Наука как – социальная природа научного познания туралы қазақша

0
15

Наука изучает не только окружающую действительность, но и сама себя с помощью комплекса дисциплин, куда входят философия и история науки, логика и методология науки, психология научного творчества, социология знания и науки, науковедение и др. вкладывает в человеческий капитал. Поэтому необходимо исследовать общие закономерности научно-познавательной деятельности, структуру и динамику научного знания, его уровни и формы, его социокультурную и культурно-историческую детерминацию, средства и методы научного познания, способы его обоснования и механизмы исторического развития знания в контексте социального познания.

С современных философских исследованных постоянным предметом обсуждения является вопрос о социальной обусловленности, социальной сущности познания. Это объясняется прежде всего тем, что для воспроизведения единства социального и познавательного аспектов человеческой деятельности недостаточно признания самого факта социальной обусловленности познания. Необходимо развернутое теоретическое выведение внутренней логики развития понятий и категорий, специфических закономерностей их движения из конкретных социальных обстоятельств, относящихся к осуществлению познавательного процесса в определенных исторических условиях. Естественно, что внешне прослеживаемое взаимодействие факторов с одной стороны» и «другой стороны» не может дать представления о познаний как о едином процессе социально-исторической деятельности, хотя задача состоит именно в том, чтобы воспроизвести единства познавательного и социального начала, которое весьма сложно и противоречиво по своей структуре.

На первоначальных этапах научного знания, начиная от первых форм и до науки. Нового времени, преобладал интегральный метод познания, связанный со стремлением рассмотреть вещи, явления и процессы природы в их совокупности. Природный мир трактовался как некоторая целостная система. Выделялись «первоначала» бытия, объединяющие и природу, и человека. Для науки было характерно пассивно-созерцательное отношение к объективной реальности.

Доминирующая роль науки начинает проявляться в период позднего Возрождения и, несомненно, обусловлена потребностями практического развития общества, зарождения и развития капиталистических отношений и индустриальной цивилизации. ХIX век в истории Европы можно по праву охарактеризовать как период величайшего научного оптимизма, когда лозунг Ф.Бэкона «Scientia potential est» получил реальное воплощение в жизнь, как наука декларировалась в качестве величайшей человеческой ценности, «саса себе философия» (О. Кант), и с научно- техническим прогрессом связывались надежды на реализацию всеобщего счастья. В естествознании и в науке вообще постепенно утверждается дифференциальный метод познания, когда природа как бы расчленяется на отдельные составные части, подвергаемые социальному рассмотрению. Доминанта этого метода в развитии науки способствовала ее существенному прогрессу.

Во второй половине ХХ в. потребности науки и социальной практики способствовали все более активной реализации представлений о единстве мира, универсальном характере научных закономерностей. Усиление интегративных тенденций в системе современного научного знания (наряду с его продолжающейся дифференциацией) ведет к дальнейшему междисциплинарному взаимодействию между отдельными науками и их системами. Наука во все большей мере рассматривается как единое целое, как совокупность естественнонаучных и социогуманитарных подсистем, новые результаты исследований отмечается на стыке наук о жизни и общественной среды.

Расширение интегративных тенденций в науке обусловливается уровнем развития современного знания. Отметим в этой связи три фактора. Во- первых, традиционная дифференциация научного знания, характерная для естественных, технических и гуманитарных наук, подготовила основание для междисциплинарной взаимосвязи сложившейся их системы. Во-вторых, аппарат современного научного знания фактически приспособлен для реализации интегративных представлений, которые обусловлены внутренней логикой формирования науки, универсальностью структур и приемов научного мышления, развитием имманентно интегративных направлений (синергетизм и др.). В-третьих, общечеловеческие проблемы, обострившиеся в рамках мировой цивилизации во второй половине ХХ в., требуют для разрешения активизации процессов, связанных именно с интегративными тенденциями в структуре науки.

Повышается статус проблемного подхода в науке. Сбываются прогнозы                 В.И. Вернадского, который еще в 30-х гг. ХХ в. отмечал реальность стирания граней между отдельными науками, целесообразности для ученых специализироваться не по наукам, а по проблемам.

Проблема как основа междисциплинарности является способом соотношения знаний и мира, в котором открывается перспектива для их сосуществования. Знание обретает свою предметность, получает возможность онтологического обоснования, а мир (предмет) обретает возможность для своего изменения под влиянием знания. Проблема задает параметры этих изменений, придавая познания различные импульсы. Если познание «затухает», то это означает, что проблема исчерпывает подобный способ взаимодействия знания и мира. Тогда требуется новая проблема, новый способ взаимодействия.

Таким образом, в научном познании междисциплинарная структура знания ориентировано на проблемоцентризм, который задает смысл и направленность познавательной деятельности. Познание – это движение от одной проблемы к другой, позволяющее создавать новые дисциплины, либо новые ракурсы отношений в структуре демонстрирует междисциплинарность научного знания в качестве его важного критерия, что позволяет рассматривать познание в соответствии с неклассическим и постнеклассическим его пониманием.

Во всяком случае, традиционный дисциплинарный подход, выявляя свою определенную ограниченность, постепенно заменяется проблемным подходом, в рамках которого обобщение научных и практических представлений происходит в контексте разрешения определенных задач (или их системы) социальной практики. Переход от предметно дисциплинарного к проблемно-дисциплинарному развитию науки создает теоретико-методологические и социальные предпосылки для конструктивной реализации иетегративных тенденций в системе современного естествознания, техникознания и человекознания.

Как отмечает М.З. Изотов, современный стиль методологического сознания характеризуется переходом от «внутренней методологии науки», ограниченной научным знанием как таковым, замкнутым в себе образованием, к анализу системы «наука – ее социокультурное окружение», в рамках которой только и оказывается возможным выяснение глубинных механизмов формирования и развития самой науки. Понятно, что такое исследование должно носить четко выраженный исторический характер.

Поэтому современная философия и методология науки не может не быть исторической методологией науки или историей науки, осмысливаемой с позиции философско-методологического анализа.

Необходимость данного направления проистекает, прежде всего, из запросов социального, экономического и духовно-культурного развития современного казахстанского общества. В настоящее время во всем мире нашло признание того важнейшего факта и обстоятельства, что именно развитие науки стало параметром и индикатором, определяющим становление цивилизации. Фактор науки, с одной стороны, детерминирует в целом прогрессивное движение последней, а с другой стороны, открывает новые горизонты и перспективы устойчивого, стабильного развития общества. Что касается суверенного Казахстана, то он, обретая долгожданную независимость и свободу, идентифицирует себя, ищет свое собственное место в сложном, во многом противоречивом современном мире, пытаясь в него интегрироваться, в том числе и в области науки [1, 4].

Становление неклассического типа научной рациональности происходит с конца ХIX века до середины ХХ столетия. Ряд авторов отмечают, что переход от классической к неклассической науке был подготовлен изменением духовного производства в европейской культуре второй половины ХIX – начала ХХ века, кризисом мировоззренческих предпосылок классического рационализма, становлением в различных сферах духовной культуры нового понимания рациональности, согласно которому познающее сознание, постоянно наталкивается на различные действительность, осознавая свою зависимость от социальных и культурных обстоятельств, которые во многом определяют установки познания, его ценностные и целевые ориентации.

В процессе этих преобразований были сформированы идеалы и нормы новой, неклассической науки, наиболее ярким образцом которых выступали и идеалы и нормы описания, объяснения и доказательности знаний, утвердившиеся в сфере квантово-релятивистской физики.

Если в классической науке XYIII-XIX вв. центральной идеей было полное устранение познающего субъекта из получаемого знания, то в неклассической науке ХХ в. науке было обнаружено, что характеристики субъекта, методов и средств его деятельности, неразрывно связаны с объективностью получаемого знания, т.е. картина объективного мира детерминируется не только свойствами самой действительности, но характеристиками субъекта познания.

В неклассической рациональности научный разум начинает постепенно терять статус суверенности – идет осознание того, что он сам есть аспект социально- исторического развития человечества. Вместе с тем, сам процесс детерминации субъекта познания социально-культурными ценностями и целями научной деятельности в рамках не классической рациональности все еще не является предметом социальной рефлексии, хотя они определяют характер знаний.

Начиная с последней трети ХХ века и по сей день в основаниях научного познания происходят радикальные изменения, в ходе которых рождается новый постнеклассический тип научной рациональности. В.С. Степин, который и ввел в научный оборот понятия «постнеклассическая наука», считает, что одной из основных причин ее становления является вовлечение современной наукой в сферу познания «человекоразмерных», уникальных, исторически развивающихся систем, характеризующихся открытостью и саморазвитием.

Взаимодействие человека с такими системами протекает таким образом, что само человеческое действие не является чем-то внешним по отношению к их бытию, а как бы включается в саму систему, видоизменяя каждый раз поле ее возможных состояний. При изучении «человекоразмерных» объектов поиск истины в научном исследовании оказывается связанным с определением стратегии и возможных направлений преобразования этого объекта, что непосредственно затрагивает гуманистические ценности.

В наше время особую актуальность приобретают вопросы о социальной природе научного познания и его ценностной ориентации. С точки зрения современной методологии науки, правильное понимание природы науки возможно только с учетом ее мировоззренческих аспектов, среди которых важное место занимает ценности и нормы.

Наука по своей целевой ориентации имеет два основных направления. Научные истины материализуются в технике и технологии, в организации общественного производства – это одно направление. И научные знания воплощаются в самих субъектах производства, в их личностных качествах – это другое направление. Сейчас на передний план выходит социокультурная ориентация науки, ориентация на развитее личности, это ни сколько не умаляет материально – технической направленности науки. Наоборот, в эпоху НТР возрастание роли науки в «возвышении» человеческой личности, в ее духовном обогащении становится непременным условием самого материального производства. Именно этот гуманистический аспект составляет главный смысл тезиса Маркса о превращении науки в непосредственную производительную силу. Развитие человеческой цивилизации возможно только с учетом роли человека в природе и обществе, зависит от экологического сознания и образования.

Частные науки, изолированные знания имеют ценность лишь в синтезе со всей остальной частью знаний, и тем большую, чем реальнее их вклад в этот синтез с целью решения «проблемы человека». Поскольку такой всеобъемляющий синтез знаний о природе и обществе дается лишь философией как квинтэссенцией всей культуры, то гуманизация науки предполагает возрастание роли философии как парадигмы научного мышления. Именно философия обеспечивает гуманизацию частных наук. Однако философия, как и любая форма общественного сознания, также подвержено влиянию противоречивых и противоположных феноменов традиции и модерн. Если традиция всегда относится к прошлому, опирается на прежние достижения, то модерн, опираясь на традицию, учитывает неизбежные изменения, происходящие в жизни [4, с. 28]. Имеется в виду не только и не столько гуманистическая переориентация в использовании научно-технических достижений ( что вполне понятно), но такая перестройка методологических оснований науки, при которой ориентация на гуманистические ценности получит предельно ясное выражение в самом предметном содержании научного познания. Это означает, по существу, утверждение нового, гуманистического, стиля научного мышления.

Изменение роли и значения научного знания в современном обществе произошло во многом благодаря его собственному продукту – техническому прогрессу. Постмодерн также внес свои коррективы. Современное научное знание стало стремительно терять свою прежнюю легитимность в силу своей неопределенности, парадоксальности. В свое время Э. Гуссерль отмечал, что забвение жизненного мира объективности ориентированным математическим естествознанием нового времени является источником кризиса европейской культуры. Постмодернизм, проистекающий из развития научно-технического прогресса, привел к распаду «энциклопедической структуры» науки, где каждая ее отрасль занимала строго отведенную ей территорию. Классическое определение границ различных научных дисциплин подвергается ныне постоянному пересмотру [6, с. 45].

Несмотря на значительный вклад науки в общественный прогресс, она по мысли Канта, всегда будет подвержена двум болезням. Имя одной – узкость горизонта, однобокость мышления, имя другой – отсутствие достойной цели. Поэтому наука нуждается в верховном философском надзоре. Здесь принципиально значимо и то, что по мере своего развития в качестве особого компонента духовного производства наука аккумулировала в себе важнейшие духовные ценности общества. Философия осмысления науки как явления культуры обеспечивает усвоение и развитие этих духовных ценностей. Философия становится также проводником информационного опыта между различными областями научного знания, помогает адекватно интерпретировать возникающие в науке сложные ситуации, способствует сохранению в ней преемственности и выработке перспектив дальнейшего научного развития.

Наука развивается в контексте культурно-исторического развития общества. Это означает, что необходимо рассматривать научное познание как социокультурный процесс. Как феномен культуры, наука определяет социальную меру гуманизма общества. Содержание понятия «культуры» Рерихом в терминах классической философской традиции, – а именно в стиле гуманистической триады: истины, добра и красоты и меры. «Культура есть научное и вдохновенное приближение к разрешению проблем человечества, – пишет Н.К. Рерих. – Культура есть красота во всем ее творческом величии. Культура есть точное знание вне предрассудков и суеверий. Культура есть утверждение добра – во всей его действенности» [7, с. 255].

Н.К. Рерих утверждает единство познавательного, эстетического и этического отношений человека к миру. Искусства, наука и этика, все формы творчества едины в своем истоке как воплощение красоты – универсума гармонии. И для обозначения этого высшего единства существует свое слово, и это слово – «культура». По убеждению Н.К. Рериха, чувство красоты, культура личности должны предварять человеческую деятельность, особенно в области науки и техники В ком не воспитана «культура духа», тот должен быть лишен права заниматься наукой как высшей формой творческой активности, считал Рерих.

В современных условиях вопрос о гуманистической культуре как о необходимой предпосылке научного творчества стоит еще более остро. Сегодня общественный прогресс во многом зависит от того, в какой степени научно-техническая деятельность будет соответствовать требованиям социальной культуры, принципам естественно-гуманистического стиля мышления. От уровня культуры зависит направление человеческой активности, а от характера человеческой деятельности, принимающей в эпоху НТР масштабы геологической (если не космической) природной силы, состояние Земли и Космоса. А это, в свою очередь, означает, что мы стоим перед необходимостью преимущественного развития общественных наук, задающих ценностные ориентации и целевые установки для науки, и культуры, для всей практики, указывающей направление, по которому устремляется творческая деятельность человека [8, с. 390].

Литература

1Саттарова Ф.Ф. Наука как социокультурный процесс. Культура. Цивилизация. Постмодерн. – Караганда: КрГУ, 2011. – 234 с.

2 Изотов М.З., Фидирко В.А., Шайкемелов М.С. Наука в Казахстане: исторя и современность. – Алматы: Компьютерно-издательский центр ИФиП МОН РК, 2006.

3 Степин В.С. Теоретическое познание. – М.: Наука, 1999.

4 Югай Г.А. Голография Вселенной и новая универсальная философия. – М:: Крафт, 2007.

5 Лиотар Ж.Ф, Состояние постмодерна. – М.: Институт экспериментальной социологии. – СПб: Алетия, 1988.

6 Рерих Н.К. Избранное. – М., 1979.

7 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 12.

8 Саттарова Ф.Ф. Синтез научного знания. – Караганда: КарГУ, 2007.

#Наука #как #социальная #природа #научного #познания

Рақмет ретінде жарнаманы баса кетіңіз