Бауыржан Момыш-Улы — герой без бронзы и гранита реферат

0
47

ТЕМА: Бауыржан Момыш-Улы — герой без бронзы и гранита реферат

ПЛАН

ВВЕДЕНИЕ

БАУЫРЖАН МОМЫШ-УЛЫ – ГЕРОЙ БЕЗ БРОНЗЫ И ГРАНИТА

ОН БЫЛ НАСТОЯЩИМ ПОЛКОВОДЦЕМ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Бауржан Момыш-улы вошел в литературу необычно. Впервые читатели познакомились с ним не как с создателем, а как с героем художественного произведения. Это была повесть Александра Века «Волоколамское шоссе», впоследствии переведенная на десятки языков. Главным действующим лицом этой повести был офицер-панфиловец, герой обороны Москвы Бауржан Момыш-улы. А. Бек создал эту книгу по его рассказам и воспоминаниям.

Бауржан Момыш-улы родился в 1910 году в Джувалинском районе, Джамбулской области, в семье казаха-скотовода. После окончания школы работал учителем.
В 1932 году Бауржан Момыш-улы был призван на действи¬тельную военную службу и спустя полтора года получил звание командира запаса. После небольшого перерыва в 1936 году он сно¬ва находится в рядах Красной Армии и проходит службу в различ¬ных уголках Советского Союза, последовательно занимая должнос¬ти от командира взвода до командира гвардейской дивизии.

После войны окончил Академию генерального штаба и занимал¬ся военно-педагогической работой в одной из академий Советской Армии.
В послевоенные годы герой «Волоколамского шоссе» сам при¬ступает к литературной работе. Его произведения тесно связаны с его биографией. К числу первых его книг относятся «История одной ночи» и «Наша семья».

В 1956 году Бауржан Момыш-улы в звании полковника ушел в отставку и в настоящее время всецело занимается творческой ра¬ботой. К декаде казахского искусства и литературы в Москве была опубликована на русском языке первая часть его нового крупного произведения – «За нами Москва», посвященного боевым делам Панфиловской дивизии.

В 1966 году выходит сборник новых рассказов Момыш-улы «Спи¬на» и переиздаются его книги «Наш генерал» и «За нами Москва».
Бауржан Момыш-улы пишет на казахском и русском языках.
За отвагу, проявленную на фронтах Отечественной войны, Ба¬уржан Момыш-улы награжден орденами Красного Знамени, Оте¬чественной войны 1 степени / Красной Звезды и несколькими ме¬далями.

БАУЫРЖАН МОМЫШ-УЛЫ – ГЕРОЙ БЕЗ БРОНЗЫ И ГРАНИТА

Образ «неистового» Бауыржана уже при жизни был окружен ореолом легенд и преданий, из которых вы¬рисовывался то воинствен¬ный облик казахского Чапаева, то любвеобильного Kaзановы. И то и другое име¬ет право на существование. Каков же он был на самом деле в отношениях с женщинами? Чтобы ответить на этот вопрос, мы обратились к его дневникам, письмам, любовным посланиям, где запечатлены не рассудочная мудрость, а живые волнующие чувства и страсти.

Трудно поверить, но в до¬военные свои альбомы мо¬лодой Бауыржан старатель¬но переписывал полюбивши¬еся строки сентиментально¬го романса: «Утомленное солнце нежно с морем про¬щалось. В этот час ты при¬зналась, что нет любви…».

Он был молод, красив и жаждал люб¬ви. В то же время и сам был объектом особого внимания женщин. «Шел с ней с летнего лагеря поздно вечером. Когда мы сидели на скамейке, она постоянно прижималась ко мне, ежеминутно то ще¬котала, то крепко сжимала мои руки. Это так было неосторожно с ее стороны, что даже соседи обратили внимание на это. Я был смущен. Меня охватила жажда любви… При свете, во время антракта она показалась мне прекрасной, как ан¬гел. По дороге она беспрестанно болта¬ла, пуская в ход приличные слова и фра¬зы, таящие в себе нескромные образы -этим еще больше раззадорила меня… Я покрыл ее горячими поцелуями. Она со¬противлялась, возвращала их мне. Я ос-вободил ее, и она прошептала: «В кори¬доре поцелуи ничего не стоят. Не следует жать хлеб незрелым…» Я собрался ухо¬дить. Она схватила меня за портупею и спросила: «У вас нет спичек?» Мы зашли в ее комнату. Зажегся свет, она, розовая от недавнего поцелуя, стояла посреди комнаты. Меня охватило желание овладеть ею. Я схватил ее, она пассивно со-противлялась. Я раздел ее и на руках по¬нес на постель. Она упавшим голосом шептала: «Клянусь, клянусь…. я никогда не изменяла мужу…». А я подумал: «Пра¬во, это для меня совершено безразлич¬но». В нелегких армейских буднях именно внимание прекрасного пола придает жиз¬ни молодого офицера чувство полноты жизни.

В его жизни женщины занимали самое заметное место и каждую из них он любил искренне и по – особому честно, возвы¬шенно и страстно. Из неопубликованных дневников: «Она собою недурна, но по¬жилая женщина». Так о женщине отзыва¬ется

женщина. «Она собою недурна…» Л. эти слова произнесла искренно, даже с некоторой завистью. «Но пожилая жен¬щина», – с сочувствием и сожалением. «Она собою недурна», – я машинально повторял эти слова несколько раз. У меня появилось желание видеть эту женщину, внимательно посмотреть на нее и уста¬новить, действительно ли она интерес¬ная женщина. Но где ее встретить и как можно на более продолжительное время, чтобы рассмотреть ее как следует и даже поговорить, если представится случай.

Преследуемый этой мыслью, я ходил несколько дней… Лежа в постели с от¬крытыми глазами, я о Л. думал меньше всего, но из моей памяти не выходили ее слова, что «она собою недурна». Эти сло¬ва преследовали и мучили меня. Иногда я готов был соскочить с постели и в од¬них трусах бежать в комнату этой женщи¬ны. Не дав проснуться, изнасиловать ее. Но успокоившись, я смеялся над собой и говорил: «Черт возьми! Так можно сойти с ума из-за этой старухи»…

Однажды вечером, так как в комнате было душно, в полночь вышел на улицу, сел на бревно и курил папиросу. Услышал при¬ближающиеся мелкие шаги и шелест жен¬ского платья. Я встал навстречу, чтобы рассмотреть, кто идет. Я в темноте вырос перед ней, она остановилась. «Вы до сих пор не спите, товарищ Момышулы?» – спро¬сила она. Я по голосу узнал ее. Она была та самая, которая «собою недурна». Не-подготовленный к такой неожиданной встрече, не найдя что сказать, просто от¬ветил: «Вышел покурить».

«Не знаете, не работает ли аптека?» – спросила она. Мы стояли так близко, что я схватил почти машинально ее руки и ска¬зал: «Нет, не работает. Уже поздно. Она работает до 22 часов». Не отнимая рук, спросила:
«А сколько сейчас времени?».

«24», – ответил я. Я лгал, потому что не знал, как работает аптека.
Отнимая руки, она прошептала: «Вам скучно, товарищ Момышулы, пойдемте ко мне в комнату, посидите немного». Сказав это, она повернула назад. Я, словно вы¬полняя команду в строю, молча пошел за ней.

Это приглашение было так же неожи¬данно, как и встреча. Ничего не клеилось.
Я не находил тему для разговора. Так про¬шло нудных 5-10 минут. Наконец, она заго¬ворила о тех мелочах, которыми больше всего интересуются женщины, а мы посто¬янно не в курсе.

Посмотрел на часы, было 20 минут вто¬рого. Я встал, собираясь уходить. Она за¬держала меня, прося посидеть еще немно¬го. За полтора часа я насмотрелся на нее при свете двадцатилинейной лампы: она была действительно «собою недурна». Хо¬рошо сохранилась для своего бальзаковс¬кого возраста 30-35 лет. Не упускала слу¬чая немного пококетничать. Постоянно улыбалась, стараясь придать лицу милый вид. Одевалась со вкусом, на продукт пар¬фюмерного производства, видимо, не жа¬лела денег и искусно умела пользоваться им. Роста немного выше среднего. Глаза темно-голубые. Волосы каштановые, без се¬дины. Она была смесью русской красоты с грузинской…

Мне стало душно в комнате. Я встал, окончательно решив уйти, она загородила мне путь. Я протянул ей руки, чтобы протис¬нуться, а она, как кошка, прыгнула и повис¬ла на моей шее….»

Каждая из этих записей имеет прекрас¬ное продолжение, полное целомудрия и страстного влечения, разочарований и любви.

Возможно, война, ее смерти и увечья, лишения и горести вытравили в Бауыржане Момышулы явные задатки лирического писателя мопассановского толка. Возможно также, что поэтическая прелесть идилли¬ческой довоенной жизни дала беззаветную волю выстоять и победить в губительных боях под Москвой осенью и зимой 1941 года.
Война закончилась. Легендарного вои¬на окружают друзья, поклонники и поклон¬ницы. Война закалила его, сделала требо¬вательным не только к себе, но и к окружа¬ющим. Его высокую планку требовательно-сти выдерживают не все, в том числе и женщины.

В письме к В. он говорит о своем оди¬ночестве. Она же пишет ему о перипетиях своей женской судьбы, жалуется, что он мало пишет ей писем: «Ваши друзья по-прежне¬му переживают ваши неудачи и радуются вашим успехам».

В начале 50-х годов подруга героя час¬то сетует, что «он много пьет, что вредит здоровью его сердца». Женщины в это вре¬мя, как и прежде, занимают, возможно, самую важную часть его жизни. «Почему вы меня спрашиваете, люблю ли я вас по-прежнему, разве вы в этом сомневаетесь? Я ведь вам часто повторяю признания в любви, повторять их еще чаще боюсь, а то вам надоест слушать одно и то же, и вы меня тогда разлюбите. Целую и обни¬маю моего Бауыржана».

Из письма С.:» Я провожу рукой по вашей непокорной шевелюре, где появи¬лись благородные седины, мой мальчик, и крепко целую мудрый лоб и непримири¬мые жесткие губы.
Ваша Айналайын».
Из письма К.: «… Я не хочу огляды¬ваться назад, ибо вы мне причинили слиш¬ком много боли».
Из письма Р.: «Вы всегда оставляете после себя след независимости, свобо¬ды суждений, непосредственности и орга¬нически связанные с вами удивительно человеколюбивые черты».

Женские характеристики героя береж¬но снимают с него напускной покров брон¬зы и гранита, навеянный его повестями о войне и открывают земной, ранимый, стра¬стный мужской облик.

«При вашем уме, мужественности и человечности в широком смысле этого слова Вы могли быть жестоким, злым, сар¬кастическим, как фаустовский Мефисто¬фель, особенно когда вы сталкивались с мелкими человеческими страстями, под¬лостями…»
Его мужское обаяние неподвлас¬тно годам. «Прикосновение женско¬го тела, ее ласки и поцелуи снова возбудили во мне мое застывшее желание…» Страсти постоянно вла¬деют им: «Ее отношение ко мне с каждым днем бросает меня в апа¬тию». Его поразительно точную муж¬скую характеристику дает Н.: «Вы ласкаете и бьете одновременно. Око¬ло вас невозможно построить обы¬вательскую, спокойную, мирную суп¬ружескую жизнь. С вами можно впи¬сать в книгу своей жизни главу увле¬кательную, захватывающую, упоитель¬ную и глубокую, но эта глава непре¬менно оборвется., и кто-то из двух действующих лиц окажется страда¬ющим. Не исключена возможность, что этим страдающим лицом можете оказаться и вы…».

ОН БЫЛ НАСТОЯЩИМ ПОЛКОВОДЦЕМ

В тот далекий декабрь 1941-го наше детское сознание было озарено словами «Москва – сердце Родины», «массовый героизм», «гвардейцы-панфиловцы». А еще тогда мы услышали имя Бауыржана Момыш-улы. Восхищались храбростью и бесстрашием молодого комбата и его бойцов. И с тех пор этот яркий образ, светлый облик для меня и моих сверстников стал символом для подражания на всю жизнь.

К великому сожалению, его подвиги, о которых написал на¬родный писатель Казахстана Азилхан Нуршаихов в своей кни¬ге «Истина и легенда», и полко¬водческий талант не получили в свое время должной оценки. Но зато благородные потомки возда¬ют Бауке должное сейчас.

Да, комбат Бауыржан Момыш-улы был великим мастером орга-низации и ведения одного из са¬мых тяжелых видов боевых дей¬ствий – «Выход из боя и отход». В эту обстановку попадала и 316-я стрелковая дивизия, командиром которой был генерал И. В. Пан¬филов. Вот как Бауыржан Момыш-улы характеризует своего учителя и начальника в книге «Психология войны».

…Арьергард. Отдан приказ. Ба¬тальон должен оставаться на рубеже и обеспечивать отход главных сил дивизии. Су¬хие фразы приказа завершаются словами: «Сынки, дорогие! Дер¬житесь! Нипуха вам…». Голос ге¬нерала задрожал, и он, сгорбив¬шись, пошел по траншее, не по-казывая навернувшиеся на глаза слезы. Генерал отчетливо осозна¬вал, какое испытание ожидает этих ребят.

Кто эти сынки? Они – бауыржановцы, их 400 человек. А враг идет многотысячной лавиной. Цель одна – захват Москвы.

«…Я помню, – напишет потом Бауке, – генерал приехал ко мне в батальон и, выслушав доклад, сказал: «Момыш-улы, чтоб немец на этом рубеже, как минимум, полтора полка положил!..».

Завязался неравный бой. Те¬перь все зависело от умения ко¬мандира управлять боем, от его искусства, хладнокровия и, ко¬нечно же, от выдержки и отваги, храбрости его бойцов. Бой длил¬ся более пяти часов. Были поте¬ри. Но враг задержан! Наступают сумерки, и комбат, оставляя небольшой заслон, принимает ре¬шение на отход. Подан условный сигнал…

Генерал армии И. Чистяков в книге «Служим Отчизне» отмеча¬ет, что Бауыржана Момыш-улы Панфилов ценил за особую отва¬гу и смекалку. Под Москвой его батальон, находясь в окружении, несколько дней не имел связи с полком, дрался с превосходящи¬ми силами противника. В жесто¬ких боях гвардейцы в течение двух суток уничтожили свыше 400 фашистов, задержали их на¬ступление по Волоколамскому шоссе, а затем, совершив маневр по лесу, разорвали кольцо окру¬жения и вышли к своему полку. После этого боя Панфилов дер¬жал при себе батальон Момыш-улы как резерв, посылал в бой в самых тяжелых случаях.
Вспоминая фронтовые дороги, анализируя прошедшие бои и операции, Бауке писал: «Только безвольные, трусливые команди¬ры под видом безвыходного поло¬жения распускали целые полки, приказывая выходить из окруже¬ния мелкими группами».
Пишет он и другое: «…Немало было частей и соединений, кото¬рые при твердом управлении вы¬ходили из боев организованно, отходили и снова под единым ко¬мандованием командиров частей и соединений давали бой против¬нику…».
Уверен, что именно боевой опыт таких командиров, как И. В. Панфилов, Б. Момыш-улы, позволил ввести в наши боевые уставы специальную главу, по¬священную выходу из боя и от¬ходу как виду боевых действий войск, внедрить и обосновать тер¬мины «очаговая» и «мобильная оборона».

…Для таких личностей, как Ба¬уыржан Момыш-улы, не были характерными выражения: «я сделал то-то», «я предложил то-то». Бауыржан Момыш-улы де¬лал, творил и побеждал! Пола¬гаю, что теперь наша очередь ис¬следовать, писать и говорить о полководческом таланте нашего Бауке, который стал знаменит не только искусной тактикой обо-ронительных операции – значи¬телен вклад Бауыржана Момыш-улы и в тактику ведения наступательного и других видов боя.

Его талант полководца-анали¬тика, творчески мыслящего руко-водителя раскрылся в последую¬щие годы войны, когда он коман¬довал полком, а затем и дивизи¬ей. Именно эти качества позволи¬ли ему заслужить общее призна¬ние и уважение, когда он работал в военной академии.

Теория глубокого боя (ТГБ) как форма наступательных бое¬вых действий была разработана в начале 30-х годов. Сущность ее состояла в одновременном подав¬лении обороны противника на всю глубину, в прорыве его обо¬роны в тактической зоне на из¬бранном направлении и стреми¬тельном развитии наступления в глубину путем ввода в бой эше-лона-развития успеха и высадки воздушного десанта. Основные положения ТГБ проверялись на учениях и маневрах. Однако, как всякое новое явление, теория глу¬бокого боя медленно внедрялась в практику войск.

Бауыржан Момыш-улы командир нового типа – решитель¬но отвергал прежний способ на¬ступления: поражение противни¬ка только лишь перед цепью на¬ступающей пехоты, медленное «вгрызание» в оборону противни-ка и постепенное преодоление каждой оборонительной пози¬ции. Такой способ наступления, подчеркивал он, не обеспечивает максимального использования огневых и маневренных возмож¬ностей боевой техники и препят¬ствует повышению темпа насту¬пательного боя. Являясь актив¬ным сторонником внедрения в практику войск мобильных спо¬собов ведения боевых действий, Б. Момыш-улы не только поддер¬жал, но и способствовал ее раз¬витию.

Известно, что настоящей лабо¬раторией, где проверяются новые взгляды, теории, расчеты по веде¬нию боевых операций, является боевая обстановка. Как командир дивизии, Бауыржан Момыш-улы смело внедрял теорию глубокого боя в практику. Он считал, что для достижения максимального эффекта необходимо создавать условия для самостоятельных действий полков и дивизий за счет непосредственного подчине¬ния им артиллерийских и других специальных подразделений. А для более полного использования огневых и маневренных возмож¬ностей придаваемых средств ко¬мандиры всех степеней должны хорошо знать тактико-техничес¬кие характеристики, свойства и возможности танков, артиллерии и других придаваемых средств, подчеркивал он.

Большое значение придавал он организации тесного взаимодей¬ствия между всеми родами войск, считая, что это одно из важных условий, обеспечивающих эф¬фективность ТГБ и наступления в целом.

Самым ответственным (куль¬минационным) моментом насту¬пательного боя является прорыв обороны противника, подчерки¬вал Б. Момыш-улы. Для успеш¬ного его осуществления необхо¬димо умело выбрать участок про¬рыва в полосе наступления диви¬зии и сосредоточить основные силы и средства, создавая подав¬ляющее численное превосходство над противником, указывал он и требовал от штаба объективного расчета соотношения сил и средств, постоянно заслушивал начальников разведки, других служб и только после этого при¬нимал решение.

К процессу принятия решения он относился творчески, много¬кратно оценивал обстановку и, как правило, верно определял перспективу развития боя. А при¬влечение специалистов различ¬ных направлений исключало при¬нятие ошибочного решения. Од¬ним из основных правил для Б. Момыш-улы было максималь¬ное использование времени для выработки решения. Он исходил из того, что самое оригинальное решение не может быть эффек¬тивным, если оно принято с опоз¬данием. Разумеется, использова¬ние этого бесценного опыта в со¬временной практике необходимо.

«При работоспособном штабе командиру принять решение, по¬ставить боевые задачи подчиненным – дело несложное. Теперь важно, чтобы принятое решение выполнялось так, как было заду¬мано. Для этого необходимо твер¬дое и постоянное руководство боем, т. е. управление силами и средствами», – учил Бауыржан Момыш-улы. На рабочих картах и схемах видно, что пункты уп¬равления (ПКП, КП) комдив вы¬бирал там, где решалась судьба боя. Документы свидетельствуют о том, что он в критические мо¬менты боя свой ПКП перемещал на КП полков и даже на КНП ба¬тальонов и руководил боем, вно¬ся коррективы в принятое реше-ние. Лично ставил задачи подчи¬ненным.

Естественно, смелость и хлад¬нокровие, самообладание и чет¬кость в работе Бауыржана Мо¬мыш-улы служили надежной поддержкой не только для офицеров, но и для бойцов, которые видели его рядом в самые трудные и опасные моменты боя.
Выступая перед слушателями академии после войны, Бауке под-черкивал, что высокий професси¬онализм командира, занимающе¬го любую должность, есть основа высокой боевой выучки войск, победы в бою! И наоборот; неком¬петентность, плохая подготовка офицера в военное время приво¬дят к проигрышу боя и операции, а в мирное время – к низким по-казателям в боевой учебе, в бое¬готовности частей и соединений.

Учеба и работа в военной ака¬демии позволили Бауке расши¬рить арсенал теоретических зна¬ний и масштабнее представить и увидеть процесс военного строи¬тельства.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Генерал-полковник В. Глушко, один из учеников Бауыржана Момыш-улы, в своей книге «Сол¬даты тыла» пишет: «Говоря о по-ложительном влиянии лучших преподавателей на нашу аудито¬рию, не могу прежде всего не вспомнить про человека, в наших глазах полулегендарного. Речь идет о полковнике Бауыржане Момыш-улы, который читал курс обшей тактики. Мы всегда с интересом ожидали лекций Мо¬мыш-улы. Любой материал он излагал доходчиво, подкрепляя каждый тезис поучительными примерами из боевого опыта. Раз¬бирая самые сложные вопросы тактики, исподволь приучал нас к самостоятельности мышления».

«Немало военачальников вы¬учил Бауыржан Момыш-улы, скромно оставаясь в звании пол¬ковника. Каждый из нас прекрас¬но понимает несправедливость, допущенную по отношению к нему. Но это не умаляет его зас¬луг и не мешает Бауыржану Мо¬мыш-улы называться полковод¬цем, потому что в историю входят не по должности и не по званию, а по заслугам. Народ признал его батыром, народ называет его на¬стоящим полководцем, а это самая справедливая оценка», – отмечал профессор .
Полностью и всецело согласен с Аскером Кусмановичем и со-вершенно уверен: если бы не было в прошлом тех искривлений в кадровой политике, то Бауыр¬жан Момыш-улы успешно руко¬водил бы и более крупными вой¬сковыми формированиями. Он был настоящим полководцем Ве¬ликой Отечественной войны.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гуревич А.Я. О кризисе современной исторической науки // Вопр. истории. – 1991. – № 2-3.
2. Казахи: Популярный справочник.: В 9 т. – Алматы, 1998.
3. Кан Г.В. История Казахстана: Пособие для студентов. – Алматы, 1998, 2002.
4. Козыбаев И.М. Историческая наука Казахстана (40-80 гг. ХХ в.). – Алма-Ата, 1992.
5. Кунаев Д.А. О моем времени. – Алма-Ата, 1992.
6. Новейшая история Казахстана: Сб. док. и материалов. – Т. 1. – Алматы, 1998.