Абылхан Кастеев. Жизнь и искусство туралы қазақша

0
52

Творчество Абылхана Кастеева – уникальное достояние национальной культуры Казахстана. Ему заслуженно уделяется серьезное внимание на уровне государственной культурной политики, в его честь назван самый крупный в стране Государственный музей изобразительного искусства РК, не так давно открыт Дом-музей А.Кастеева в Алматы, на уровне научной, художественной активности – регулярно проводятся юбилейные выставки, международные конференции, Институтом литературы и искусства им. М.О.Ауэзова изданы книги и пишутся статьи о его творчестве. Все мы понимаем, что для Казахстана и казахской культуры бережное и неуклонное внимание к наследию Абылхана Кастеева – дело национальной чести и гордости.

Абылхан Кастеев – первый профессиональный казахский художник, работавший в живописи маслом по холсту, в акварели. Он, безусловно, является первооткрывателем, первопроходцем в новых для казахской культуры видах искусства. Для всех нас – наследников культурного богатства оставленного Кастеевым – важно, что он стал первым казахом, отразившим в своем творчестве мир современной ему казахской культуры – еще сохранившийся в своей цельной красоте традиционный кочевой быт, образы современников, преобразования и перемены, пришедшие в степь.

Первые серьезные опыты Абылхана Кастеева в изобразительном искусстве относятся к 20-30-м годам ХХ века. В этот же период начинали работать такие талантливые казахские художники, как А.Исмаилов, братья К. и Х.Ходжиковы. Почему же, высоко оценивая и признавая их заслуги, в искусствознании Казахстана все же именно за Абылханом Кастеевым утвердились роль и место главного основоположника профессионального изобразительного искусства Казахстана? Почему именно к его творчеству очевиден столь глубокий интерес не только у искусствоведов, у широкой культурной общественности и среди художников Казахстана всех последующих поколений? Почему, признавая или отрицая то или иное явление в искусстве, или даже как часто бывает в последние годы, отрицая все подряд, наши критики и художники всегда единодушны в своем позитивном восприятии и уважении к творчеству Абылхана Кастеева?

Богатейшее творчество замечательного художника, его жизнь, безоговорочно и преданно отданная искусству, дают все основания для попыток понять и объективно сформулировать, благодаря каким факторам именно Абылхан Кастеев считается первым профессиональным казахским художником и основателем национальной художественной школы Казахстана.

Характерна для того исторического периода сама биография Абылхана Кастеева. В ней неуловимо переплетаются случайности и закономерности, казалось бы, совсем ненароком, но его необыкновенный художнический дар ведет его, пусть извилистыми путями, но все же решительно и верно к его успешной творческой судьбе.

Родившийся в 1904 году в местечке Чижин недалеко от Джаркента, художник рано остался без отца. В 8-летнем возрасте он уже помогает семье, работая пастухом у богатого односельчанина. Проводя долгие часы наедине с прекрасной природой южного Казахстана, впитывая в себя великолепие его рек и гор, долин и холмов, А.Кастеев с детских лет начинает постигать её величие, силу и первозданную красоту.

Уже тогда начинает прорезаться природный дар художника. Как его древние предки, создавшие уникальные графические комплексы Тамгалы, Мангыстау и Прииртышья, юный Кастеев рисует на камнях. Первыми, но несохранившимися еще полудетскими образцами творчества Кастеева становятся его композиции на самых подручных парнишке материалах – камне, бересте, резьба по дереву. Вырезал способный пастушок и казахский орнамент, изображал и то, что окружало и было таким родным и близким – пологие холмы и округлые купола юрт, силуэты деревьев, пасущихся барашков.

Одаренный от природы редким даром художественного творчества, подросток поначалу не находил прямого отклика в среде своего близкого окружения. Аульные старики подчас даже осуждали его «греховные занятия», но будущий художник не соглашался с ними, защищаясь, он выдвигал сравнение своих рисунков с пением акына. Появись такой заметный дар на поколение ранее, он мог бы вылиться в традиционные ремесла или даже вовсе угаснуть, но художественному образному дарованию Абылхана Кастеева было суждено раскрыться во всем своем великолепии.

Время крутых перемен диктовало перемены и изменения в жизни каждого, и даже в таком, казалось бы, отдаленном от социальных катаклизмов эпохи ауле как тогдашний Чижин. Возможно, сейчас считается хорошим тоном осуждать достижения советского периода в истории нашей страны, но говоря по справедливости, безусловно, нужно, признать, что этот резкий социальный круговорот имел и свои позитивные стороны, и свои результаты. Ведь благодаря новым социальным установкам у многих наделенных художественными, актерскими, музыкальными и другими талантами, людей из народа появились широкие возможности собственной реализации, более того активного участия в создании национальных школ и новых видов искусства.

В культуре Казахстана тех лет царила атмосфера созидания, энергия творческого энтузиазма била ключом. На новую художественную арену из самой толщи народной жизни выдвигались такие блистательные таланты как Амре Кашаубаев, покоривший своим искусством взыскательного парижского зрителя, прославленная певица – казахский соловей Куляш Байсеитова, великолепная танцовщица Шара Жиенкулова, актер Калыбек Куанышбаев, артист, драматург, режиссер Канабек Байсеитов и многие другие.

Это была поистине золотая плеяда пионеров казахской культуры, время, окрыленное идеальной утопической мечтой, творчество, наполненное безмерным радостным вдохновением. Все участники этого творческого подъема по праву стали первопроходцами искусства, каждый в своей сфере творческой деятельности. Уже по одному перечислению их имен можно судить о неисчислимом и богатейшем потенциале культурных ресурсов нации, влившемся в творческую жизнь Казахстана 20-30-х годов ХХ века.

Активизация культурных ресурсов происходила и в масштабе культурного социума республики. На глазах одного поколения создавался новые культурные институции, возникал новый культурный слой казахского общества, формировались и профессионально росли новые прежде неведомые области творческого самовыражения.

Создавались студии и музыкальные театры, ставшие впоследствии лучшими и знаменитыми сценами страны (в 1926 году открылся первый национальный казахский театр, во главе с Ж.Шаниным, в 1934 году открыт музыкальный театр, ныне Государственный академический театр оперы и балета им. Абая, в этом же году создан оркестр им. Курмангазы, под руководством А.Жубанова), возникали творческие союзы (в 1933 было создано Оргбюро, ставшее затем базой Союза художников Казахстана), открывались художественные галереи (в 1935 году открыта Казахская государственная художественная галерея им. Т.Г.Шевченко, впоследствии, а именно в 1976 году преобразованная в Государственный музей искусств и названная именем первого казахского художника Абылхана Кастеева).

До сих пор редкие музыкальные записи, уникальные воспоминания современников, сохранившиеся картины и рисунки доносят до нас удивительное обаяние этого времени. Периода первопроходцев и первооткрывателей, охваченных особым энтузиазмом и горячими патриотическими чувствами, ведь все что ими делалось и что двигало их вперед, было в первую очередь посвящено родному народу, и словно по волшебству тут же становилось бессмертным вкладом в национальную культуру.

Также неожиданно и, кажется, подчас действительно просто волшебно, складывается и судьба молодого пастуха Абылхана из прекрасного благодаря своей природе и традиционной культуре, но далекого от новых социальных путей казахского аула. Родившись в небольшом спокойном ауле, жившем от века заповеданным предками укладом, будущий народный художник СССР Абылхан только в 1925 году, будучи уже 21-летним юношей впервые берет в руки карандаш. При этом он до сих пор рисует тайком, все еще опасаясь осуждения местного духовенства и родных 11 . Но уже вскоре, ощутив внутренним чувством неотрывную тягу к рисованию, он понимает, что уже больше не отступит от этого занятия, осознает что рисование – это его жизненное призвание. Перед тем как прочно связать свою жизнь с искусством молодому Кастееву пришлось идти неизведанными путями, чтобы выйти на свою прямую дорогу к профессии художника он испробовал разные занятия и виды деятельности.

В 1926 году Абылхан впервые выезжает из родного аула в Джаркент, нынешний Панфилов, где устраивается чернорабочим, но все свободное время посвящает рисованию, впервые пытается писать масляными красками. Вокруг него закипает совсем другая жизнь, встречаются все новые и разные люди, другие национальности и типажи, характеры и жизненные привычки, и вот уже их лица рядом с лицами родных и односельчан постепенно появляются в тщательных зарисовках внимательного к жизни художника.

Сила его дара оказывается, настолько велика, что, даже мало представляя себе реальность профессии и творческой деятельности художника, молодой Абылхан интуитивно, но уже прочно связывает свои жизненные интересы и устремления именно с изобразительным искусством. Он, кажется, рисует все, что видит и как может, как чувствует, практически ничего не зная ни о профессиональной грамоте, ни о возможности учиться.

Природное чутье к цвету и масштабу, умение ощутить и передать фигуру и предметы в пространстве, даже органично присущая ему потребность широкого композиционного охвата отличает уже эти почти самые ранние серьезные произведения художника («За шитьем» 1927, «Внутренний вид юрты», 1929). Будучи чутким и бережным к красоте традиционного казахского быта, он с любовью и тщательностью передает цветовой строй текеметов и алаша, тускиизов и баскуров, украшающих интерьеры юрты, где трудятся казахские мастерицы. Чаще всего он изображает своих сестер или родственниц, черты их сосредоточенных с трогательной бережностью переданных художником лиц, зачастую обращают на себя внимание своим сходством с самим автором этих портретов.

В разных судьбах людей часто проявляется одна приметная особенность. Почти всегда, преподносящая свои сюрпризы жизнь предпочитает одаривать своей благосклонностью тех, кто проявляет верность себе, тех, кто пусть даже неосознанно, но, все же, неуклонно идет по пути, предназначенному ему судьбой. Тех, кто безотчетно, но преданно верит в свое призвание. Так и с Кастеевым, подчас, кажется, что кто-то свыше ведет молодого талантливого самоучку к предопределенной ему удивительной роли и важнейшему месту в изобразительном искусстве родной страны. В 1927 году в Казахстане разворачивается строительство важнейшего объекта тех лет – железнодорожной магистрали Турксиб. Новая реальность и возможность получить новые впечатления притягивают внимание будущего художника, и в 1928 году он отправляется работать на эту знаменитую гремящую своей трудовой славой на всю страну стройку. Нужно сказать и то, что тяга Кастеева к расширению своего кругозора не ограничивается только рисованием. Устроившись простым землекопом на строительстве железной дороги, в 1928 году будущий художник оканчивает вечернюю школу для взрослых. Конечно, круг его знакомых, жизненных впечатлений резко расширяется и его талант и тяга к рисованию не могут остаться незамеченными окружающими людьми. Внимательные друзья и новые знакомые не могут равнодушно пройти мимо такого заметного дара. Прислушавшись к советам новых друзей, как будто угадавших его внутреннюю целеустремленность, Кастеев отправляется в Алма-Ату и поступает учиться в частную художественную студию Н.Г.Хлудова (1929-1931).

Открывшаяся в 1920-м году частная художественная школа Николая Хлудова постепенно превратилась в центр притяжения многих молодых талантов региона. Творчество Н.Г.Хлудова, для которого Казахстан стал настоящим источником вдохновением и постоянной темой его искусства, занимает особое место в истории отечественного искусства. С момента его приезда в г.Верный в качестве чертежника межевого отделения Семиреченского областного правления, на протяжении многих лет и благодаря работе на разных казенных должностях, связанных с поездками по краю, Н.Г.Хлудов смог увидеть, узнать и полюбить природу Казахстана и казахский народ. Воздействие и даже влияние, оказанное Н.Г.Хлудовым на творчество его прямых учеников, коими, безусловно, можно назвать, обучавшихся в частной школе-студии будущих художников и опосредованное влияние, оказанное им в целом на реалистические приоритеты и траектории движения изобразительного искусства Казахстана периода становления и формирования стали по-своему стратегическими и на долгие годы предопределили его пути.

Привитые Хлудовым уроки реализма, внимание к этнографическому богатству культуры казахского народа, виды излюбленных им горных пиков и густо поросших лесом ландшафтов Заилийского Алатау можно встретить в пейзажах и жанровых картинах почти всех поколений художников Казахстана. Отголоски с любовью разработанных им композиционных приемов при изображении казахской природы, горных кручей и предгорных аулов, джайляу и степных пейзажей накрепко сохранились как некая базовая основа мотивов и приемов в живописи Казахстана.

Преданность Хлудова реалистической манере, а также переданная им ориентированность первых казахских национальных художников на реалистические установки также сыграла свою определяющую роль на ранних путях формирования национальной художественной школы нашей страны. Частная художественная школа Н.Г.Хлудова просуществовала чуть больше десяти лет, но её примечательная роль, как маленькой, но живой и яркой творческой искры в живописи Казахстана ХХ века, трудно переоценить. Здесь получили свои первые специальные знания и навыки многие прекрасные живописцы, ставшие затем гордостью казахского и кыргызского искусства ХХ века, такие как С.Чуйков, А.Бортников, В.Уфимцев и другие. Частная школа Николая Гавриловича Хлудова, открывшая дорогу многим талантам Казахстана и Центральной Азии в целом, стала и для Абылхана Кастеева первым шагом в мир изобразительного искусства, открывшим ему не только первые секреты профессии.

Здесь Кастеев практически впервые знакомится с классикой мирового искусства в репродукциях картин русских и западноевропейских художников. Он понимает, что в своем даре, в своей тяге к рисованию, он вовсе не одинок и не «греховен», что существовали поколения художников, работавших над отображением красоты мира и человека. Осознает все возможности и все сложности своего призвания и будущей профессии – художника.

Перед молодым самоучкой, шедшим в искусстве вперед только благодаря своему природному таланту и упорству, приоткрывается огромный мир изобразительного искусства, увлекая его своими неисчерпаемыми возможностями. Здесь Абылхан Кастеев открывает для себя технику и возможности акварельной живописи, любовь и постепенное блестящее овладение которыми станут его верными спутниками на протяжении всей творческой жизни. Пусть пока только в репродукциях, но он уже видит и понимает реалии избранного им пути, начинает понимать, как много прекрасного и еще незнакомого другим заложено в культуре его родной страны.

Будущий художник чувствует потребность передать в таких же чудесных, в таких же узнаваемых художественных образах то, что он любит и знает как никто другой. Задумывается о том, как средствами изобразительного искусства рассказать о своем талантливом и добром казахском народе, о его уникальной культуре и образе жизни, поведать всему миру о красоте казахских гор, широких долин и безбрежности синего неба над свежими предгорными лугами.

Доброжелательный интерес, искреннее внимание, проявленные известным в Алма-Ате художником Хлудовым к молодому коллеге помогли Абылхану Кастееву принять окончательное решение. Жадно внимая советам и указаниям своего первого учителя, Кастеев шаг за шагом осваивает его уроки. По сути, эти занятия в студии Хлудова были первым приобщением Кастеева к обучению изобразительному искусству, томй сфере деятельности, которая кажется вчера еще была запретной и не одобрялась стариками-аксакалами. Сейчас же в студии будущий художник понимает, что такая профессия действительно существует и ей надо упорно учиться.

Уроки в студии Хлудова включали обычные ступени освоения рисунка – рисование с гипсовых орнаментов и слепков, простые постановочные натюрморты, выезды на этюды. Но для молодого Кастеева – это был совершенно новый чудесный мир, заключавший в себе реализацию всех его давних желаний и мечтаний. По существу Хлудов останется первым и единственным учителем в жизни Кастеева. Через всю свою жизнь благодарный Кастеев пронесет добрые чувства и признательность Николаю Гавриловичу Хлудову, ставшему первым добрым наставником будущего основоположника искусства Казахстана.

Сохранились воспоминания Абылхана Кастеева о его первой встрече с Хлудовым. «Увидя меня и узнав о цели моего посещения, Хлудов был очень удивлен и обрадован. По его словам, за всю долгую жизнь в Казахстане, он первый раз видел казаха-художника. Хлудов долго расспрашивал меня о моих родных, о том, как я начал рисовать, хвалил мои рисунки, но посоветовал не разводить масляные краски керосином, а рисовать акварелью. На прощанье он подарил мне коробку акварельных красок, кисти и бумагу и сказал, чтобы я приходил к нему два раза в неделю» — вспоминал Кастеев в беседе с казахстанским искусствоведом Е.Вандровской.

Приведем еще одну выдержку из статьи искусствоведа Е.Вандровской, содержащие слова Н.Хлудова, сказанные им молодому Кастееву и ставшие практически добрым напутствием будущему художнику: «Ты – первый, за тобой пойдут другие, — говорил он. – Перед тобой трудная, но широкая дорога, и ты не имеешь права с нее сворачивать». Сказанные Кастееву Хлудовым в те далекие и еще неясные своими перспективами годы учения, эти слова, полные веры, надежды, но вселяющие ответственность, стали пророческими. Абылхан Кастеев действительно стал первым профессиональным художником Казахстана, за ним потянулись другие, и их общая творческая деятельность способствовала созданию великолепной самобытной национальной художественной школы Казахстана.

Значение творчества Н.Г.Хлудова для творчества Абылхана Кастеева не исчерпывается обучением последнего в частной школе и его ролью как внимательного педагога. В произведениях Хлудова, долгие годы, работавшего над казахской тематикой, сложились определенные композиционные, колористические решения, сюжетные мотивы и ходы, эмоциональные интонации и трактовки, сыгравшие свою роль на разных этапах развития казахского профессионального изобразительного искусства. Им он и обучал молодого пытливого самоучку, стараясь привить ему понимание правильного композиционного построения, передачи пространства и перспективы в картине. Первичное и прямое влияние творческих приемов и метода Хлудова можно выявить и в творчестве Кастеева, его непосредственного ученика.

Но самым главным влиянием, оказанным Хлудовым на Кастеева станет постоянная приверженность будущего основоположника казахского изобразительного искусства к реалистическому отображению мира и человека. Хлудовский реализм, запечатлевшись в сознании молодого художника как первичный образец станковой картины, развиваясь и совершенствуясь в его творчестве не оставит его уже никогда. С 1931 года жизнь Абылхана Кастеева все последовательнее и неразрывнее сближается с художественной культурой. Он начинает работать как художник в Казахском Центральном Музее, затем в 1932 году вернувшись в родной колхоз, пишет вывески и портреты для родных аульчан и уйгурского клуба в Джаркенте. В родном ауле, работая в кузнице, он не оставляет занятий рисованием, мечтает о возвращении в Алма-Ату.

Кропотливый в искусстве и внимательный к жизни начинающий художник в этот период осваивает технику масляной живописи, она поможет ему в будущем создать шедевры, открыть всему миру красоту и поэзию жизни родного казахского народа.

Наконец предоставляется удобный случай. В 1934 году объявлен республиканский конкурс на создание портрета казахского поэта – просветителя Абая Кунанбаева. Будущий художник с энтузиазмом принимается за работу над этим важным и дорогим казахскому народу образом. Из нескольких акварелей, представленных Кастеевым на конкурс сохранился один рисунок, запечатлевший Абая у юрты на фоне родной казахской природы.

При всей незамысловатости композиции, это уже был портрет в пейзаже, что затем станет характерной особенностью искусства Кастеева. Акварель отличает свежесть красок, эмоциональная непосредственность отношения к герою произведения. Художника награждают почетной грамотой конкурса и правом участия в первом слете народных талантов в Алма-Ате.

Общеизвестно, что А.Кастеев считал себя в какой-то степени самоучкой, так обозначая себя в личном листке 44 , но и степень его профессиональной выучки на то время, и дальнейшее постоянное настойчивое овладение им художественными приемами и навыками, и вклад, внесенный им в развитие художественной школы Казахстана, не позволяет принимать это самоопределение. Постепенно, участвуя в художественных выставках и оттачивая свое мастерство, Абылхан Кастеев начинает завоевывать свой авторитет и место в художественной жизни страны. Как будто накрепко связанная с Кастеевым вместе с его ростом как художника начинает подниматься и активизироваться в республике и художественная жизнь.

В 1932-1933 гг. было создано Оргбюро, в 1936 году уже Оргкомитет казахстанских художников при Совнаркоме Казахской ССР. Профессия художника, её смысл становится постепенно понятнее для родных аульчан, медленно, но верно завоевывает авторитет в сознании самого народа. Абылхан Кастеев принимает активное участие во всех мероприятиях Оргкомитета, в проведении выставок, работе художественных студий. А пока мир изобразительного искусства захватывает и увлекает молодого человека, желание совершенствовать свои знания и умения в этой сфере приводят будущего художника в столицу советского искусства Москву, где он обучается в художественной студии им. Н.К.Крупской (1934-1936). Есть сведения, что Абылхан Кастеев был рекомендован на учебу в Москву Первым Всеказахстанским слетом деятелей народного искусства (1934)55 .

Живое участие в жизни и учебе Абылхана Кастеева в Москве приняла в те годы супруга известного писателя Д.Фурманова. Она устроила его в общежитие Театрального института, познакомив с учившимися там земляками. Тепло встретившие соотечественника московские студенты, во многом облегчали повседневную жизнь будущего художника, морально и материально поддерживая его.

Завершая творческий очерк о жизни и искусстве художника, еще раз подчеркнем реальное значение фигуры Абылхана Кастеева как основоположника национальной школы изобразительного искусства Казахстана. Его судьба и творчество демонстрируют силу и возможности природного таланта, ценность подвижнического труда и безграничной преданности искусству.

Уйдя из жизни в 1973 году, в расцвете своего таланта, Абылхан Кастеев оставил нам огромное, драгоценное художественное и духовное наследие. Предельная искренность отношения к своему труду, титаническая работоспособность способствовали созданию Абылханом Кастеевым богатейшего художественного наследия. Его наследие многогранно и неисчислимо, к примеру, только один, изданный в 2005 году ГМИ РК каталог основных его работ включает 1143 произведения. Это наследие требует своего последовательного изучения по жанрам, по динамике, по особенностям развития стиля и характера творчества, национальной самобытности, по многим творческим, художественным, реставрационным параметрам.

И сейчас, и в далеком будущем нашей страны роль, значение и высочайшая ценность творчества Абылхана Кастеева, его вклада в сокровищницу отечественной культуры невозможно будет переоценить. Жизнь, судьба и творчество Абылхана Кастеева навсегда останутся великолепной вершиной национальной культуры Казахстана ХХ века.

#Абылхан #Кастеев #Жизнь #искусство