Афганистан – «Неизвестные страницы необъявленной войны»

0
3

Тема: Афганистан – «Неизвестные страницы необъявленной войны»

15 февраля, день вывода советских войск из   Афганистана,  в   Украине  объявлен Днем памяти жертв  войн  и миротворческих операций. Введение так называемого “ограниченного контингента” в Афганистан было в 1979 году обосновано советским правительством стремлением “укрепить безопасность СССР с юга, недопущением вооруженного вмешательства в дела страны извне”. Через десять лет, на 2-м съезде народных депутатов, советское правительство заявило, что решение о вводе войск в Афганистан было принято вопреки Конституции СССР, чем “был нанесен урон авторитету советской политики”. Только вот об уроне человечеству, о количестве смертей на этом “судьбоносном” 2-м съезде почему-то промолчали. В очередной раз было продемонстрировано лицемерие власти. А наши ребята, воины “ограниченного контингента”, воевавшие в Афгане, все еще не могут забыть те дни. Одни умышленно стараются стереть их из памяти, тем не менее с точностью до дня называя сроки начала и окончания службы там, другие до сих пор почти каждую ночь видят сны о войне.

После Апрельской революции 1978 г. новый руководитель страны президент Нур Мухаммед Тараки и премьер-министр (с августа 1978 г. также министр обороны) Хафизулла Амин неоднократно просили советское руководство о вводе в страну советских войск, т. к. положение нового правительства было крайне ненадежным (революция 1978 г. почти не опиралась на какую бы то ни было социальную базу, в связи с чем встает вопрос о правомерности применения самого термина “революция” к событиям 1978 г., которые можно назвать и переворотом), однако руководство Советского Союза, вначале считавшее, что “нам сейчас не время втягиваться в эту войну” (Брежнев), резко изменило свою позицию только после того, как Амин путем переворота захватил власть в стране и начал вести активные консультации с США. То же самое можно сказать и относительно грандиозной авантюры советских спецслужб с физическим устранением Амина и заменой его Бабраком Кармалем, основной причиной для которой послужило недоказанное предположение о том, что Амин является агентом американской разведки и стремится привести Афганистан под покровительство США.

   Роковой день.

В апреле 1978 г. в Афганистане произошел переворот, позднее названный Апрельской революцией. К власти пришли афганские коммунисты – Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА). Правительство возглавил писатель Нур Мухаммед Тараки. Однако уже через несколько месяцев внутри правящей партии разгорелась острая борьба. В августе 1979 г. вспыхнуло противоборство между двумя вождями партии – Тараки и Амином. 16 сентября Тараки сместили с поста, исключили из партии и взяли под стражу. Вскоре он скончался – по официальному сообщению, «от треволнений». Эти события вызвали недовольство в Москве, хотя внешне все оставалось как прежде. Осуждение вызывали начавшиеся в Афганистане массовые «чистки» и расстрелы в партийной среде. И так как они напомнили советским руководителям китайскую «культурную революцию», возникали опасения, что Амин может порвать с СССР и сблизиться с Китаем. Амин неоднократно просил о вводе в Афганистан советских войск для укрепления революционной власти. Наконец, 12 декабря 1979 г. советское руководство приняло решение исполнить его просьбу, но при этом убрать самого Амина.

27 декабря 1979 года новый правитель Афганистана Хафизулла Амин пригласил к себе гостей. На обед вместе с женами съехались его ближайшие соратники – члены Политбюро, министры. Формальным поводом, чтобы собрать всех, стало возвращение из Москвы секретаря ЦК НДПА Панджерши. Но имелась и ещё одна существенная причина, по которой Амин пригласил к себе гостей. Недавно он переехал в специально отремонтированный для главы партии и государства роскошный дворец, расположенный на холме в конце проспекта Дарь-уль-аман. Раньше здесь размещался штаб кабульского гарнизона, теперь же этот величественный замок стал принадлежать генеральному секретарю ЦК НДПА, председателю Революционного комитета, вождю всех афганских трудящихся.

Обед проходил в лёгкой, непринуждённой обстановке, тон задавал сам радушный хозяин. Когда Панджерши, сославшись на предписание врачей следовать диете, отказался от супа, Амин дружески пошутил: «Наверное, в Москве тебя избаловали кремлёвской кухней». Панджерши кротко улыбнулся, приняв шутку. Он вытер салфеткой губы и ещё раз повторил для всех то, что уже рассказывал Амину: советское руководство удовлетворено изложенной им версией смерти Тараки и смены руководства страной, его, Панджерши, визит ещё больше укрепил отношения с Москвой. Там ему подтвердили, что СССР окажет Афганистану широкую военную помощь.

Амин торжествующе обвел глазами присутствующих: «Советские дивизии уже на пути сюда. Я вам всегда говорил, что великий сосед не оставит нас в беде. Все идет прекрасно. Я постоянно связываюсь по телефону с товарищем Громыко, и мы сообща обсуждаем вопрос, как лучше сформулировать для мира информацию об оказании нам советской военной помощи».

После вторых блюд гости перешли в соседний зал, где был накрыт чайный стол. Некоторые, сославшись на срочные дела, уехали. И тут случилось необъяснимое. Почти одновременно все почувствовали себя худо: их одолевала чудовищная, неведомая никому раньше сонливость. Люди падали в кресла и буквально отключались. Напуганная прислуга бросилась вызывать докторов из советского посольства и Центрального военного госпиталя.

Странная болезнь в одночасье поразила всех, кроме Панджерши. Амин не был исключением: его охранники, поддерживая обмякшее тело генсека, помогли ему добраться до кушетки, и хозяин дворца мгновенно провалился в глубокий сон.

Когда приехавшие из советского посольства врачи промыли ему желудок и привели в чувство, он, едва открыв глаза, удивленно спросил: «Почему это случилось в моем доме? Кто это сделал?»

В 19 часов 30 минут несколько страшных взрывов потрясли здание. С потолков посыпалась штукатурка, послышались звон разбитого стекла, испуганные крики прислуги и охранников. И почти сразу вслед за этим ночную тьму разорвали светлые нити трассирующих пуль — они тянулись к дворцу со всех четырех сторон, а грохот взрывов стал беспрерывным.

Вскоре все было кончено. Осколки гранаты настигли Амина за стойкой того самого бара, который он с гордостью показывал днем своим гостям. Через несколько минут к уже бездыханному телу подошел вооруженный человек в военной форме, но без знаков различия, перевернул Амина на спину, достал из своего кармана фотографию и сверил ее с тем, чье тело недвижимо лежало перед ним. Убедившись в том, что не ошибся, человек без знаков различия в упор еще раз выстрелил в тело уже бывшего руководителя Афганистана.

Убийство Амина вечером 27 декабря 1979 года увенчало серию других политических убийств, стало логичным звеном в цепи переворотов и преступлений.

28 декабря, то есть на следующий день после совершенного в Кабуле переворота, человечество проснулось уже в другой эпохе. Ночь стала рубежом, разделившим новейшую историю на «до» и «после» Афганистана.

Слово это — Афганистан — на десятилетие прочно вошло в лексикон политиков, дипломатов, военных, разведчиков, журналистов… «Акт интернациональной помощи», как было названо военное вторжение, надолго определил ход всей мировой политики, отношение к нашей стране, нашим словам и нашим делам. Афганская война без сомнения стала одним из мировых катаклизмов XX века, трагедией для миллионов людей.

Теперь советские газеты называли Амина «агентом ЦРУ», писали о «кровавой клике Амина и его приспешников».

На Западе ввод советских войск в Афганистан вызвал бурные протесты. С новой силой вспыхнула «холодная война». 14 января 1980 г. Генеральная Ассамблея ООН потребовала вывода «иностранных войск» из Афганистана. За это решение голосовало 104 государства.

Между тем в самом Афганистане стало усиливаться вооруженное сопротивление советским войскам. Против них сражались уже, конечно, не сторонники Амина, а противники революционной власти вообще. Советская печать первое время утверждала, что никаких боев в Афганистане нет, что там царят мир и спокойствие. Однако война не утихала, и когда это стало ясно, в СССР признали, что в республике «бесчинствуют бандиты». Их называли «душманами», то есть врагами. Тайно, через Пакистан, их поддерживали Соединенные Штаты, помогая оружием и деньгами. США хорошо знали, что такое война против вооруженного народа. Опыт Вьетнамской войны был использован на все 100%, с одной лишь маленькой разницей, роли поменялись. Теперь СССР воевал со слаборазвитой страной, а США помогали ему почувствовать какая это непростая вещь. Повстанцы контролировали значительную часть территории Афганистана. Всех их объединял лозунг джихада – священной исламской войны. Они называли себя «моджахедами» – борцами за веру. В остальном программы повстанческих групп сильно разнились.

Ход исторического процесса объективен, однако его составляющие всегда связаны с ролью личностей. В эпопее возвращения наших войск домой ключевыми фигурами, безусловно, являются М. С. Горбачев и доктор Наджибулла. Впрочем, следует отметить, что еще Ю. Андропов в пору своего недолгого правления пытался исправить допущенную с его прямым участием трагическую ошибку.

Помощник генсека А. М. Александров-Агентов вспоминает, что, едва став у кормила власти, Андропов встретился с Бабраком Кармалем. Юрий Владимирович прямо сказал ему: «Имейте в виду – мы долго оставаться у вас не намерены. Готовьтесь к тому, что скоро вам самим придётся справляться со всеми проблемами». Однако судьба отпустила Андропову слишком мало времени на активную деятельность – всего несколько месяцев. С его кончиной этот вопрос опять завис.

Наступила весна 1985 года. Высшим руководителем стал Горбачев. Во время одной из первых бесед со мной в новом ранге, рассказывает Александров-Агентов, он высказался решительно и вполне определённо: «Афганскую ситуацию надо как можно быстрее менять. Достаточно увидеть поток писем, поступающих в ЦК от советских граждан, чтобы понять: наши люди терпеть это дальше не хотят».

В октябре 1985 года афганская делегация во главе с Б. Кармалем прибыла в Москву. Вот как рассказал об этих переговорах корреспонденту журнала «Международная жизнь» принимавший в них участие Наджибулла:

      Я не был тогда в первых номерах кабульского руководства, сидел третьим или четвертым от центра стола. В один из моментов переговоров Михаил Сергеевич сказал: «Надо вместе подумать о том, чтобы советские войска были выведены из Афганистана». Когда этот вопрос был поставлен, реакция с афганской стороны стола была в основном отрицательной. Б. Кармаль, лицо которого и так темновато, потемнел ещё больше. «Если вы сейчас уйдете, в следующий раз придется вводить миллион солдат». Так он и сказал.

Я тогда не стал просить слова, не высказал своего мнения. Но когда в перерыв вышли из зала, где происходили переговоры, сказал своим коллегам, что Б. Кармаль не прав, что его слова не должны считаться позицией всего афганского руководства.

…Для наших политиков стало ясно, что время Б. Кармаля кончилось. В нём не видели человека, способного повести страну новым курсом, который впоследствии получит название «политика национального примирения». В Кабуле стали расти акции будущего преемника Кармаля. Было решено, что этим преемником станет Наджибулла. Он, начальник секретной службы Афганистана, неожиданно назначается секретарём ЦК НДПА. А ещё  через полгода он заменяет Б. Кармаля на посту генсека. Бывший руководитель, как водится, просит освободить его от его обязанностей «по состоянию здоровья».

В октябре 1986 года Наджибулла уже как первое лицо вновь приехал в Москву. Лейтмотив бесед Горбачева с новым афганским лидером был таким: «Расширяйте социальную базу. Научитесь, наконец, вести диалог с племенами, использовать их специфику. Попробуйте опереться на духовенство. Откажитесь от левацких перегибов в экономике. Сумейте организовать поддержку частного сектора »…

В будущем, оформившись в целостную концепцию, это и получило название «политики национального примирения»

   Взгляд людей, побывавших в Афганистане и взгляд тех, кто не был «за Речкой».

Выше были рассмотрены личности известных политиков, а что же люди? Люди, которые воевали потому, что велит интернациональный долг, которые лечили и кормили воинов, ведь армия без тыла ничто. А эти люди жили в далеко не райских условиях. Нет, по документам всё было прекрасно, но послушаем самих людей: воинов и медиков.

Николай Ковтун, рядовой: В гарнизоне сначала жили в землянках. Потом – в палатках, по 8-10 человек в каждой. Кроватей не было: либо доски стелили, либо поролон. Зимой спали одетыми. Простыни? Мы их в самом конце службы увидели. Бани тоже не было, мылись кое-как. Радио, телевизор, газеты – все мимо нас. Кормили из банок: каша перловая, тушенка плюс чай, два куска сахара, хлеб – все. Картошку получали в сухом виде, масло редко. Я сбросил килограммов двенадцать. Когда на точках сидели, есть ужасно хотелось. И пить – жара ведь. Завелись вши. Выводили сами: стирали одежду в бензине, солярка их не брала. Приезжали к нам автолавки с товаром из «Березки». Смех один: конверты, тетради, сигареты, иногда сгущенка.

Илья Герасимато, рядовой: Постирушки делали в бензине, от мыла толку не было. Хороших продуктов не видели. Пока их довезут до того же Шинданда, где я служил… Чем ближе к советской границе, тем больше было шансов перехватить какой-нибудь «дефицит». Недаром поговорка родилась: «Если хочешь жить, как туз, поезжай служить в Кундуз»…

Лариса Кондратенкова: Без лука, чеснока, другой зелени в Афганистане круто приходилось. В тушенке да каше перловой, её «дробь шесть» называли, витаминов сами понимаете…. Авитаминоз у всех наблюдался. У меня дёсны кровоточили, как-то с хлебом два зуба проглотила.

    В. Московченко, начальник штаба тыла 40-й армии: Сложной проблемой стало обеспечение армии продовольствием. В особенности скоропортящимися продуктами: мясом, молоком, овощами, фруктами. Возили их самолётами преимущественно для больных и раненых. ИЛ- 76 летали из Ташкента в Кабул, Шинданд, Кандагар, АН-12 и АН-26 из Ферганы – в Кундуз, Баграм, Джелалабад.         Вроде и часто летали, и быстро, но в жару разве можно все сохранить в свежем виде, то же молоко?

А. Сиваков, первый зам начальника тыла армии: До 84-го года многие питали надежду. Что удастся сломить сопротивление вооруженной оппозиции, поэтому на обустройство смотрели как на не суть важное, не требующее большого рвения и старания.

Только к середине восьмидесятых возникли признаки серьёзного отношения к этой стороне жизни армии.

Советские люди в большинстве своём не знали почти ничего об этой войне, поэтому людей, побывавших «за Речкой» не понимали.

Элеонора Анисимова: Я работала в поликлинике «Интуриста». В начале 80-го лечился у меня один молодой афганец. Я его спрашиваю: «Вы, наверное, скоро домой вернётесь?» А он отвечает: «Нет, не вернусь. Вы разве не знаете – у нас идет война». А я и вправду ничего тогда толком не знала, что там и как.

С. СКИРДА, Днепропетровск: В самом начале афганской войны, в 80-е годы, мне, молодому солдату срочной службы, пришлось воевать под Кандагаром. Был тяжело ранен. Но выжил, награжден орденом. Кое-какие льготы у воинов-афганцев еще сохранялись в советские времена. А сейчас таким, как я, приходится туго. С грустью думаю об этом. Еще хуже тем, кто не вернулся домой. Сейчас на Украине, на мой взгляд, власти делают все, чтобы забыть ту «непонятную» войну. Достаточно сказать, что никто в республике точно не знает, сколько в то время пропало без вести моих соотечественников.

Анатолий Зеркаль, начальник охраны Запорожского предприятия ОАО “Украинский графит”: Я прибыл в Афганистан 23 июля 1981 и вернулся в Союз 19 апреля 1982 года — 9 месяцев там пробыл. Я поехал капитаном, а в декабре, в возрасте 31 года, получил звание майора. Был контужен. О войне в Афгане тогда не говорили, но я знал о ней — служил в Кировограде в управлении КГБ, и однажды в мае на военный аэродром был доставлен груз №200 — это привезли из Афганистана гробы с нашими ребятами. Гробы были цинковые с окошком для лица, а если лицо было обезображено (война, сами понимаете), окошко замазывалось. Друзья мои и коллеги, которые участвовали в штурме дворца Амина, также кое-что рассказывали. В управлениях КГБ каждой области были офицеры, которые проходили спецподготовку (оперативную и физическую) для действий в экстремальных боевых условиях, став резервом “Альфы”. А кроме них, еще в каждом управлении готовили “резервистов” — люди по полгода периодически проходили специальную подготовку.

Андрей Вагин, замначальника управления охраны труда Запорожского предприятия ОАО “Украинский графит”:  В Афганистан попал в 18 лет. Запомнилось ощущение того, что там постоянно стреляют. Да, наверное, страшно было. Поначалу все ходили в бронежилетах, касках. Мы проходили службу в Кабуле, вблизи расположения штаба армии. За 10 лет вокруг штаба вырос нормальный советский городок. А когда колонны первый раз заходили, видим: пустыня, горы… И красиво, и страшно. Нельзя воевать в стране и с людьми, которых ты не понимаешь. Ведь они жили на уровне 16-15 века. Страна, которая выдержала 2 войны с Англией… И ведь не зря англичане, воевавшие там, по законам Великобритании потом не имели права в течение 3-4 лет избирать и быть избранными. Психика разрушается… Сейчас американцы туда влезли… Они идут по нашему пути: войти, поставить везде блок-посты, насадить свои порядки… Имперский подход.

Григорий Омельницкий (ОАО “Украграфит”): Кошмары снятся до сих пор. Рассказывать о том, как нам в спину стреляли, как наших ребят убивали, как нас на наркоту сажали, как против нас с оружием в руках сражались 10-летние дети — приятного мало… Служил в танковых войсках, был командиром танка, сержантом. В Афгане с 1979 года, полтора года. Отношение к нам было однозначное — как к захватчикам, к неверным. В нашей части погибло 48 человек. Когда демобилизовывался, комбат обещал нам, что мы будем ездить туда по путевкам. Тогда он в это верил.

Очень много и красиво говорилось об интернациональной помощи афганскому народу. Показывали по телевидению целующихся и обнимающихся советских и афганских воинов. Как советские врачи лечат детей. Выезды агитационно-пропагандистских отрядов в кишлаки. Раздача продуктов и медикаментов. Все улыбаются, все довольны. И ни в одном репортаже не было сообщений, что наши агитбригады обстреливаются, что на нас организуются нападения, что СССР уже потерял не одну тысячу своих солдат, что это отнюдь не развлекательная прогулка…. Показывали только одну парадную сторону жизни советских людей в «Афгане». Естественно, если работа в ДРА «сплошной праздник», то и соответственное было отношение к тем, кто возвращался оттуда на Родину. Многие говорили: «Вы туда за деньгами поехали…».

Война в Афганистане не прекращалась более девяти лет. В ходе военных действий погибло более миллиона афганцев. Советские войска, по официальным данным, потеряли убитыми 14453 человека.

В июне 1987 г. были сделаны первые, пока символические шаги к установлению мира. Новое кабульское правительство предложило повстанцам «национальное примирение». В апреле 1988 г. Советский Союз подписал в Женеве соглашение о выводе войск из Афганистана. 15 мая войска начали уходить. Девять месяцев спустя , 15 февраля 1989 г., Афганистан покинул последний советский солдат. Для Советского Союза в этот день афганская война закончилась.

С 1980 по 1989 годы из Украины в Афганистан было направлено более 160 тысяч человек. За годы войны домой не вернулись 3 тысячи 360 украинцев, 3280 из которых погибли, 80 пропали без вести и попали в плен.

По данным Минобороны Украины, на сегодняшний день остаются инвалидами 4687 украинцев.

На сегодняшний день в Украине живет около 150 тысяч участников войны в Афганистане. Из них, по данным на момент вывода советских войск из Афганистана, было ранено более 8 тысяч человек, 3560 человек остались инвалидами. Без поддержки остались 4 600 семей. Стали вдовами 505 молодых женщин, 711 детей – сиротами. Сейчас, отмечает Аблазов, число «афганцев», скончавшихся в результате болезни, и инвалидов увеличилось.

На сегодняшний день в списке без вести пропавших и бывших военнопленных числится 72 украинца. Большинство из них – погибшие, хотя их тела по сей день не найдены.

С 1 мая 2003г.  живущим в Киеве семьям погибших воинов-«афганцев» будут ежемесячно выплачивать по 50 грн. из городского бюджета. Во втором полугодии эта сумма будет увеличена, если Верховная Рада не увеличит размер помощи со своей стороны, сообщил городской голова столицы Александр Омельченко во время встречи в пятницу с представителями Комитета военнослужащих, погибших в Афганистане.

К годовщине вывода советских войск из Афганистана семьям погибших «афганцев» в Киеве, которых насчитывается 127, выплачена одноразовая помощь в сумме 100 грн.

На сегодняшний день семьи погибших «афганцев» в  Украине  получают 24,5 грн. государственной помощи ($4,6).

15 февраля 2004г. бывшие воины-афганцы отметили очередную годовщину окончания войны в Афганистане. Почти десять лет – с декабря 1979-го по февраль 1989-го – длилась эта так и оставшаяся до сих пор для многих непонятной война.

Это был вечер воспоминаний и памяти. Воспоминаний о том времени, когда они, почти совсем еще дети, оказались на войне, подчас толком даже не понимая, что на самом деле происходит и кому все это нужно. Но был приказ. И был долг, который нужно было выполнить. Они выполнили его с честью, поэтому теперь им не стыдно смотреть друг другу в глаза. И не стыдно перед теми, кто не вернулся с той непонятной войны. Кто уже никогда не станет старше, в отличие от своих постаревших матерей. Их помнят.

Литература

  1. Д. Гай, В. Снегирев «Вторжение. Неизвестные страницы необъявленной войны» Москва СП «ИКПА» 1991;
  2. Советская военная энциклопедия Москва Воениздат 1976;
  3. В. Островский, А. Уткин «История России 20 век» Москва «Дрофа» 1999;
  4. 4. Сайт в Интернете: sich.iatp.org.ua

1$, 5$, 10$ ... Тәуелсіз KzNews жобасына қолдау көрсету