Сущность и социально-экономическая природа кооперации туралы қазақша

0
3

Кооперация является одной из самых распространенных экономических категории. В узком смысле – как необходимое сотрудничество людей в процессе их трудовой деятельности – она возникла давно и уходит своими корнями вглубь в историю человеческого общества, закономерно развиваясь и совершенствуясь вместе с ним. Но как массовое социально-экономическое явление и коллективная форма организации производства, кооперация получила широкое распространение в Западной Европе в последней трети ХVШ – начала XIX века благодаря технологическому перевороту, связанному с переходом к крупному машинному производству и развитием промышленного капитализма. Несмотря на это, сельское хозяйство в силу своих специфических особенностей и ряда объективных причин несколько позже вступило на путь кооперативного развития, чем другие отрасли.

Кооперативные общества в начале 30-х годов XIX века были образованы из мелких производителей и имели цель приобретения за общий счет не столько предметов потребления, сколько сырых материалов для производства. В это время среди последователей Р.Оуэна возникает мысль организовать особые кооперативы, которые должны обеспечивать сбыт продуктов мелких производителей. Первая «рабочая биржа», работающая по принципам кооперации возникла в 1832 году в Лондоне. В ходе работы биржа перешла от идеи расценки по общественно-необходимому труду к расценке по условиям рынка. Однако эта биржа смогла продержаться лишь два года. Все первые кооперативные общества возникали на коммунистической идее Р.Оуэна и стремились к устройству коммунистической общины, хотя ничего характерного ей в себе не содержали. Постепенно происходило присоединение к операциям потребительского общества оптовой продажи товаров собственного производства. Этим потребительское общество стремилось к улучшению условий потребления своих членов. Общества вытесняли сначала розничного торгового посредника, затем оптового, и в конце концов перешли к собственному производству. Таким образом, они начинают не просто организовывать оптовую продажу на кооперативных началах, а являются уже одновременно обществами производства тех продуктов, в которых нуждается кооперация.

Первую производственную артель создал французский социалист Бюше (1796-1865). Сущность артели состояла в том, что группа рабочих одинаковой профессии образовывала ассоциацию для того, чтобы производить какие либо продукты для продажи. Рабочие образуют предприятие, где каждый является хозяином и рабочим, получает заработную плату. Часть чистого дохода отправляется в неделимый фонд, а остальная распределяется между членами пропорционально труду каждого. Неделимый капитал постоянно возрастает, он не может быть разделен и идет на расширение общего дела. Кооператив не может более года пользоваться трудом наемных рабочих и по истечению этого срока обязан ввести их в число своих полноправных членов, если есть необходимость в их дальнейшей работе. Капитал для устройства артели должен быть получен, по мнению Бюше, или от государства или от частных лиц, сочувствующих идее кооперации. В конце концов данная ассоциация должна охватить всех рабочих одной профессии, живущих в определенном районе, но это должно быть результатом роста ассоциации, а не началом всего дела. Ассоциации должны первоначально возникать независимо одна от другой, добровольно и без принуждения со стороны общественной власти. Их собственный успех должен привести к вытеснению капиталистических предприятий.

В дальнейшем жизнь создала предприятия, основанные на системе так называемого «трудового коопартнершипа». В отличие от артели труд и капитал здесь сливаются, работник становится собственником капитала. В коопартнершипе паи могут принадлежать не только участникам, рабочим предоставляется определенное число голосов и определенный процент чистого дохода. В Англии «Федерация кооперативного производства» объединила большую часть предприятий коопартнершипа. Устав этой организации содержал следующие положения: — членами предприятия могут быть частные и юридические лица; — капитал фиксирован и имеет закрытый характер; — новый член принимается правлением; — паи мелкие и могут выплачиваться частями; — паи свободно продаются и передаются третьим лицам; — в общем собрании каждый имеет один голос независимо от паев; — юридические лица, могут иметь несколько голосов, в зависимости от числа паев; — правление избирается общим собранием; — член правления должен оставить прежнюю работу, — директор предприятия назначается правлением; — директор назначает и увольняет всех рабочих и руководит всем делом, отчитываясь на ежемесячных заседаниях правления; — пять процентов чистой прибыли поступает в дивиденд на паи, часть идет на возвращение затрат покупателям товаров, часть рабочим в соответствии с полученной ими заработной платой, часть в добавочный дивиденд пайщикам [1. С. 213].

Немецкий экономист и политический деятель Шульце-Делич развил идею о ассоциациях мелких производителей, способных конкурировать с крупными предприятиями. Он считал венцом кооперации производительные ассоциации. Однако такие организации являются наиболее сложным видом кооперации. Поэтому не случайно, что первые кооперативы, созданные Шульце были сырьевыми товариществами (обществами ремесленников для приобретения за общий счет нужного сырья). В 1849 году он основал в Делич два сырьевых товарищества. Все его сырьевые кооперативы потерпели неудачу, однако распространение получили кредитные кооперативы и потребительские общества. Кредитные кооперативы представляли собой ссудосберегающие товарищества (народный банк). Они имели паевой капитал, на который начислялся неопределенный, возможно низкий процент, на дивиденд, величина которого изменялась в зависимости от чистого дохода товарищества.

Крестьянская кооперация возникла в 60-х годах XIX века в прирейнских провинциях Пруссии под непосредственным влиянием агитации Райффайзена. Райффайзен начал свою деятельность с устройства благотворительных обществ. Желание поставить благотворительность на более прочную основу привело его к тому, что он создал в г.Фламмерсфельде свою наполовину кооперативную, наполовину благотворительную организацию «Фламмерсфельдское общество нуждающимся сельским хозяевам». Благотворительная функция в этом обществе не получила развития, а кредитная разрослась и вытеснила другие. Неудача Райффайзена с благотворительными обществами в 1864 году заставила его поставить кредитные операции на более прочную основу. В основу своих кредитных кооперативов он взял основные положения уставов народных банков Шульце-Делича. Кооперативы Райффайзена были построены на следующих принципах: — принципиально отрицается паевой капитал, паи обычно незначительны; — принцип «локализации»: район действия товарищества строго ограничен, максимальная территория деятельности 1500 душ населения; — безвозмездный труд со стороны всех выборных должностных лиц товарищества, оплачивается только труд наемных рабочих, правление работает даром; — один член не может участвовать в нескольких товариществах; — свободное помещение поступающих вкладов [1. С. 234].

Райффайзеновские товарищества должны были быть всеобщим крестьянским кооперативом, совмещающим в себе все отрасли кооперативного хозяйства, доступные крестьянской кооперации: кредитная деятельность, снабжение средствами производства крестьянских хозяйств и предметами потребления, совместная продажа продуктов крестьянских хозяйств и совместная переработка некоторого сырья [2. С. 172].

Российский экономист А.В.Чаянов был представителем практического направления в кооперации. Кооперация, по Чаянову, это путь и формы облегчения труда крестьянина и улучшения его жизни путем постепенного кооперирования тех производственных процессов, которые ему выгодны. Он полагал, что с помощью кооперации можно избавить крестьян от нищеты. Главным для него был вопрос в том, как внедрить новые приемы в толщу деревни и организовать крестьянство так, чтобы сделать для него доступным все эти завоевания науки и практики, часто возможные только при организации дела в очень крупных размерах. Этот вопрос очень важен для сельского хозяйства. Ответ на него дает нам применение кооперативных начал в организации деревни.

По мнению А.Чаянова, кооператив – это, прежде всего, союз хозяйств. Причем хозяйства, входящие в него, не уничтожаются, а по прежнему остаются мелкими трудовыми хозяйствами. В кооперации только часть производства, где крупное хозяйство имеет преимущество над мелким, объединяется в союзную организацию. Сельскохозяйственная кооперация является дополнением к самостоятельному крестьянскому хозяйству, обслуживающей его и не имеющей без него смысла. В дальнейшем все большая и большая часть различных отраслей крестьянского хозяйства переводится в русло общественного кооперативного хозяйства. Корень кооперативного хозяйства лежит в выгоде тех крестьян, пользующихся его услугами, и создавшие совместными усилиями это предприятие для обслуживания своих хозяйств.

Взгляды А. В. Чаянова на кооперацию органически сочетались с его пониманием природы крестьянского трудового хозяйства. Из этого следовало принципиальное положение об исключительной выживаемости и устойчивости крестьянского семейного хозяйства, поддерживаемые и усиливаемые кооперацией. Важно, что с самого начала тесно увязывались воедино вопросы теории и практики, культуры и организационной работы, педагогическая и общественно-политическая деятельность.

Непосредственная работа А. В. Чаянова в кооперации позволила ему еще в дореволюционные годы накопить богатый опыт, который и в обобщенном виде, и в виде практических рекомендаций был отражен в ряде публикаций того времени. Теоретики мелкого трудового крестьянского хозяйства, естественно, не могли не видеть преимуществ крупного хозяйства перед мелким. Поэтому они задумывались над тем, как, не ломая мелкого крестьянского хозяйства, обеспечить ему выгоду крупного хозяйства. Такая выгода могла быть получена только с помощью кооперации. Отсюда пристальное внимание к изучению кооперации и возможностей кооперирования крестьянских хозяйств.

В то время А. В. Чаянов полагал, что кооперация вполне способна охватить, в первую очередь, хозяйственные процессы крестьянского двора, связанные с рынком сбыта сельскохозяйственной продукции. Относительная легкость и простота такого кооперирования заключалась, по мнению А. В. Чаянова, в том, что оно не разрушало основных производственных процессов крестьянского хозяйства, позволяло выделять и организовывать в крупные кооперативные предприятия те отрасли и процессы хозяйства, в которых это укрупнение давало заметный положительный эффект. Сюда относились: сбыт, переработка сельскохозяйственных продуктов, покупка инвентаря, минеральных удобрений, прочих необходимых хозяйственных товаров, а также предметов широкого потребления. Все это посредством различного рода сбытоснабженческих кооперативов связывало крестьянское хозяйство с внешним миром, минуя частного посредника [3. С. 114].

При организации кооперативов главным требованием А. В. Чаянова было изучение местных условий и приспособление к ним формы создаваемых кооперативных организаций в полном соответствии с особенностями местной хозяйственной жизни (а не наоборот!). А. В. Чаянов подчеркивал, что «…кооперативная наука не должна задаваться целью создавать идеальные всеобъемлющие типы кооперативных организаций, но должна научить нас ориентироваться в любых местных экономических условиях и приспосабливать к ним кооперативные формы» [3. С. 116].

Чтобы наладить сбыт сельскохозяйственных продуктов А. В. Чаянов предлагал изучить рынок, исследовать, каким образом собирается тот или иной продукт мелкими скупщиками, какие капиталы и какие обороты они имеют, какие расходы транспорта и сортировки несут, какова продолжительность пребывания товара в их руках. Необходимо было проследить и дальнейший путь товаров, находящихся уже в руках более крупных скупщиков, с тем, чтобы обеспечить победу кооперации над ними.

По определению К.Маркса: «Та форма труда, при которой много лиц планомерно работает рядом и во взаимодействии друг с другом в одном и том же процессе производства или в разных, но связанных между собой процессах производства, называется кооперацией». «…Кооперация, с одной стороны, позволяет расширить пространственную сферу труда, и потому при известных процессах труда ее требует уже самое расположение предметов труда в пространстве: так, например, она необходима при осушительных работах, постройке плотин и т.д» [4].

Относительно кооперации в сельском хозяйстве, теоретики экономической науки отмечали, что вместо раздела земель на мелкие участки, целесообразнее их передавать в пользование кооперативам крестьян (фермеров). В результате возникнут реальные возможности формирования производственных кооперативов на селе, что поможет в короткий период улучшить положение крестьянства.

Основоположники научного коммунизма К.Маркс и Ф.Энгельс будущее сельского хозяйства представляли в виде аграрных кооперативных формирований, использующих «…все преимущества крупного предприятия и применения сельскохозяйственных машин, достижений науки и техники» [5]. Поэтому они считали, что индивидуальный крестьянский труд в значительной части должен быть заменен трудом коллективным в форме земледельческих ассоциаций и кооперативов, где в полной мере осуществлялось бы социальное равенство. Без объединения кооперативных производственных формирований разорение и гибель мелких крестьянских хозяйств неизбежны.

Ф.. Энгельс писал: «Наша задача по отношению к мелким крестьянам состоит прежде всего в том, чтобы их частное производство, их собственность перевести в товарищескую, но не насилием, а посредством примера, предлагая общественную помощь для этой цели» [5].

В своей работе «О кооперации» В.И.Ленин подчеркивает, что …«строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности на средства производства, при классовой победе пролетариата над буржуазией – это есть строй социализма», однако он пропагандирует тотальное участие всего сельского населения в кооперации: «На кооперацию у нас смотрят пренебрежительно, не понимая того, какое исключительное значение имеет эта кооперация, во-первых, с принципиальной стороны (собственность на средства производства в руках государства», во-вторых, со стороны перехода к новым порядкам путем возможно более простым, легким и доступным для крестьянина» [6. С. 370].

«В нэпе мы сделали уступку крестьянину, как торговцу, принципу частной торговли; именно из этого вытекает (обратно тому, что думают) гигантское значение кооперации. В сущности говоря, кооперировать в достаточной степени широко и глубоко русское население при господстве нэпа есть все, что нам нужно, потому что теперь мы нашли ту степень соединения частного интереса, частного торгового интереса, проверки и контроля его государством, степень подчинения его общим интересам, которая раньше составляла камень преткновения для многих и многих специалистов» [6. С. 372].

«Надо поставить кооперацию политически так, чтобы не только кооперация вообще и всегда имела известную льготу, но чтобы эта льгота была чисто имущественной льготой (высота банковского процента и т.п.). Надо ссужать кооперацию такими государственными средствами, которые хотя бы на немного, но превышали те средства, которые мы ссужаем частным предприятиям, вплоть до тяжелой промышленности и т.п. …в настоящее время тот общественный строй, который мы должны поддерживать сверх обычного, есть строй кооперативный» [6. С. 373].

«Нужны ряд привилегий экономических, финансовых, банковских – кооперации; в этом должна состоять поддержка нашим социалистическим государством нового принципа организации населения. Но этим задача только еще поставлена в общих чертах, потому что тут еще остается неопределенным, не описанным детально все содержание задачи практически, т.е. надо уметь отыскать ту форму «премий» (и те условия выдачи их), которую мы даем за кооперирование, ту форму премий, при которой мы достигаем цивилизованного кооператора» [6. С. 375].

«При условии полного кооперирования мы бы уже стояли обеими ногами на социалистической почве. Но это условие полного кооперирования включает в себя такую культурность крестьянства (именно крестьянства, как громадной массы), что это полное кооперирование невозможно без целой культурной революции» [6. С. 376].

То же самое можно наблюдать в трудах Сталина. Так в книге «К вопросам ленинизма» достаточно полно исследуя теорию Ленина о кооперации, он доказывает правильность выдвинутых идей: «Крестьянские хозяйства должны пойти в своем развитии по пути массового кооперирования миллионов крестьянских хозяйств по всем линиям кооперации, по пути объединения распыленных крестьянских хозяйств вокруг социалистической индустрии, по пути насаждения начал коллективизма среди крестьянства сначала по линии сбыта продуктов земледелия и снабжения крестьянских хозяйств городскими изделиями, а потом по линии сельскохозяйственного производства» [7. С. 281].

«И чем дальше, тем больше этот путь становится неизбежным в обстановке диктатуры пролетариата, ибо кооперирование по линии сбыта, кооперирование по линии снабжения, наконец, кооперирование по линии кредита и производства (сельскохозяйственные товарищества) является единственным путем подъема благосостояния деревни, единственным средством спасения широких масс крестьянства от нищеты и разорения.

Изучая историю кооперации, мы замечаем, что в одних странах кооперативное движение началось раньше, в других позднее, и что интенсивность движения так же различна в зависимости от страны. Различия эти объясняются тем, что необходимым условием для развития идеи кооперации в какой-либо стране является достаточно высокие культура и сознательность народных масс. Действительно, необходимость объединяться не столь очевидна для современного человека, как она была для первобытных людей, и только индивидуум с известным умственным развитием может надлежащим образом оценить благодеяния кооперации. С другой стороны, эгоизм, привычка и косность — вот основные препятствия для усвоения кооперативных идей, и побороть эти препятствия может только сознательная и способная на некоторые моральные усилия личность.

Термин «кооперация», означающий сотрудничество и совместную работу, было введено в научный оборот Робертом Оуэном в начале XIX века [8]. С тех пор многие ученые считали своей обязанностью изложить собственную теорию кооперации, представив свое понимание существа используемого термина, объема и содержания данного понятия. В одном из сборников, посвященных кооперации, приведены десятки определений. Выявить разные понятие термина «кооперация» попытался А. Ф. Фортунатов [9]. Свое видение данного понятия имеется и у М. И. Туган-Барановского [10], С. Н. Прокоповича [11], К. А. Пажитнова [12], А. В. Чаянова [13] и у многих других исследователей [14,15,16,17,18]. Поэтому нужно признать, что в настоящее время не существует общепринятого определения понятия «кооперация». Без выяснения предмета исследования и сущности кооперативных отношений трудно оценить социально-экономическую природу кооперации, классифицировать кооперативы разных видов, выявить их значение, перспективы развития. В силу разных принципов и подходов к определению «кооперации» возникает непонимание и делаются ошибки в выявлении начала отсчета кооперативного строительства. Также имеет место смешение кооперативных форм с некооперативными и возникают серьезные трудности при создании механизма реализации кооперативных отношений [19,20,21].

Кооперация присутствовала в теориях многих историков, экономистов, социологов, общественных деятелей, таких как О. Конт [22], К. Маркс, Ф. Энгельс [5. Т. 13. С. 245], П. Лавров [23], П. Мечников [24] и др. Они считали кооперацию главным организующим принципом общественной жизни, а некоторые даже центральной категорией своих учений. Как правило, они понимали кооперацию достаточно широко, отождествляя ее с общественным взаимодействием, взаимопомощью, сотрудничеством, солидарностью, трудовой ассоциацией. Так, Г. Спенсер считал кооперацию отношением, создающим «социальность общества» в противоположность простому взаимодействию людей [25].

Маркс придавал кооперации «всеобъемлющий характер». «Это та форма труда, — писал он, — при которой много лиц планомерно работает рядом и во взаимодействии друг с другом в одном и том же процессе производства или в разных, но связанных между собой процессах производства».

#Сущность #социальноэкономическая #природа #кооперации

Рақмет ретінде жарнаманы баса кетіңіз