен на рис. 1.

 

 

Рис. 1. Финансовые потоки в структурах ТНБ

 

Филиал ТНБ, находящийся в одном из финансовых центров мира, мо­билизует финансовые ресурсы с мирового рынка капиталов. Как известно, при этом привлечение средств происходит по минимальной цене. Затем он передает эти деньги в один из оффшорных филиалов того же банка. Оффшорный филиал или дочерний оффшорный банк передает эти средства в филиал (дочерний банк), находящийся в принимающей стране, где эти день­ги понадобились какой-либо компании в качестве кредитных средств. Естественно, кредит выдается уже под гораздо более высокий процент, чем тот, под который эти средства были привлечены с рынка капиталов. Дого­воры между тремя подразделениями ТНБ составляются таким образом, чтобы почти вся прибыль оказалась в оффшорном банке, который прак­тически не платит налогов.

Разумеется, действия осуществляются несколько в ином порядке. Сна­чала некоторая компания, находящаяся в определенной, скажем, разви­вающейся стране, обращается в местное отделение ТНБ за кредитом. После чего раскручивается весь описанный выше механизм. В результате всех действий компания получает кредит все же под более низкий процент, чем могут предоставить ей местные банки, не имеющие прямого выхода на мировые рынки капитала и обязанные платить все налоги данной стра­ны. ТНБ выигрывает конкурентную борьбу, реализуя преимущества, полученные от рационального размещения своих подразделений.

Слияния в течение десятилетий были важным инструментом преобразова­ний в банковском секторе. Они позволили банковским учреждениям следо­вать за своими клиентами на новые рынки и заменить устаревшие виды ус­луг новыми. В целом слияния обходятся дешевле, чем учреждение новых банков или новых банковских филиалов. И тем не менее, несмотря на огром­ное число банковских слияний за последние годы, не получено убедительных доказательств в пользу того, что эти новые объединения фирм принесли пользу обществу или самим приобретающим банкам, хотя, как представляет­ся, руководители и акционеры приобретаемых банков получили от этого оп­ределенные выгоды.

Все банковские слияния в США регулируются федеральными властями, или властями штатов, или теми и другими одновременно. Закон о банков­ском слиянии (1960 г.) предписывает, чтобы каждое предполагаемое слияние с участием по меньшей мере еще одного банка было санкционировано или отвергнуто главным федеральным органом по надзору за деятельностью бан­ков — Контролером денежного обращения, Федеральной корпорацией стра­хования депозитов или Федеральной резервной системой. Кроме того, требу­ется экспертное заключение со стороны других органов контроля над банка­ми, юрисдикция которых распространяется на банковские организации. И наконец, необходима оценка последствий каждого предполагаемого банков­ского слияния для конкурентной ситуации со стороны Министерства юсти­ции США, которое может начать судебное рассмотрение с целью блокиро­вать слияние, если оно найдет, что сделка будет неблагоприятно влиять на конкурентную борьбу.

«Браки» между банками еще долго будут заполнять заголовки газет — до тех пор, пока крупные банки будут стремиться к закреплению своих позиций на динамичных, непрерывно меняющихся финансовых рынках. В определен­ных случаях такие межбанковские союзы будут инспирироваться государст­венными органами в той мере, в какой оказавшимся в затруднительном поло­жении учреждениям приходят на помощь учреждения процветающие, ориен­тированные на приобретения. Другие слияния будут происходить из сообра­жений экономии затрат и синергетических преимуществ на финансовых рын­ках, где стоимость оборудования, земельных участков и рабочей силы чрез­мерно высока. А некоторые будут олицетворять собой стремление проник­нуть на новые рынки и вести операции за пределами своего штата, с тем что­бы воспользоваться преимуществами недавно возникшей тенденции к либера­лизации банковских законов штатов, в соответствии с которыми банкам пре­доставляется возможность широкой географической диверсификации, что уменьшает их подверженность рискам.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В объективно-трудных условиях на пути стабилизации экономики для республики, обладающей огромным внутренним потенциалом, для роста экономики важно и необходимо проведение комплексных экономических мероприятий по эффективному использованию, прежде всего, внутренних резервов республики и по созданию благоприятного инвестиционного климата. Немаловажно стабилизация финансовой системы республик и в развития множества новых финансовых инструментов оздоровления банковской системы. Она должна стать более мобильной и призвана выполнять роль индикатора. Дальнейшая концентрация усилий Правительства, Нацбанка республики как органом, определяющего и осуществляющего денежно-кредитную политику республики, по средствам разумного регулирования банковской системы, так и усиление самими банками работы по укреплению внутреннего менеджмента, способствующего к закреплению позитивных тенденций в экономике, развитию экспортно-ориентированных отраслей и становления импортозамещающих производств. Основными функциями бедственного положения банковской системы республики стали не выявленные своевременно низкое качество ссудного портфеля, неопытность высшего управленческого звена банков и отсутствие знаний в вопросах управления активами и пассивами.

Изучение и обобщение мирового опыта в банковском управлении изучение классических инструментов и выработка инструментов банковского управления, приемлемых в республике, сегодня актуальны, бесспорно, растет профессиональный уровень банкиров в республике, все больше специалистов овладевают новыми инструментами финансового рынка, менеджеры банков все активнее изучают способы перехода от традиционных к системным подходам управления деятельностью банка, внедряются новые системы показателей для мониторинга финансового состояния банка, осваиваются классические инструменты управления активами и пассивами, изучается опыт установления лимитов для банков – партнеров с применением различных ограничений. Внедряются способы реальной оценки доходности способы имитирования расходных статей и общие пути рационализации доходов и расходов.

Внедрение трендового анализа и прогнозирования портфеля банка применение результатов для эффективного управления банком, а также внедрение методов управления активами и пассивами реально, когда в некоторой степени, возможно, оценить текущее состояние рынка и ожидаемое его развитие. В банках республики опробуются отдельные способы управления активами: внедрение графиков текущих поступлений и платежей, составление планового баланса и бюджетное планирование. Однако остается ряд вопросов, требующий глубоких исследований, практическое внедрение результатов которых лишь в сочетании высокого профессионализма и целенаправленной работоспособности и требует не только временных, но и интеллектуальных затрат. Банковские руководители ориентированы на результаты сегодняшнего дня, повышение текущей доходности активов, текущая ликвидность, развитие банковских технологий и т.д. Вопросы институционального развития могут заинтересовать только прогрессивно мыслящих руководителей, способных понять, какие плоды в дальнейшем могут принести вложения в «мозги банка» для повышения конкурентоспособности банка в условиях развивающегося финансового рынка.

Расширение спектра банковских услуг, внедрение новых банковских продуктов невозможно без развития современных технологий. Всесторонне развитие банковских технологий, расширение сети банковских карточек и расширение современных систем их обслуживания не только в торговой сети, но и с автомобиля путем установления оборудования СТО, обслуживание по банковским карточкам в паспортных столах при обмене паспортов, в отделениях налоговой инспекции – при оплате налогов и тому подобное, повышает культуру и скорость обслуживания клиентов. Развитие систем «Банк-Клиент», систем обслуживания в режиме «on-line» явится следующим этапом в совершенствовании технологий и качества обслуживания клиентов. Создание условий для внедрения высоких технологий требует определенных затрат, но таковые издержки даже невозможно сравнить с эффективностью которую они обеспечивают.

В современных условиях при усилении конкуренции затрудняется деятельность банков второго уровня в тоже время правильная экономическая политика органов, контролирующих и регулирующих деятельность финансово-кредитных учреждений республики, прежде всего со стороны Нацбанка способствует оздоровлению финансово-кредитной системы в целом.

Цель денежно-кредитной политики сегодня – создание условий для выхода республики из кризисной ситуации, поиск способов решения узловых проблем экономики, в том числе и укрепление стабильности банковской системы. В условиях становления экономики и неустойчивости кредитно-финансовой системы, несомненно, важное значение имеет продуманная гибкая политика урегулирования банковской деятельности проводимая в сочетании с умеренной интеграции банковской системы, в размерах, сопоставимых с уровнем развития казахстанского рынка. Здесь подразумевается создание крупных   капитализированных   банков,   способных   самостоятельно инвестировать крупные проекты или инвестировать экономику республики совместно с другими банками.

Укрепление банковской системы всегда оставалось важным аспектом в реформировании экономики республики. Безусловно, банкротство банков ведет к потере общественного доверия к банковской системе в целом поэтому важны своевременность и соразмерность реабилитационных мер. В соответствие с высокой мерой ответственности за стабильность банковской системы и всей финансовой системой республики Правительство, органы контроля и регулирования призваны комплексно проводить адекватную денежно-кредитную и инвестиционную политику, а также создавать необходимые условия для развития здорового финансового рынка, его многообразных форм и инструментом в республике. Важно выработать систему стимулирования сосредоточенного и долгосрочного кредитования.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Закон РК «О банковской деятельности»
  2. Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу Закона, от 30.03.95. «О Национальном Банке Республики Казахстан»//Вестник Национального Банка.-1995.-29 декабря.
  3. «Положение об экономических нормативах» (28.03.95г., пр.№ 7);
  4. «Инструкция о порядке предоставления банками Республики Казахстан данных для расчета пруденциальных (экономических) нормативов» (20.07.95г., постановление N 95);
  5. «Положение о ломбардах» (16.11.95г., постановление N 202);
  6. «Перечень банковских операций, проводимых инвестиционными банками в Республике Казахстан» (19.10.95г., постановление N 181);
  7. Айманова Л.Б. Банковское дело. Алматы 1998
  8. Бобровников А. В. Латинская Америка: Стратегия и практика эконо­мической модернизации в период перехода к постиндустриальной цивилизации. — М.: ИЛА РАН, 1998.
  9. Банки и банковские операции/ Под ред. проф Жукова Е.Ф./. М.: Банки и биржи. ЮНИТИ. 1997.
  10. Банковское дело. /Под ред. Лаврушина О. И./. М.: Банковский и биржевой научно-консультационный центр. 1992.
  11. Банковское дело / Под ред. О.И. Лаврушина. М., 1992.
  12. Ведомости Верховного Совета Казахской ССР. 1991. № 26. Ст.337; 1993. № 9. Ст.227.
  13. Грязнова А.Р. Реструктурирование кредитных организаций в зарубежных странах. «Финасы и статистика». Москва 2000.
  14. Долан Э. Дж., Кэмпбелл К. Д., Кэмпбелл Р. Длс. Деньги, банковское дело и денежно-кредитная политика. М.,Л., 1991.
  15. Ефимова Л.Г. Коммерческий банк: предприятие или учреждение // Хозяй­ство и право. 1992.№ 7. С. 100.
  16. Захаров B.C. Банковская система и ее роль в стабилизации экономики // Деньги и кредит. 1991. № 3. С.З.
  17. Жуков Е. Ф. Общая теория денег и кредита. – М., 1995 14.3емцов А. В. Обзор современной банковской системы// Банковское дело, №1,1997
  18. Колесников В. И., Колесникова Л. П. Банковское дело. – М., 1997
  19. Райзберг Б. А. Курс экономики: Учебник. – М., 1997
  20. Рид Э., Котер Р., Гилл Э., Смит Р. Коммерческие банки. – М., 1991
  21. Тосонян Г.А., Винумян А.Ю. Реструктуризация кредитных организаций. «Экономика и финансы» Москва. 2002
  22. Турысова К.Т., Есентугелов А. Экономические реформы, состояние экономики, пути и перспективы экономического развития. – Алматы.1996.
  23. Усоскин В.М. Современный коммерческий банк. Управление и операции. – М., 1996
  24. Харрис Л. Денежная теория. – М., 1990

[1] См., например: Бобровников А. В. Латинская Америка: Стратегия и практика эконо­мической модернизации в период перехода к постиндустриальной цивилизации. — М.: ИЛА РАН, 1998.

1 Банки и банковские операции/ Под ред. проф Жукова Е.Ф./. М.: Банки и биржи. ЮНИТИ. 1997. Стр. 117.

[2] Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу Закона, от 30.03.95. «О Национальном Банке Республики Казахстан»//Вестник Национального Бан-ка.-1995.-29 декабря.

[3] Айманова Л.Б. Банковское дело. Алматы 1998

1 Сейткасимов . Деньги, кредит, банки. А-98г. стр. 58

2 Турысова К.Т., Есентугелов А. Экономические реформы, состояние экономики, пути и перспективы экономического развития. – Алматы.2001. стр. 211.

[4] Турысова К.Т., Есентугелов А. Экономические реформы, состояние экономики, пути и перспективы экономического развития. – Алматы.1996.

[5] Банки и банковские операции/ Под ред. проф Жукова Е.Ф./. М.: Банки и биржи. ЮНИТИ. 1997.

5 Гражданско-правовое регулирование банковской деятельности. М.: Юрин-форм, 1994. Гвирцман М.В. Правовое регулирование банковской тайны // Деньги и кредит. 1999. № 6. С. 57.

6 Турысова К.Т., Есентугелов А. Экономические реформы, состояние экономики, пути и перспективы экономического развития. – Алматы.1996.