Как наш Казахстан мог бы стать второй Японией

- Жарнаманы баса кетіңіз -

История движения «Алаш» — одна из самых ярких и волнующих страниц Казахстана. В XX веке народы Евразии, объединенные с Российской империей, а затем с СССР, вынесли испытание четырьмя революциями: 1905-1907 годов, Февральской и Октябрьской 1917 года.

Колониальный гнет, отсталость традиционного хозяйства и патриархально-родовых отношений, социально-экономические трудности дали резкий толчок пробуждению национального самосознания и чувства патриотизма у передовой части казахского общества начала ХХ века и подтолкнули ее к поискам выхода из создавшегося положения. Этому способствовали в первую очередь взаимовлияние культур, формирование в казахском обществе новой генерации интеллектуальной элиты, воспитанной на национальных традициях и получившей, помимо мусульманского духовного, европейское воспитание в российских университетах и институтах, а также специальных учебных заведениях среднего звена и гимназиях.

Пути развития своего народа к передовой цивилизации, приспособление к реалиям колониальной зависимости патриотически настроенные люди видели в просветительстве. На рубеже веков национально-освободительное движение казахского народа вступило в новую фазу своего развития. Характерной чертой  был переход от традиционных форм вооруженной борьбы к политическим методам сопротивления колониальной системе царизма.
В рассматриваемый период национально-освободительное движение, как и само казахское общество, было неоднородным. Наряду с сохранением родоплеменных отношений и остатков кочевой демократии начинали складываться новые социально-экономические условия, связанные с проникновением капиталистических отношений в степь. Ввиду того, что процесс капитализации только развивался, формировавшаяся национальная буржуазия не могла играть ведущую роль в политической жизни.
В этих условиях руководство освободительным движением взяла на себя духовно-интеллектуальная элита, наиболее последовательно выражавшая идею национальной независимости. Руководителями национально-освободительного движения стали Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Мухамеджан Тынышпаев, Мыржакып Дулатов,  Халел и Жанша Досмухамедовы и многие другие, в большинстве своем выпускники высших учебных заведений. Так, например, начиная с 20-х годов XIX века и до 1917 года только в Казанском университете обучались около 30 молодых казахов, из них 17 человек получили юридическое образование, остальные — медицинское. В указанный период времени в Санкт-Петербургском университете высшее образование получили около 20 казахских студентов, среди которых ставшие впоследствии видными общественными и политическими деятелями Бакытжан Каратаев, Мустафа Шокай, Жанша Досмухамедов и другие. Халел Досмухамедов был выпускником Санкт-Петербургской военно-медицинской академии, Мухамеджан Тынышпаев окончил Санкт-Петербургский институт железнодорожного транспорта.

По неполным данным, до революции около 120 казахов имели высшее образование, около 700 — среднее. В формировании мировоззрения представителей алашского движения и накоплении политического опыта и закалки важной вехой явилась организация петиционных акций, в ходе которых отрабатывались основные политические и социально-экономические требования казахского народа, а также борьба за представительство в Государственной Думе.

Наиболее известной была петиция 1905 года, подписанная на Кояндинской ярмарке 14,5 тысячи жителей Каркаралинского уезда Семипалатинской области. Основные ее требования сводились к разрешению проблем культурно-национального характера: признания за казахами права собственности на землю, где они проживали, обязательного введения в школах обучения на казахском языке, исполнения религиозных обрядов согласно мусульманской вере, введения судопроизводства на казахском языке и другое.
В 1905 году Алихан Букейханов выступил на съезде земских и городских деятелей в Москве, категорически требуя равных прав для 5 миллионов казахов. Наряду с не-отложными вопросами социального порядка он в своей речи поднимал и проблемы языка, свободы выбора: «… ближайшей нуждой казахов является свобода в употреблении родного языка, особенно необходимая ввиду предстоящей выборной агитации, и я присоединяюсь к предложению тех товарищей, которые просили съезд высказаться за немедленную отмену всех ограничений в правах местных языков».

15 июня 1906 года его единогласно избрали депутатом от семипалатинских казахов в первую российскую Государственную Думу. К сожалению, он не смог участвовать в ее работе, так как был задержан на три месяца в Павлодаре омским генерал-губернатором. В Петербург Букейханов прибыл накануне роспуска Государственной Думы, вслед за этим уехал в Финляндию, в Выборг, где вместе со 180 депутатами подписал известное «выборгское обращение» против насильственного роспуска Государственной Думы. За это он подвергся наказанию и решением петербургского окружного суда был заключен в тюрьму и позже выслан в Самару.

Последовавшая за революцией столыпинская реакция полностью задушила все группировки, действовавшие в духе социал-демократов, и только две тенденции четко определились и породили первые политические образования. После поражения первой российской революции в царской России наступил период реакции. Были запрещены демонстрации, митинги и собрания, разгромлены уральская, петропавловская, семипалатинская, верненская, перовская и другие социал-демократические организации и профессиональные союзы. По закону от 3 июня 1907 года о роспуске II Государственной Думы и введении новой системы выборов казахи и другие народности, населявшие край, лишались избирательных прав. Усиление национально-колониального гнета, аграрная политика царизма, проникновение капиталистических отношений в социально-экономическую жизнь края привели к росту национального самосознания казахского народа.
Война ускорила процесс вызревания общенационального кризиса в стране, одним из ярких проявлений которого стало национально-освободительное восстание 1916 года, охватившее почти все регионы Казахстана и Средней Азии. Непосредственным поводом к восстанию был царский указ от 25 июня о мобилизации в армию на тыловые работы «инородческого» мужского населения Казахстана, Средней Азии и частично Сибири в возрасте от 19 до 43 лет. Реквизированных планировалось использовать для работ по устройству оборонительных сооружений и путей военных сообщений в районе действующей армии. Из Казахстана и Средней Азии должны были быть реквизированы 400 тысяч человек.

Постепенно стихийное движение стало принимать организованный характер: его крупные очаги появились в Тургае и Семиречье во главе с признанными лидерами Амангельды Имановым, Алиби Джангильдиным и Токашем Бокиным. Восстание охватило весь Казахстан и переросло в национально-освободительное движение, направленное против военно-колонизаторской и широкомасштабной русификаторской политики царизма и в определенной степени — против феодально-байской верхушки аула.
Главным своеобразием Февральской революции было то, что в стране образовалось двоевластие — буржуазное Временное правительство и Советы рабочих и солдатских депутатов. Первое устранило от власти военных губернаторов, генерал-губернаторов и чиновников колониальной администрации. Вместо них появились областные комиссары, гражданский исполнительный комитет, коалиционный комитет и др. В волостях, аулах и селах оставались те же волостные и аульные управители, сельские старосты и станичные атаманы. Однако Временное правительство в Казахстане не могло решить национальный вопрос и не стремилось к решению аграрного вопроса. Вопрос о самоопределении, или автономии казахов, как и других угнетенных народов, оно даже не пыталось ставить.
Это послужило причиной того, что в газете «Казах» Алихан Букейханов публично заявил о своем выходе из партии кадетов. Он подчеркивал три момента: «Партия кадетов стоит за передачу земли в частную собственность… В наших условиях это приведет к тому, что через некоторое время, как это случилось в Башкирии, участки земли перейдут к соседнему мужику, а казахи превратятся в нищих. Партия кадетов выступает против национальной автономии. Мы, подняв знамя «Алаша», стремимся образовать национальную автономию… Партия кадетов выступает против отделения церкви от государства. Разногласия по этим позициям … отчетливо выявились. Я решил выйти из партии кадетов и организовать партию «Алаш».

В этих условиях лидеры казахского либерального движения приняли решение ускорить проведение общеказахского съезда. Первый Всеказахский съезд, в котором участвовали представители почти всех уголков Казахстана, состоялся в Оренбурге 21-26 июля 1917 года.
Проект программы партии «Алаш», опубликованный перед выборами в Учредительное собрание России, ставил в качестве первоочередных задач всеобщее избирательное право, пропорциональное национальное представительство, демократическую Российскую Федеративную Республику с президентом и законодательной Думой, равенство автономий, входящих в состав России, демократические свободы, отделение церкви от государства, равноправие языков и др. В ноябре 1917 году на выборах в Учредительное собрание партия «Алаш» получила большинство голосов и 43 депутатских места. По количеству голосов, полученных на выборах в Учредительное собрание (262 404), «Алаш» занимала 8 место среди полусотни партий, существовавших в России накануне Октябрьской революции.

На Втором общеказахском съезде в декабре 1917 года была провозглашена Алашская автономия и сформирован временный Народный Совет, которому присвоено наименование «Алаш-Орда». Предусматривалось последующее утверждение конституции Алашской автономии Всероссийским Учредительным собранием.

Самостоятельность в форме автономии не означала полной независимости. В этом требовании лидеры «Алаша» были реалистами, учитывая глубину интегрированности в политическую и экономическую систему России. Детальное разграничение полномочий центра и автономий представлялось делом, регулируемым последующими договоренностями и законодательством. Лидер «Алаш-Орды» Алихан Букейханов в обращениях к предполагаемым союзникам заявлял, что среди алашцев «нет стремлений к сепаратизму. Мы едины с великой демократической Федеративной Россией».
Лидеры «Алаша» октябрьский переворот восприняли негативно. Ахмет Байтурсынов позднее писал, что Февральская революция была правильно понята и с радостью встречена казахами, потому что, во-первых, она освободила их от гнета и насилий царского правительства, а во-вторых, подкрепила у них надежду осуществить свою заветную мечту — управлять самостоятельно. То, что вторая революция показалась казахам непонятной, объясняется просто: у казахов не было капитализма и классовой дифференциации, даже собственность у них была не так разграничена, как у других народов. Наводила ужас на казахов Октябрьская революция своими внешними проявлениями. На окраинах большевистское движение сопровождалось насилием, грабежами, злоупотреблениями и своеобразной диктаторской властью.

В период установления Советской власти взаимоотношения партии «Алаш» с новыми властями не перешли от контактов к компромиссам. В ряде городов — Петропавловске, Перовске (ныне Кызылорда), Аулие-Ате (ныне Тараз), где в местных Советах власть находилась в руках радикальных большевиков, активисты «Алаша» подвергались репрессиям. Лишь в Семипалатинске, Верном (Алматы) и в некоторых других местах удалось наладить хрупкое, недолговременное сотрудничество. При этом стороны не доверяли друг другу, ибо каждая преследовала свои политические цели: Советы хотели через лидеров и активистов партии «Алаш», привлеченных к структурам власти, усилить влияние среди казахского населения, а лидеры «Алаша», формально поддерживая Советскую власть, через своих представителей в Советах вели политику «размывания» новой власти изнутри.

Алашцы были преданы тем вечным ценностям, в которых сегодня мы нуждаемся больше всего: любовь к Отечеству и своему народу, бескорыстие, честность и честь, уважение к труду и знанию, верность долгу, жертвенность во имя высоких идеалов. Трудно переоценить великую гуманитарную миссию, реализованную в те годы представителями Алашского движения, их учениками и сторонниками. Несмотря на многолетние запреты и очевидные потери части их наследия в условиях сталинизма и вплоть до реабилитации в новейший период, именно они создали и упрочили многие основы для беспрецедентного культурного прогресса казахского общества в XX веке.

В условиях гласности и постсоветской демократизации это обеспечило быстрое возрождение национальной памяти общества и трепетное отношение к своим предшественникам современной казахской интеллигенции.

  1. S. На наш взгляд, если бы история дала возможность великим сынам Казахстана и Алашского движения реализовать все свои замыслы и идеи на практике в начале ХХ века, то наш Казахстан был бы второй Японией. Эта страна в последней трети ХІХ века совершила реформы, которые вошли в историю под названием «революция Мэйдзи», они неузнаваемо изменили облик Японии. Из отсталой средневековой страны она превратилась в современную державу на Азиатском континенте и мирового сообщества. Именно таким бы стал наш Казахстан еще в 1-й половине ХХ века!

 

Керимсал Жубатканов, кандидат исторических наук,  доцент Казахско-Русского Международного Университета.

Загрузка...