Балканские войны

0
3

Тема: Балканские войны 

ПЛАН

Введение…………………………………………………………………………………………………3

ГЛАВА 1. исторические Причины Болканского конфликта……………………………..10-13

1.1. внешняя политика Росии в начале ХIХ…………………………10

1.2. Изменеие внешней политики России на балканах в связи с воцарением Николая I…………………………………………12

Глава 2. Балканский вопрос в начале ХiХ века…………………..14-18

2.1. Предпосылки русско-турецкого конфликта……………….14

2.2. Военные действия………………………………………………………………….15

ГЛАВА 3. Влияние русско- турецкой войны на мировую политику…………………………………………………………………………………………….19-23

3.1. Европейская политика на Балканах в ХIХ……………………19

3.2. Политика России в Азии и на балканах………………………..22

Заключение……………………………………………………………………………………………24

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………………………………………….27

Введение

Актуальность темы курсовой не вызывает сомнения так как, после распада СССР и биполярной системы, в Центральноазиатском регионе, включающем Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, стала формироваться кардинально новая геополитическая ситуация. В настоящее время в Центральной Азии все сильнее пересекаются интересы ряда крупных держав.

Центральная Азия граничит с рядом стратегически важных регионов Евразии. На востоке расположен Китай и страны Азиатско-тихоокеанского региона; на юге – Афганистан, Средний Восток и ряд других исламских государств; на западе и севере – Кавказ, Турция, Европа и Россия.

От того, в каком направлении будут развиваться события в государствах Центральной Азии, во многом будет зависеть баланс сил на обширном пространстве планеты.

Видимо, не случайно бывший советник президента США по национальной безопасности З.Бжезинский назвал пространство, куда входят Центральная Азия и Кавказ, а также Афганистан, «Евразийскими Балканами»[1]. Первый заместитель госсекретаря США С.Тэлботт также отмечает высокий уровень влияния процессов в Центральной Азии на обстановку на постсоветском пространстве, а также в таких странах как Китай, Турция, Иран и Афганистан[2].

Взрывы американских бомб на территории многострадальной суверенной Югославии окончательно похоронили миропорядок ХХ века. Невиданная со времен Гитлера по своей бесцеремонности агрессия в центре Европы, попрание международного права и вопиющий двойной стандарт обнажили истинное лицо Pax Americana и так называемой «демократической перестройки мировой политики». Под этим идеологическим флагом совершалось сознательное разрушение России как державы, без которой до сих пор ни одна пушка в Европе не стреляла. Замаскированное под прощание с тоталитаризмом происходило крушение всей русской истории – Ясского и  Кючук-Кайнарджийского договоров, Ништатского мира, Полтавы и Вечного мира с Польшей.

То же происходит с сербами и Сербией. Они как форпост православного мира, граница которого проходит по реке Дрине, стали объектом геополитических проектов «Mitteleuropa» в начале века и грубых военных акций в его конце. Цель очевидна: окончательно фрагментировать православных славян, подавить их национальную волю и, наконец, превратить поствизантийское пространство в вотчину атлантической цивилизации и его мирового правительства. Только это позволит безвозвратно запереть Россию в геополитической резервации: положение до Ливонской войны на Северо-западе, положение после Крымской войны на Юге, отсечение от Черного моря и византийского пространства тюрко-исламской дугой до Китая, которая, пройдет через Кавказ, Татарстан, Поволжье и отделит также от Каспийского бассейна. Запад созидает на обломках России и славян новую империю, проявляя такое необузданное стремление к мировому господству, которое напомнило времена крестовых походов и конквистадоров.

Агрессия развивается на фоне резкого изменения не только военно-стратегической, но и идеологической ситуации в Восточной Европе. Вступление в НАТО Венгрии, Польши и Чехии помимо резкого нарушения военно-стратегических симметрий сделало Североатлантический альянс гораздо более антирусским, с выраженным негативным отношением к православному славянству. Причины этого имеют глубокие исторические корни.

Задачей работы является, разобраться в том как мир пришел к этой проблеме и как, став последней добычей религиозной экспансии католицизма на востоке Европы, эти нации были превращены в форпост латинства в славянском мире и на протяжении веков либо сами, либо в фарватере Габсбургской империи давили и нападали на Русь и православное славянство.

Но что бы ни писали о русском империализме, общим итогом последних десяти веков средневековой и новой истории остается неоспоримый факт, что с Х до середины ХХ столетия именно Запад с острием из восточноевропейских католиков постоянно продвигался на Восток, а западные границы колыбели русской государственности едва сохранялись с переменным успехом.

Только Ялта и Потсдам изменили положение, сделав всю территорию Восточной Европы на пятьдесят лет сферой влияния СССР и, как отмечал А.Тойнби, «Запад впервые за тысячу лет ощутил на себе давление России, которое она испытывала все века от Запада»[3].

Трудно не заметить, что в наступлении на интересы России и непокорных славянских православных «варваров», как и в прошлом, латинский Запад, прежде всего англосаксонские интересы вступают в геополитический и духовный союз с «более цивилизованным» исламом. Для того чтобы рассечь Балканы зеленым коридором, Запад не побоялся создать воинствующее мусульманское государство в центре Европы – Боснию, не взирая на стратегическую цель А. Изетбеговича – создание исламской федерации от Адриатики до Великой китайской стены. Теперь на повестке дня противоправное и насильственное отторжение от Сербии Косова. Колыбель сербской государственности, древнюю землю державы Неманичей, отчину Св.Саввы Сербского Запад хочет отдать албанцам, которые даже в 1945г, после того как сербы потеряли на душу населения больше всех наций Европы, составляли в Косово меньшинство.

Очевидно, что оккупация Косова – продуманная и принятая к исполнению цель США независимо от действительного положения дел в Югославии, которая не угрожает ни одному члену НАТО. Эта цель столь важна для США, что она оправдывает средства – грубую агрессию против суверенного государства, обесценившую международное право. Это необходимо им для устранения препятствия на пути фронтального расширения НАТО и военно-политического овладения всей Европой, а также и по другим причинам. Используя в своей борьбе с непокорными славянами Турцию и албанцев, США стремятся контролировать этот процесс. Это приобретает актуальность по мере того, как мировой ислам превращается в серьезнейший геополитический, демографический, финансовый и военный фактор современного мира, приближая гипотетический момент, когда исламские государства попробуют реализовать свои геополитические цели в мировой истории без оглядки на западных покровителей. К тому же, «Блистательная Порта», пять десятилетий верно отслужившая плацдармом НАТО на южных подступах к России, проявляет неудержимое стремление к историческому реваншу.

Таким образом, драма Югославии, помещенной на стыке мировых цивилизаций, как в капле воды отражает все противоречия мира, двадцатого столетия и XIX века. Это и извечное пренебрежение к «восточным варварам», лежащее в самом культурно-историческом сознании Запада, перенесенное на соперничающий образ в христианской истории и воплотившееся в многовековом наступлении латинства на Православие. Это и плачевный итог соперничества двух рационалистических проектов земного рая без Бога – марксистского и либерального. Это духовное и геополитическое соперничество после распада исторического государства российского. На этой земле сейчас решаются не только судьба сербов, но и пути мировой истории. Поэтому Югославия, попираемая Западом – сегодня как никогда – великая держава. На пороге Третьего тысячелетия во всем своем масштабе опять встают Мировой Восточный вопрос и вселенская дилемма «Россия и Европа».

Эта дилемма не нова, «как и не ново открытие, что другие народы нас не знают и не понимают, что они боятся России, и Азии не сочувствуют им и готовы радоваться всякому их ослаблению» – писал с горечью Иван Ильин: «М.В.Ломоносов и А.С.Пушкин первые поняли своеобразие России, ее особенность от Европы, ее «не-европейскость». Ф.М. Достоевский и Н.Я. Данилевский первые поняли, что Европа нас не знает, не понимает и не любит. С тех пор прошли долгие годы, и мы должны были испытать на себе и подтвердить, что все эти великие русские люди были прозорливы и правы»[4].

В работе была использована широкая источниковая база. На степень разработанности проблемы указывает библиография материала имеет длинную историческую протяженность. Геополитиком, предпринявшим первый опыт системного комплексного анализа геополитических противостояний, был, бесспорно, Н.Я.Данилевский, имя которого намеренно замалчивается оппонентами по целому ряду причин. Именно на исследовании Восточного вопроса он заложил школу русской геополитики и, условно говоря, геополитической социологии, в которой прозвучали такие имена как В.И.Ламанский, Д.И.Менделеев, В.П.Семенов -Тян-Шанский. К трудам Данилевского близки по духу труды выдающегося мыслителя К.Леонтьева, этого еще не понятого мировой философской мыслью принципиального идейного консерватора.

Перу Н.Я.Данилевского принадлежит и подлинно превосходное и оригинальное толкование темы Восточного вопроса, которую он обстоятельно изложил в самом широком историко-философском контексте в книге «Россия и Европа» и статье «Горе победителям». Его впечатляющее толкование Восточного вопроса трудно опровергнуть поныне. Данилевский пошел дальше С.М.Соловьева, лишь подметившего соперничество цивилизаций, и справедливо указал на отсутствие у того осознания особости России и глубинного противостояния ее Европе.

Проблема работы это, восточный вопрос – это отношение Запада к России и славянству в как соперничества особых явлений мировой истории и культуры, причем каждый из этих типов имеет значение всемирно-исторического характера. Это устремления, проявляющиеся на гео-стратегическом, политическом, религиозно-философском, социо-бытовом, этническом и культурном уровнях. Собственно, все это только вместе взятое и должно составлять зрелое понятие геополитика, свободное и от абсолютизации географических реалий, присущей западной школе геополитики, и от тотального цивилизационного и географического нигилизма, свойственного историческому материализму. Геополитика – это не только политическая география, то есть учение об определяющем влиянии географических реалий на формирование и поведение национально-государственных единиц или «больших пространств».

Интерпретацию идей Данилевского во многом задала статья В. Соловьева в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона, в которой он представил Данилевского идеологом панславизма и русского национализма. Поэтому вполне объяснимо единодушие, с которым игнорируют и принижают его наследие все старые и новые «общечеловеки» вот уже полтораста лет. Ведь любовь к Отечеству и проповедь здоровой национальной политики есть вопросы, сама постановка которых, по мнению вчерашних и сегодняшних либералов, угрожает опасностью «лучшим традициям русского образованного общества»[5]. Историческая концепция Данилевского – органицизм и сила его книги сильно противостояли соловьевской концепции всеединства, что сделало философа яростным и, увы, недобросовестным оппонентом «России и Европы», ибо он даже обвинил Данилевского в заимствовании у немецкого посредственного историка Рюккерта.

Ещё в XIX веке Н.Страхов в яркой полемике с В.Соловьевым по книге Н.Я.Данилевского «Россия и Европа» с горечью писал о российских западниках, что превосходили в своей неприязни к отечеству европейцев, которых «с детства пугали донскими казаками и которым Россия является в мифическом образе неодолимого могущества и самого глухого варварства», недоумевая, «почему мы за Европу боимся, а за Россию у нас нет ни малейшего страха… Когда Данилевский говорил о грядущей борьбе между двумя типами, то он именно разумел, что Европа пойдет нашествием еще более грозным и единодушным… Перед взором Данилевского в будущем миллионы европейцев с их удивительными ружьями и пушками двигались на равнины Славянства… Он видел в будущем, что его славянам предстоят такие испытания…, перед которыми ничто Бородинская битва и севастопольский погром…»[6] Ксения Мяло остро заметила: кто не опознает в этом видении 1941 год? А, может быть, и год 1992-1993 в Боснии, и 1998-99 на Косовом поле?

Данилевский указывал на неизбежное перемещение центра тяжести мировой политики на стык славянства и латинства, что блестяще оправдывается вот уже полтора века, и превосходно обнажил истинные причины такого мирового противостояния, маскируемые до момента наличием турецкой империи. Пока между Россией и Европой «стояла турецкая фантасмагория», этих причин можно было и не заметить, когда же «призрак рассеялся, и настоящие враги явились лицом к лицу, нам ничего не оставалось, как взглянуть действительности прямо в глаза»[7].

Стремление России разрешить противоречия по узко понимаемому Восточному вопросу путем вступления в европейскую систему – бесперспективны.

Задачей работы так же является показать, как подлинный Мировой Восточный вопрос отражает берущее начало в тысячелетии глубинное неприятие Западом православной России в двух ее ипостасях: как носительницы ненавистного византийского наследия, но при этом равновеликой Западу в целом геополитической силы и исторической личности с собственным поиском универсального смысла мироздания – препятствия на пути сокрушения Богоданного многообразия мира, превращаемого в культурную и экономическую провинцию Запада.

Методологической основой исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых (историков, политологов, экономистов и юристов-международников), внесших вклад в разработку новых представлений о вопросах отношения России и Турции, решения Балканской проблемы в Европе.

Наряду с междисциплинарной базой в качестве методологических основ автор исходил из необходимости применения методов интегративного исторического, политического и правового анализа с элементами компаративистики и системного подходов. Автор курсовой работы опирался также на известные методы научных исследований: анализ ситуаций (наблюдение, изучение документов, формирование банка данных), контент – и инвент-анализы, а так же сравнительно исторический анализ.

Антагонизм между Россией и Европой по Данилевскому – есть объективный «огромный исторический процесс, в ходе которого решается вопрос о том, должно ли славянское племя – член арийской семьи… – оставаться только ничтожным придатком, так сказать прихвостнем Европы, или же в свою очередь приобрести миродержавное значение и наложить свою печать на целый период Истории.»[8] Этот антагонизм определяется славянством России, то есть устойчивой противоположностью романо-германскому культурно-историческому типу и различной стадией развития этих типов, противоположностью православия и латинского католицизма, а также стремлением англосаксов подчинить своему влиянию Азию. Причем эти все противоречия «замечательнейшим образом спутываются в один узел на Босфоре, в Дарданеллах и в Константинополе»[9].

Данилевский гениально подметил еще одну закономерность – обязательное наступление Запада на Восток, а значит на славянство и Россию после длительных периодов затишья в сугубо западных внутренних отношениях, которые служат накоплению сил для западноевропейского культурно-исторического типа, которые он направляет затем всегда на Восток. Отсюда вывод, что попытка решить противоречия между Европой и Россией через втягивание России во внутриевропейские коалиции и превращение в часть Европы, есть ложная и обреченная на фиаско.

Работа показывает как, после разгрома наполеоновской армии, в котором Россия не только отразила нашествие «двунадесяти языков», но и на свою беду пролила кровь за Европу, Запад, накапливал силы в течение нескольких десятилетий без войн. Затем последовала Крымская война, где христианская Европа, вступив в союз с «передовой и цивилизованной» Османской империей, попыталась укоротить слишком возросшее влияние «варварской» России. Восточный вопрос набирал остроту. Пока Франция, Австрия и Германия решали свои междоусобицы, России ничего не грозило, ей даже удалось восстановить свои политические позиции – отмена «нейтралитета Черного моря».

Курсовая работа раскрывает вопрос, почему все европейские распри были забыты для того, чтобы на Берлинском конгрессе «снова восстановить» препятствия к решению турецкой части Восточного вопроса, разрушенные русскими штыками в 1876-1878гг. После очередных мирных для Западной Европы трех десятилетий ее сила снова обращается на Восток – Боснийский кризис, провокации к Балканским войнам и, наконец, Первая мировая война. После Версаля также следуют два мирных десятилетия. Затем взращенный с попустительства англосаксонских интересов германский фашизм вновь обращается на Восток. Спасенная советской армией Европа после Ялты и Потсдама живет мирно пять десятилетий, накапливая совокупную военно-экономическую, идеологическую мощь для нового броска против России и славянства. Анализ Данилевского полностью подтверждается событиями ХХ века.

Сейчас, когда «коммунистическая фантасмагория» рассеялась, давление на Россию лишь увеличилось. Мировой вопрос перешел в завершающую стадию. Запад консолидирован, Европа стремительно утрачивает роль самостоятельного явления мировой истории и культуры. Такая Европа под атлантическим контролем и в кабале мировых финансовых механизмов – послушный инструмент в нескрываемой задаче века – уничтожении российского великодержавия и русской исторической личности во всех геполитических и духовных определениях. Эта задача вполне обнажилась, когда Россия в очередной раз попыталась решить мировой восточный вопрос путем заигрывания с Западом, от чего так прозорливо предостерегал Данилевский, и уступила ему свои геополитические позиции, которые она собирала в течение четырех веков.

Вот уже полтораста лет Запад боится России и крупных славянских православных образований. И, как свидетельствует последняя книга З.Бжезинского, ничего не изменилось и в век «общечеловеческих ценностей» по сравнению со временем горьких заметок Ивана Ильина, написанных в годы «холодной войны»[10].

Работа состоит из трех глав каждая глава имеет по два подпункта: первая глава раскрывает  исторические причины Болканского конфликта, а так же  внешнию политику Росии в начале ХIХ и изменеи внешней политики России на Балканах в связи с воцарением Николая I. Глава вторая рассматривает  Балканский вопрос в начале ХIХ века раскрывая предпосылки русско-турецкого конфликта и военные действия. Третья глава анализирует влияние русско- турецкой войны на мировую политику, рассматривая европейскую политику на Балканах в ХIХ и политику России в Азии и на Балканах.

ГЛАВА 1. исторические Причины Болканского конфликта.

1.1. Внешняя политика России в начале ХIХ.

В течение XIX века русское государство продолжает процесс своего территориального расширения по направлению к востоку, и все сильнее выдвигает в своей европейской внешней политике задачи международного характера: разрешение восточного вопроса в интересах славянских народностей Балканского полуострова и поддержку политической реакции на всем Европейском материке против революционных и прогрессивных течений. В последние десятилетия XIX века господствующим принципом внешней политики России становится охранение европейского мира. Во внутренней жизни России совершается метаморфоза, разрушившая патриархально-крепостнический склад социальных отношений, обновившая промышленное развитие, заложившая первые семена правомерной гражданственности в строй общественных учреждений.

С воцарением Павла  внешняя политика России впервые оставляет почву реальных интересов и начинает подчиняться отвлеченным положениям. Уже Екатерина II  поощряла составление европейской коалиции против революционной Франции, но при этом ее главной целью было отвлечь внимание Европы от вопросов польского и восточного, чтобы обеспечить большую свободу действий для России. Павел принял самое деятельное участие в этой коалиции, но уже исключительно во имя борьбы с революционным началом. Прежние цели были забыты настолько, что к коалиции была приобщена Турция, с которой Россия заключила в 1798 г. союзный и оборонительный договор. Одновременно была прекращена война с Персией.

Русское войско двинулось в Западную Европу; Суворов совершил знаменитые альпийские походы. В 1800 г. оба обстоятельства вызвали резкий поворот во внешней политике Павла: 1) с возвышением Наполеона, который принял звание первого консула, Франция перестала казаться Павлу очагом революции; 2) Англия захватила остров Мальту, что являлось посягательством на права Павла, еще в 1798 г. принявшего достоинство великого магистра мальтийского ордена. Павел сближается с Наполеоном и готовится к борьбе с Англией. На английские товары и суда в русских портах налагается эмбарго; Павел отдает распоряжения о движении русских войск в Индию. Смерть императора останавливает выполнение этого фантастического проекта.

По воцарении Александра  был намечен план невмешательства в западноевропейские дела, но вызывающий образ действий Наполеона нарушил спокойные намерения русской дипломатии. Князь Чарторыйский, ставший во главе Министерства иностранных дел, выдвинул план присоединения России к противофранцузской коалиции в надежде, что борьба с Наполеоном поможет Польше вернуть политическую самостоятельность, сохранив с Россией династическую связь. В начале 1805 г. коалиция была составлена; к России примкнули Швеция, Англия и Австрия. Пруссия ограничилась пропуском русских войск через свои владения. Открывшаяся кампания ознаменовалась капитуляцией Мака при Ульме, занятием Вены Наполеоном, поражение австро-русской армии под Аустерлицем. Австрия заключила унизительный Пресбургский мир, а Пруссия вступила в наступательный и оборонительный союз с Францией. В 1806 г. разрыв этого союза и последовавший затем разгром Пруссии войсками Наполеона вновь вызвал Россию к борьбе с Францией. Несмотря на только что открывшуюся войну с Турцией, которая затянулась на целых семь лет (1806 – 12), и на шедшую еще с 1804 г. войну с Персией, вспыхнувшую вследствие утверждения русских в Закавказье.

Бухарестский мир 1812 г. Был заключен 28 мая 1812 г. между Россией и Турцией по итогам русско-турецкой войны 1806 – 1812 гг. Договор состоял из 16 открытых и 2 секретных статей. Он улучшил стратегическое положение России, которой перешла Бессарабия с крепостями Хотин, Вендоры, Аккерман, Килия и Измаил. Кроме того, русско-турецкая граница устанавливалась отныне по р. Прут и Килийскому руслу. Россия оставила за собой значительные территории в Закавказье, получила право торгового судоходства по всему течению Дуная. Молдавия и Валахия были возвращены Турции, которая, в свою очередь, возвратила им все привилегии, предоставленные Ясским миром 1792 г. Сербия получала автономию в вопросах внутреннего самоуправления. Подписан от имени России – М.И. Кутузовым. Договор завершил русско-турецкую войну 1806-1812 гг.,

Александр, ради спасения Пруссии, в 1806 г. объявил войну Наполеону. В конвенции, заключенной между Россией и Пруссией, были намечены довольно широкие планы: изгнание французов за Рейн, превращение Германии в новую конституционную федерацию под покровительством Австрии и Пруссии. Россия не выговаривала себе ничего и соглашалась даже на гарантирование неприкосновенности Турции, несмотря на то что в это самое время шла русско-турецкая война.

По Тильзитскому договору польская часть Пруссии превратилась в великое герцогство Варшавское, отданное саксонскому королю; Россия получила Белостокскую область и обязалась заключить с Турцией перемирие и вывести войска из Молдавии и Валахии, с тем, чтобы и турки не занимали этих княжеств до заключения мира. Франция брала на себя посредничество между Россией и Турцией, а Россия – между Францией и Англией. В секретных договорах Франция и Россия обязывались помогать друг другу во всех войнах, причем России предоставлялось распространиться за счет Турции до Балкан и отнять Финляндию у союзницы Англии, Швеции. Англия отвергла русское посредничество; английский флот бомбардировал Копенгаген.

В сентябре 1808 г. произошло эрфуртское свидание императоров, во время которого была заключена секретная конвенция: Наполеон отказывался от посредничества между Россией и Турцией и соглашался на присоединение к России дунайских княжеств, а Россия обязывалась помочь Франции на случай войны ее с Австрией.

Получив отказ в руке великой княжны Анны Павловны, Наполеон отказался утвердить конвенцию о Польше[11]. Россия открыто протестовала против присоединения к Франции герцогства Ольденбургского и нарушила строгость континентальной системы, открыв привоз колониальных изделий под американским флагом. Разрыв с Францией был решен. Обе стороны искали союзников. Франция заключила договоры с Австрией и Пруссией; Россия обеспечила себе нейтралитет Швеции. 12 (24) июня 1812 г. союзные войска перешли Неман, чем и началась Отечественная война.

Через четыре дня после ее начала закончилась война России с Турцией, Бухарестским миром, по которому Россия приобрела Бессарабию. В эпоху Отечественной войны на стороне России были лишь Швеция, Англия и Испания.

По окончании борьбы с наполеоновской Францией Александр, подпавший под власть мистических влияний, поставил краеугольным камнем своей европейской политики акт священного союза, им собственноручно написанный. «Мечта Александра сделать из этого союза оплот европейского мира и орудие осуществления евангельских начал в международной политике разрешилась на практике превращением союза в оплот европейской реакции»[12]. Россия, Австрия, Пруссия и Англия составили Верховный совет, ведающий дела всей Европы; на Аахенском конгрессе (1818) к нему присоединилась и Франция. Англия скоро отстранилась от этой охранительной политики, Франция держалась ее непоследовательно, не участвовала в решениях Троннауского и Лайбахского конгрессов и лишь в Вероне взяла на себя восстановление, вооруженной рукой, неограниченной монархии в Испании. Тем теснее сплотились Россия, Австрия и Пруссия. Душой союза стал Меттерних, подчинивший своему влиянию императора Александра, что сказалось с особенной силой, когда вспыхнуло восстание Греции против Турции. Под влиянием Меттерниха Александр осудил на Лайбахском конгрессе греческое движение, как проявление революционного духа, не обратив внимания на особенности греческого вопроса, обусловленные политической ролью России на православном Востоке. Грек Каподистрия , управлявший иностранными делами России, получил отставку и был замещен Нессельроде ; вождь греческих инсургентов Ипсиланти был исключен из русской службы; грекам было официально отказано в русской помощи

1.2. Изменеие внешней политики России на балканах в связи с воцарением Николая I.

Перед смертью Александр изменил свое отношение к восточному вопросу, убедившись в двуличности Меттерниха. Дипломатические сношения России с Турцией были прерваны, и только смерть помешала Александру открыть военные действия против Турции. Император Николай I  тотчас по воцарении резко выразил намерение держаться самостоятельного образа действий в восточном вопросе. Несмотря на открытие в 1826 г. войны с Персией из-за пограничных споров, Турции, помимо посредничества европейских держав, был предъявлен ультиматум, с требованием выполнить все принятые ею по Бухарестскому трактату обязательства. Устрашенная Порта заключила с Россией Аккерманскую конвенцию, в которой за Россией признавались спорные пункты на Черном море и право покровительства над Молдавией, Валахией и Сербией. По греческому вопросу Россия вошла в соглашение сначала с Англией, Петербургским протоколом, а затем с Англией и Францией – Лондонским договором 1827 г., которым державы обязались добиться от Турции необходимых для Греции реформ на началах полного самоуправления, с сохранением верховной власти султана. Ободренные греки провозгласили независимость от Порты, выработали конституцию и выбрали Каподистрию президентом. Австрия не только не присоединилась к Лондонскому договору, но убеждала Турцию отвергнуть всякое иностранное вмешательство в греко-турецкую распрю. За Австрией следовала Пруссия. Порта приняла совет Австрии, на что подписавшие Лондонский договор державы ответили сожжением турецко-египетского флота под Наварином. Султан приказал захватывать русские торговые суда на Черном море и призвал мусульман к борьбе с неверными. Вслед за окончанием войны с Персией Туркманчайским договором 10 февраля 1828 г., по которому Россия приобрела Эриванскую и Нахичеванскую области, русские войска перешли Прут (2 апреля), заняли Молдавию и Валахию, взяли 6 крепостей по Дунаю и кончили кампанию взятием Варны. В то же время в Азии были взяты Карс, Ахалцых и ряд пунктов по Черному морю.

Англия, где переменилось министерство, отшатнулась между тем от Греции и России; Австрия хлопотала о заключении мира между Россией и Турцией не иначе как за ручательством Европы.

Весной русская армия возобновила кампанию и по взятии в Азии Эрзерума, а в Европе – Силистрии, двинулась за Балканы, заняла Адрианополь и вынудила у султана просьбу о мире. Адрианопольский мир (1829) был заключен на следующих условиях: Россия приобрела устья Дуная и все восточное побережье Черного моря. Молдавия, Валахия и Сербия получили важные преимущества; для Греции Порта признала все основания Лондонского договора, а вскоре за тем, в обмен на уменьшение военной контрибуции – и полную ее независимость. Исход войны вызвал озлобление Австрии и Англии, которые стремились поставить целость Турции под охрану и ручательство всей Европы. Император Николай сам был убежден в необходимости сохранения Турции для избежания общеевропейской войны, но он отклонил план общеевропейской гарантии, видя в нем выражение недоверия к России. Под влиянием исхода русско-турецкой войны намечалось сближение Австрии с Англией, России – с Францией, которая мечтала с помощью России вернуть потерянные в 1814 г. границы – Рейн и Альпы.

Глава 2. Балканский вопрос в начале ХiХ века.

2.1. Предпосылки русско-турецкого конфликта.

В I половине XIX в. отношения России и Турции оставались напряженными. По Бухарестскому миру 1812 г. Россия получила границы по Пруту, и удержала за собой Западную Грузию и Абхазию. Турция обещала предоставить самоуправление Сербии. После нападения Наполеона на Россию эти обязательства были нарушены. После Венского конгресса Россия вновь подняла вопрос о Сербии.

Однако Турция, рассчитывая на поддержку Англии и Австрии, проявила неуступчивость и даже потребовала вернуть Сухум и ряд других крепостей на Кавказе.

Отношения с Турцией дополнительно обострились из-за положения на Балканах, особенно из-за греческого национального восстания 1821 г. В начале 1820-х гг. греки подняли восстание против турецкой оккупации. Не оказав вооруженной поддержки повстанцам, Александр I все же заявил, что действия турок «вынудят Россию принять греков под свое покровительство». Россия разорвала отношения с Турцией. Протесты России против учиненной турками резни христиан не нашли поддержки у других великих держав, опасавшихся усиления позиций России на Балканах. Лишь в 1823 г. Англия признала Грецию воюющей стороной.

Россия решила помочь грекам, чтобы укрепиться на Балканах и обеспечить свободу проливов. Англия встревожилась и предложила России совместные действия. В 1824 г. Россия предложила предоставить Греции автономию. Но Турция отказалась пойти на это и высадила в Греции свои войска. Разгром греков был неизбежен.

В марте 1826 г. Россия и Англия подписали соответствующий протокол. В декабре 1826 г. греки обратились к России с просьбой о помощи. 24 июня 1827 г. Россия и Англия заключили конвенцию о стремлении добиться для Греции автономии, а при отказе в том Турции – о намерении применить военную силу. Предоставить автономию Турция отказалась.

Англо-франко-русская эскадра блокировала турецкий флот в Наваринской бухте. Турки убили двух английских парламентеров, и тогда союзники начали бой и одержали победу. В бою отличился русский линкор «Азов». Он впервые во флоте России получил Георгиевский флаг и вымпел.

После Наварина Турция закрыла для русских судов проливы и запретила у себя русскую торговлю.

В 1826 г. Николай I заявил, что «если европейские державы не вмешаются, то Россия будет действовать в одиночку»[13]. В результате Англия и Россия совместно поддержали требование Греции о предоставлении независимости.  В 1827 г. президент Греции И. Каподистрия, бывший дипломат русской службы, обратился к России за помощью. Не желая, чтобы Россия выступила в защиту Греции одна, западные державы согласились совместно оказать на Турцию давление.

План ведения войны предусматривал активные действия на Балканах. Русские рассчитывали перейти Дунай, преодолеть Балканский хребет, и уже в сентябре подойти к Константинополю. Кавказский театр считался второстепенным и командующему Кавказским корпусом предлагалось действовать самостоятельно.

Русские войска не должны были идти через Сербию, Черногорию и наиболее населенные районы Болгарии. Это объяснялось стремлением России избежать обвинений со стороны западных держав в том, что она поднимает против султана его славянских подданных, нарушая тем самым принцип легитимизма, провозглашенный на Венском конгрессе.

Наступление пришлось вести вдоль Черноморского побережья, что позволяло взаимодействовать с флотом, но затрудняло снабжение и заставляло действовать в районе, насыщенном турецкими крепостями.

Русские войска на Балканах насчитывали 115 тыс. человек. На Кавказе имелось 45 тыс. человек, но для активных действий против Турции можно было выделить лишь 17 тыс., т.к. остальные были заняты в боях против горцев или находились в оккупированных районах Ирана. Войска в те годы были подготовлены не столько для боя, сколько для парада. Вести точную стрельбу и гибко использовать боевые порядки они не умели.

2.2. Военные действия.

14 апреля 1828 г. Турция объявила России войну. Главные силы русских действовали на Балканах, отдельный Кавказский корпус наступал на Эрзерум. Черноморский флот и Дунайская флотилия оказывали содействие армии. Флотилия в апреле 1828 г. обеспечила форсирование Дуная главными силами русских у Мачина. 6 мая 7 линкоров, 4 фрегата, 2 бомбардирских судна, 11 мелких судов, пароход «Метеор» и транспорты под общим командованием А.С. Грейга высадили в 2 км от Анапы 5-тысячный десант из двух пехотных полков и батарейной роты. Из Тамани морем прибыл отряд сухопутных войск. Войсками на берегу командовал контр-адмирал Александр Сергеевич Меншиков (1787-1869), правнук А.Д. Меншикова, сподвижника Петра Великого.

Крепость защищал турецкий гарнизон численностью до 6 тыс. чел. 2 мая 1828 г. Черноморская эскадра под командованием вице-адмирала А.С. Грейга (5 линейных кораблей, 4 фрегата и ряд более мелких судов) доставила к Анапе 5-тысячный десант Меншикова. На следующий день к городу подошел по суше отряд полковника В.А. Перовского (900 чел.), который обеспечил безопасную высадку десанта.

7 мая корабли Черноморского флота начали обстрел крепости. Вылазки турецкого гарнизона (18 и 28 мая) оказались безуспешными. На 10 июня был назначен генеральный штурм крепости, но он не состоялся.

Турки упорно сопротивлялись, а русские не могли использовать орудия линкоров, т.к. малые глубины не позволяли им подойти к берегу. Другие же корабли ежедневно выпускали по Анапе до 3000 снарядов. 12 июня Анапа сдалась, русские захватили 4 тыс. пленных и 83 пушки. Не имея поддержки извне, турки согласились на переговоры и 12 июня капитулировали. После русско-турецкой войны  (1828—1829) Анапа вошла в состав Российской империи. Взятие Анапы прикрыло Кубань и Крым со стороны Кавказа. За успешную операцию А.С. Грейга произвели в полные адмиралы, А.С. Меншикова – в вице-адмиралы с утверждением в должности начальника Главного морского штаба.

Во время операции у Анапы бриг «Ганимед» капитан-лейтенанта Ушакова захватил 6 мая у Суджук-кале турецкое судно, доставлявшее подкрепление для Анапы; катер «Сокол» под командованием лейтенанта Вукотича уничтожил другое судно, уже высадившее десант. 8 мая «Сокол» и бриг «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта Стройникова захватили у Суджук-кале два вражеских судна с десантом. Русско-турецкая война оказала большое внимание на искусство России. Айвазовский Иван Константинович (1817 -1900) создал в 1892 году, эпическое полотно «Подвиг экипажа «Меркурия». Русский бриг, нёсший дозорную службу, встретился с двумя линейными турецкими кораблями. На предложение неприятеля сдаться командир брига капитан-лейтенант А.И. Казарский приказал ответить артиллерийским огнём. Русский корабль имел 18 орудий против 184 неприятельских. После тяжёлого боя «Меркурий» вынудил отступить турецкие корабли.

11 мая яхта «Утеха» капитан-лейтенанта Румянцева захватила успевшее высадить десант судно противника. Тем временем на Дунае в ночь на 28 мая один из отрядов флотилии напал на 25 турецких судов и 20 из них уничтожил. Днем 28 мая 16 канлодок под командованием капитана 1 ранга И.И. Заводовского прошли под огнем крепости Браилов, атаковали в Мачинском рукаве 23 турецких судна, в четырехчасовом бою 2 из них уничтожили, 4 шлюпа и 8 лодок пленили. Другие суда отряда (канлодка и 7 иолов) блокировали Браилов. В тот же день 8 канонерок и 4 иола перевозили русские войска через Дунай у с. Сатуново и штурмовали позиции неприятеля на левом берегу Дуная.

Эскадра Грейга, оставив часть мелких судов у Анапы, вернулась в Севастополь. 1 июля 8 линкоров, 3 фрегата, бриг, люгер, пароход и 3 бомбардирских судна приняли новый десант и днем 22 июля подошли к Варне. Спустя месяц к эскадре Грейга присоединились галера и три иола. Эскадра блокировала Варну с моря, поддерживая огнем осадившие крепость русские войска. 25 сентября сухопутные войска и флотский десант начали штурм Варны. 29 сентября Варна капитулировала, было взято 9 тыс. пленных и 291 орудие.

В период осады Варны 28 июля фрегат «Поспешный» капитана 2 ранга Черникова у г. Мидия захватил одно и потопил другое турецкое судно, а затем захватил еще одно судно у крепости Инада. 17 августа отряд капитана 1 ранга Критского (2 фрегата, бригантина и катер), содействуя сухопутной армии, захватил турецкие редуты у Инады. Дунайская флотилия из 50 судов под командованием произведенного в контр-адмиралы И.И. Заводовского с 27 июля по 13 ноября участвовала в осаде крепости Силистрия.

В начале 1829 г. Черноморский флот насчитывал два 110-пушечных, два 84-пушечных, один 80-пушечный, четыре 74-пушечных линкора, один 60-пушечный, четыре 44-пушечных и один 36-пушечный фрегат, шлюп, корвет, пять бригов, бригантину, две шхуны, три люгера, четыре катера, четыре бомбардирских судна, три яхты, пароход «Метеор» и госпитальное судно. В Николаеве строились 84-пушечный линкор, 2 фрегата, 2 брига, 2 шхуны и пароход «Громоносец». 15 февраля 1829 г. 3 линкора, 2 фрегата и 3 канлодки под командованием контр-адмирала М.Н. Кумани с десантом 1162 человека подошли к крепости Созопол, 16 февраля высадили десант и без боя заняли крепость и город.

11 марта отряд Кумани (3 линкора, фрегат, бриг, 3 канлодки) обстрелял крепость Ахиолло. 25 апреля фрегат «Штандарт» и бриг «Мингрелия» в бухте Шили под огнем турецких батарей атаковали 9 судов врага, 7 уничтожили и 2 захватили. 3 мая отряд капитана 1 ранга И.С. Скаловского (3 линкора, 2 фрегата и бриг) обстрелял турецкую крепость на мысе Баба. А 4 мая сжег на рейде Пендераклии линкор, транспорт и до 15 мелких судов противника.

В этот же день 4 мая бриг «Орфей» захватил у Кирпени 3 турецких судна. 5 мая фрегат «Поспешный» и бриг «Мингрелия» уничтожили у Акчесара строившийся турецкий корвет. Но вскоре фортуна отвернулась от русских.

11 мая фрегат «Рафаил» под командою капитана 2 ранга Стройникова встретил меж Созополом и Босфором 6 турецких линкоров, 2 фрегата, 5 корветов и 2 брига и без боя сдался неприятелю. Узнав об этом, император Николай I приказал в случае возвращения фрегата России «предать оный огню». Зато 14 мая славный подвиг совершил бриг «Меркурий» под командой А.И. Казарского. Бриг в одиночку выдержал бой с двумя линкорами противника, за что вторым в русском флоте (после «Азова») получил Георгиевский флаг.

Главные силы Дунайской флотилии (20 канлодок, 5 иолов, 5 транспортов) под командой контр-адмирала Патониоти с 3 мая по 20 июня участвовали в осаде и взятии Силистрии, причем захватили 15 турецких судов. В то же время отряд флотилии 9 мая перевез через Дунай у Калараша 1500 воинов, второй отряд 27-30 мая переправлял до наведения понтонов главные силы армии у Сатуново. 9 июля два бомбардирских судна из эскадры Грейга обстреливали крепость Месемврия, 11 июля с приходом эскадры крепость сдалась. В этот же день бриг «Орфей» под командою капитан-лейтенанта Колтовского без боя взял крепость Ахиолло. 21 июля фрегат, бриг и пароход под общим командованием капитан-лейтенанта Немтинова высадили десант и овладели городом Василико. 24 июля 2 фрегата, бриг, пароход и 8 иолов под командою капитан-лейтенанта Баскакова захватили г. Агатополь. 7 августа Баскаков, имея уже линкор, 2 фрегата, 3 бомбардирских судна и 2 брига, овладел крепостью Инада.

13 августа 1829 г. отряд контр-адмирала Стожевского (2 линкора, 2  брига, 2 бомбардирских судна) обстрелял крепость Мидия. 17 августа отряд лейтенанта Панютина из 8 иолов высадил десант и взял Мидию. 2 сентября 1829 г. в Адрианополе (Эдирна) Турция и Россия подписали мир. К России отошли устье Дуная и побережье Кавказа от устья Кубани до поста Св. Николая между Поти и Батумом. Турция подтвердила свободу проливов, льготы русским купцам, присоединение к России Грузии, Имеретии, Мингрелии, Гурии, Эривани и Нахичевани. Россия получила 1,5 млн. голландских гульденов контрибуции. Сербии и Греции предоставлялась автономия, расширялась автономия Молдавии и Валахии.

В первой четверти XIX в. Черноморский флот сложился как боевое соединение. Он приумножил славу России и стал достойным собратом Балтийского флота.

Весной 1828 г. войска перешли Прут, форсировали Дунай, затем овладели турецкими крепостями в низовьях Дуная. После этого русские стали готовить наступление на Варну и Шумлу. Численность турецких гарнизонов этих крепостей значительно превышала численность осаждающих их русских войск.

Осада Шумлы оказалась неудачной. Варну удалось взять в конце сентября 1827 г., после 3-хмесячной осады. Таким образом, план выполнить не удалось. К началу кампании 1829 г. отношения России с Англией и Австрией значительно ухудшились. Возросла опасность их вмешательства в войну на стороне Турции.

Необходимо было ускорить завершение войны. Летом 1829 г. русские войска взяли важную турецкую крепость Силистру, перешли Балканы и овладели Андрианополем. На Кавказе уже летом 1828 г. русские овладели Карсом, Ардаганом и Баязетом, а в июне 1829 г. заняли Эрзерум. 20 августа (1.09) 1829 г. к русскому командующему прибыли турецкие представители с предложением о мирных переговорах. 2 (14) сентября был подписан Андрианопольский мир.

Россия приобрела часть дельты Дуная и восточную Армению. К ней перешло побережье Черного моря от устья Кубани до Поти. Была установлена свобода торгового судоходства через Босфор и Дарданеллы. Греция получила полную автономию, а через два года стала независимой. Получили автономию также Сербия, Валахия и Молдавия. Турция уплатила значительную контрибуцию.

В результате войны возрос престиж России на Балканах. Россия приобрела определяющее влияние на Турцию. Попытки Англии добиться смягчения условий Андрианопольского мира были решительно отклонены. Более всех держав негодовала Австрия, считавшая, что утрата надежды на распространение своего влияния на Балканах превращает ее во второстепенное государство. Однако попытки австрийцев создать антирусскую коалицию потерпели в тот момент неудачу.

ГЛАВА 3. Влияние русско- турецкой войны на мировую политику.

3.1. Европейская политика на Балканах в ХIХ

Австрия, хотя и извлекла для себя выгоду из сближения с Россией, присоединив Краков вопреки желаниям берлинского двора, тоже была далека от искренней солидарности с Россией, боясь успехов последней на Балканском полуострове. Поэтому, когда между Францией и Англией возник раздор из-за испанских браков, Австрия обнаружила склонность к сближению с Францией. В восточном вопросе тройственный союз, усилив в период 1830 – 1848 годов противорусскую агитацию Франции и Англии, не создал для России надежной поддержки со стороны союзников.

В Греции, после убийства Каподистрии, свирепствовала борьба двух партий – русской, избравшей в президенты брата Каподистрии, и англо-французской, стоявшей за утверждение в Греции конституционных учреждений. Избранный на греческий престол баварский принц Оттон подчинился англо-французскому влиянию и подверг официальному гонению вождей русской партии. В Турции после Адрианопольского мира русское влияние сильно возросло. Во время восстания египетского паши, завоевавшего Сирию и грозившего разрушить Турецкую империю, Россия поддержала Турцию посылкой военной эскадры и 15-тысячной армии к Константинополю, после чего в июне 1833 г. между Россией и Турцией был заключен Ункияр-Искелесский договор о взаимном союзе, и Порта, в тайной статье, обязалась закрыть вход в Дарданеллский пролив для военных судов всех держав. Усилия западноевропейских держав сосредоточиваются с тех пор на том, чтобы заменить единоличное влияние России на Турцию поставлением Турции под совокупную охрану всех держав. Руководительницей этих усилий явилась Австрия, выдававшая себя за союзницу России и пользовавшаяся этим союзом в своей охранительной политике на западе. На свидании императоров в Мюнхенгреце (1833) Россия и Австрия обязались конвенцией действовать сообща в восточном вопросе. Австрия смотрела на эту конвенцию лишь как на первый шаг к отмене ункияр-искелесских условий и замене их общеевропейским контролем над Турцией; Меттерних настаивал поэтому на сообщении Мюнхенгрецкой конвенции Англии и Франции. Россия отклонила это предложение, но, по возобновлении в 1838 – 1839 гг. восстания египетского паши, Австрия добилась своей цели. В июле 1839 г. Порте было предложено от имени пяти великих держав предоставить упорядочение турецко-египетских отношений их совокупному вмешательству. Принудив (вопреки воле Франции) египетского пашу отказаться от Сирии, державы заключили в 1841 г. совокупную конвенцию с Турцией, по которой Босфор и Дарданеллы были объявлены закрытыми для судов всех наций, не исключая и России. Революционные движения 1848 г. снова выдвинули на первый план во внешней политике России задачу поддержки реакции.

Уступки прусского короля конституционным требованиям вооружили императора Николая против Пруссии, что выразилось в военной демонстрации во время прусско-датского конфликта. Тем ревностнее была помощь, оказанная Россией Австрии. Австрийское правительство получило русскую субсидию в 6 миллионов рублей, а в 1849 г. к денежной помощи присоединилась военная: венгерское восстание было усмирено русской армией. Поддержка России была оказана Австрии и во время австро-прусского столкновения по вопросу о внутреннем устройстве Германии. На съездах государей в Варшаве император Николай выступил посредником между Австрией и Пруссией, но это посредничество носило характер давления со стороны России на Пруссию в интересах Австрии, перешедшего затем и в военные угрозы. Пруссия уступила и, по Ольмюцкому соглашению, отказалась от притязаний на гегемонию хотя бы только в Северной Германии.

Временное замирение Европы было завершено признанием Европой вновь народившейся империи Наполеона III, к чему, под давлением Австрии, присоединилась и Россия. Однако император Николай настоял на заключении тайной конвенции между Россией, Австрией, Пруссией и Англией, с обязательством совместно охранять status quo от наступательных действий Франции. Уверенный в Австрии и Пруссии и игнорируя Францию, император Николай предположил решить восточный вопрос совместно с Англией, путем раздела Турции. Но Англия, по-прежнему стоявшая на страже целости Турции, предпочла союз с Францией, и когда условившийся спор из-за «святых мест» повлек за собой введение русских войск в дунайские княжества, Англия и Франция ввели свои флоты в турецкие проливы. Вскоре после объявления султаном войны России (1853), Франция и Англия тоже ей объявили войну (1854). Ни Австрия, ни Пруссия не откликнулись на призыв России о помощи, а когда союзники осадили Севастополь, Австрия приняла их сторону и стала призывать к вооружению весь германский союз.

Внешняя политика императора Николая, стремившаяся совместить поддержку реакционных правительств на Западе с водворением русской гегемонии на Востоке, привела таким образом к разрыву с Россией всей сплотившейся против нее Европы. В Азии за время царствования императора Николая I Россия последовательно закрепила за собой, после ряда военных экспедиций против хивинцев и кокандцев, Киргизскую степь, низовья Сырдарьи, Заилийский край, на дальнем востоке Сибири – левый берег и устье Амура. Война с Турцией и ее союзниками закончилась уже при императоре Александре II  Парижским миром (1856), по которому Черное море объявлено нейтральным, Россия утратила право содержать там военный флот, установлена свобода плавания по Дунаю и автономия дунайских княжеств. Следствием войны была замена русско-австрийского единения русско-прусским; вместе с тем началось сближение России и Франции, основанное на желании России добиться пересмотра Парижского трактата и на желании Франции добиться пересмотра венских постановлений 1815 г. Во время австро-французской войны 1859 г. Россия взяла сторону Франции;

Наполеон стал думать о формальном союзе с Россией, который, однако, был отклонен. Движения среди балканских славян против турецкого господства и резня христиан в Сирии поддержали на время франко-русское сближение, так как Наполеон, совместно с Россией, склонялся к покровительству угнетенным народностям; но разразившийся в 1863 г. польский мятеж резко порвал это сближение и еще крепче сплотил Россию с Пруссией. В то время как Франция, Англия и Австрия предприняли дипломатическое давление на Россию в защиту Польши, Пруссия проповедовала необходимость строжайшей репрессии в польском вопросе. Россия пыталась закрепить связь с Пруссией формальным союзом, но Бисмарк отклонил этот план, боясь, что союз поможет России разгромить Австрию, но вся тяжесть войны с Францией падет на одну Пруссию. Шлезвиг-Гольштейская война 1864 г. не охладила русско-прусских симпатий, хотя Россия и возвышала голос на Лондонской конференции за сохранение недробимости датских владений. Во время австро-прусской войны 1866 г. Р. опять стояла на стороне Пруссии, а во время франко-прусской войны 1870 г. не только сохранила дружественный Пруссии нейтралитет, но и принудила к тому же Австрию и Италию.

Смотря на победы Пруссии как на разрушение Парижского трактата 1856 г., Россия не замедлила провозгласить восстановление своих прав на Черном море, что и было утверждено на Лондонской конференции 1871 г. После образования Германской империи снова восстановилось тройственное соглашение России, Австрии и Германии в видах совместного поддержания европейского мира. В 70-х годах опять выдвинулся на первый план восточный вопрос. В 1875 г. Россия, совместно с Австрией, Германией и Францией, безуспешно старалась посредничать между Турцией и восставшими герцеговинами. Болгарское восстание, турецкие зверства в Болгарии, война Сербии и Черногории против Турции вызвали Рейхштатское соглашение между Россией и Австрией на следующих началах: в случае победы Турции державы обязывались не допускать никаких изменений в положении восставших княжеств, в случае победы княжеств – не допускать с их стороны никаких территориальных урезок Турции. Австрия выговаривала себе вознаграждение в Боснии и Герцеговине, Россия – участок Бессарабии, отторгнутый у нее в 1856 г. Разгром княжеств Турцией был остановлен русским ультиматумом. По предложению России дважды собиралась европейская конференция в Константинополе и Лондоне для обсуждения восточного вопроса. После того как Турция, побуждаемая Англией, отвергла все выработанные на этих конференциях требования, Россия объявила Турции войну (12 апреля 1877 г.). Бисмарк побуждал Россию к решительному шагу; Австрия обещала дружественный нейтралитет и дипломатическое содействие, Англия протестовала против объявления войны. Из славянских княжеств только Черногория возобновила военные действия против Турции; Сербия не тронулась, Румыния первоначально ограничилась пропуском русских войск через свои владения и лишь впоследствии присоединила свои войска к русской армии. Перейдя Дунай, русские войска взяли Тырново и Никополь, в Азии – Ардаган и Баязет; но затем в Азии была сняла осада Карса, а в Европе начались неудачи под Плевной.

3.2. Политика России в Азии и на балканах.

После организованной Тотлебеном блокады, Плевна вместе со всей армией Осман-паши сдалась, а незадолго до того в Азии был взят Карс. Перейдя через Балканы, русская армия заняла Филиппополь и Адрианополь. Турция просила мира. В виду Константинополя, русская армия была остановлена согласием Турции на выставленные Россией предварительные мирные условия. Тогда западные державы вышли из выжидательного положения. Австрия потребовала созвания конгресса в Вене, но по желанию России Вена была заменена Берлином. До созыва конгресса едва не вспыхнула война России с Англией и Австрией, настаивавшими на том, чтобы все условия мира, заключенного между Турцией и Россией в Сан-Стефано, были подвергнуты пересмотру на конгрессе. Истощенная войной и ввиду некоторых уступок со стороны Англии, Россия приняла в конце концов это требование. На Берлинском конгрессе Бисмарк поддерживал Австрию против России и Россию против Англии. Россия получила по берлинскому трактату участок Бессарабии у Дуная, Ардаган, Карс, Батум.

Отношения России после конгресса к Англии и континентальным державам не были благоприятны. Англия подчинила своему влиянию, в ущерб России, Афганистан и Порту; Германия и Австрия заключили в 1879 г. договор, направленный против России, с обязательством помогать друг другу в случае нападения со стороны России и оставаться в дружественном нейтралитете в случае нападения на одну из них какой-либо другой державы. Этот договор нанес смертельный удар тройственному союзу России, Австрии и Германии. В царствование императора Александра II были сделаны значительные успехи по части распространения русских владений в Азии. В 1856 – 64 годы покорен Кавказ, в 1858 – 60 годах присоединен от Китая Амурский и Уссурийский край, в 1864 – 81 годах сделан ряд крупных поступательных шагов в глубь Средней Азии: в 1864 г. взят Чимкент, в 1865 г. – Ташкент, в 1866 г. образовано Туркестанское генерал-губернаторство, в 1868 г., по взятии Самарканда, присоединена Зеравшанская область, в 1870 г. занят Мангышлак, вопреки протестам Англии.

В 1873 г. предпринята экспедиция в Хиву, доставившая России правый берег Амударьи и прилегающие к нему хивинские земли, часть которых Россия уступила Бухаре; хивинский хан отказался от права внешних сношений без ведома России. Плавание по Амударье было предоставлено исключительно России, которая получила также право свободной торговли в Хиве. В Хиве уничтожалось рабство. Торжественный по содержанию договор был заключен и с Бухарой. В 1876 г. к России присоединено все Кокандское ханство, под именем Ферганской области. В 1881 г. завоеван Ахалтекинский оазис и образована Закаспийская область. В царствование императора Александра III завершилось разрушение тройственного союза России, Австрии и Германии. Первые годы этого царствования были еще отмечены внешними знаками прежнего единения – свиданиями императоров в Данциге, Скерневицах и Кремзире. Но в то же время Германия и Австрия возобновили в 1882 г., на шесть лет, договор 1879 г., направленный против России, а затем к этому договору присоединилась Италия. Во время столкновения России с Англией в Центральной Азии Германия, однако, поддержала Россию, выразив султану одобрение за то, что он не пропустил английского флота через Дарданеллы в Черное море. Вскоре события в Болгарии обострили отношения России к союзным державам и повели к формальному расторжению союза. Неодобрение со стороны России филиппопольского переворота 1885 г., попытка установить над Болгарией русский протекторат, отказ России признать Фердинанда Кобургского князем соединенной Болгарии встревожили Австрию, боящуюся усиления русского влияния на Балканском полуострове. Противоположность интересов России и Австрии обнаружилась со всей ясностью и повела к взаимному охлаждению. Бисмарк долго старался удержать за Германией роль примирительницы и посредницы, но существование союзного договора между Германией, Австрией и Италией, который в 1888 г. был обнародован официально, устраняло для России всякую возможность дорожить единением с Германией и Австрией. С начала 90-х годов Россия все теснее сближается с Францией, парализуя значение тройственного союза Германии, Австрии и Италии и содействуя тем самым большей устойчивости европейского мира. В Средней Азии распространение русских владений дошло, наконец, до границ Афганистана; центр тяжести англо-русских конфликтов в азиатской политике переместился на крайний восток Азии, соперничество из-за влияния на среднеазиатские ханства сменилось соперничеством из-за влияния на Китай. В связи с очерченным ходом внешней политики пределы империи охватывали: при кончине императора Александра I – 339 871 квадратных миль; при кончине императора Николая I – 375 774 квадратных миль; при кончине императора Александра II – 389 311 квадратных миль.

Медаль «За турецкую войну 1828-1829 гг.»., учреждена императором Николаем I приказом по войскам 1 октября 1829 года. Этой медалью были награждены все генералы, штаб- и обер-офицеры, строевые и нестроевые нижние чины, принимавшие участие в боевых действиях против турецких войск в течение 1828-1829 годов. Награждены этой медалью и участники Наваринского морского сражения, хотя оно и произошло 8 октября 1827 года, еще до начала войны с Турцией. По этому случаю в «Высочайшем Указе Начальника Морского Штаба» от 6 октября 1829 года сказано, что «медалью награждаются участвовавшие в военных действиях, возникших в Средиземном море до объявления войны Портой Оттоманской…». Приказом императора от 10 декабря 1830 года «право на получение медали получили чины Морского ведомства»[14].

Заключение

Говоря о внешней политике Николая I, следует подчеркнуть, что она исходила из ложных расчетов на незыблемость Священного союза. Внешней политике России присуща двойственность: сочетание освободительных и завоевательных мотивов.

Русско-турецкая война 1828 – 29 была вызвана борьбой европ. держав за раздел владений Османской империи, переживавшей острый внутр. кризис, который усилился в связи с Греческой национально-освободительной революцией.

Так называемый Восточный вопрос, через призму которого проявляются наиболее многогранно все уровни и аспекты противоречий и движущие силы мировой истории, во всем своем исполинском масштабе проявляется ко второй половине XIX века. Именно к этому времени в основном сформировались те действующие силы в европейской политике, что определяли ее внутренние пружины. Оформление главных субъектов европейской политики, которые сохранили свою роль держав до наших дней, происходило в течение предшествующих двух веков. Уже в XVII-XVIII веках в корне изменилось соотношение сил главных государств Европы. Державы, самые могущественные в начале периода, отступили к его концу на второй план. В состояние упадка пришли Польша, Швеция и Турция. В то же время на Западе быстро восходила звезда Англии, пронизанной пуританским духом превосходства и деловой активности.

Явление огромного значения, изменившего все международное положение в Европе, представлял рост могущества России в XVII-XVIII вв. Россия превратилась к этому времени в огромную империю, простиравшуюся от Балтийского моря до Тихого океана, равной которой по размерам Европа не знала со времен Рима. Подвергнувшись невиданному в истории опустошению и разрушению монголами, истощаемая почти в течение трех веков материально, Русь тем не менее на удивление окружающему миру сумела освободиться от этого ига в 1480 году при Иване III и сразу же стала набирать силу как одно их самых мощных государств. К.Маркс, не жаловавший Россию, писал: «Изумленная Европа, в начале правления Ивана едва знавшая о существовании Московии, стиснутой между татарами и литовцами, была ошеломлена внезапным появлением на ее восточных границах огромной империи, и сам султан Баязид, перед которым Европа трепетала, впервые услышал высокомерную речь Московита…»[15]

Превращение Руси в Россию завершилось к концу XVIII в., что было залогом судьбы православной цивилизации. Будучи свободной от культуртрегерской агрессивности, столь присущей католическому романо-германскому духу, православная цивилизация могла устоять, лишь самоукрупнившись и заняв определенное географическое положение. Это осознанно или интуитивно чувствовали русские Государи от Александра Невского, спасшего Православие от духовного поглощения латинством, до Петра I. Петр Великий немного ценил русское своеобразие, но первым оценил необычайный потенциал России и народа и прекрасно ощутил новые геополитические нужды государства, парализованного давлением Швеции и Польши, а с другой стороны вассалом Турецкой империи – Крымским ханством (бывшим улусом Золотой Орды, завоевавшей православную Тавриду).

Этот путь проходил через стояние на реке Угре, через смуту и изгнание поляков из оскверненного ими Кремля. На этом пути особое значение имело восстановление общей исторической судьбы православных россов – малороссов, белорусов и великороссов, сделавшее их неуязвимыми от давления антиправославных сил, а также выход России к морям: к Балтийским берегам на северо-западе, к Черному морю с окончательным закреплением в Крыму – на Юге и к Тихому океану, что завершило освоение Сибири и Дальнего Востока. Именно на этом обильно политом русской кровью пути Потемкин стал Таврическим, Румянцев – Задунайским, Суворов – Рымникским, Дибич – Забалканским, Паскевич – Эриваньским, Муравьевы – Карским и Амурским. Трудно представить себе мир, если бы Сибирь и Дальний Восток стали легкой добычей Китая и Японии. Что было бы с Европой, если бы она, окатоличив восточных славян, напрямую столкнулась с Азией сначала в лице монгольских кочевников, затем турок, которые однажды уже подошли к Вене…

«Цивилизованная» Европа, спасенная русским кордоном от многих опустошительных завоеваний, тем не менее, нелегко мирилась с этими геополитическими сдвигами. Как писал Пушкин, обладавший удивительным историческим чутьем, «России определено было высокое предназначение… ее необозримые равнины поглотили силу монголов, варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвратились на степи своего Востока. Образующееся просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией. Но Европа всегда была в отношении России столь же невежественна, как неблагодарна»[16].

Уже талант и эрудиция великого русского историка С.М.Соловьева побудили интерпретировать эту тему шире, чем она понималась в политической терминологии и дипломатическом лексиконе первой половины XIX века – лишь как вопрос о черноморских проливах и судьбе освобождающихся из под турецкого ига славянских и греческих территорий. Он назвал Мировым Восточным вопросом протянувшееся сквозь тысячелетие историческое соперничество между Европой и Азией, между «европейским и азиатским духом». Его панорамный взгляд на историю позволил осознать, что борьба и соперничество цивилизаций была важней движущей силой мировой истории.

На Западе осознание «мирового восточного вопроса», своеобразно проявилось в классической геополитике, которая указала на историческую закономерность взаимного сдерживания и соперничества «больших пространств». Собственно термин геополитика был введен шведским ученым – пангерманистом Р.Челленом. Классические разработки связаны с трудами таких классиков как К. Риттер, Ф. Ратцель, Х. Маккиндер, К. Хаусхофер. Именно атропогеографические и политико-географические воззрения Ф.Ратцеля составили тот «питательный бульон», которым была вскормлена геополитика ХХ века. При всех различиях эти ученые, принадлежа в целом к школе географического детерминизма, в значительной мере исходили из борьбы государств – организмов за выживание.

Интересно, что в терминологии классической геополитики и схем Х. Маккиндера, на основании которых во многом осуществляется политика сдерживания России со стороны Запада, – континент Евразия назван Мировым Островом, контроль над которым обеспечивает господство над миром. Южная граница Европы и Азии с центром почти в Тавриде определена как Сердцевина Земли – Хартленд. И тот, кто контролирует эту Сердцевину, владеет ключом к Мировому Острову. Эта отвлеченная абстракция выражает чисто натуралистический подход к толкованию истории и отнюдь не может объяснить всех ее движущих сил, но и она проявлялась неоднократно в борьбе и взаимодействии оказавшихся волей судьбы на сердцевинной земле народов – прежде всего России, среди прочего и как проблема XIX века – борьба за контроль над черноморскими проливами.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Работы общетеоретического характера

  1. Назарбаев Н. А. Казахстан 2030, Алматы, 1997.
  2. Назарбаев Н.А «Эпицентр мира» Алматы 2001.
  3. Назарбаев Н. А. В потоке истории, Алматы, 2000 .
  4. Токаев К.К. Под стягом независимости. Алматы. 1997.

Источники и документы

  1. Сборник договоров России с другими государствами.1856-1917. М.1952.
  2. Внешняя политика России. Сб.документов.
  3. Хрестоматия по истории СССР М. 1978г.
  4. История России. Хрестоматия М. 1998г.
  5. Данилевский Н.Я. «Россия и Европа» М., 1992 .
  6. Соловьев С.М. Сочинение в 2 т. 1976

литература

Монографии и сборники

  1. Рэгсдейл Х.Рэгсдейл Х. Просвещенный абсолютизм и внешняя политика России в 1762-1815 годах Отечеств. история.- 2001.- № 3.- С. 3-25.
  2. Российская дипломатия в портретах. М., 1992 .
  3. История внешней политики России. XVIII век. – М., 1998.
  4. Жилин П.А. Гибель наполеоновской армии. М., 1988.
  5. Троицкий Н.А. 1812. Великий год России. М., 1988.
  6. Бескровный Л.Г. Отечественная война 1812 г. М., 1988.
  7. КиняпинаН.СВнешняя политика России первой половины XIX века.М., 1963.
  8. Керсновский А.А. История русской армии: В 4 т. – М.: Голос, 1992.
  9. Внешняя политика России XIX и начала XX века: Документы Министерства иностранных дел. М., 1960-1979.
  • История Сибири. Л., т.3, 1968
  • Шени И. А. Сталин и Отечественная война 1812 года: опыт изучения советской историографии 1930 – 1950-х годов Отечественная история. 2001. № 6.С. 97
  • Российская дипломатия в портретах. М., 1992 г.
  • Орлик О.В. Россия в международных отношениях 1815-1829. М., 1998.
  • Киняпина Н.С. Внешняя политика Николая 1 Новая и новейшая ист.2001№1.С.192
  • Яан Х Нессельроде и восточные кризисы 1828-1833 годов // ОИ, №2, с.203
  • Россия и черноморские проливы (XVIII-XX столетия) М., 1999.
  • Стрельцов А. Ф.Стрельцов А. Ф. Кавказ в отечественной военной истории Военно-исторический журнал. – 2002. – № 3. – С. 43 – 46.
  • Блиев М.М. Дегоев В.В. Кавказская война: 1817-1864. М., 1994.
  • РевуненковВ. Польское восстание 1863 г. и европейская дипломатия.Л., 1957.
  • Тарле Е.В. Крымская война. М., 1959.
  • Орлов А. А.Орлов А. А. Англо – российский » крымский » дипломатический конфликт 1856 – 1868 гг. Новая и новейшая история. – 2002. – № 3. – С. 113 .
  • Чубарьян А.О. А.М.Горчаков и Европа Канцлер А.М.Горчаков. 200 лет со дня рождения. – М., 1998. – С. 17-23.
  • Нарочницкая Л.И. Россия и войны Пруссии в 60-х гг. за объединение Германии “сверху”. – М., 1960.
  • История внешней политики России. Вторая половина XIX в. – М., 1997.
  • Хевролина В.М. А.М.Горчаков и национально-освободительная борьба южнославянских народов в 60-70-е гг. XIX в. Канцлер А.М.Горчаков. 200 лет со дня рождения. – М., 1998.
  • Никитин С.А. Европейская дипломатия и Сербия в начале 60-х гг. XIX в. Вопросы истории. – 1962. – № 5. – С. 75-102
  • Никитин С.А. Очерки по истории южных славян и русско-балканских связей в 50-70 гг. XIX в. – М., 1970.
  • Нарочницкая Л.И. Россия и отмена нейтрализации Черного моря.1856-1871. М., 1989.
  • Международные отношения на Балканах. 1856—1878 гг. М., 1986.
  • Русско-турецкая война 1877–1878 гг. М., 1977.
  • Бекмаханов Е.Б. Присоединение Казахстана к России. М., 1957.
  • Россия и США. Становление отношений. 1765-1815. – М, 1980.
  • Ереемев Д.Е., Мейер М.С. История Турции в Средние века и новое время. М., 1992
  • Алексеев В. М„ Керимов М. А. Внешняя политика Турции. М„ 1961.
  • Zbignev Brzezinski. The Grand Chessboard, American Primacy and its eostrategic 1997, p.125.
  • Talbott. The Great Game is Over. Financial Times. 1997. 1 September.

[1] Zbignev Brzezinski. The Grand Chessboard, American Primacy and its Geostrategic Imperatives. 1997, p.125.

[2] S.Talbott. The Great Game is Over. Financial Times. 1997. 1 September.

[3] Данилевский Н.Я. «Россия и Европа» М., 1992 . стр. 156.

[4] Данилевский Н.Я. «Россия и Европа» М., 1992 . стр. 156.

[5] Соловев В. соч т. 2. 1976 стр.67

[6] Данилевский Н.Я. «Россия и Европа» М., 1992 . стр.76

[7] Данилевский Н.Я. «Россия и Европа» М., 1992 . стр. 156

[8] Данилевский Н.Я. «Россия и Европа» М., 1992 . стр.23

[9] Данилевский Н.Я. «Россия и Европа» М., 1992 . стр. 156

[10] Внешняя политика России. Сб.документов. стр. 50

[11] Внешняя политика России. Сб.документов. стр. 49

[12] Внешняя политика России. Сб.документов. стр. 98

[13] Внешняя политика России. Сб.документов. стр.67

[14] Внешняя политика России. Сб.документов. стр. 123

[15] Хрестоматия по истории СССР М. 1978 г стр. 15

[16] История России. Хрестоматия М. 1998г. стр. 198

1$, 5$, 10$ ... Тәуелсіз KzNews жобасына қолдау көрсету