Дипломная работа. Духовная культура населения Дешт-и Кыпчака в XIII-XVвв

0

КАЗАХСКИЙ  НАЦИОНАЛЬНЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ  ИМЕНИ

АЛЬ-ФАРАБИ

 

Исторический  факультет

Кафедра  древней  и  средневековой  истории  Казахстана

 

 

 

ВЫПУСКНАЯ  РАБОТА

 

Духовная культура населения  Дешт-и Кыпчака в XIII-XVвв.

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ……………..…………………………………………………….3

 

1 ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ И ВЗАИМОВЛИЯНИЕ ГОРОДСКОЙ И КОЧЕВОЙ КУЛЬТУР В 13-15 ВЕКАХ…………………………..………………8

1.1 Взаимодействие городского населения и кочевых племён в результате монгольских завоеваний…………………………….……………….…8

1.2 Влияние ислама на духовную культуру Дешт-и Кыпчака..…………17

 

2 РЕЛИГИЯ ПЛЕМЁН КАЗАХСТАНА ПОСЛЕ МОНГОЛЬСКОГО ЗАВОЕВАНИЯ…………………………………………..…………………………22

2.1 Религиозная толерантность монголов….……………………………..22

2.2 Проникновение мусульманства в Дешт-и Кыпчак.………..………..24

2.3 Ислам как государственная религия…………………………………30

 

3 ОТДЕЛЬНЫЕ ПИСЬМЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ КОЧЕВНИКОВ В КОНТЕКСТЕ ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДЕШТ-И КЫПЧАКА…..38

3.1 «Кодекс Куманикус»…………………………………………….. ……38

3.2 «Гулистан би-ат-тюрки».……………………………………………….42

3.3 «Махаббат-наме»……………………………………………………….46

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………..…………………..……50

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ……….….………52

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

 

Актуальность темы. Казахи исповедуют ислам в течение тысячи лет. Если тюрко-язычные протоказахские племена Казахстана начали в массовой форме обращаться  в мусульманскую веру во второй половине 10 века, то к 14 веку ислам завоевал господствующие позиции в Великой Степи – Дешт-и Кыпчаке. С этого времени мусульманство суннитского толка стало неотъемлемой частью этнической идентичности его населения.

Нет никаких сомнений в цивилизационном воздействии ислама в средние века на христианскую Европу, Индию, Персию. Тюркские народы в этом отношении не были исключением. Приобщение к мусульманской культуре дало мощный толчок развитию науки и культуры в Казахстане.

Утверждение же ислама на территории Казахстана у основной массы тюркских кочевников неразрывно связано с завоеванием монголами Дешт-и Кыпчака и образованием на его территории ряда монгольских государств – Золотой Орды, Ак Орды и др.[1; 55].

В советской историографии образ этих государств представлялся в виде образа завоевателей, уничтожавших всё на своем пути, не делавших пощады никому. Сложился общий для всей  советской исторической науки стереотип о том, что этими государствами беспощадно уничтожались города, вместе с их населением. Но новейшие данные археологических раскопок дают нам противоположную информацию: кочевой образ не исключал оседлости некоторой части населения, лишившиеся по тем или иным причинам скота. Так было в Дешт-и Кипчаке до монголов. Но после образования Золотой Орды и особенно после утверждения сильной центральной власти кочевники в массовом масштабе переходят к городской оседлости, становятся жителями новых бурно развивающихся городов. К оседлости переходит не только обедневшая часть кочевников, но и богатая, знатная часть номадов.

Более того, по мере укрепления торгово-экономических связей и усиления центральной власти наблюдается увеличение числа городов и расцвет ремесла. Характерной чертой городской жизни Золотой Орды была тенденция к переносу городских столиц и строительство новых городов. В Золотой Орде начинает быстро расти новая столица. Многие города, судя по монетам, получают в какой-то период к своим названиям эпитет «Новый», что, по-видимому, связано с новым городским строительством [1; 67].

С развитием городов и оседло-земледельческой культуры Степи и связана материальная и духовная культура народов Золотой Орды, которая восходит в своем генезисе к древнетюркской цивилизации и является своеобразным синтезом древних кочевых традиций «степной» культуры с городской. С принятием ислама Золотой Ордой развитие культуры выходит в сферу господствовавших на мусульманском Востоке философско-эстетических воззрений, отражает влияние художественного стиля воплощенного в мусульманском искусстве. Ислам выдвигал идейно-эстетические задачи, связанные со становлением и развитием феодализма культуры, укрепляя ее систему, идеологию, приобщая народы к ирано-арабской культуре, являющейся в эпоху формирования средневекового общества наиболее передовой. На мусульманский Восток были устремлены идеалы кыпчакского, а позднее и монгольского общества. Такая духовная ориентация, обусловленная широкими политическими, торговыми и др. связями способствовала развитию монгольского и местного населения в русле универсальной мусульманской культуры.

В целом роль ислама в истории и культуре казахского народа можно свести к двум главным аспектам. С одной стороны, придя на смену деградировавшим архаическим культам, ислам способствовал нравственному возвышению, интеллектуальному и культурному прогрессу. Особенно в суфийской интерпретации эта религия оказала влияние на формирование лучших черт национального характера. С другой стороны, «облучение» исламом было целесообразно для борьбы народа за культурное самовыживание в перипетиях истории – в условиях постоянного давления на него могущественных народов-соседей, представлявших дальневосточную и христианскую традиции-цивилизации.

К сожалению, в современном мире весьма живучи предрассудки в отношении ислама, возникшие как результат христианоцентристского мировоззрения, многовекового исторического противостояния Востока и Запада. История ислама, пожалуй, как ни одной другой религии, часто выступала объектом фальсификации и конъюнктурной политики. Использование ислама экстремистами в политической борьбе в ряде стран Востока также мешает видению гуманистического содержания, культуротворческих и интеграционных возможностей и положительных заслуг этой религии в истории человечества.

Для русских и советских трактовок рассматриваемой проблемы характерны противопоставление кочевничества и ислама, идеализация домусульманской старины (шаманизма), положения о примитивности и реакционности мусульманской религии, навязывания её народам силой, о религиозной индифферентности казахов, якобы массовом неприятии ими ислама, о классовой сущности ислама, использования его в своих целях «эксплуататорами». В целом, установка была на всяческое принижение роли ислама в истории, этническом и духовно-культурном развитии народа.

Проблема «казахи и ислам» — одно из «белых пятен» отечественной историографии и культурологии. Без разработки данной проблемы останутся не высвеченными многие аспекты истории, культуры, политического и этнического развития и, в целом, сущность национальной традиции.

Хронологические рамки нашей работы диктуются самим историческим процессом, в том числе и процессом духовного развития населения Великой Степи, связанным в этот период с монгольским нашествием, начавшимся в 1218 году (закончилось это завоевание в 1224 году, когда Чингисхан с южно-русских степей вернулся через территорию современного Казахстана в родные монгольские земли, подчинив весь Дешт-и Кыпчак), а также со всем монгольским периодом в истории Казахстана, закончившимся в 15 веке с началом формирования и образования Казахского ханства, и оставившем значительный след в духовной культуре казахов. Таким образом, хронологически наша работа охватывает период с начала 13 до середины 15 века.

Цель работы. Настоящая работа преследует цель историко-культурологического исследования предпосылок, закономерностей и итогов исламизации Казахстана, как основы духовной культуры населения всего Дешт-и Кыпчака периода 13-15 веков, через взаимодействие и взаимовлияние оседлого населения городов и кочевых племён степей.

Задачи. Достижению поставленной в работе цели способствуют следующие задачи, в основу которых автор положил наименее изученные и дискуссионные проблемы: каково действительное влияние монгольского завоевания на переход в массовом масштабе кочевников к оседлой жизни; как в дальнейшем происходит культурное взаимодействие между бывшими кочевниками и их соплеменниками; какое влияние оказало повсеместное распространение мусульманства в тюркско-монгольской среде на духовную жизнь населения; как отдельные нарративные источники отзываются об этой эпохе исторического развития Дешт-и Кыпчака.

Историография проблемы. Исследование духовной культуры средневекового Казахстана получило надежную основу в работах отдельных учёных. Для более продуктивного исследования проблемы духовно-культурного развития населения Дешт-и Кыпчака в 13-15 века важное значение имеет использование в первую очередь работ крупных советских и российских исследователей.

Автор, отходя от устаревших условностей советской марксистско-ленинской историографии, довольно часто применяемой в подобного рода исследованиях, делит используемые в работе монографии и коллективные труды советских, российских и зарубежных исследователей на две крупные группы.

Первая группа исследований – работы посвященные периоду 13-16 веков, рассматривающие культурное и духовное развитие Дешт-и Кыпчака. В связи с этим можно выделить следующих исследователей, на работы которых опирается автор: С.Г. Кляшторный, Т.И. Султанов, Г.В. Лейбниц, Н.К. Дмитриев, В. Егоров, Р. Гузейров, С.Глешин, Г.А. Федоров-Давыдов, Легов, А. Зарин, А. Керимбетов, А.Х. Халиков и др.

Вторая группа работ – монографии непосредственно посвящённые исследованию используемых автором художественных произведений древнетюркской литературы – «Кодекс Куманикус», «Гулистан би-ат-тюрки», «Махаббат-наме». Здесь можно отметить работы следующих авторов: С.Ю. Ерискина, С.К. Кенесбаев, А.С.Курушжанов, А.К. Репин, А. Керимбетов, В.В. Бартольд, Л. Мисиньëн, др.

Источниковый обзор. Исследование истории духовного развития Дешт-и Кыпчака в 13-15 веках базируется главным образом на материалах письменных источников. Важнейший материал содержится в нарративных сочинениях: исторических, мемуарных, географических, написанных прежде всего на персидском (фарси), арабском, чагатайском, кыпчакском, куманском и уйгурском языках. Степень информативности этих источников различна и в основном сведения из них в отношении представленной нами темы носят фрагментарный и разрозненный характер.

Использованный в нашей работе источниковый материал можно разделить на две основные группы: первая  группа – это разномастные источники периода 13-16 веков, среди которых выделяются значительные работы на основе записок европейских путешественников по Дешт-и Кыпчаку. Эти работы: «Путешествие Ивана Шельтберга по Европе, Азии и Африки с 1391 по 1427 гг.», «Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Гильома Рубрука», «После Марко Поло. Путешествия западных чужеземцев в страну трёх Индий».

Вторая группа источников – это специально выбранные нами высокохудожественные произведения, свидетельствующие о высоком уровне развития письменной литературы и в целом о духовной жизни в Дешт-и Кыпчаке в данный период, являющиеся ценнейшими памятниками средневековой восточной поэзии и философии.

Сведения «Мухаббат-наме», «Кодекс Куманикус» и «Гулистан ат-тюрки» представляют важное значение для решения проблем политической, социально-культурной и духовной жизни средневекового Казахстана. Невозможно переоценить значение изучения «Мухаббата-наме» и всех других памятников золотоордынской литературно-языковой традиции для выяснения взаимоотношений старых языков Средней Азии и зависимости этих литературных языков от существовавших в каждый определённый период литературно-языковых традиций и от этническо-языковых факторов.

Теоретико-методологическая основа. Как известно, проблема метода – одна из наиболее важных проблем любой науки, так в конечном итоге от использования методов исследования зависит результат всего исследования. Поэтому автор аккуратно подходил к этой проблеме, в своей работе использовал как общеизвестные исторические методы, уже проверенные, доказавшие свою знаниедобывающую функцию и способность (например, метод историко-сравнительного анализа), так и новейшие исторические методы, апробированные и широко используемые в прикладных исторических науках и теории международных отношений, как метод моделирования и др.

Методологическую основу исследования составляет используемый автором работы цивилизационный подход, через призму которого рассматриваются все основные проблемы вынесенные в задачи работы и проблемы поднимаемые в ходе самого исследования. Методологическая новизна работы заключается именно в отходе от традиционного формационного подхода, в основе которого лежит методология апологетов марксизма-ленинизма, значительно устаревшая и непригодная к использованию в процессе исследования серьёзных исторических вопросов. Отход автора от марксистско-ленинских концепций  в исследовании выявил ряд новых вопросов и существенно изменил взгляд науки на отдельные исторические проблемы, в частности на проблему кочевого образа жизни, который не исключал оседлости некоторой части населения Степи, а соответственно не исключал переориентации этой части населения в сторону городского хозяйствования, что в свое время отрицалось советской историографией.

Структура работы. В структурном отношении наша работа состоит из трёх глав, каждая из которых дополняет друг друга в общем ходе достижения цели данного исследования. Без какой-либо из этих глав было бы невозможно достичь всей полноты картины духовного развития населения Дешт-и Кыпчака периода 13-15 веков.

Первая глава называется «Взаимодействие и взаимовлияние городской и кочевой культур Дешт-и Кыпчака в 13-15 вв.» и состоит из двух подглав: «Взаимодействие городского населения и кочевых племён в результате монгольских завоеваний» и «Влияние ислама на духовную культуру Дешт-и Кыпчака». В главе делается акцент именно на роль монгольских завоеваний в истории становления, в первую очередь, городской культуры Степи, как показателя общего культурного развития Дешт-и Кыпчака 13-15 вв., а также на взаимодействие городского и кочевого хозяйствований, повлекшее в дальнейшем за собой духовный рост всей кочевой цивилизации.

Вторая глава – «Религия племен Казахстана после монгольского завоевания». Её подглавы: «Религиозная толерантность монголов», «Проникновение мусульманства в Дешт-и Кипчак», «Ислам как государственная религия». В данной главе даётся общая картина распространения мусульманства в тюркской среде и его неоспоримой роли в росте духовной культуры всего Дешт-и Кыпчака.

В третьей главе – «Отдельные письменные памятники кочевников в контексте исторического развития Дешт-и Кыпчака» упор делается на анализ крупных письменных источников периода 13-15 вв. – произведений, свидетельствующих о высоком уровне развития духовной культуры Степи в данный период. На примере «Махаббат-наме», «Гулистан би-ат-тюрки» и «Кодекс Куманикус» рассматриваются основные проблемы  вынесенные в задачи и цель данного исследования.

 

1 ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ И ВЗАИМОВЛИЯНИЕ ГОРОДСКОЙ И КОЧЕВОЙ КУЛЬТУР В 13-15 ВЕКАХ

 

1.1 Взаимодействие городского населения и кочевых племён в результате монгольских завоеваний

 

В советское время образ Золотой Орды и ее наследников представлялся, как образ завоевателей, государство, которое уничтожало все на своем пути, не давая пощады никому. Оно (это государство) уничтожало города, вместе с их населением. Но данные археологии дают совсем противоположную информацию: «Кочевой образ жизни не исключал оседлости некоторой части населения – обычно беднейшего, лишившегося по тем или иным причинам скота. Так было в Дешт-и-Кипчаке до монголов. Но после образования Золотой Орды и особенно после утверждения сильной центральной власти кочевники в массовом масштабе переходят к городской оседлости, становятся жителями новых бурно развивающихся городов. К оседлости переходит и богатая, знатная часть номадов» [1; 72].

Скачать

Загрузка...

ПІКІР ҚАЛДЫРУ

Пікіріңізді енгізіңіз!
мұнда сіздің атыңызды енгізіңіз